Грабёж

                ГРАБЁЖ
  Литератор Виталий Зорин постоянно ощущал голод. Да это и не удивительно – пенсию по инвалидности он получал скудную, как ум диктатора. А когда он написал письмо в правление одного из писательских союзов, членом которого состоял, и рассказал о своём бедственном положении, то ему ответили, что материальную помощь оказать не могут.
  Сегодня деньги у него закончились, а из еды осталась только буханка хлеба.
  Виталий тяжело вздохнул и зашёл в кладовку. Может, здесь завалялось несколько картофелин.
  Зорин осмотрел все полки и пол. Ничего съедобного не оказалось. Были только старые вещи; в том числе – игрушечный пистолет, очень похожий на настоящий, и солнцезащитные очки, напудренные толстым слоем пыли.
  Тут раздался звонок в дверь.
  Это пришёл его друг – Игорь Буланов. Лицо гостя, как всегда, было бледным и бесстрастным, точно чистый лист бумаги.
  - Чем занимался? – спросил Игорь.
  - Продукты искал, - ответил Виталий.
  - Опять голодаешь?
  - Да.
  На бумажном лице Буланова появилось малопонятное выражение, чем-то напоминающее многоточие.
  - Тебе нужно подрабатывать, - посоветовал он Зорину.
  - Как?
  - Поступи во Дворец Культуры.
  - А кем?
  - Руководителем литературного объединения. Лишние деньги тебе не помешают.
  - Отличная мысль! – воскликнул Виталий. Затем почесал подбородок и поинтересовался: - А как я буду ходить на занятия без «Поэтического словаря»?
  - Не волнуйся. Я тебе напечатаю его на принтере.
  Вскоре гость ушёл.
                ------------
  На следующий день Зорин отправился во Дворец Культуры, чтобы поговорить с директором – Русланом Леопольдовичем Соколовским.
  Под ногами Виталия тихо шуршали жёлтые и красные листья, недовольные тем, что их потревожили.
  И вот Виталий уже в кабинете директора – молодого человека с тёмными, как погреб, глазами.
  - Я хотел бы поступить к вам на работу руководителем литературного объединения, - сказал Зорин. И положил на стол перед Соколовским свой членский билет.
  - Это можно. Только необходимо написать заявление. Вот вам ручка и бумага.
  Виталий сел за длинный стол и настрочил следующее:

  «Директору ДК «Темп» Соколовскому Руслану Леопольдовичу – от Зорина Виталия Витальевича.
  Предлагаю Вам организовать в ДК литературное объединение «Парнас».
  Время работы:
  Понедельник – с 16.00 до 18.00.
  Четверг – с 16.00 до 18.00.
  В программе:
1. Изучение теории литературы.
2. Разбор стихов и прозы начинающих литераторов.
3. Рекомендация лучших сочинений к печати.»
 
