Там, где детство. Часть 1. Женька. Глава 16

                АНКЕТА ДРУЗЕЙ

Пошел второй день пребывания Женьки в больнице. Она немного обжилась и привыкла к чрезмерному вниманию со стороны медперсонала, а также лукаво-изучающим взглядам мальчишек, лежащих в соседних палатах и периодически заходящих поболтать к Снежане.  «Интернатовка» - так и не иначе называли они Женьку, поэтому девочка уходила гулять по коридору, как только мальчишки в наглую вдирались в палату. Как-то в послеобеденное время, называемое в больнице «тихий час», Женька уснула. Проснулась от тихих разговоров, но глаза не стала открывать, слушала, о чем говорили.

- Ты бы у нее забрала свою книжку, а то чего доброго сопрет, - тихо вкрадчиво говорил первый голос. Женька узнала – это был Сашка. Он лежал в соседней палате для мальчиков с односторонним воспалением легких.

- Она нормальная. Пусть читает, - узнала голос Снежаны Женька.

- Где ты среди интернатовских видела нормальных? Наивная, - не переставал гнуть свою политику Сашка.

- Тише, а то проснется. Моя книга, кому хочу, тому и даю. Жалко ее. К ней никто не приходит, всегда печальная, - как можно тише говорила Снежана, но Женька так нашорошила свои уши, что отчетливо слышала каждое слово.

- Пойдем в нашу палату, в карты поиграем, - предложил Сашка, и Снежана послушно ушла. И только когда в палате воцарилась полная тишина, Женька открыла глаза. Слезы так и норовили сорваться с ее красивых глаз, но девочка усилием воли задавила их, поднялась с кровати и, удобно усевшись на подоконнике, принялась читать книгу. До сих пор Женька на книги смотрела свысока или с безразличием. Но эта книга была особенной: ее можно было читать долго. Девочка словно перебиралась в мир книги, жила жизнью героев. Как только открывалась очередная страница, Женька превращалась в Джейн, вернее, она примеряла на себя образ героини, ведь девушка была так близка ей по духу, а ее судьба такой понятной, родной, с той только разницей, что Джейн была неприметной, обыкновенной, а Женьке все вокруг говорили, что очень красива, Джейн была смиренной и послушной, а Женька – подвижной и живой.

Каторжная жизнь приживалки в доме тетки Рид, обиды от разбалованного кузена и кузин, школа Ловуд, тяжелая работа, лучшая подружка Элен Бернс, выживание, мечты и Торнфилд. Как только Женька дочитала до появления мистера Рочестера, интерес к книге возрос.  Как ей хотелось, чтобы книга не заканчивалась! Поэтому Женька читала медленно, иногда перечитывала несколько раз одно и то же место, которое очень пришлось по душе. Признание Рочестера Джейн Женька перечитала четырежды и уже знала его наизусть. Любовь… Женька тоже начала мечтать о любви. О такой высокой, чистой и светлой, что даже не находила соответствующих слов, только чувствовала, какой она должна быть.

Слишком долго читать все равно Женька не смогла, поэтому сначала выглянула в коридор, а потом пошла искать, с кем бы пообщаться. Нашла на посту медсестричку Леночку, раскладывающую таблетки и разливающую микстуры в мерные небольшие стаканчики. Слово за слово, разговорились. Женька всегда чувствовала, когда человек расположен к общению, а не просто терпит ее присутствие. Леночке Женька была интересна.


- И что, вы так и живете по многу человек в комнатах? – спрашивала медсестра. Ее всегда интересовал быт подобного рода заведений.

- Да, нас в комнате пятеро, - жуя большое яблоко, которым медсестра ее угостила, подтвердила Женька. – Но у нас комната маленькая. В четырнадцатой, по соседству, вообще семеро живут.

- И уживаетесь? Ну, не ругаетесь там, делитесь, убираетесь?

- Привыкли. Если что, я староста, могу и тюкнуть по лбу. Не, у нас порядок. В четырнадцатой часто метелятся. И дураки, потому что приходит воспитательница и достается сразу всей комнате. Зачем такое счастье?

