10. Дело о поганых толковинах

Все герои и персонажи вымышленные. Любое совпадение является случайным. В уста главного героя вложены мысли и идеи автора. Внимание, в рассказе присутствуют сцены курения (18+). В виду того, что данный ресурс упрямо не воспроизводит некоторые шрифты, отдельные слова пришлось подкорректировать. Или в случае с греческими, приводить их в латыни или в русской транскрипции. Старославянская буква "ЯТЬ" заменена на русскую "Ё". Это ненаучно, но для художественного произведения позволительно. Для всех кого интересуют исходные цитаты из словарей, просьба обращаться к первоисточнику указанному в списке литературы.



В последнем номере «ВЕСТНИКА» отдела «народных этимологий», вышла статья коллеги Филолога По, посвящённая трактовке одного из «тёмных мест» в «Слове о полку Игореве». По, никогда не занимался трактовкой древних памятников и видел свою задачу в несколько ином. Хотя прекрасно понимал, что именно знание значений немотивированных корней русского языка, поможет в конечном  итоге лучше понимать древние манускрипты.

«Слово о полку Игореве», по праву занимает особое место в списке наследия древне-русской книжности, являясь древнейшем памятником русской художественной литературы. Трудно отыскать другой такой пример, привлёкший к себе столь огромное внимание специалистов русской словесности. Тем неожиданней было для Филолога По узнать, что оказывается в трактовке этого произведения много «белых пятен» или как принято говорить «тёмных мест», не получивших убедительного толкования среди лингвистов. Правда всё это, не помешало включить данное произведение в школьную программу обучения.  Увлёкшись данным вопросом, Филолог По решил внести свою посильную лепту и выяснить о каких «поганых толковинах» говорится в тексте поэмы.

На сайте электронных публикаций института русской литературы (Пушкинского дома) РАН, Филолог нашёл оригинал текста с параллельным переводом и комментариями известного лингвиста, доктора филологических наук, Олега Викторовича Творогова_(1928 – 2015г.).
 
>>>А Святъславь мутенъ сонъ видё въ Киевё на горахъ.
А Святослав тревожный сон видел в Киеве на горах.
 
>>>«Синочи съ вечера одёвахуть мя, — рече —
«Этой ночью с вечера одевали меня, — говорил, -

>>>чръною паполомою на кровати тисовё;
черною паполомою на кровати тисовой,
 
>>>чръпахуть ми синее вино съ трудомь смёшено,
черпали мне синее вино, с горем смешанное,
 
>>>сыпахуть ми тъщими тулы поганыхъ тльковинъ
осыпали меня крупным жемчугом из
 
>>>великый женчюгь на лоно, и нёгуютъ мя.
пустых колчанов поганых и утешали меня.
 
>>>Уже дьскы безъ кнёса в моемъ теремё златовръсёмъ.
Уже доски без конька в моем тереме златоверхом.
 
>>>Всю нощь съ вечера бусови врани възграяху
Всю ночь с вечера серые вороны граяли
 
>>>у Плёсньска на болоньи, бёша дебрь Кисаню
у Плесньска на лугу, и из дебри Кисановой
 
>>>и не сошлю къ синему морю»
понеслись к синему морю».

В комментариях, Олег Викторович сообщает:

...великый женчюгъ... дьскы безъ кнёса... — По народным повериям, видеть во сне крупный жемчуг предвещает слезы, а перерубленный или утраченный конек или кнес (матица, балка, скрепляющая доски крыши) — смерть. Паполома — погребальное покрывало, саван.

 …Всю нощь... бусови врани... къ синему морю. — Одно из наиболее трудных для понимания мест «Слова». Плесеньск, как полагают, селение под Киевом, болонье — низкий берег Днепра, где располагался киевский Подол; «дебрь Кисаня», по догадке Н. В. Шарлеманя, ошибочно вместо «дебрь Кияня» — овраг в окрестностях Киева, конец фразы часто исправляют: «и несошася ; синему морю», но и в этом случае и грамматическая конструкция и смысл фразы остается неясным.

Из комментария следует, что фраза «сыпахуть ми тъщими тулы поганыхъ тльковинъ великый женчюгь на лоно», не представляет трудностей для переводчика. Однако легко заметить, что это единственная фраза из отрывка, перевод которой потребовал поменять местами слова в предложении, добавить предлог «ИЗ» и выбросить целых три слова (тльковинъ/на/лоно) из оригинального текста.
 
- Вполне себе научный подход. Нет слова – нет проблемы. – по-стариковски проворчал Филолог.  – А вопрос, как из пустых колчанов пусть и поганых, можно что-то сыпать? Вероятно, считается крамольным в институте русской литературы.

Просмотрев в интернете нужный материал, По выяснил, что история толкования «тощих тул поганых толковин» весьма разнообразна. Первые исследователи резонно полагали, что «поганые толковины» -  это «грязные раковины». Ведь именно в раковинах рождается жемчуг. Однако позже, в радзивиловском списке ПВЛ было обнаружено слово «толковины»:

 - Иде Олегъ на Грекы, Игоря остави в Киевё, поя же множество варяг, и словенъ, и чюдь, и словене, и кривичи, и мерю, ...и тиверци, яже суть толковины: си вси звахуться от грекъ Великая скуфь. Пов. врем. лет (Радз.), 23—24 (XV в. ~ нач. XII в.).

