Подруги

Эту историю мне рассказала попутчица в поезде. Часто так бывает, что попутчики в поезде за
какие-то сутки, а то и того меньше, становятся тебе почти родными людьми. Расскажешь такому
неожиданному другу о себе всё, всю свою жизнь опишешь. Да и он тебе тоже.
Возвращалась я из командировки домой, в родной город. Поезд  Красноярск - Свердловск  медленно
отошёл от перрона, и потихоньку начал пробираться через предместья города, оставляя позади огромный,
шумный город с его заботами и проблемами.
В купе находилась молодая, приятная женщина и девочка, лет одиннадцати. Я поздоровалась и женщина
приветливо отозвалась:
- Здравствуйте, проходите. Как хорошо, что мы не одни поедем! Правда, Лика!- обратилась она уже к
девочке.
- Правда, здравствуйте, - тихо ответила та и забралась на верхнюю полку.
- Давайте знакомиться, - продолжила женщина, когда я разместила свою дорожную сумку и села у
стола,- меня зовут Галина, Галя. А это Лика. Мы едем домой. А вас как зовут?
- Меня зовут Ирина, тётя Ира для Лики, -  и добавила,обращаясь к девочке - я очень рада таким
приятным попутчикам, да ещё с такими красивыми косами. От кого же тебе достались такие косы?
- От мамы, - коротко ответила Лика.
" Так, значит, они не мама с дочкой," - поняла я. Женщина была светленькая, с короткой
стрижкой. Чуть вьющиеся волосы аккуратно облегали голову, причёска очень шла ей. А девочка была
смуглая,  роскошные, чёрные как смоль, волосы заплетены в две толстые и длинные косы. На лбу  и
на концах кос волосы завивались в кольца.  " Какая же получится красота, если расплести эти косы и
распустить волосы,- подумала я, - красивая девочка!"
Поезд набирал ход, я переоделась в дорожную одежду. Проводница проверила наши билеты и
принесла постельное бельё. -  Через полчасика принесу чай, - сказала она и ушла.
Когда расстелили постели и закончилась суета, Галина сказала, обращаясь к девочке:
- Лика, ты сама можешь сходить в туалет, вымыть руки?
- Конечно смогу, я не первый раз еду в поезде.
- Значит иди, будем ужинать.
Лика спустилась с полки и вышла из купе. Галина встала в проходе и, видимо, ждала, когда
девочка дойдёт до туалета. Потом деловито начала доставать из сумки еду, поставила на стол три
одноразовых тарелки, говоря при этом: - Вы тоже к нам присоединяйтесь и  не возражайте.  Нам столько
всего нагрузили, до дома не съесть. На тарелках появились по куску курицы, разрезанные пополам
помидоры и огурцы и ещё  какой-то салат  из контейнера. Домашние пирожки Галина положила на отдельную
тарелку. Я добавила свои буттерброды.
Вошла проводница: -  А я вам чай принесла.
- Очень кстати,  вы нам чай, а мы вам пирожков, - ответила Галина, накладывая в пакет несколько
пирожков, - угощайтесь.
- Ой, спасибо, - заулыбалась проводница.
- На здоровье, - ответила Галя.
В это время пришла Лика.
- Ну как ты? Всё нормально? - спросила её Галя и что-то шепнула девочке на ухо. Лика
утвердительно кивнула головой.
За окном поезда стало уже совсем темно. В купе включился свет. С гудками проносились мимо
встречные составы, огни полустанков, уже сонных разъездов. Было тепло и уютно.  Мы долго  сидели за
столом, говорили о разном. Первой спать ушла Лика. Галина помогла ей лечь, заботливо укрыла и
пожелала спокойной ночи.
- Она вам не дочь? - спросила я.
- Нет, Лика - дочь моей подруги, моей лучшей подруги, - грустно и
задумчиво ответила Галя. Вот возила её к себе в гости , уж очень она хотела посмотреть Сибирь.
- А отец Лики где? - опять спросила я.
- Служит он, далеко.  Тяжело мне сейчас, - добавила Галя, - с Ликой тоже трудно. Ой, тут целая
история... Не простые были у меня с её родителями отношения...
Я чувствовала, что женщине действительно тяжело и сказала: - А вы расскажите мне всё, я психолог
по образованию, вдруг да и посоветую что-то полезное.
- Не знаю, что именно вам рассказать, - задумчиво произнесла Галя.
- А вы всё  расскажите, как было.
- Но это долго...
- А что нам делать, ехать всю ночь и почти целый день.  Вы  только завтра часам к 6-ти вечера приедете. А мне и
ещё дальше.



