Бросок к вулканам. День седьмой

Вертолетная экскурсия в кратеры вулканов
     На дополнительную вертолетную экскурсию нас повезли какой-то новой дорогой. Везли достаточно долго и, наконец, привезли, но вовсе не туда,  где мы были четыре дня назад, а в какое-то новое место. Оказалось, что в Петропавловске имеется несколько вертолетных площадок, вот нас и привезли на учебную базу бывшего ДОСААФ. Сам-то ДОСААФ уже приказал долго жить, а базы и различная техника вполне еще живут и даже, судя по той, куда нас привезли, очень даже неплохо.
     На поле находилось несколько винтокрылых машин: пара МИ-2 и штук шесть американских стрекоз фирмы Робинсон. Нас усадили в МИ-2, небольшой восьмиместный грузопассажирский вертолет, производства польского концерна «Пезетел».
     Интересно, что эта машина, разработанная в конструкторском бюро Миля, и полностью доведенная на советских авиационных заводах, никогда не производилась в нашей стране, а сразу же была по лицензии передана в Польшу, и было это в далеком 1965 году.
      Почему я решил, что это был грузопассажирский вариант МИ-2?  Да потому что в нем не было сидений, а был широкий помост для размещения на нем грузов, что означало — данный борт в основном  используется именно по такому назначению, а не для перевозки людей.
     Но, тем не менее, нас загрузили в вертолет, в кабину село два человека, итого у нас была почти максимальная загрузка — семь человек. Программа нам была предложена на загляденье: облет трех вулканов, посадка на горячих источниках и возвращение над Авачинской бухтой в город. При этом нам был задан вопрос относительно источников, где бы мы хотели отдохнуть, на диких или цивилизованных? Наше мнение было единодушным, конечно, на диких, цивилизованные-то мы уже видели.
     Был запущен двигатель, достаточно долго раскручивался несущий винт, гул мотора вдруг сильно возрос, но машина не взлетела, а как-то неуклюже, ну, нам так показалось, побежала по летному полю и только после приличного по длине пробега взлетела и, слегка наклонив нос к земле, понеслась в сторону Мутновского вулкана.
     Минут двадцать, я думаю, не больше, занял у нас подлет к этой вулканической группе. Помимо Мутновского в группу еще входит вулкан Горелый, вот к нему-то мы и подлетели в первую очередь. Горелый — это настоящий действующий вулкан, последнее извержение которого произошло 12 июня 2010 года. Мне никогда до того не приходилось влетать в кратер действующего вулкана, да и на вертолете я первый раз летал пяток дней назад… и вот почти сразу мы влетели в кратер.
     На подлете вулкан был окружен облаками, летчикам пришлось пару раз его облететь, и то ли облачность рассеялась сама по себе, то ли ее разогнал вертолетный винт, но облака как-то вдруг почти испарились, или что они там делают, не знаю, как это называется. И вот перед нами предстала огромная, довольно глубокая выемка на вершине горы, в которой по краям лежал снег, а почти по середине располагалось большое озеро. Из отдельных трещин в скалах вырывались клубы пара.
   Тогда, находясь, в вертолете, я так и не понял, куда это нас занесло, поэтому по возвращению в гостиницу залез в Интернет, который не очень-то и помог. Ну, выяснил я  строение этого вулкана, и что из того. Не хочется углубляться в то, чего не понимаю сам, поэтому коротенько могу перечислить основные его составляющие: кальдера диаметром около 12 километров (именно туда, наверное, мы и залетели), в которой находится  вулкан Молодой Горелый, вершину, которого венчают 3 крупных слившихся конуса с 11 кратерами, наложенными друг на друга, и комплексом современных побочных конусов (около 40) на его склонах.
     Мы немного покрутились вокруг вулкана, и хотя я смотрел в круглый иллюминатор, не отрывая глаз, почти ничего из того о чем написано пятью строчками выше, я не видел, не видел ни трех конусов, ни массы кратеров, видел лишь то, что зафиксировал для последующего обозрения наш фотоаппарат. Нос, мой чуткий на любые запахи нос, тоже ничего не унюхал. О том, что это действующий вулкан, который в обозримом прошлом отметился извержениями различной силы свыше 50 раз, говорили только клубы пара, поднимающиеся из многих дырок и трещин на склонах вулкана.
