Дикая груша



Родительский дом располагался на самой окраине села. Каждый день мимо нас прогоняли на выпас деревенские и колхозные стада коров, овец, свиней, по этой же дороге они возвращались вечером. Этот же путь был наиболее коротким для сельчан, которые посещали кладбище, уходили на работу на поля и луга, в лес по грибы и ягоды. Поэтому земля в этом месте была утоптана настолько, что была похожа на кусок безжизненного марсианского ландшафта с беспорядочно разбросанными камнями. Буквально ни травинки. Метров в двести от этого места брали начало и веерообразно расходились в разные стороны десятки тропинок, между которыми уже начинала робко проклевываться травка.
Место настолько было насыщено людьми и животными, что, казалось, ни о какой-то зелени здесь и речи не может быть. Но наперекор всему в центре этой пустыни росла дикая груша. Будто решила бросить вызов природе и людям. Росла она там сколько помню себя, помнят ее и мои родители с молодости. Стоит она и сейчас - видел на недавней фотографии друга в одноклассниках. Так что, по всей видимости, этому дереву не менее восьмидесяти лет, а может и больше ста. Корявое такое, с толстым стволом и копной кривых и коротких ветвей наверху. И множеством высеченных надписей типа «Ваня + Лена = любовь», «Жора 1976», «Т. П. М.» и пр. Старые надписи еле были видны, дерево пыталось их залечить, закрывая наплывами из толстой коры.
Ствол его постоянно был грязный, с кусочками разноцветной шерсти, поскольку здесь любили почесать свои бока животные, а в полуденный зной они же лежали и дремали в ее тени.
Поблизости не было ни одного дерева, которое бы мы не изучили с друзьями – залезали на них, строили шалаши, играли в индейцев… Но дикую грушу мы почему-то не любили, она нас попросту не привлекала. Хотя попытки забраться на нее были, но они всегда заканчивались неудачей. Хоть дерево и было не таким уж большим по высоте, но с толстым стволом и очень густыми ветвями, протиснуться между которыми было невозможно, будто там, наверху, оно скрывало какую-то тайну.
Оно никогда не плодоносило, но все знали, что это груша. А если в разговоре между собой сельчане говорили «возле дикой груши» или «сто метров от нее», то всем сразу становилось ясно, где это. Ни за одним другим деревом не числилась такая привилегия обозначать собой место, где оно растет.
Был жаркий июльский день. Не помню за что, но мать поругала меня, и я, обиженный, ушел из дома. И ноги машинально привели меня к груше. А росла она метрах в сто пятидесяти от нашего дома.
Встал под тенью и прислонился спиной к ее стволу. Долго стоял, неподвижно, обида комом в горле душила меня. Потом поднял голову и посмотрел на ее густо переплетенную крону. И почувствовал доносящийся оттуда зов. Груша звала меня, хотела, видимо, обнять и залечить мои раны…
Я обошел ее вокруг и увидел в одном месте достаточное пространство вежду ветвями. Плюнув в ладошки, взялся за дело. Ствол был слишком толстым и обхватить его руками, чтобы карабкаться наверх, было чрезвычайно сложно. Первые попытки завершились неудачей. Но мальчиком я был очень настырным. Передохнув немного, я попытался еще раз. На этот раз карабкался не прямо вверх, а как-то по спирали, хватаясь и цепляясь за малейшие выступы. И дело пошло. Ценой больших усилий мне удалось вскарабкаться до того места, где ствол разветвлялся на множество толстых ветвей. Тот самый проем между ними оказался не таким уж и большим, поэтому понадобились большие усилия, чтобы протащить туда свое тело.
Там, наверху, пространства оказалось значительно больше. Я стоял, окруженный со всех сторон густыми ветвями и кроной, будто находился в каком-то шатре. Где было не так уж и светло.
Привыкнув к темноте и присмотревшись, я обомлел. В большой чаще, образованной множеством отходящих от ствола ветвей, росла малина. Да-да, самая настоящая малина. И на ней даже было несколько спелых ягод. Видимо с годами опавшая листва скапливалась здесь, гнила, вдобавок с ветром залетала унавоженная пыль, образовав плодородную почву. И, попав туда, семена малины проросло.
Я буквально возликовал от увиденного. Обида улетучилась мгновенно. Так вот какой секрет прятала от людских глаз старая груша?! И было бесконечно приятно, что она поделилась им только со мной. И мы в одночасье стали друзьями – старая корявая груша и 12-летний мальчик.
С тех пор прошло много лет. Естественно, забыть ту историю невозможно. Мало того, с возрастом я стал иначе воспринимать ее. В сознании зрелого человека та самая старая груша стала ассоциироваться с женщиной, не познавшей радости материнства, за что она была в большой обиде на природу и людей. Но очень хотела этого. И удочерила малину. Что ревниво старалась скрыть от людских глаз. Доверилась только одному мальчику. Наверное он чем-то ей понравился…
Как прекрасен и удивителен этот мир! И как печально, что зачастую нам не дано этого понять!


Рецензии
Прекрасная миниатюра!

Любовь Ковалева   09.03.2018 00:59     Заявить о нарушении