Галя и Лена - две подружки родились и жили в небольшой деревеньке на востоке Свердловской
области, в зауралье. Дома их были рядом, учились в одном классе, сидели за одной партой все восемь
лет. Внешне  совсем разные, а подружки были - "водой не разлить". Галя  беленькая, голубоглазая,
по-крестьянски коренастенькая, крепкая. А Лена  - худенькая, тоненькая, смуглая, с черными, как уголь,
глазами. Одно только одинаковым у них было - длинные косы, ниже пояса. То ли  вода какая-то особая
была в их реке, то ли просто совпадение, но косы  загляденье были, с раннего детства. У одной -
русая коса, у другой - чёрная. Сколько помнит себя Галя,  Лена всегда была рядом.  Да и родители их
дружили.  В деревенских семьях, зачастую, много детей бывает.  Но у родителей Гали и Лены - только по
одному ребёнку  - дочки их ненаглядные.  Одеваться  девочки старались одинаково, Ленина мама шила, а
Галина мама - вязала. И всё для них - для девочек своих. Берегли их, лелеяли. Конечно жизнь в деревне
тяжёлая, и девчонкам много работать приходилось. Гусей, уток накормить, проводить их на реку, потом
встретить. И травы нарвать на корм поросёнку. И корову из стада встретить. И на покосе им не просто
бывать, а работать приходилось. Воду с реки натаскать, дом прибрать,  да многое другое...
- Восемь классов закончили и разъехались мы, - рассказывала Галя, - я уехала  в районный  город,
поступила в экономический техникум, учиться на бухгалтера. А Лена уехала в Свердловск, в педучилище
поступила. Но мы с ней  писали друг другу, на каникулах наговориться не могли и понимали, что дружба
наша никогда не закончится. Родные мы с ней были. 
Жила Галя в общежитии, училась хорошо.  А рядом было общежитие  технического училища, где жили,
в основном, мальчишки. Гале исполнилось шестнадцать, когда она познакомилась с Алексеем. Он уже
заканчивал училище и весной его должны были забрать в армию. Гале  очень понравился парень  - серьёзный и
рассудительный, он вёл себя не так, как многие другие ребята, которые и курили уже, да и вино пытались
пробовать.  Алексей  никому не подражал, он не курил, там, где надо было, защищал Галю, помогал ей.
Весна в тот год ранняя была, уже в марте снег почти сошёл, потеплело, на пригорках даже
травка появилась. Галя и Алёша после занятий подолгу гуляли, ходили в кино, много разговаривали.
- Уйду в армию, будешь меня ждать?- как-то спросил Алексей  Галю . Он по-особому ласково заглянул
в глаза девушки и взял её руки в свои.
- Буду, обязательно буду, - ответила, смущаясь, Галя.
Алёша  неловко обнял её и поцеловал: - Эх ты, галчонок! Невестой моей будешь, отслужу и
поженимся. А что? Имеем право! -  он подхватил Галю на руки и закружил её.
Это был их первый поцелуй. 
А через несколько дней он пришёл и с радостью сообщил Гале новость.
- Ты знаешь, Галчонок, сегодня к нам после уроков приходили из военкомата, рассказывали о
военных профессиях. А потом спросили, кто хочет поступить в лётное военное училище. И  я поднял руку. Нас
переписали и сказали, что будут рассматривать кандидатуры. Тех, кто подойдёт, возьмут учиться.
- Алёшенька, я так рада за тебя! - ликовала Галя, - я знаю, тебя обязательно возьмут!
- Вот только одно плохо, - огорчённо сказал Алексей, - из армии я бы через два года вернулся, а
тут , четыре года надо учиться. Свадьба  откладывается. И он ласково обнял девушку.
- Ну что ты, Алёша, подумаешь, ведь не насовсем же откладывается, всё хорошо будет. Мы же
любим друг друга, а значит подождём. Они долго сидели в тот вечер на скамейке в парке.
- Я не мыслю жизни без тебя, - обнимая и целуя  Галю, говорил Алёша.
Что  в то время руководило Алексеем, я не знаю, - продолжала рассказ Галя, - скорее всего,
желание чувствовать себя взрослым, видимо, ему приятно было, что у него  есть девушка, которая любит
его, будет ждать.  А я  любила его всей душой.  Эта любовь к нему и сейчас во мне живёт.
Алексей  поступил в военное училище, Галя продолжала учиться. Писали друг другу нежные письма. В
каникулы  встречались. Когда Галя получила диплом, то уехала в родную деревню и стала работать
счетоводом и поступила заочно в экономический институт. 
- Очень я скучала по Алёше, считала дни, письма его перечитывала десятки раз.  Мама моя, видя,
как я мучаюсь, начала готовить приданное. А Алексей в каждом письме говорил о свадьбе и слал тысячи
поцелуев, - продолжала Галя, - Лена тогда тоже уже закончила педучилище и поступила в пединститут очно.
Она всё знала обо мне и о Алёше, как могла, поддерживала меня. День свадьбы наступил, играли её  в
деревне  жениха, у его родителей. Он ведь тоже был деревенский,  только его деревня далеко от нашей
находится. Наша на самом востоке области, а его с другой стороны Уральских гор, на западе. Лена на
свадьбе не была, сессию сдавала. Из нашей деревни приехали на свадьбу только мои родители, да дядя с
тётей.