  Прочитав бумагу, директор спросил:
  - А можно изменить время работы?
  - Конечно, - ответил Виталий.
  - Хорошо. Зайдите ко мне после зимних праздников.
  Значит, придётся ждать почти четыре месяца… Ну и пусть! Зато потом он будет получать здесь деньги за свою работу – и перестанет голодать. Сколько, интересно, ему будут платить? А впрочем, это не так уж и важно. Сейчас с его стороны было бы нетактично – завести речь о деньгах.
  Забрав членский билет, Зорин попрощался с Соколовским и удалился.
                ------------
  Спустя неделю Виталий позвонил Игорю Буланову по телефону:
  - Словарь напечатал?
  - Ещё нет. У меня много дел.
  Надо сказать, что Буланов зарабатывал себе на жизнь тем, что редактировал и готовил к печати книги местных авторов.
  - Ладно, не торопись. Всё равно мне на работу выходить только после Нового года, - сказал Зорин.
  - Значит, тебя приняли в ДК?
  - Да.
  - Поздравляю!
  - Спасибо!
  И Виталий опустил трубку на рычаг.
                ------------
  Дни проходили однообразной чередой. Зорин писал стихи и рассказы. Но делал он это на голодный желудок, который настойчиво требовал пищи. Виталий  даже ел кошачий корм, предназначенный его пушистому домашнему питомцу – Мурлыке. Иногда он закрывал глаза и представлял себе разные вкусности – дымящиеся поджаренные шашлыки, колбасу «Сервелат», салат «Оливье» и т. д. и т. п. Ничего, нужно немного потерпеть. Когда он начнёт работать в ДК, то всё это у него будет.
                ------------
  После зимних праздников Зорин пришёл к Соколовскому. И протянул тому трудовую книжку.
  - Вот. Принёс вам.
  - Зачем? – поднял брови Руслан Леопольдович. – Для руководителя литобъединения зарплата не предусмотрена.
  Виталия словно ударили ножом в спину.
  Однако он попытался скрыть своё разочарование.
  - Сейчас я позову худрука, и он покажет вам место, где вы будете проводить занятия, - проговорил Соколовский. И позвонил кому-то по телефону.
  Через полминуты явилась женщина лет пятидесяти. Крылья её носа слегка подёргивались, словно ноздри учуяли запах пожара.
  - Зоя Ивановна, покажите, пожалуйста, Валерию фойе, - обратился к ней директор.
  «Даже имя моё не запомнил!» - с досадой подумал Виталий.
  Когда он с женщиной очутился в фойе, та указала пальцем на ряд кресел:
  - Вот здесь вы и сможете проводить занятия.
  - Хорошо. Я буду приходить сюда… иногда.
  Зорин сказал неправду. У него не было ни малейшего желания работать бесплатно. Что он, дурак, что ли?!
  Словно прочитав его мысли, Зоя Ивановна сказала:
  - У нас получает деньги только руководитель хора, потому что он народный…
  - Понятно, - отозвался Виталий.
  И, попрощавшись, удалился.
                ------------
  Вечером Зорина навестил Буланов, принёсший ему «Поэтический словарь», который был напечатан на принтере.
  - Теперь он мне не понадобится, - произнёс Виталий.
  - Почему?
  - Потому что в ДК я работать не буду.
  - Но ты же хотел…
  - Я хотел потому, что думал – мне будут платить. Но Соколовский сказал, что руководителю литобъединения зарплата не положена.
  - Положена. Я это отлично знаю. Просто директор решил класть твои деньги себе в карман.
  - Ты в этом уверен?
  - Абсолютно.
  Зорин так заскрежетал зубами, что они едва не раскрошились.
  - Скотина – этот Соколовский! – возмутился он.
  И в его голове родился план дальнейших действий.
                ------------
  Через несколько дней во Дворце Культуры стали выдавать зарплату.
  Виталий, осведомлённый об этом, вышел из дома, захватив с собой игрушечный пистолет и солнцезащитные очки, предварительно очищенные им от пыли.
  Приблизившись к ДК, он принялся ждать, когда выйдет Соколовский.
  Было холодно. Зорина окружали барханы сугробов и чернильная тьма.
  Вот уже вышли все, а этот жулик не появлялся.
  «Может, он сегодня не работает?» - пронеслось в мозгу у Виталия.
  Он уже хотел было уходить, но тут услышал кашель директора.
  Зорин молниеносно нацепил на нос чёрные очки и закрыл нижнюю часть лица шарфом, видневшимся из-под куртки.
  Когда Соколовский вышел на улицу, Зорин огляделся по сторонам.
  Поблизости никого не было.
  Виталий подошёл к директору, вытащил из кармана игрушечный пистолет и направил дуло на своего врага.
  - Гони деньги, скотина, – или я тебя сейчас пристрелю! – проговорил он изменённым голосом.
  В глазах Соколовского мелькнули искорки страха.
  - Вы шутите? – пролепетал он.
  - Нет, не шучу. Считаю до трёх. Раз, два…
  - Хорошо, вот вам деньги.
  И директор, вытащив пачку банкнот, протянул её Зорину.
  - Это всё? Или ещё осталось? – спросил Виталий, убирая купюры.
  - Ничего не осталось. Честное слово!
  - Ладно, иди.
  - Спасибо!
  И Соколовский поспешил прочь, спотыкаясь на каждом шагу.
  Едва он скрылся из виду, как Зорин подумал: «Теперь я несколько месяцев не буду голодать».
  Виталий снял очки, сунул их в карман и, вернув шарф на прежнее место, двинулся в продовольственный магазин.
  2018


Рецензии
голод
страшно

Олиа Стельмах   20.02.2019 14:47     Заявить о нарушении
Да, Олиа... Знаю о голоде не понаслышке...

Александр Тяпкин-Чурсин   20.02.2019 17:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.