- Значит, бьетесь? Тут у нас месяц назад мальчик лежал… ваш… Тоже с воспалением легких. Ох и намучились мы с ним. Очень бился с мальчишками из соседних палат, -  сообщила Леночка.

- Значит, обижали. Наши просто так не бьют, - гордо защитила «своих» Женька.

- Нет, с девочками поспокойнее, - выдала вердикт Леночка. Женька улыбнулась, но комментировать, какой хай могла поднять в детском отделении Марина, если бы попала сюда, не стала.
Важно пройдя по коридору, к столику дежурной медсестры подошла уборщица тетя Маша со шваброй и ведром, от которых прилично разило разведенной хлоркой.

- А-а-а, ты тут засела, егоза? Это ж ты Романова Женька?

- Я-а-а, - растерянно ответила девочка, боясь, что ее потянут на какие-то дополнительные процедуры или, чего доброго, отругают за что-нибудь.

- Там к тебе, - и уборщица указала на конец коридора. – Женихи! Только тихо, а то их под честное слово пустили, тихий час все же.

Женька внимательно всмотрелась в конец коридора и увидела две мальчишечьи фигуры. Сердце екнуло, поскольку она узнала Ваську и Воцу. И если одного она безмерно была счастлива видеть, то второго глаза б ее не видели никогда.

- Васька-а-а! – Женька бросилась к мальчишке и, если бы не предупреждение тети Маши, запищала бы от восторга и повисла у него на шее точно. А так просто сказала: - Привет!

Но потом повернулась к Воце и вместо ожидаемого парнем «а ты чего приперся?», удивила: «Спасибо, что пришли». Мальчишка аж просиял от счастья.

- Да мы вчера хотели приехать, но нас на кухне припахали. Я здесь твои одежки прихватил. Халат, тапки. Ты даже расческу не взяла. Да, и тут еще семки, яблочки. Галина Степановна тебе носочки связала, - Васька протянул Женьке пакет с вещами. Воца добавил кулечек с конфетами.

- Может, чего еще? – спросил Васька. – Ты очень бледная.

- Ты б тоже от уколов, таблеток и этих ихних электрофарезов побледнел. Не, тут кормят хорошо, - уверила девочка.

- А местные? Колька говорил, обзываются, - забота так и лилась из Васьки. Прошло всего два дня, как он ее не видел, а видно было, что соскучился.

- Так это Колька тут успел шороху навести? Помнят его.

- Тебе еще долго здесь? – спросил Воца. Женька сначала сердито зыркнула на парня, но потом поймала себя на мысли, что даже за Воцыными назойливыми красивыми черными глазами она соскучилась, поэтому улыбнулась и ответила:

- Врач на обходе сказал, что недельки две нужно будет поваляться. Это недолго.

- Ого-о-о-о! – вырвался окрик возмущения у Васьки раньше, чем Воца смог отреагировать.

- Ой, словно ты здесь лежишь, а не я, - скривилась Женька. – В принципе, здесь неплохо. Только уколы болючие, поэтому на ж*** уже садится больно. А у вас чего нового?

-  Там это, кастелянше по ушам надавали. Галина Степановна такой хай подняла из-за тебя, ревизия сразу во всех кладовках была проведена. Народу шмоток столько понавыдавали, что не знают, что с ними делать. Тебя новые сапожки ждут. И не одни.

- Ух-ты. А цвета какого? – приятно обрадовалась Женька.

- Одни голубенькие, а вторые коричневые. Те, что коричневые, так кажись, кожаные, - Ваське было приятно радовать Женьку. – Твои девки завтра припрутся. Сегодня дежурная Крыса, сама понимаешь. А завтра с Галиной Степановной приедут.

- Зачем? А, ладно, пусть едут, а то тут ко всем кто-то приезжает, а я одна.

Незаметно время тихого часа сбежало и всех начали звать на процедуры. Как не хотели Васька с Воцой уходить, а Женька прощаться с визитерами, но все же пришлось это сделать.   Женька еще долго проводила взглядом две удаляющиеся фигурки из окна третьего этажа городской больницы.
 
- Ваши? – спросила брезгливо Снежана, когда Женька вернулась с процедур.