Родителям Алексея Галя очень понравилась. Добрая, скромная и красавица.
Но молодые не долго дома пробыли, вскоре уехали к месту назначения мужа. И начались все трудности
военно-полевой жизни...  Первое  их жильё было в бараке, где ютились ещё десять таких же семей в
маленьких комнатушках.  Но Галя не жаловалась. Деревенская, крепкая, она и воду сама таскала и дрова,
пока Алексея нет, сама могла наколоть. Уют в  комнатке  навела, отмыла окна, пол. Работать там
женщинам негде было, вот она и занялась хозяйством. Приехали они туда поздним летом, вокруг были
казахстанские степи, перемежавшиеся с берёзовыми рощицами, а в них много
грибов, ягод. И  женщины, собравшись по двое-трое, часто ходили в лес. Галя и варенья
наварила, и грибов намариновала, насушила. Да  ещё и училась. Лена о трудностях подруги знала из писем.
И, как всегда, поддерживала её. Галя всегда знала, что есть на свете её дорогая подружка, что она
всё поймёт, что ей всё можно рассказать. Да и Алексей был нежен и ласков с женой. В редкие свои приезды
домой, он приносил то запахи полевых трав и знойного ветра, то шум осенних дождей, то морозную свежесть.
Сбрасывал  верхнюю одежду, а Галя грела кипятильником воду в эмалированном ведре, и он
мылся в маленьком закутке коридорчика, где они оборудовали нечто вроде душа. Галя накрывала стол.
Алёша, посвежевший и порозовевший после мытья, обнимал жену:- Галчонок, мой любимый! Трудно тебе, я знаю. Прости
меня, дорогая, что завёз тебя в такую глушь.
- Алёшенька, я не жалуюсь, всё хорошо. Я так счастлива с тобой! - отвечала ему Галя.
- Ах ты, стойкий мой оловянный солдатик! - целовал жену Алексей, - потерпи ещё, не всю жизнь
мы будем жить здесь. Вот получу очередное звание, а там и новое назначение будет.



Барак "военных жён" ( так называли его женщины) жил своей жизнью. Мужья  дома были не часто. То
полёты у них, то учения, то военные тревоги, то дежурства. Одну комнату в бараке женщины оборудовали под
 "клуб".
Там стоял телевизор, старые диваны и кресла. Сюда, переделав домашние дела, по вечерам собирались
военные жёны, кто с вязаньем, кто с шитьём. Смотрели передачи, разговаривали обо всём. Самой старшей
из них была Елена Ивановна, жена начальника гарнизона. Она, как мамаша, была остальным. Девчонки,
большинство, молодые, неопытные, из-под маминого крылышка.  Трудно им приходилось. Это ведь только
со стороны кажется, что вышла замуж за военного, значит "как сыр в масле" будешь кататься. А на самом
деле прежде чем муж генералом станет, сколько лет пройдёт. И вначале поездишь по гарнизонам, сколько
горя хлебнёшь. Иногда женщины собирались группой и ехали в соседний городок, который находился в ста
километрах от гарнизона. Ходили в кино, на базар, по магазинам - вот и все развлечения.  Елена Ивановна
поддерживала молоденьких женщин, наставляла, учила готовить еду. А Галю
всегда в пример ставила:
- Вот смотрите, Галина не ноет никогда, муж у неё ухоженный, такому и служится легче.  Да ещё
и учится она.
- Толку-то что - учится, - капризно встряла в разговор Эльза - жена старшего лейтенанта Попова, - кому нужно здесь образование.
- Ну  не всю же жизнь они здесь будут жить, - возразила Елена Ивановна, - год-два, и муж повышение получит, он у неё  головастый, и уедут  куда-нибудь, где и работать можно будет. Галя   нынче диплом защищает. Это мы с мужем здесь застряли...  но у нас  причина есть, - грустно закончила Елена Ивановна и замолчала.
И все тоже замолчали, знали, что у Елены Ивановны с мужем десять лет назад погиб  здесь сын,
и они остались тут  служить до пенсии.
- В тот вечер, - вспомнила Галя, - когда все рассходились, Елена Ивановна остановила меня.
- Галочка, я вижу, что с тобой что-то происходит, ты не заболела?
- Да что-то голова стала иногда кружиться, тошнит.
- Дорогая моя, да ты не беременна ли? Пусть твой Алексей свозит тебя к доктору в город.
- Мы уже с Алёшей договорились, что поедем завтра в больницу.
- Вот и хорошо, дай вам Бог ребёночка, - обняла меня Елена Ивановна.



