Сфумато 1 Всего ничего, или глизайль

                С Ф У М А Т О

               

       «Мы с тобой -  одной крови, ты и я» («Маугли», Киплинг)


       Она была между двумя вокзалами, как меж двумя огнями: железнодорожным и автовокзалом. Сюда забросила судьба: нет теперь ни дома, - надежной и теплой обители; ни человека, который помог бы, утешил, приласкал, поделился пищей. Никого, кто сжалится, подойдет поближе, спросит: «Что случилось, почему ты здесь, и так горько плачешь?» 

       И вот –  погибаешь, но не видят; ревешь, рыдаешь в голос – и не слышат; зовешь на помощь – но никому нет дела. Проходят мимо, и делают вид, что не замечают и не догадываются о том, как тебе плохо, страшно, одиноко!

       Ты промокаешь насквозь: дождь льет с утра не переставая, его струи стекают по коже, смешиваясь со слезами, и с лужами, по которым бегут, бегут мимо ноги. Разные:большие и маленькие, старые и молодые, быстрые и не очень, но – все мимо, мимо, мимо.

       Ты сидишь у забора, возле мусорки – может, хоть бросят какие-нибудь обьедки? Живот свело от голода… «Сколько же я не ела? Сколько времени сижу тут, и жду, и взываю о помощи? День, два… год? Вечно… И – бесконечно тянется время ожидания. Неужели никто не услышит? Не снизойдет кто-нибудь из богов, не спасет?! Но погибать – это так страшно, помогите, хоть кто-нибудь! Спасите!» Но – нет. Бегут и бегут, все мимо, мимо, мимо, мимо…

       Ей казалось, что это продолжается уже вечность: холод, голод, темень, страх и боль. Недолгий яркий свет, и снова – все то же: голод, холодный дождь, жуть от подступающей погибели… За всей этой бесконечной мутью мелькнет где-то в подсознании лучик – сон? воспоминание? – о теплом обьятии, о запахе молока, тихой колыбельной песне, мягкой кровати, сытной еде и крове над головой… Но еще безрадостней, безжалостней застучат плети дождевых струй по голове. По телу, по всему враждебному окружающему миру. За что?! Почему? Как получилось, что вот взяли и выбросили на помойку! Ведь мне и надо-то  совсем, совсем не много, всего ничего, чтобы просто жить… Всего ничего!.. 
 
       Несколько  раз я прошла, пробежала почти бегом мимо нее. И все время доносился из-за мусорного бака этот душераздирающий, хоть и не особо громкий призыв: видимо, уже не хватало сил у этого существа на громкие вопли о помощи. Купив билет на поезд, шла и слышала их, эти вопли. Нужно было еще взять билет на автобус -и снова эти крики. Иду обратно – опять они же. В лицо. В спину. В душу. Эти раздирающие ее вопли, снова и снова: «Мяу…мяу…мяу…» За мыслями, за заботами, за пеленой этого ледяного осеннего дождя все стоит это «Мя-у-у!»

      Настойчиво звенит, пробиваясь сквозь шумы двух вокзалов: топот ног, говор снующих туда-сюда людей, рокота моторов автобусов, подходящих к платформам и уходящих от них на межгород. Столько своих дел, хлопот, а тут еще и это! Но: у меня, в общем, все хорошо, а это несчастное крошечное живое создание хочет только одного:  просто выжить, - самая малость, но и этого ему не дано! И вот что-то остановило, повело туда – на голос – такой одинокий, полный тоски и муки, среди полного равнодушия окружающего, суетящегося, крутящегося-вертящегося мира.
 
      «Кс-кс –кс!» И вот вылезло на свет Божий оно – нечто похожее на мокрый, грязный, облепленный мусором кусок мазута, истошно вопит, взывая: «Спасите! О двуногий бог! Ведь мы с тобой одной крови, ты и я, мы даже созданы (память предков во мне говорит) -  в один день, спаси же меня!» Я взяла это липкое нечто, дрожащее, уже отчаявшееся в спасении, на руки и понесла к машине.

