Мусоргский

  В 1839 году в селе Карево Псковской губернии, в семье небогатого, но родовитого помещика родился мальчик, которому  суждено было прославить Россию. Его назвали Модестом. Он был отпрыском некогда старинного княжеского рода, происходившего от  рюриковича*  Романа  Мусорги,  известного своими подвигами и  верностью государям.
  В этом небольшом селе (сельце, как тогда было принято говорить) и прошли первые десять лет его жизни.    Вы, конечно, поняли, дорогой читатель, что речь пойдёт о великом композиторе Модесте Петровиче Мусоргском.
  «Под непосредственным влиянием няни», как напишет он, став взрослым,  познакомился он с русскими сказками, от которых иногда не спал по ночам. Эти впечатления от сказок как-то связались с его музыкальными импровизациями ещё до того, как его начали учить игре на фортепьяно.
    «Как меня тянуло, - напишет он в письме одному из родственников, - к этим родным полям <…> в детстве мужиков любил послушать и песенками их искушался». Родителями его не возбранялись близкие отношения с народом. Модест Мусоргский был внуком крепостной крестьянки, красавицы и  деревенской певуньи. Дед будущего композитора, офицер лейб-гвардии Преображенского полка, женился на ней по большой любви.    После заключения этого брака, его сын Пётр, был узаконен в   правах лишь в 1820 году, благодаря неустанным хлопотам отца. От военной карьеры ему всё же пришлось отказаться. Он служил чиновником в Сенате, вышел на пенсию и стал жить в Карево.   Жена его была хорошей хозяйкой, жили они небедно, не жалуясь на судьбу.

  Мать будущего композитора  хорошо играла на фортепьяно, интересовалась литературой и искусством, писала стихи. В доме звучала музыка.  Уже тридцатипятилетним Модест Петрович напишет, что он «обожал» потерянную им «дорогую maman».      
   Сначала Модест и его старший брат получили домашнее образование, потом поступили в школу гвардейский прапорщиков. Модест к этому времени уже знал французский и немецкий языки, а с музыкой он освоился ещё раньше. Уже в детстве он легко импровизировал. Обожавший музыку отец нанял ему известного учителя в Петербурге.    Петропавловское училище прапорщиков, куда были отданы дети, было с гуманитарным уклоном.

  Осенью 1852 г. Модест переходит в школу кавалерийских юнкеров. В этом учебном заведении  было принято беспрекословное повиновение начальству. Помимо военных дисциплин  преподавались Закон Божий, история, русская и французская литература,  математика, физика и химия. Было время и для светских развлечений.
   Учился Мусоргский хорошо, много музицировал, и товарищи относились к нему по-дружески. Музыка ценилась в благородном обществе. Уже тогда юнкер Мусоргский начал выступать с концертами.
   Когда ему было 13 лет, умер его отец. Через год прекратились музыкальные занятия, но не от нехватки средств, а оттого, что учитель* посчитал, что дал своему ученику всё, что мог.
  Модест Мусоргский становился блестящим офицером, он даже удостоился внимания императора. Школу он окончил одним из первых учеников. Ему было тогда 16 лет. Музыка  оставалась его страстью. Его увлекала итальянская опера. Возвратившись из театра, он всегда импровизировал под впечатлением прослушанного. Интересовала его и народная, деревенская музыка. В 17 лет он начал мечтать о создании своих музыкально-сценических произведений.
  Он поступил в привилегированный Преображенский полк, в котором когда-то служил его дед. Началась светская жизнь.     Его близко знакомый Н.Компанейский пишет в своих воспоминаниях: «Мусоргский вполне усвоил внешние достоинства преображенского офицера: имел изящные манеры, <…> одевался франтом, прекрасно говорил по-французски, ещё лучше танцевал, играл великолепно на фортепьяно и  пел, даже выучился напиваться пьяным, к тому же  он бросил предосудительное занятие немецкой философиею, короче, будущность ему улыбалась».
  Но у Мусоргского не было столько денег, как у его товарищей. Он был востребован приятелями, они ценили его игру на фортепьяно, и он пристрастился к кутежам.
  Вероятно, недостаток средств побудил его выйти в отставку; но, возможно, была и другая причина – его тяга к искусству.  Он хотел посвятить себя музыке. Он уже был знаком с  А.П. Бородиным, тогда ещё молодым врачом. Первая их встреча произошла в комнате дежурного по госпиталю. Бородин вспоминает: «Мусоргский  в то время был ещё мальчиком, очень изящным, точно нарисованным офицериком <…> Дамы ухаживали за ним. В гостях он часто играл отрывки из «Травиаты».
  «Взглянем пристальней на этот тонко очерченный  силуэт семнадцатилетнего Модеста, - пишет автор монографии о нём Георгий Хубов, - и простимся с ним. Последующие события  стали переломом всей его жизни. Мусоргский резко изменился и обликом своим и характером».