И многие исследователи пришли к выводу, что «поганые тлъковины» это этноним кочевого племени. Филолог обнаружил более ста переводов «Слова» не выдающимися оригинальностью: «половцы/язычники/иноверцы/язычники толмачи» и т.п.
 
Все эти толкования в контексте сна Святослава, вызывали у Филолога вопросов больше, чем ответов.  Главное, на что он обратил внимание, касалось синтаксиса древне-русской поэмы.  Весь приведённый отрывок, за исключением «тёмного места»,  если заменить в нём флексии и устаревшие слова, легко читается  современным русским языком. Прочитываются все слова, все предлоги. Ни что не изымается, не добавляется и не меняется местами. Следовательно, и от «тёмного места» мы вправе ожидать подобного прочтения. И причину по которой так не происходит, Филолог По видел в следующем.  Как любое художественное произведение «Слово» изобилует аллегориями,  метафорами, речевыми оборотами свойственными той далёкой эпохе. Отсутствие всеобъемлющих знаний о жизни на Руси 12 века, в купе с утерей многих древних слов и изменение семантики не позволяет современным исследователям правильно истолковывать древние тексты. Даже тогда, когда все слова казалось бы, известны.

- А, что нам о них известно?  - подумал По, и открыл словарь Старчевского.

Слова с корнем: ТЪЩ/ТЪШТ, имеют значение «пустой, порожний, не занятый, тщетный, убыток, урон, потеря». Ранее По уже сталкивался со значением «пустой» изучая слово НАПРАСНО. Ассоциативный ряд этого значения очень широк. Но применительно к ТУЛАМ (колчанам), слово ТЪЩИМИ – «пустыми», видится наиболее очевидным. В том случае если ТУЛЫ действительно колчаны.

Помимо упомянутого предложения, слово ТУЛА встречается в «Слове» ещё два раза:

- «А мои ти Куряни свёдоми къмети: ...пути имь вёдоми, яругы имъ знаеми, луци у нихъ напряжени, тули отворени, сабли изъострени».

- «Свётлое и тресвётлое слънце! Всёмъ тепло и красно еси: чему, господине, простре горячюю свою лучю на ладё вои? Въ полё безводнё жаждею имь лучи съпряже, тугою имъ тули затче»?
 
И если в первом случае значение «колчаны» выглядит убедительным, то во втором автор «Слова» употребил весьма замысловатую метафору: «Солнце … В поле безводном жаждою им луки скрутило,|горем им колчаны заткнуло?» (Лихачёв).

Обращает на себя внимание, что в обоих случаях слово ТУЛЫ употреблено с глаголами, позволяющими утверждать о наличие крышки у колчанов. И если проанализировать другие слова с корнем ТУЛ:

ТОУЛОВО – туловище
ТОУЛИIА=ТОУЛЕIА – трубка у наконечника копья для насаживания на древко, втулка ТОУЛИТИ – приноровить
ТОУЛИТИСЯ – 1) пятиться назад, скрываться; 2) сгибаться, горбиться
ТОУЛЯТИСЯ – скрываться
ЗАТОУЛИIЭ – защита
ЗАТОУЛИТИ/ЗАТОУЛIУ/ЗАТОУЛИШИ – прятать, скрывать
ПОТОУЛИТИ – прилаживать, приноравливать;
ПОТОУЛIАТИ/ПОТОУЛIАIУ/ПОТОУЛIАIЭШИ – прилаживать, приноравливать
ПРИТОУЛИТИ – прилаживать, прикладывать

Можно с полным правом предположить, что до того как слово ТУЛА дифференцировалось в значении «колчан», под ТУЛОЙ могло пониматься любое вместилище где/куда можно спрятаться/спрятать, уложить/положить.

Следующее слово: ПОГАНЫХЪ, можно с уверенностью трактовать как ЯЗЫЧЕСКИЙ. При этом надо прекрасно понимать, что ЯЗЫЧЕСКИМ в те времена называлось всё, что противоречило Христовой вере.

Филологу По осталось рассмотреть последнее «тёмное слово», о котором он был неплохо осведомлён. Занимаясь «делом о тупом преступлении» По наглядно продемонстрировал, что слово ТОЛКОВАТЬ имеет прямую связь со словом ТОЛОЧЬ. То есть умение правильно делить слова на составляющие, играло важную роль для понимания значения слова. Изменение семантики шло в направлении толочь/делить > понимать/переводить. ТОЛКОВАТЕЛЬ – тот, кто может разъяснить, объяснить непонятное. Незнание этого факта, заставило лингвистов причислить ТОЛКОВИНЫ к этнониму неизвестного племени. Но, что в действительности говорит Радзивиловский список ПВЛ:

«Игоря остави в Киевё, поя же множество варяг, и словенъ, и чюдь, и словене, и кривичи, и мерю, ...и тиверци, яже суть толковины: си вси звахуться от грекъ Великая скуфь». Пов. врем. лет (Радз.), 23—24 (XV в. ~ нач. XII в.).