       В теплом салоне она сразу успокоилась, и, сидя на заднем сиденье (о ужас – придется еще и чехол стирать),  пыталась оторвать  зубами прилипшие к шерсти листья, веточки, клочки бумаги… 

     Дома пошли в ход ножницы, уайт-спирит, горячая вода, хозяйственное мыло. Причем кошка отбивалась, царапаясь и кусаясь. Вдвоем с сыном мы кое-как управились с ней, вытерли, покормили, и оставили в котельной приводить себя в порядок.

       Наша домашняя стая кошек приняла новую пришелицу неоднозначно. Когда они пришли с улицы, сразу почуяли все эти новые веяния: целый комплект отвратительных запахов: запахи множества чужих тел и грязных подошв – прилипшие на привокзальном тротуаре к мазутной липучей шерсти; перебивающий их острый, бьющий наотмашь по носу растворитель, смешанный с хозяйственным мылом ( а аромат последнего наводит на мысль, что производят это моющее средство из натуральных продуктов, а конкретно – из отходов жизнедеятельности наших организмов)… И все это -  в одном «флаконе»: мокрое, облезлое, крысоподобное существо, свалившееся неизвестно откуда, не известно зачем, извольте любить и жаловать!

       Мать семейства – Катя, суровая черная кошка, конечно же, обозрев это чудо своими желтыми, змеиного цвета, глазами (за что мы иногда зовем ее Черная Мамба), сразу дала понять, кто в доме сем хозяйка: свирепо зашипела, рыкнула и ушла по своим делам.

       Кити-Кэт, ее беленькая голубоглазая дочка, - отнеслась в общем равнодушно, но по примеру матери, тоже пошипела и порычала.

       Котя – красавец сиам, всегда ко всему относящийся с философским спокойствием – подивился чуду явления в дом нового существа и принял все как должное. А куда деваться?! Тем более, что это уже не в первый раз происходит – были еще и не такие эксцессы.

     А кошка отчистилась, вылизала остатки масла, и вместо серо-саже-дымчатой стала коричнево-полосатой с рыжеватым брюшком и такими же проплешинами подшерстка на срезанных местах, и янтарными умильными глазами. И начала обживаться на новом месте.  Не обошлось и без эксцессов: видимо, жила раньше в квартире, и свои «дела» начала делать прямо на полу в котельной. И как ее ни тыкай носом, ни пихай в подпол – ни за что не соглашается признать дырку в полу за туалет. Много раз приходилось, застав на месте преступления, хватать негодяйку за шиворот и выкидывать на улицу. А она все не понимает: за что меня, маленькую, мучают опять эти двуногие гиганты?!

      И мы не понимаем: неужели так трудно усвоить: тебе сделали доброе дело, спасли, можно сказать – подарили новую жизнь, буквально из грязи вытащили в князи, дали кров и пищу – так будь добра, живи по-человечески, и не гадь там, где живешь!

       Вот так, наверное, и Бог, уставши нас, недочеловеков, тыкать носом в наше же собственное дерьмо, удивляется на нас, грешных, и ждет исправления, а мы все не понимаем, все с..м под себя, и удивляемся, когда получаем по ушам: «За что?!» А за то! Не гадь, не наглей, будь добр, и будет тебе благо и счастье!..

       Но, наконец, все же преодолели и это.
       Освоилась наша Рыська-брыська в доме и в огороде, научилась аккуратно закапывать в землю свои какашки, перестала дичиться, поправилась, начала играть и носиться за лучиком лазерной указки. И даже пытается занять законное Котино место на моем диване. Они-то – Котя-Катя-Кити – до полуночи шастают где-нибудь, охотой промышляют, территорию нашу доблестно охраняют от посягательств соседских котов, а Рыська любит поваляться в тепле, понежиться у меня в ногах.

       Вот лежу, усталая, после огорода, все болит.  И тут кто-то придет, коснется легонько твоей пятки, пройдется осторожно по икрам, по бедру, мягко ступая лапками, и мышечный спазм тут же расслабляется, уходит боль.  А киска присядет на поясницу, потом на плечо, помнет коготками, слегка массируя, и так ходит кругом, и обволакивает своими касаниями, ритмичными пассажами, волнисто льющимися из ее горла и грудки, и так умильно моргают улыбающиеся коричневато-зеленоватые глаза, и щекочут кожу пушистые усы улыбающейся мордашки, и все шерстинки и полоски рыжеватой этой пушистости радуются теплу и покою.