    Зимой 1856-57 гг. он знакомится с Даргомыжским. Известный композитор сторонился света и жил замкнуто; но в молодом музыканте он почувствовал талант и приблизил его к себе.
  Мусоргский стал посещать вечера, где исполнялись арии из опер Глинки и Даргомыжского. Русская музыка была тогда для него новой. Знакомство с Даргомыжским, творчеством Глинки, который в то время находился заграницей, оказало на него большое влияние. У молодого музыканта формировались эстетические взгляды. «Я не намерен низводить музыку до забавы. Хочу, чтобы звук прямо выражал слово. Хочу правды», - говорил он.
  Привязался Мусоргский и к Балакиреву. Слушать и беседовать с ним стало его потребностью. Балакирев стал давать ему уроки композиции. Они часто играли в четыре руки.
   Ещё будучи юнкером, Мусоргский пел в церковном хоре, его волновала музыка богослужения.
  Уходом из армии он отказывался от военной карьеры. Он стремился к какой-то неясной, далёкой цели. Этот свой поступок впоследствии он определит как «нравственное движение». Теперь он много читал, слушал, играл. Его волновали беседы с музыкантами и композиторами. Он познакомился со Стасовым,* беседы с ним волновали и вдохновляли его. Эти душевные порывы чередовались усталостью, каким-то мистическим настроением. Отдавшись всецело творчеству, он говорил Балакиреву: «Я сильно страдал, сделался страшно впечатлителен, даже болезненно». Это нервное напряжение его превратилось в болезнь.
   
 Выйдя в отставку, Мусоргский пополнел, стал выглядеть значительно старше. Жил он с братом и матерью в Петербурге, в скромной квартире и увлечённо занимался сочинениями.
   В то время концертная жизнь нашей северной столицы была яркой, но произведения русских композиторов звучали редко. В университете был создан  любительский симфонический оркестр под руководством Карла Шуберта.* В концертах принимали участие Антон Рубинштейн и Милий Балакирев. Студенты, как и всё образованное общество Петербурга, посещали концерты с энтузиазмом, образованных людей привлекала идея национального самосознания, усилился интерес к родной культуре, отечественному искусству.

  Во время одной из своих поездок в Москву Мусоргский остановился у Шиловских, в доме которых собирались литераторы и музыканты.  Мусоргскому нравилась хозяйка  Марья Васильевна – известная певица. Не раз он гостил в её имении, где  она содержала хор певчих,  ставились сцены из опер. Увлечение этой прекрасной женщиной оставило в творчестве композитора романс «Что вам слова мои».*
  Более сильное увлечение возникло у него к надежде Петровне Опочиненой, с братом которой у Мусоргского завязались дружеские отношения.  Общение с этой образованной, обаятельной женщиной было благотворно для молодого композитора. Он посвящал её в свои замыслы, прислушивался к её суждениям. Она была значительно старше его, и он никогда не говорил друзьям об их отношениях, оберегая её от дурной молвы.    Они переписывались. Переписка их, к сожалению, не сохранилась.
   Мусоргский часто бывал у себя в деревне. «Когда меняешь обстановку и окружающую среду – освежаешься, - писал он, - прошлое очищается, становится рельефнее, и тогда смело разбирай прожитое».
  «Подмечаю баб характерных и мужиков типичных. Сколько свежих, нетронутых искусством сторон кишит в русском народе, ох, сколько! и каких сочных, славных!»
   Он много читал. Его страсть к чтению была вызвана не только желанием просвещения, он был убеждён, что развитие искусства, отражающего действительность, вызывается «стремлением к истине и познанию»*. Его девизом  стали слова: «К новым берегам безбрежного искусства».

   Он любил дружеские споры с разночинной молодёжью, обсуждение этических и художественных вопросов. Балакирев и Кюи  относились к нему как к младшему. Они искренно любили его, но не верили в его талант. Бородин же  высоко ценил  творчество этого молодого композитора, он считал, что  замечательным в его сочинениях было то, что они национальны. Однажды, беседуя с Бородиным, Мусоргский «по секрету» сказал ему, что его «Intermezzo» было внушено ему  картинкой сельского праздника – мужиков, идущих по сугробам. «Это, - говорил он, было вместе и красиво, и живописно, и серьёзно, и забавно. И вдруг вдали показалась толпа молодых баб,   шедших с песнями, с хохотом по ровной тропинке».
  Самобытность творчества Мусоргского не всегда принималась другими композиторами.
 