Всё так и оказалось. Диплом Галя защищала уже на пятом месяце беременности, а осенью родился Дениска. Алёша рад был очень. Когда из больницы забирал Галю с сыном, полмашины цветами завалил. И пел
всю дорогу, а когда по лесу ехали, высунется из кабины и кричит: - Сыыыыын, у  нас родился сын!
Галя смеялась: - Алёшенька, не  кричи, распугаешь птиц и разбудишь Дениску!
- Рад я, Галочка, как я рад, понимаешь?
Галя полностью погрузилась в хлопоты по уходу за ребёнком. А в их условиях трудно это было.
Воды нагреть, комнату натопить. Дениска родился слабеньким, беспокойным, ночами Галя почти не спала. Алёша помогал, как мог, но редко он бывал дома. Осень холодная была в тот год, дождливая. А барак ветхий, топить постоянно надо.
 Это взрослым ничего, а ребёнку  ведь тепло надо. Два месяца было Дениске, когда он заболел. Простуда дала осложнения на сердечко. Мальчик рос плохо, много плакал, почти не спал. Алёша решил, что надо  отправлять жену и сына домой в деревню, к родителям. Ближе было к родителям Гали.
В это время уж зима наступила, приехала Галя с ребёнком на свою станцию, а там на лошади до деревни.
Привезла она сына совсем больным. Дома, конечно, тепло, молоко свежее ( своё у Гали давно уж пропало).
Мама Гали, да и Лены тоже, возились с ребёнком, врача привезли. Но... слишком далеко болезнь зашла.
Оборвалась тоненькая ниточка Денискиной жизни... А вместе с ней оборвались и силы Гали.
На похороны Алёша не приехал, были очередные учения. Но письма писал каждый день, как мог успокаивал 
жену. Чёрные дни настали для Гали. Во всём себя винила: не смогла, не уберегла... Пришлось к врачу даже везти её в город. Но потихоньку горе улеглось, усилия врачей сделали своё дело. Боль затаилась глубоко в душе, но сама Галя стала спокойней, хотя очень тосковала по Алёше, ждала его. И, как всегда, была с ней рядом Лена, подружка её дорогая. Она в то время, закончив институт, приехала в родную деревню и работала учительницей в школе.
Наконец приехал Алексей, плакали они вдвоём над маленькой могилкой сына. Галя держалась за руку мужа, как за надежду. Рядом с ним ей было легче. Алёша сказал, что получил новое назначение и даже был уже на предстоящем месте службы, что там их ждёт  нормальная квартира, военная часть находится рядом с городом, где можно для неё найти работу, если она захочет. Потихоньку  Галя приходила в себя.Но всё ещё часто плакала, иногда замыкалась в себе, ни с кем
не хотела разговаривать, даже с Алёшей. Видимо, даже у таких цельных натур, как Галя, могут закончиться душевные силы. В такие дни только Лену она хотела видеть. Галя всё понимала, что Алёше с ней такой скучно, пыталась взять себя в руки, но иногда это не удавалось. Она часто ходила на кладбище и
подолгу сидела на могилке сына. Очень она  изменилась и внешне.   Исхудала, на лице остались одни глаза, а, главное, волосы, её роскошные  волосы... Галя со страхом бралась за расчёску, на ней оставались целые прядки. Коса превратилась в тонкую косичку. 
Супруги решили отдохнуть в деревне, пока  у Алёши отпуск, а потом ехать на новое место.



Вагон мерно покачивался, чуть вздрагивая на стыках рельсов. Я понимала, что Гале не нужны мои советы. Она уже давно всё решила для себя, знает, как будет жить дальше, просто ей надо выговориться, всё рассказать кому-то. В моей практике психолога уже были такие случаи. Рассказывая, человек ещё раз анализирует то, что с ним произошло, раскладывает по "полочкам" и легче принимает  решения. И я с удовольствием слушала Галин рассказ о её такой непростой судьбе.
Алёша быстро освоился в их доме и в деревне. Он с удовольствием помогал тестю в хозяйстве, ходил на рыбалку, купался в реке. Иногда они вместе с Галей и Леной ходили в клуб. У Лены тоже был отпуск. Алёша даже несколько раз ходил с Леной в школу, помогал ей прибить какие-то полки, гардины над окнами в классе. Галя только рада была, что он помогает её подружке.
Приближался день рождения Гали. Алёша и Лена что-то придумывали, ездили в город за подарком, часто шушукались между собой. Общие  дела их сближали. Галя смотрела на них и радовалась: " Два моих самых дорогих человека! Как  они стараются для меня!" - думала она и не понимала, почему ходит хмурым отец, и тайком плачет мама. Только в день рождения она поняла всё. Когда Лена и Алёша встали за столом, чтобы вместе поздравить её, она вдруг увидела, что они очень похожи...  Оба высокие, стройные, черноглазые! " Как у них ладно всё получается! - думала Галя. - И это сияние глаз, когда смотрят друг на
друга!" Как хорошо она знала свою подружку: -" Она точно влюблена! В Алёшу ? А он? Как он оживлён, весел! И как смотрит на Лену! Они уже не могут ничего скрыть... Да и невозможно скрыть любовь!"
А потом был скандал, поссорились мамы Гали и Лены. Они  что-то  кричали друг другу! Их, буквально,растаскивали, а то они бы сцепились и подрались. Гости потихоньку разошлись...  Галя вышла в кухню, там за столом сидела Лена и, уткнувшись лицом в ладони, плакала. Рядом стоял Алексей и гладил Лену по
волосам, успокаивая её. Он посмотрел на Галю виноватыми глазами, а Лена, вскочив, выбежала из дома. Галя взяла лёгкую куртку и тоже вышла из дома, ничего не сказав Алёше.
На улице уже было темно, в августе на Урале темнеет быстро. Луна одним краем выглядывала из-за тучи, свежий ветерок веял со стороны реки. Галя шла по тропинке, шла к месту, о котором знали только она и Лена. Даже Алёше она не успела показать этот уголок на берегу реки. У самой воды росла старая ива,
ветви которой опускались до самой земли, образуя шатёр, а под ивой лежал ствол давно упавшей берёзы. Если пролезть под иву по лазейке, известной только им,
подружкам, то попадёшь в чудесное, сухое местечко. Сколько времени они с Леной провели здесь! Сколько
детских, а потом девичьих тайн слышали здесь ветки ивы! Было тихо и спокойно, сквозь ветви ивы проникал скудный свет луны, чуть слышно плескалась вода реки. Галя села на поваленную берёзу, как тяжело
 у неё было на сердце! "Почему так получилось? - думала она,вспоминая и переживая заново свою жизнь.
- нет, Алёша, наверное, не любил меня, ему хорошо и комфортно было со мной. И мы бы жили так дальше, но  он встретил Лену и влюбился, а она полюбила его. Вот и вся причина..." Но, удивительно, Галя, которая ещё  недавно так много плакала, чувствовала себя слабой, несчастной из-за потери сына, вдруг, словно окаменела. Видимо, и, правда, что пока человек чувствует поддрежку близких людей, пока его жалеют, он раскисает, надеется  на них.  "Но сейчас мне
не на кого надеяться и опереться не на кого, - думала Галя, - нужно  выбираться из создавшейся ситуации самой. Обратной дороги нет, я не встану на пути у Лены с Алёшей. И плакать, переживать не буду. Я - сильная, всё вынесу. Надо начинать жить заново." Она вспомнила, что в последней газете областных
известий  видела очередное объявление о вербовке рабочих и специалистов. И среди списка нужных специальностей была и профессия экономиста. " Вот и поеду, - подумала она, - завтра же."
Когда Галя вернулась домой, было уже почти утро, Алёша кинулся к ней: - Галочка, где ты была? И вообще, ты всё неправильно поняла.
- Я очень устала, Алёша, и хочу спать. А поняла я всё правильно. Нас ничего не связывает больше. Дениски нет...  И пути у нас разные, я не держу на тебя зла... На Лену тоже.