       Казалось бы – невзрачная серая масть, но присмотришься: какие преходы различных оттенков «земляных тонов» по коричневому теплому фону – столь любимому художниками Возрождения. Да эта кошка расписана в технике глизайль: лессировка с использованием вобщем-то одного цвета, нанесенного в несколько тонких слоев, с целью усиления его интенсивности; на коричневую умбру ложатся мелкие, совсем крошечные  мазочки – кисточкой из белки по мягкой кошачьей шерстке: а это уже другая техника живописи – сфумато (в переводе с итальянского – «исчезающий, как дым»), изобретенная Леонардо; и затем – появляются полоски, обводятся контуры глаз, ушей, точки на щечках, от них – тянутся упругие штрихи усов. Еще усилить и подчеркнуть все это черным, сделав выразительнее линии, пройтись охрой по брюшку, и вот перед вами – тигр в миниатюре! И вся эта филигранной работы красота могла бы сгинуть бесследно – как обидно для художника-природы, написавшего сей шедевр, чуть было не загубленный, никем не оцененный, исчезнувший где-то в мусорном баке…

       Вот лежит и намурлыкивает громко извечную кошачью молитву, так и слышится в этих переливчато-гортанных вздохах-выдохах: «Слава Богу, слава Богу!.. Слава этому двуногому богу, он такой сильный, добрый, милостивый… Слава тебе!..»

       Слушаешь это песнопение, и вот расслабляешься телом и душой, уходят дневные заботы и треволнения. И вздохнешь, и выдохнешь вдруг долго и прерывисто, как бывает после долгого плача, и понимашь, что -  и правда: весь этот прошедший день, а может -  и несколько дней – или даже лет – были каким-то одним сплошным плачем… О неудачах, о горестях, о болезнях, о чем-то еще… А ведь и надо-то всего лишь: дом, пища, покой и радость бы-ти-я: всего ничего, и как много!

        Капелька тепла, подаренная кому-то, возвращается к тебе целым дождем света, утешения, и радости бытия.


Рецензии
«Царство Небесное силою берётся, и употребляющие усилия восхищают его" Мф.11.12. Вот, найти бы человека, знающего, какими усилиями восхищается Царство Небесное!

Максим Соловский   23.08.2019 19:52     Заявить о нарушении
Прав. Иоанн Кронштадтский
От дний Иоанна Крестителя доселе Царствие Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его

Отчего Царство Небесное, царство мира и радости, силою берется, и только употребляющие усилие восхищают его? Оттого, что в нас много внутреннего, природного зла, которое нужно искоренять и которое, как змея, которую хотят убить, противится и уязвляет нас; что есть сильный враг Царствия Божия, который всеми мерами постоянно силится изгнать из нас Царство Божие и утвердить в нас свое царство, царство греха, мрака, смущения, скорби и тесноты. Не удивляйся же, что к Царству света нужно всегда идти напролом.

Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его. Эти слова надобно относить и к Святым Тайнам Тела и Крови. Так как с ними мы принимаем в себя Царствие Божие, то без нужды, без усилий нельзя принять их достойно, а нужно испытать борьбу внутреннюю пред принятием их: враг постоянно, безотвязно старается похитить из сердца нашего веру в Святые Тайны, чтобы мы приняли их в суд себе, потому что все, что не по вере, грех (Рим. 14,23). Означенные слова надобно отнести также и ко всем прочим тайнам, ко всем молитвам, к добрым мыслям, желаниям и поступкам.

Верно слово Спасителя, что Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его. Чтобы делать добро, я постоянно должен бороться с своим сердцем, которое всегда готово склонить меня ко злу: добро всегда с нуждою достигается, а зло сделать всегда легко, только опусти руки. Сердце наше – источник зла, по словам Спасителя.

Царство Небесное силою берется. Это значит, что жизнь по вере не достается даром, но нужно трудиться, чтобы иметь внутренние признаки в себе Царствия Божия.

Дневник. Том II. 1857-1858.