   В 1863 г. дела в имении Мусоргских пришли в упадок. Надо было ехать в деревню. Это отвлекало от работы. Всё же в это тяжёлое время были написаны романсы, один из них посвящён Надежде Опочиненой.
   Он вернулся в Петербург осенью, поселился в квартире с молодыми демократами, у каждого из жильцов была отдельная комната.
 Через год его утвердили помощником столоначальника казарменного отделения в Главном инженерном управлении. Да, пришлось служить. Средств на жизнь не хватало, как стало не хватать и времени на творчество. Это судьба многих творческих людей: Бородин, например, писал свою музыку между педагогических и научных дел,  Римский-Корсаков – в далёком плавании заканчивал Первую симфонию… Но без творчества жить было уже нельзя. Мусоргского занимала опера, появлялись всё новые романсы и инструментальные пьесы.
  Обстоятельства личной жизни и сильное переутомление явились причиной нового приступа нервного расстройства. Весной 1865г. умерла его мать. Больного, его  перевезли в семью брата. Оправился он через несколько месяцев. Снова вернувшись к работе и сочинениям, часто  одновременно писал несколько разных произведений. В это непростое время появился его романс «Хотел бы в единое слово…», посвящённый Н. П. Опочиненой. Работа давала ему силы.
  Мусоргский был непредсказуем. Никто не мог предположить, что он возьмётся за музыкальную драму «Женитьба» на гоголевский сюжет. Это был смелый творческий эксперимент. Близкую к поэзии прозу Гоголя композитор пытался перевести в музыку.   Работал он в состоянии творческого возбуждения. «Репетиции и исполнение, - пишет Стасов, - были непрерывными взрывами  хохота – так верны были <…>  комические интонации». Эта опера осталась незавершённой.
 Осенью 1868 г. Мусоргский начал работу над оперой «Борис Годунов». «Я жил «Борисом», - писал он. Опера была закончена в следующем году, и сразу же возник замысел «Хованщины». Автору было 30 лет.
  Помню, как ребёнком-первоклассником я смотрел экранизацию этой оперы весте с отцом в маленьком кинотеатре провинциального города. Я был потрясён. Мне было, как казалось, всё понятно, я даже перестал обращать внимание, что в фильме все поют. Я волновался… Многие слова и  мелодии остались в памяти…
  Как трудно привыкают взрослые к новаторским художественным произведениям! Привыкшая к итальянской музыке публика, слушая «Бориса»,   отвергала её. Вскоре из официального сообщения Мусоргский узнал, что его опера «Борис Годунов» вторично отвергнута дирекцией императорских театров. А пройдёт несколько лет, и она прозвучит в Париже с Фёдором Шаляпиным в главной партии и потрясёт слушателей…
  После запрещения «Бориса Годунова» в одном из частных домов в том же году было устроено общественное прослушивание оперы. Дом этот принадлежал тайному советнику Пургольду. Подготовка велась негласно; но слушателей пришло  много.
  В 1873 г. в Мариинском театре Санкт-Петербурга были поставлены 3 сцены из этой оперы: «В корчме», « Уборная Марины Мнишек» и «Замок у Сандамире». Дирижировал Направник. Публика приветствовала композитора.
  «Крест на себя наложил я и с поднятою головой бодро и весело пойду против всяких к светлой, сильной, праведной цели и к настоящему искусству, любящему человека» - слова великого гения Модеста Мусоргского.


_______________________________

*Рюриковичи — княжеский, великокняжеский, позднее царский (в Москве) и королевский (в Галиции и Волыни) род потомков Рюрика - первого князя древней Руси.
*Учителем фортепьяно у Мусоргского был Антон Августович Герке.
*Владимир  Васильевич Стасов (2 [14] января 1824, Санкт-Петербург — 10 [23] октября 1906, Санкт-Петербург) — русский музыкальный и художественный критик, историк искусств, архивист, общественный деятель.
*Карл Богданович Шуберт (нем. Karl Schuberth; 25 февраля 1811 года, Магдебург — 22 июня 1863 года, Цюрих) — российский виолончелист и дирижёр.
*«Что вам слова мои» - роман на стихи А. Амосова.
*Письмо к Л. Шестоковой от 30 июня 1863г.


Рецензии
Благодарю! Терпеть не могу оперу как жанр кроме... "Бориса Годунова" и "Хованщины"! А "Старый зАмок" будет звучать в душе даже и на смертном одре...
Еще раз - спасибо!
С уважением - Николай

Николай Аба-Канский   22.02.2018 21:59     Заявить о нарушении
И Вас благодарю.

Дмитрий Ромашевский   23.02.2018 11:33   Заявить о нарушении
Коля, а как же итальянская опера? Неужели и её терпеть не можете?

Дмитрий Ромашевский   27.02.2018 12:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.