В Свердловске она нашла нужный адрес, её приняли приветливо и предложили несколько адресов, где нужны были специалисты. Галя выбрала Сибирь, небольшой, но современный город на Енисее, Лесосибирск.
- Устраивайтесь в гостиницу, я туда позвоню, - сказала  сотрудница, занимающаяся её документами,
 - Оформление продлится  дня два-три, получите подъёмные, а потом и поедете.
Два дня Галя гуляла по городу. Она сходила в театр, в краеведческий музей, побродила по  осенним паркам и улицам. А ещё зашла в парикмахерскую и сделала новую причёску, обрезав поредевшую косу.
- " Начинать новую жизнь, так уж совсем по-новому", - думала она. Иногда она начинала тосковать по Алёше, Лене, по родителям, но тут же одёргивала себя:-" Нет-нет, я смогу, я не буду больше горевать. Всё будет хорошо. Ни Лене, ни Алёше я не нужна, а родителям  напишу, как только устроюсь на новом месте."
Далёкий край не пугал её, наоборот, Галя всегда хотела жить в сибири, да ещё и на Енисее! Леса, тайга, люди-сибиряки, всё это похоже было на её родину - Урал. Она купила карту Западной Сибири с краткой
характеристикой городов на Енисее, который делил Сибирь на западную и восточную части. Лесосибирск  находился  в её западной части.

"Лесосибирск — город в России, в Красноярском крае. Административный центр городского округа. Город краевого подчинения на территории Енисейского района, приравнен к районам  Крайнего Севера. Расположен на берегу реки Енисей, в 286 километрах севернее Красноярска и в 30 км от устья Ангары. Площадь города 277 км?, население — 59 844 чел. (2016). Крупный центр лесопиления и
лесопереработки" - прочитала Галя характеристику города, где ей предстояло жить и работать.

Через два дня документы были готовы. Галя подписала нужные бумаги, сотрудница разъяснила ей условия контракта, по которому она направлялась на работу на Лесосибирский лесоперерабатывающий комбинат. Ей
должны были предоставить жильё, обеспечить зар.платой и т.д. Галя получила подъёмные, билеты на поезд сначала до Красноярска, а потом  на другой поезд до Лесосибирска.
"Как здесь красиво," - думала Галя, рассматривая пейзажи за окном поезда, который мчался через леса, преодолевая сибирские реки, останавливаясь на крупных станциях. Енисей поразил её своим могуществом, лесистыми берегами,  железная дорога на Лесосибирск шла вдоль реки. В открытые окна вагона
врывались гудки пароходов, идущих по Енисею. В сибири царствовала осень - любимое время года Гали.  Хвойные леса сменялись пестротой лиственных перелесков, травянистыми полянами, зарослями малины, дикой смородины. На станциях торговали жареной рыбой. Особенно щукой, карпом и даже стерлядью. Женщины приносили к поезду различные ягоды, грибы, сибирские яблочки, мочёные по особому рецепту. В вагон  входили новые люди, это были уже местные жители, они вносили веселье, запахи осеннего леса, разговоры о своих делах, заботах. Галя слушала, смотрела и постепенно начинала втягиваться в эту новую жизнь,
привыкать к ней. Всё, что случилось с ней уходило назад, далеко...  Нет, не всё, конечно. Боль по потерянному ребёнку жила в ней, но где-то глубоко в сердце.