На человека действуют постоянно две невидимые силы: добрая и злая; сила Божия, сила благодати и сила диавола, сила лукавая и всепагубная. Человек поставлен в этом мире как бы между двух огней, из коих один – животворный, о коем Господь говорит: Я пришел низвесть огонь «на землю» (Лк. 12:49); а другой – огонь палящий и сожигающий. Человек должен употреблять усилие над собою, чтобы возбуждать в себе огонь Божий, огонь веры и любви к Богу и ближнему. Человек потерял свое первое Божественное достоинство, свою правоту, святость, благость, кротость и наполнил душу свою всякими грехами. Вот у тебя нет чистоты сердца – это большая потеря, надо приобресть ее; нет сочувствия к ближнему в его скорби, беде, несчастии, бедствии, болезни – перемени себя, будь сочувствующим; не имеешь усердия к молитве, к Богу, не имеешь духовного вкуса к молитве, не имеешь духовного слуха к слушанию Слова Божия – претвори себя, развей духовный вкус, духовный слух, чтобы с любовию слушать Слово Божие, чтобы чувствовать сладость молитвы и сладость добрых дел. Если горд – смирись, если жаден к пище и питию – будь воздержан и т.д. Зло сильно борет человека и нудит на зло, а добро – привлекает к себе своею нравственною красотою, миром душевным, свободою духовной; добро привлекает обетование вечной жизни за победу над страстями: «Побеждающему дам сести со Мною на престоле Моем… » (Откр. 3:21). «Царствие Небесное», то есть святость и чистота, правота, воздержание, молитва, целомудрие, любовь к Богу и ближнему – «силою берется», то есть силою благодатной помощи Божией и собственным усердием, и «употребляющие усилие» приобретают его. Плоть противится духу (Гал. 5:17), то есть всякой добродетели, чтобы мы не то делали, что хотим ради Бога и спасения души и ради блага ближних. Человек поставлен в этой жизни между двух течений: добра и зла, между двух огней: огня Божиего, животворящего, и огня дьявольского – палящего и мучающего. Требуется сопротивление человека всякому злу, всякой страсти плоти и духа, всякой похоти и обучение, усвоение всякой добродетели. Жизнь настоящая есть школа духовная, борьба, подвиг, сражение с грехом или «с духами злобы поднебесной» (Еф. 6:12), борющими нас на зло. Нужно всякому учиться побеждать в себе грех с помощию Божией, ибо без Бога не до порога. И от Бога даны нам все Божественные силы к животу и благочестию, надо только не лениться использовать их. – Хотите научиться восхищать силою Царство Небесное? – Поучитесь у святых, как они подвизались, как они употребляли над собою всякое усилие; какое у них было самоотвержение, какое беспристрастие к богатству, к мирской чести и славе, к плотским удовольствиям; какое имели воздержание, какое усердие к Богу, какую молитву всегдашнюю, какой труд, какое смирение, незлобие, послушание, терпение, милосердие к ближнему. И как верою они дошли до Царствия Божия! Никто из них не посрамился; все получили нетленную жизнь и вечную славу, вечное блаженство и находятся вне всякого страха потерять приобретенное Царствие Небесное. Подражайте и вы им, каждый по силе своей; читайте, слушайте Слово Божие, вникайте, разумейте, стремитесь неустанно к цели вашей жизни – и получите вечное спасение. Ведь вы трудитесь же все так или иначе для земли, для земного благоденствия; потрудитесь же особенно для получения вечной жизни; «ищите прежде Царства Божия и правды, Его, и сия вся», все земные блага «приложатся вам» (Мф. 6:33). Аминь.

Последний дневник (1908 год).

Царство Небесное нудится – и царство сатанинское нудится, то есть грех непрестанно нудит нас следовать его похотям, да еще с наглостью, с силою, с ожесточением; борись с ним непрестанно: не будешь бороться – грех совсем одолеет, а Царство Божие ослабеет.

Дневник. Том X. 1866–1867.