     От вулкана Горелый МИ-2 полетел в сторону Мутновского, прошло всего несколько минут, мы даже не смогли расслабиться после увиденного и еще обменивались впечатлениями, как летчики попросили нас обратить внимание на картину, которая разворачивалась внизу на земле, если так можно назвать те горы, над которыми мы пролетали.
     Потрясающую, непрерывно изменяющуюся красоту, можно было наблюдать из обоих иллюминаторов, и из правого, и из левого. Перед нами разворачивалась панорама вулкана Мутновский, привычные уже нашему взгляду черные скалы с белыми полосами снежников сменялись одна за другой, и вот он появился сам вулкан. Мощный пик со слегка срезанной вершиной, к которой и устремился наш вертолет, включает несколько конусов, слившихся в единый массив.
     Уже в гостинице я прочитал такое его описание, которое хочу процитировать целиком. «Северо-западный конус имеет современные проявления вулканизма, которые можно наблюдать в центральном кратере размером 2 на 1,5 км и активной воронке, в основном выраженные в активной фумарольной деятельности. За исторический период времени вулкан извергался не менее 16 раз. Наиболее сильное извержение произошло в 1848 году. Самое недавнее извержение приходится на 2000 год».
     Вот в этот-то центральный кратер мы залетели уж точно и даже зависали прямо над фумаролой, из которой вырывался мощный столб пара с сильным запахом сероводорода. Следует учесть, что вертолет достаточно герметичен, но запах вулкана мы все явственно почувствовали.
     Покружившись немного внутри кратера, и поповорачивавшись то левым, то правым бортом, чтобы все смогли хорошенько все рассмотреть, мы поднялись вверх и полетели куда-то в сторону. Почти тут же мы увидели внизу не только Мутновскую ГеоЭС, но и весь наш позавчерашний путь от нее до Дачных источников. К сожалению, мы были не готовы к такому повороту событий и не успели заснять те снежники, тот перевал, да и саму долину реки Фальшивая, в которой находятся источники, и к которым мы с таким трудом пробивались пару дней назад.
     Ну, а вертолет тем временем продолжал свой путь, но не вперед, а куда-то вниз и вскоре опустился в незнакомой нам долине.
     Не успел полностью остановиться винт, как показался человек с большой собакой. На всякий случай мы решили не покидать машину, кто знает, что на уме у этого зверя. Но нас пригласили на волю, собака весело махала хвостом, высказывая самые добрые намерения, да и лицо, у ее хозяина, просто-таки лучилось добротой.
Коротко опишу место, куда мы попали: очень уютная долина, заросшая деревьями, с обширной поляной посередине, на которую присел наш вертолет. Как только мы из него вышли, мы увидели с левой стороны небольшой домик, справа шумела горная речка, а впереди из-за пригорка поднимался пар. Прежде всего, мы, конечно же, отправились за пригорок, чтобы найти источник пара, как будто мы не понимали, откуда на Камчатке может идти пар.
     Ну, конечно, там была сильно парящая фумарола, а рядом небольшой выход на поверхность глины рыжеватого цвета. Эта грязь обладает целебными свойствами, проинформировали нас, и все набрали ее кто, сколько мог и хотел.
     Теперь о купальне. Всего-навсего две трубы, по которым в отделанную камнями и досками яму размером четыре на десять и глубиной около метра сорока текла холодная вода пробегающего мимо ручья. Там она смешивалась с горячей термальной водой, сочащейся из дна и стенок. Это и был тот самый «дикий», обещанный нам источник.
     - А где же цивилизованный? — спросили мы.
     - За рекой, — таков был ответ.
     Оказывается за рекой, находится кордон, в котором работает группа специалистов, в основном вулканологов. Вместе с нами попутным грузом вертолетчики забросили на кордон мешок с провиантом, который валялся во время полета у меня в ногах, занимая все свободное пространство.  Мешок, как будто в нем находилось какое-то живое существо, постоянно двигался, и постоянно пытался оторвать меня от иллюминатора, поскольку мне приходилось все время искать место куда можно поставить ноги.