Лесокомбинат встретил Галю дружелюбно.
- Ой, девонька, как нам нужны такие специалисты, - говорил директор комбината, когда Галя, войдя к нему в кабинет, протянула своё направление, - конечно очень ты молода, но ничего, штат в бухгалтерии у нас опытный, научат тебя. - Анечка, - вызвал он по внутренней связи секретаршу, - пригласи мне Нину
Сергеевну и Харитоныча, срочно! Меня зовут Николай Андреевич. Нина Сергеевна - это главный бухгалтер, -  обратился директор уже к Гале, - под её руководством будешь работать, а Харитоныч - мой заместитель по хозяйственной части, он
покажет тебе твою квартиру. Мы специалистов молодых ценим, - продолжал он,
- тебе положена квартира по договору, значит будет квартира.
- Вызывали, Николай Андреевич? - в кабинет вошла, немолодая уже, приятная,  женщина.
- Вызывал, Нина Сергеевна, вот вам специалист - дипломированный экономист - Галина Ивановна,
принимайте и прошу любить и жаловать, - представил Галю директор.
- Очень хорошо, - радостно воскликнула Нина Сергеевна, - нас ведь двое осталось.  А работы много. Ты, девочка, не переживай, мы всему научим, лишь бы желание было. Два дня тебе на обустройство, а там за работу! Ждём тебя! Николай Андреевич, я пойду,  некогда мне. Она  улыбнулась Гале и вышла.
- А вот и я, - прогудел мужской бас, и в кабинет вошёл пожилой, очень крупный мужчина.
- Входи, Харитоныч, - пригласил директор, - давай устраивай специалиста, указал он на Галю.
- Так-так, - снова загудел Харитоныч, - специалист значит. Молодой только очень.  Куда селить будем? 
- Мал золотник, да дорог,- ответил Николай Андреевич, - она по договору, поэтому сели в дом для специалистов.
- Будет сделано, - сказал Харитоныч, - пойдём, девонька, со мной, - обратился он к Гале.
Квартира оказалась небольшой, но двухкомнатной, в новом доме, на втором этаже.
- Просто приезжающих мы селим в общежитие, - объяснял Харитоныч, - а таких, как ты , по договору, значит надолго, - в квартиры ведомственные. Пока у нас работаешь, будешь тут жить. Вот тебе ордер на квартиру. Давай устраивайся,
иди завтра в магазин, самое необходимое выбирай, что привезти надо будет, приходи ко мне, дам машину и рабочих. Не робей, Галинка, всё будет хорошо. Соседками  у тебя будут твоя начальница - Нина Сергеевна и Людмила - продавец из хозяйственного магазина. Сейчас я тебя с ней познакомлю, она сегодня дома, на выходном. Он позвонил в дверь напротив. Вышла молодая, симпатичная женщина.
-Людмила, принимай соседку, помоги ей завтра, посоветуй, что купить в первую очередь, - обратился к ней Харитоныч.
- Всегда пожалуйста, - весело ответила Люда, - помогу, обязательно и тебе, Харитоныч, позвоню, чтоб грузчиков с машиной прислал. А пока, дам раскладушку, одеяло и подушку. Ночевать не на полу же.
- Ну вот, всё и устаивается, - прогудел   в очередной раз Харитоныч, - я пойду, дела меня ждут.
  Через несколько минут вошла Люда, она принесла обещанное. - Сейчас ещё чайник принесу, - проговорила она, - я сегодня вечером занята, приду поздно, а то бы к себе пригласила.  А ты сходи в  магазин в продуктовый, купишь что-то, не голодать же тебе и в  хохяйственный к нам загляни, присмотрись,может мелочи какие уже и купишь, а уж мебель завтра присмотрим. Подъемные  свои трать, они для этого и даются, работать-то где будешь?
- В бухгалтерии.
- Ну, там хорошо получать будешь, так что постепенно обставишь квартиру, оденешься и оставаться  ещё будет. Ну ладно, пошла я.
Галя осталась одна и осмотрела квартиру. Небольшая прихожая вела в квадратную комнату с большим окном, смотрящим на соседние дома.  Из этой комнаты дверь вела в ещё одну маленькую комнатку с небольшим балкончиком. Галя вышла на балкон, ей открылся замечательный вид на парк, а вдалеке синел Енисей. Парк состоял  наполовину  из естественно сохранённой растительности - из
нетронутых при вырубке елей и ещё каких- то хвойных мощных деревьев, привольно раскинувшихся среди дорожек и полян. "Наверное, это кедры, " - подумала Галя. В кухне стояла электроплита и измазанная  краской табуретка, видимо, оставленная малярами. Была в квартире и ванная, и туалет. Плита работала, вода из крана текла, правда, только холодная. "Наверное надо водонагреватель, - размышляла Галя, - посоветуюсь завтра с Людмилой" Она собралась и пошла в магазин. 
А на следующий день Галя вместе с Людмилой выбрала удобную, недорогую кровать, шкаф, стол и шкафчик в кухню, диван, маленький телевизор. - Поставишь его на кухне, а  хороший телевизор в комнату купишь потом, - посоветовала Люда, -   А сейчас купи водонагреватель в ванную, баня у нас работает не
каждый день, а мыться надо. Холодильник тоже надо и машину стиральную. Ну и выбирай гардины, шторы,  посуду, кое-какие мелочи. Ковры вот завезли, купи, они не всегда бывают. Стенку и остальную мебель купишь потом с зарплаты.
Двое рабочих занесли все покупки в квартиру, помогли повесить гардины,
подключили холодильник, стиральную машину, водонагреватель. Галя раскроила шторы, заправила кровать, расставила посуду, расстелила ковёр. Вечером у Людмилы взяла швейную машинку и села за шитьё. За два дня квартира приобрела жилой, уютный вид.
- Жилось мне в Лесосибирске  хорошо,- говорила Галя,- никто не приставал с расспросами.- Даже Людмила - весёлая и разбитная, несколько раз безрезультатно приглашавшая меня в Дворец культуры на танцы,
в конце концов сказала:
- Ты, Галка, не тушуйся, живи, как тебе нравится, откровенничать здесь ни с кем не надо. Мы ведь тут, которые по вербовке, все прошлым обиженные. Приставать никто не будет.
Так и было. В бухгалтерии, кроме  Нины Сергеевны работала ещё скромная, молчаливая женщина Валя. Работы у всех троих было много. Не до разговоров. Галя успокоилась, прошлое уходило всё дальше и  дальше. Из дома приходили письма, но о Лене и Алёше ничего не писали. Только один раз, в самом начале мама написала, что они уехали на место службы Алексея. Официально Галя и Алёша не развелись.
Шло время. Постепенно Галя накапливала опыт работы. Её хвалили, много раз объявляли  благодарности, выдавали премии к каждому празднику.