Филолог По встал из за стола и снял со стеллажа толстый фолиант с литографиями Радзивиловской летописи. Как оказалось в оригинале отсутствуют запятые и многоточия, что было очевидно, учитывая возраст памятника. В качестве знаков препинания стоит «точка». Деление на слова встречается лишь изредка. В основном текст идёт сплошным массивом. В тексте часто встречается перечисление племён, и по причине известной только автору ТИВЕРЦЫ всегда заканчивают этот список. Чтобы прояснить значение слова СУТЬ, надо рассмотреть однокоренные слова: ОТСУТСТВИЕ, ПРИСУТСТВИЕ. Таким образом СУТЬ - это «наличие/содержание». Поэтому правильным прочтением следует считать:

«Олег….Игоря оставив в Киеве, взяв множество варяг. И словен, и чюдь, и словене, и кривичи, и мерю … и тиверцев. Это содержание/наличие разделения/разъяснения.(потому как) Они все зовутся от греков Великая скифь».

То есть ТОЛКОВИНЫ – это процесс толкования/разъяснения. Как ИМЕНИНЫ процесс наречения имени. Немаловажным является употребления слова ТОЛКОВИНЫ в контексте перечисления по отдельности различных племён, в качестве ещё одного слоя понимания толкованы/поделены.

 
Филолог По набил табаком трубку и откинулся в кресло выпустив струю густого дыма. Время от времени он бросал взгляд на свои заметки сделанные в общей тетради. Поставив пустую трубку на стол, он ввел в поисковик интернета: ГАДАНИЕ НА ИГРАЛЬНЫХ КОСТЯХ.
 
Как оказалось, история этой игры насчитывает без малого 5000 лет. Именно таким возрастом датируются древнейшие игральные кости, найденные в шумерском городе Ур. В качестве материала для изготовления использовали кости и зубы животных, косточки фруктов, янтарь, хрусталь, скорлупу орехов. Нельзя исключать, что и жемчуг мог использоваться для этих целей. В отличие от игральных, кости для гадания насчитывали количество граней больше шести. Для верного гадания, перед броском кости следовало поместить в ступку (стакан). Который изготовлялся из кожи и внешне весьма напоминал колчан для стрел. Но самое интересное, что в древней Руси, эта игра порицаемая церковными уставами называлась ЗЕРНЬ. Вот, что пишет Срезневский:
 
«Зёрна употреблялись при метании жребия: - «Велятъ зерна намётивъ вкинуть въ судно, аки въ ступку, а зерна деи бёлы, да выняти деи малому дитяти; его же деи до дващи выметъ зерно, того поставили». Соф.вр.6983г. (II т. 143).»

Также ЗЁРНАМИ именовался сам жемчуг. А зёрна как известно надо толочь. Видимо поэтому гадание на костях (зёрнах) называлось ТОЛКОВИНЫ.

Таким образом, Филолог пришёл к выводу, что таинственную мистерию из мутного сна Святослава:

«Сыпахуть ми тъщими тулы поганыхъ тльковинъ великый женчюгь на лоно, и нёгуютъ мя». Вообще не следует переводить, потому как она написана вполне понятным русским языком. Просто её нужно правильно понимать. «Тощие тулы» - вероятно имеется ввиду, размер ступок для метания по сравнению с колчанами для стрел. «Поганые толковины» - языческие гадания. «Великий жемчуг» - исходя из контекста, скорее всего подразумевается, хороший расклад гадания.

Большинством исследователей принимается, что сон Святослава описывает погребальный обряд.  Проведённое Филологом толкование «тёмного места», позволяет лучше понять религиозные представления древних славян. В обряде посмертного гадания легко рассмотреть отголоски языческих представлений о суде Богов, где решалась судьба души умершего. Проведение «поганых толковин» над умершим, помогало волхвам узнать волю Богов о посмертной душе почившего.
 
По снова откинулся в кресло и погодя всё же решил записать:

«Сыплют мне тощими ступками языческих гаданий хороший расклад на грудь и расслабляют меня».


Литература:
1. Старчевский А.В. «Словарь древнего славянского языка» 1899г., составленный по Остромирову евангелию.
2. Срезневский И.И. «Материалы для словаря древне-русского языка по письменным памятникам 9-15 веков» 1893 - 1912г.
3. Словарь-справочник «Слова о полку Игореве». http://feb-web.ru/feb/slovoss/ss-abc/ss6/ss6-0402.htm
4. «Слово о полку Игореве» Электронные публикации института русской литературы (Пушкинского дома) РАН.  http://lib2.pushkinskijdom.ru/tabid-4941
5. «Слово о полку Игореве» параллельный корпус переводов. http://nevmenandr.net/slovo/fragm.php


Рецензии
Спасибо, уважаемый Филолог, за вполне разумные толкования. Ваша версия, конечно, интересна и имеет место быть!! С признательностью,

Элла Лякишева   01.11.2019 13:43     Заявить о нарушении
Благодарю за отзыв, Элла. С теплом, Ф.П.

Филолог По Принуждению   01.11.2019 16:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.