     Нас порадовало, что источник хоть и считается «диким», имеет такое цивильное удобство, как  раздевалка. Не дожидаясь никаких приглашений, мы быстренько разделись и тут же намазались той самой грязью из соседней ямы, и начали позировать друг другу, так как хозяев наши ужимки совершенно не интересовали.Накривлявшись вволю, мы залезли в горячую воду. Источник оказался весьма коварным, дно и стенки были очень горячими. Приходилось находиться постоянно в подвешенном состоянии, не пытаясь до них дотронуться. Я по неопытности или скорее незнанию, наступил все же на дно и довольно-таки сильно обжегся. А так, температура воды оказалась в самый раз, на пару градусов повыше — и было бы уже чересчур горячо, вскоре тело быстренько приноровилось, и мы с пару десяток минут предались неге и блаженству.
    Распаренные и довольные, мы вылезли из источника и отправились обозревать окрестности. Прежде всего, мы попытались перебраться на другой берег реки и посмотреть, как же выглядят в этом краю «цивилизованные» источники, если «дикий» так хорошо оборудован. Но, к сожалению, нас на другой берег не пустили, обосновав отказ ветхостью моста, по которому якобы никто уже не ходит, а все перебираются на ту сторону вброд, а у нас нет не только сапог, но и вообще подходящей обуви.
     Погуляли немножко, сели в вертолет и полетели к третьему вулкану, которого не только я, но и никто из группы  даже и не заметил. То ли он очень маленький, то ли мы так быстро мимо него пролетели, что, действительно, просто не успели заметить, ведь вокруг только и есть, что горы и долины, не зная точно куда смотреть, можно вулкан и не увидеть, что скорее всего и произошло.
     Наконец, внизу показалась большая вода.
     - Смотрите, смотрите, мы над океаном, - прокричал кто-то из группы, и мы прилипли к иллюминаторам. Действительно вертолет не спеша плыл над Авачинской бухтой и, кораблями, стоящими на рейде. Но вот опять появилась прибрежная полоса с Петропавловском где-то сбоку, а затем опять вокруг поднялись горы, горы и еще раз горы. Внизу мелькнули маленькие, словно игрушечные вертолетики, наш небесный тихоход совершил большой круг, как бы призывая нас запомнить это место на всю оставшуюся жизнь, и пошел на посадку.
     На аэродроме нас пригласили в кают-компанию, или как это называется в авиации, по дороге у забора я заметил цветочки, но даже понюхать их не смог, — очень нас торопили. Так вот, в этой самой кают-компании я сделал вывод, что живет бывший ДОСААФ, вернее его преемник, весьма и весьма достойно. Прекрасно отремонтированное помещение, очень даже приличная офисная техника, да и мебель оказалась ей подстать. На стенах масса красивой наглядной агитации, на полках симпатичные сувенирчики, вкусный чай с какими-то печенюшками, все было замечательно, но мы на все это смотрели как бы издали, отвлеченно, не только не замечая деталей, а скорее вообще ничего не замечая. А все дело в том, что каждого из нас не просто переполняли, а буквально рвались из нас на волю воспоминания и впечатления от всего виденного не только в этот день, а за всю экскурсионную неделю. 
     По дороге в гостиницу мы на несколько минуток заскочили в крупный торговый центр, чтобы обзавестись наличными деньгами. Пока граждане бродили в поисках банкомата, я заглянул в большой сувенирный магазин. Сразу признаюсь, что была бы возможность дотащить до дома, то что я там присмотрел, я бы никаких денег не пожалел. Там было столько крупноразмерных сувениров, вырезанных местными мастерами из древесины местных же деревьев — уж не из каменной ли березы, подумалось мне, что глаза действительно разбегались. Редко в наших сувенирных магазинах можно увидеть такие чудесные изделия, и все это были изображения Богов коренных народов Камчатки — коряков и ительменов.
     Вот так, и закончился этот замечательный день.
     Продолжение следует…


Рецензии