Прошло семь лет... Сменилось руководство комбината. Директор Николай Андреевич ушёл на пенсию, и Нина Сергеевна - главный бухгалтер - тоже ушла на пенсию и уехала на родину к детям. Даже Людмила вышла замуж и тоже уехала к мужу. Галю назначили на место Нины Сергеевны, и она теперь была главным
бухгалтером огромного и всё разрастающегося предприятия.   
Все эти годы Галя не бывала в родной деревне. Во время отпусков путешествовала, побывала в Москве, в Ленинграде, два раза ездила отдыхать по профсоюзной путёвке на Чёрное море.
- Один раз, - засмеялась Галя, - я даже чуть не вышла замуж. В Крыму с мужчиной познакомилась. Обстановка в санатории на отдыхе, сами знаете, романтическая, вот я и подумала тогда:"А вдруг, судьба моя?" Но нет, когда он стал серьёзно меня звать к себе на Украину, я опомнилась. Нет, не готова я была к  серьёзным отношениям. Так глубоко было моё чувство к Алексею, никого я не мыслила своим мужем."
Родители дважды приезжали к ней в гости, а она всё не решалась ступить на землю родной деревни. Не заживали раны: смерть ребёнка, предательство мужа и лучшей подруги... Но позвала тоска по родине.  Через семь лет приехала Галя домой, обняла мать с отцом и пошла на  кладбище к сыну. Могилка была ухожена, на ней лежали свежие цветы.
- Спасибо, мама, что так прибрали могилку Дениски, - сказала она матери, вернувшись домой.
- Доченька, мы конечно бываем на кладбище у внука, - печально ответила мать, - но цветы - это не мы приносим.
- А кто?
- Это Лена.
- Лена? Она, что здесь?
- Да, она здесь с дочкой. Приехала в отпуск. Они с Алексеем где-то заграницей живут вообще-то. Вот отдохнуть приехала, дочке уже шесть лет.
Галя шла по знакомой тропинке, к заветной иве у реки... " Изменилось всё, как-то меньше стало. Но всё равно красиво, родина...", - думала Галя. Вдруг она услышала детский смех. Смеялась девочка и  слышно было, что ей что-то объясняет женский голос. Этот голос Галя узнала бы из тысячи..." Лена! Она с
дочкой, там, на нашем месте", - поняла Галя. Сердце её быстро забилось, ноги сами понесли вперёд. Лазейка  под иву была расчищена, Галя нырнула в неё и оказалась лицом к лицу с Леной, она сидела на их берёзе, а рядом на песке играла девочка. Девочка оказалась точной  копией маленькой  Лены.
- Галя! - воскликнула Лена и протянула к ней руки, - это ты? Подружка моя родная!
Обе кинулись друг к дружке и обнялись. Они стояли и плакали, не разжимая рук.
- Леночка, мне так тебя не хватало, - сквозь слёзы говорила Галя.
- Галя, я очень скучала, - вторила ей подружка, - мне столько надо тебе сказать, и просить у
тебя прощения надо!
Вдруг они услышали детский плач. Это дочка Лены, глядя на плачущую маму и тётю, тоже  расплакалась. Женщины присели около неё.
- Не плачь, моя хорошая, - обняла её Лена, - ты знаешь, кто это? Это же тётя Галя! Я тебе про неё рассказывала.
- Тётя Галя? Та самая, которая с тобой здесь играла? - сквозь слёзы спросила девочка.
- Да, милая, та самая.
Галя обняла девочку: - Мы с твоей мамой были подружками, и сейчас тоже подружки,  а как тебя  зовут?
- Меня звут Лика.
- Какое красивое у тебя имя! И ты очень похожа на свою маму.
- Тётя Галя, а ты и мне сейчас будешь подружкой?
- Конечно, родная, мы будем все подружками.
- Ура! Мы подружки, мы подружки, - уже запела Лика. Она взяла за руки обеих женщин.
- О многом тогда мы говорили с Леной, - рассказывала дальше Галя, - а с Ликой мы прямо подружились, часто гуляли вдвоём, купались. Лена тогда плохо чувствовала себя, болела, и я иногда с  утра забирала Лику к себе. Лена рассказала, что живут они теперь под Москвой, в Подольске, что Алёша
много работает. Но я понимала,что она что-то не договаривает, скрывает что-то.
"Ну значит так надо,"- думала Галя и не лезла с расспросами. Ей хватало общения с Ликой. Да и
не могла она с собой ничего поделать, за Леной всегда незримо стоял Алёша.