- Мои, - уточнила Женька.

- Что, оба? – Снежана даже рот раскрыла от нескрываемого удивления.

- Не веришь? Спроси. Вон тот черный регулярно в любви признается, - победно заявила Женька. Ей так хотелось чем-то похвастаться.

- Классно! А у меня пока нет мальчика, - печально сказала Снежана.

- Хочешь, могу познакомить, - предложила Женька.

- С интернатовцем? Да ты что… Нет, не нужно, - категорически отказалась девочка. Женьку это слегка обидело, но она успела привыкнуть к Снежане, да и просто не хотела ругаться с нею, поэтому задавила неприятное чувство, камнем навалившееся на ее сердце. И даже выдавила из себя улыбку.

Снежана же почти весь вечер расспрашивала Женьку о Воце, поскольку именно он ей приглянулся больше. Женька с удовольствием рассказывала.

***
Шла вторая неделя Женькиного пребывания в больнице. Удержать ее в палате было невозможно.  Если со сверстниками, кроме Снежаны, у Женьки поначалу не выходило сдружиться, то меньшие пациенты детского отделения были не прочь поиграть с веселой заводной девчонкой, знающей много увлекательных игр. Выпросив у медсестры шприц, Женька носилась коридорами и прыскалась с малышней. Постепенно мальчишки из соседних палат тоже прониклись симпатией к необычной пациентке. То, что она интернатовка как-то уже не очень имело значение. А красота завершила процесс, сблизив детей и стерев надуманные границы их пребывания в больнице.  Теперь все были просто в восторге от Женьки. Даже когда она залила ванну, играясь в морское сражение (наделали корабликов из бумаги и пускали в ванной), санитарка Вера всего лишь пожурила ее немного, тогда, как за разлитое в коридоре молоко мальчишкам досталось веником по одному всем известному месту.

Постепенно Снежана втерлась в доверие к Женьке, и последняя рассказала ей о самом сокровенном:

-Ты знаешь, я пишу стихи, - как-то вечером в разговоре призналась девочка.

- Правда? Ой, как классно! А почитай что-нибудь, - заинтересованно попросила Снежана.

Хоть тетрадь со стихами осталась в интернате, Женька без труда вспомнила почти все свои стихотворения, ведь память имела отменную. Ей стоило несколько раз прочесть текст – и девочка повторяла все слово в слово. Снежана слушала, разинув рот.

- А ты мне запишешь какой-нибудь в анкету? – Снежана порылась быстренько в своей тумбочке и отыскала толстую, ярко оформленную тетрадь. Женька видела такие тетрадки у многих девочек в интернате. Она даже знала приблизительно вопросы из этих «Анкет друзей»:

- Как тебя зовут?

- Романова Евгения Константиновна, - как можно аккуратнее записала Женька ответ на первый вопрос.

- Когда родилась (родился)?

- 15 июня 1971 года, - записала Женька, но это была условная дата. Точной никто не знал, как и сама Женька.

- Твой адрес и телефон?

- Интернат №3, - было коротко записано красивым почерком в ответ.

- Как зовут маму, папу, брата и сестру?

Поставив в ответ на этот вопрос прочерк, Женька снова ощутила легкое покалывание в области сердца. В больнице она все чаще ощущала болезненное чувство сиротства. Ко всем больным детям приходили мамы, папы, бабушки или дедушки. Это удивительное «мама» и «папа» превратилось на соль, которой посыпают открытую рану.

- Какие фильмы тебе нравятся? – требовала анкета.

Женька смотрела много фильмов, но вспомнился сразу последний, который смотрели во время побега.

- «Кокон», - записала Женька, а любимых актеров посписывала с ответов других подруг, заполнявших анкету раньше.

Дальше шли обыкновенные девчачьи вопросы: любимый цвет, животное, дерево, цветок, время года, песня, певец, певица, блюдо…

Женька как могла записала любимую песню, нарисовала рисунок и напоследок сочинила пожелание:

Мы познакомились случайно,
С тобой болезнь меня свела,
Пусть в сердце не поселится отчаянье,
Пусть жизнь твоя будет светла!