Блж. Иероним Стридонский
От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется (vim patitur = претерпевает насилие), и употребляющие усилие восхищают его

Если, - как мы выше сказали, - первый Иоанн провозгласил необходимость покаяния народам, говоря: Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 3:2), то, следовательно, с этого времени Царство Небесное претерпевает насилие (vim patitur), т. е. приобретается силой, и употребляющие усилие похищают его. Действительно, великое усилие обнаруживается в том, что мы рождены на земле, а стремимся к месту на небе и овладеваем через подвиги добродетели тем, чего не получили от природы.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Блж. Феофилакт Болгарский
От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его

По-видимому, это не стоит в связи с тем, что сказано раньше, но в действительности не так. Обрати внимание: сказав Своим слушателям о Себе, что Он больше Иоанна, Христос возбуждает в них веру в Себя, показывая, что многие восхищают Царство Небесное, то есть веру в Него. Это дело требует большого напряжения: какие усилия нужны, чтобы оставить отца и мать и пренебречь своей душой!

Толкование на Евангелие от Матфея.

Ориген
Ст. 12-13 От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его, ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна

Дни Иоанна и Иисуса следует понимать не в смысле времени, а в смысле состояния души слушателя божественного Писания. Слово же «ныне» относится к дням Иисуса, которые псалом описывает следующим образом: Воссияет во дни его правда и множество мира, доколе не престанет (Пс. 71:7). Тот, кто проходит предварительное обучение, приступая к начаткам слов Иисуса и шествуя путем, который начинающим представляется каменистым и трудным, захватывает Царство Небесное силой - силой терпения. Ибо силою берется употреблено здесь не в действительном, а страдательном значении. Если же совершенное Слово, приняв того, кто ожидает свободы под началом закона и пророков, которые [для него своего рода] детоводители и домоправители, вручает ему отеческое наследство, то справедливо сказано: закон и пророки до Иоанна.

Фрагменты.

Евфимий Зигабен
От дний же Иоанна Крестителя доселе Царствие Небесное нудится, и нуждницы восхищают е

Златоуст говорит, что Царством Небесным назвал здесь веру в Себя, как залог Царства Небесного, т.е. наслаждения небесных благ. Нудится, т.е. насильно восхищается людьми, когда они делают насилие над самими собою и побеждают нужду собственных страстей или тиранию неверия. Поясняя это, присоединил: нуждницы восхищают е. Такое похвальное насилие началось, говорит, со дней проповеди Иоанна, провозгласившего народу: покайтеся, приближибося Царствие Небесное (Мф. 3:2). Сказал это Христос, как для похвалы Иоанну, как бы положившему начало спасению людей, – так и для побуждения слушателей употребить подобное же усилие над самими собою.

Толкование Евангелия от Матфея.

Лопухин А.П.
От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его

(Лк. 16:16). Трудные для объяснения стихи 12-15 служат связью меж 11 и 16. Под “днями Иоанна Крестителя” имеется в виду время выступления его на проповедь. Слова “Царство Небесное” употреблены здесь, очевидно, в смысле “Царство Божие”, учрежденное Спасителем на земле. Златоуст толкует этот стих так: “Спаситель заставляет и понуждает ими (т.е. этими словами) слушателей Своих к вере в Него, и вместе подтверждает то, что сказал прежде о Иоанне. В самом деле, если до Иоанна все исполнилось, то, значит, — Я грядущий. Ибо все, говорит, пророки и закон прорекли до Иоанна. Пророки, следовательно, не перестали бы являться, если бы не пришел Я. Итак, не простирайте своих надежд вдаль и не ожидайте другого (Мессии). Что Я — грядущий, это видно как из того, что перестали являться пророки, так и из того, что с каждым днем возрастает вера в Меня; она сделалась столь ясною и очевидною, что многие восхищают ее. Но кто же, скажешь ты, восхитил ее? Все те, кто приходят ко Мне с усердием”.

Толковая Библия.

Троицкие листки
От дней же Иоанна Крестителя доныне Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его

См. Толкование на Мф. 11:2

Группа Вконтакте
участников проекта
© 2010–2019

Наталья Лукина88   27.08.2019 06:30   Заявить о нарушении
Людей этих много, читай

Наталья Лукина88   27.08.2019 06:31   Заявить о нарушении
Зачем же святому пророку читать лжецов-сатанистов?

Максим Соловский   27.08.2019 07:45   Заявить о нарушении
Не засоряй переписку ложью этих идиотов.

Максим Соловский   27.08.2019 13:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.