В следующий раз приехала Галя в родную деревню через три года. Получила она тогда письмо от мамы, в котором та написала: "Беда у нас, Галенька, умерла  Лена. Они с Ликой последнее время жили тут. Лика в нашей школе училась. А родители Лены  слегли от горя. Алёша пока приехал, но ему уезжать через месяц.
 Лику он с собой хочет  забрать, сказал, что в интернате она будет учиться. Девчонка плачет, не хочет в интернат. Горе на них смотреть..."
Галя летела на самолёте, как тяжело было у неё на душе. "Так вот о чём не договаривала тогда Лена? Не хотела обременять меня заботами о себе. А я? Почему же я не расспросила её? Да с другой  стороны, чем бы я помогла? Уж если врачи не помогли... Наверное и в Москве она лечилась... А Лика? Надо
всё сделать, чтобы она поехала со мной. "
В первый же вечер дома мама отдала Гале письмо: - Это Лена тебе передала, последний раз она к нам уж совсем плохая приходила...
Волнуясь и плача, Галя читала неровные строчки, чувствовалось, что Лене уже трудно было писать:
"Дорогая моя Галочка! Прощай, моя родная! Я знаю, что это конец, ничто уже меня не спасёт. Домой я приехала умирать.
Знай, подружка, что я всегда тебя любила. Ты мне больше, чем подружка, ты мне - сестра.  Моя болезнь - это расплата за то зло, что я сделала тебе. Прости, прости меня, если сможешь. Галя, а теперь самое главное - Алёша и Лика.  Я должна тебе сказать, что Алёша никогда не любил меня. Тогда ты  в горе
была, болела, страдала из-за смерти Дениски, похудела, плакала всё время,  а тут я - здоровая, весёлая, по сравнению с тобой...  Вот так и получилось : качнулся он ко мне, а я не устояла, ведь я-то его любила очень, с этой любовью и уйду, а он тебя  любил и любит сейчас. Да Лику ещё. Галочка, я же знаю,
и ты Алёшу любишь, не отталкивай его. Дай шанс вам обоим. И живите долго, будьте счастливы.  А Лика   тоже тебя любит, не бросай её, Галочка, ради всего святого, ради памяти Дениски, не бросай. Прости меня,
 Алёшу прости и прощай."
А потом Галя встретилась с Алёшей у могилы Лены. Высокий и красивый подполковник, с чуть седеющими висками, волнуясь, взял руки Гали в свои. Они сели на скамеечку у могилы Лены.
- Вот, Галя, как жизнь повернула. Лены нет. Как давно мы не виделись с тобой, как я ждал эту встречу!
Словно плотина прорвалась в чувствах Гали, всё, что она столько лет держала в себе, вдруг вырвалось наружу. Она плакала и рассказывала, а Алёша обнимал её, вытирал слёзы и платком, и губами.
- Родная моя, стойкий мой оловянный солдатик, любимая, сколько я передумал, все мысли были о тебе. Прости меня, нас с Леной прости... Я не мог её бросить, из-за Лики не мог, а потом Лена заболела.Она боролась, три года боролась, но напрасно.
- Горе- то какое, Алёшенька...
- Судьба нам послала такие испытания. Дениска, Лена, все эти годы врозь...
- Да, Алёша, нет наших дорогих людей... Но есть Лика, мы должны её вырастить.
- Да, увольняйся там у себя и приезжайте с Ликой ко мне, в Подольск. Между прочим, мы с тобой не разведены... Ты - моя жена, любимая и единственная.
Они встали и пошли по дорожке от кладбища к деревне. Навстречу им бежала Лика.


- И вот я уволилась. Лика ездила со мной, не хотелось нам с ней  расставаться .  Мы  ещё раз  заедем в нашу деревню, попрощаемся с родными, сходим на кладбище. Алёша нас ждёт в Подольске..


Рецензии
Олечка! Еде познакомилась с Вашими героями... Да, жизнь такая непредсказуемая. Вон как все поворачивается. А дорожные рассказы так украшают нашу жизнь. Обожаю дорогу, новые знакомства, новые места. С уважением, М.

Марина Пшеничко Триго   23.07.2018 13:16     Заявить о нарушении
Марина, спасибо, что нашли время прочитать и разобраться в моих героях!
С теплом души,

Ольга Анциферова   23.07.2018 17:21   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.