Снежане понравилось. Она даже зачитала пожелание мальчишкам из соседней палаты.

- А нам заполнять анкету друзей не дала, - немного обиженно сказал Сашка и как-то недобро посмотрел на Женьку. В его взгляде Женька прочла укор: «А чем она лучше нас?»

- Тю, да пожалуйста, - смилостивилась Снежана и вручила мальчикам свою заветную тетрадку.  Те сначала внимательно изучили все Женькины ответы на вопросы, а затем принялись отвечать сами. Когда анкету отдавали, Сашка недоверчиво так спросил Женьку, углубленную в чтение последних страниц книжки:

- Ты здесь написала «люблю петь», и что, получается? Где ты там поешь-то?

- Где –угодно. Бывает, на концерте, а то в основном в комнате, девочки просят, - откровенно призналась Женька.

- А что за любимая песня «Дельфиненок»? Никогда не слышал, не споешь? – Женька даже догадаться не могла в силу своей наивности и прямолинейности, что Сашка хотел ее осмеять. Не верил парень, что девочка может хорошо петь, не говоря уже о красиво.  А Женька отложила книжку и чистым, пробирающим до мурашек голосом запела:

В океане средь лазурных волн,
Где дельфины нежатся с пеленок,
Как-то ночью под рыбацкий борт, под рыбацкий борт
Маленький попался дельфиненок.

Весь изрезан кормовым винтом,
Оставляя след багрово-алый,
Все быстрее приближалось дно, приближалось дно,
А дельфин кричал: "Ну где ж ты, мама?"

Мать, услышав корабельный зов,
Бросилась, о скалы разбиваясь,
А вдали послышался лишь стон, последний стон:
"Мамочка, прощай, я умираю!"

Ничего она уже не слышит,
Ничего она не понимает,
Только в памяти все тише, тише, очень тихо:
"Мамочка, прощай, я умираю!"

В океане средь лазурных волн,
Где дельфины нежатся с пеленок,
Рыбаки нашли на берегу, на берегу
Мать, а с нею рядом дельфиненок.
Рыбаки нашли на берегу, на берегу
Мать, а с нею рядом дельфиненок.
 
Снежана расплакалась и убежала к умывальнику. Сашка молчал, не в состоянии вымолвить даже слово, а Витька, его сосед, спустя несколько минут выдал:

- Эту песню да под гитару – шикарный музон… А напиши-ка мне ее текст на листике. А еще чего такого знаешь?

На этот концерт в палате номер три сбежался почти весь медперсонал. Женька пела о любви негра к белой девушке Кэт, о синем море, о детстве, о бумажных японских журавликах, о сироте, рыдающей над могилой матери. Репертуар ее дворовых песен был настолько велик, что души слушающих надолго унеслись куда-то далеко, в мир грез и печали.

Через пару дней во время обхода врач Николай Сидорович, изучив историю болезни Снежаны, вынес такой долгожданный вердикт:

- Ну, что дорогуша? Пойдем завтра домой!

- Ура-а-а-а! – обрадовалась Снежана и быстренько начала собирать вещи, готовясь к предстоящей выписке.

- Нашу певицу тоже будем выписывать, хотя медсестры просили подержать немного, уж очень им твои песни по душе пришлись, - хвалил врач, прослушивая стетоскопом Женькины легкие. – Ну, так что: выписывать или не выписывать? – задавал провокационный вопрос доктор.

- Выписывать, - однозначно просила Женька.

- И правильно, в гостях хорошо, но дома лучше, - понимающе шутил врач. – Тогда я звоню твоему начальству, пусть забирают завтра после обеда.

Женька видела, как Снежана периодически посматривала в ее сторону, но наивно думала, что та смотрит, успеет ли Женька дочитать книжку «Джен Эйр». Оказалось, причина была другой.

- Ты «Анкеты» не видела?  Что-то я ее не нахожу нигде, - озвучила свои тревоги Снежана.

- А у мальчиков в соседней палате ты ее не оставила? Они ведь после меня заполняли, - предположила Женька.

- Я у Сашки спрашивала, он сказал, что отдавал. Странно. Нигде нет, а там столько красивого.  Жалко, если потеряла. Там твои все песни…

- Мы, когда в комнате чего губим, то сразу вспоминаем, когда в последний раз видели вещь, а потом   проверяем вероятные места, где она может быть, - решила помочь Женька. – Может, куда завалилась?

- Да я уже несколько раз все перевернула, - печально ответила Снежана и ушла в соседнюю палату спрашивать мальчишек. Вернулась еще более печальная, чем уходила.

- Что сказали? – спрашивала Женька.

- Сказали, что нет у них. При мне все перевернули, - Снежана почти плакала от досады.

- Если хочешь, я могу еще раз песни написать в обыкновенной тетрадке, - предложила Женька.

- Напиши. Хоть это останется, - сожаление просто съедало Снежану.

Позвали на электрофорез, и Женька ушла. Снежане эту процедуру не назначали.  На этот раз медсестра попросила Женьку подождать на кушетке, поскольку все кабинки были заняты. Она тихонько села и заскучала.

- А что, если Снежанка не поверит? Она просто очарована этой интернатовкой. Согласись, красивая девчонка. И поет, как артистка, - тихий голос доносился из дальней кабинки. Ширмы не давали возможности увидеть, кто там лежал, но Женьке и не нужно было. Она знала этот голос. И была уверена, что там находился Витя.

- Поверит. Пока она будет на процедурах, ты выманишь Снежанку, а я подброшу тетрадку под матрац этой звезды, как она меня бесит, - ответил голос Сашки. У Женьки все внутри похолодело. Такого коварства она не ожидала. А главное, за что? Что она такого сделала, чтобы эти мальчики хотели очернить ее в глазах Снежаны?

- А если малышня будет в палате? – уточнял план действий Витя.

- Придумаешь, что в коридоре, а лучше, в туалете видел огромного паука. Девки ведутся на всяких жучков.  А потом придешь, бац – уполз, извините…

Мальчишки смеялись, радуясь гениальному плану, и даже представить себе не могли, что всего через несколько минут их план рухнет. Женька вернулась в палату и рассказала все, что услышала, Снежане.

-  Они сказали, что ты украла анкету. Что они видели, - призналась Снежана. Девочка вообще не знала, кому ей верить.

- Вот посмотри, под матрацем ничего нет, - Женька отвернула матрац и продемонстрировала пружинную основу по всей длине. – Когда Витька тебя уведет показывать что-то интересное, вернись внезапно и увидишь, кто положит сюда твою анкету, - посоветовала Женька.

- Да мы просто хотели пошутить, - отбрехивался Сашка, злобно зыркая на Женьку своими маленькими глазками. – Шуток не понимаете, что ли? Девки они и в Африке девки…

Таких шуток Женька не понимала. Снежана тоже не поняла. И хорошо, что на следующий день еще до обеда за Женькой приехала Галина Степановна и забрала физически вылечившуюся девочку, но морально подавленную последними событиями.


Продолжение следует...
ПЕСНЮ "Дельфиненок" можно послушать здесь
https://www.youtube.com/watch?v=2CjE4Pp71lA


Рецензии
Здравствуйте, Ксения!
Успела пошмыгать носиком, пока читала главу.
Бедная девочка... Но ведь борец по жизни! Не сдаётся!
А песня про дельфинёнка... слов нет!...

Марина Белухина   11.07.2019 00:16     Заявить о нарушении
Вспомнились свои Анкеты... Вот с такими же загнутыми треугольником листочками...
Ох, когда это было...
Спасибо за воспоминания! И, конечно, за Ваш чудесный роман!

Марина Белухина   11.07.2019 00:17   Заявить о нарушении
Еще какой борец!
С поправками полностью согласна и ОЧЕНЬ благодарна, что замечаете. Оно ж пока пишешь, как-то незаметны все эти ляпы.

Ксения Демиденко   11.07.2019 09:33   Заявить о нарушении
Я эту песню в санатории услышала, выучила, пела (хотя, мишка на ухо наступил и сильно долго там топтался)и до сих пор знаю наизусть))) Вот зацепила...

Ксения Демиденко   11.07.2019 10:10   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.