Бросок к вулканам. День шестой

Выход в Тихий океан. Остров Старичков и икра морских ежей

     Утром к гостинице за нами подъехали сразу две машины, в одной был наш гид Виталий, а в другой находился директор компании «Видение Камчатки» по имени Евгений. К нашему неудовольствию, мы были поставлены перед тем фактом, что Виталия, по каким-то там непредвиденным обстоятельствам, которые вдруг обрушились на фирму, снимают с нашей группы и бросают в прорыв.

     Мы, конечно, все без исключения огорчились, мы привыкли к Виталию, к его неунываемости, его юмору, его незлобивому подтруниванию над нашей неловкостью и неумелостью, тогда как для него никаких трудностей на предельно простых маршрутах, рассчитанных на таких слабаков как мы, конечно не было. Мы прекрасно понимали, что Виталию скучновато в нашей компании, что ему хочется уйти куда-нибудь хотя бы на несколько дней, туда, где можно в полной мере проявить свои качества лидера группы, свои способности терпеть и тянуть.

     Однако нам так еще хотелось, и поговорить с ним, и послушать его, и еще раз понаблюдать за тем, как он принюхивается к икре, рыбе и другим морским деликатесам. Да и, что греха таить, мы все рассчитывали, что именно Виталий поможет нам в последний день не ошибиться на рынке и привезти домой самое вкусное, что только можно найти на камчатском базаре.

     Евгений приехал, конечно, не только для того, чтобы предупредить нас о том, что Виталий уходит на другой маршрут. В первую очередь ему надо было решить весьма непростой вопрос — а что с нами делать в последний день? Ладно, сегодня нас надо только отвезти на пирс, сдать там специалистам по морским прогулкам, ну, а вечером забрать обратно. Все это может сделать любой сотрудник фирмы, умеющий водить машину, а вот завтра…

     Завтра-то у нас запланирована поездка на целый день на Малкинские источники, а это означает, что кто-то из офиса должен бросить все свои дела и пасти нас. Для решения этого вопроса Евгений приготовил нам неубиваемое предложение, от которого, как он считал, невозможно отказаться — вертолетную экскурсию. При этом надо было попытаться, прежде всего, соблазнить нас интересным маршрутом, а затем не испугать ценой — экскурсия-то, не планируемая ранее, вдруг у людей в последний день таких денег не найдется, все ведь может быть. А представьте себе такой вариант, кто-то один откажется, и что с ним завтра делать? Вот такую сложную проблему надо было решить директору.

     А предложение было таким: за шестьдесят тысяч рублей с нас со всех облететь три вулкана, сесть у какого-нибудь не часто посещаемого источника, отдохнуть там и часов через пять вернуться обратно. К счастью, все обошлось. К моему удивлению, согласились все, причем не просто согласились, а согласились без малейших раздумий. Чувствовалось, как с Евгения сошло напряжение, и он оживился. Мы уселись в ту же самую машину на свои уже привычные места, единственное, передо мной сидел не  Виталий, а совсем другой человек, но с этим ничего уже нельзя было поделать.

     Приехали к месту стоянки прогулочного катера, с гордым названием «Алмаз» и с очень импозантной сопровождающей по имени Нина.

     Подождали с полчасика, на которые мы и приехали раньше, и которых вполне хватило на обозрение стоящих рядом у стеночки судов. Меня заинтересовало краболовное судно, вернее, не само судно, конечно, а снасти, которыми была буквально завалена палуба. Трехпрядные крученые полиамидные канаты, шестнадцатипрядные плетеные шнуры и десятки краболовок, это такие корзины с открытой горловиной, которые вертикально устанавливают на дно и куда крабы залезают на запах наживки. Всего было так много, что казалось, что это — не палуба, а склад канатной фабрики.

     Не успел я на все это налюбоваться, как нас пригласили на посадку. Мы поднялись на борт, и все спустились в большую каюту, где, по требованию экипажа, расселись вокруг больших столов. При отчаливании и причаливании все пассажиры должны находиться в каюте, таково непреложное условие безопасности пассажирских перевозок.

     Катер отвалил от берега, и нам разрешили разбрестись по палубам, в каюте народу было много, я даже боялся, что и на палубе придется толкаться, но оказалось, что ничего. Народ группировался в каких-то удобных им одним местах, все фотографировались, рассматривали берега, мимо которых мы проплывали, и об истории которых по громкоговорящей связи рассказывала Нина.

     Катер шел достаточно далеко от берега, и мы не смогли увидеть на островах Три брата, так называются три вертикальных скалы, стоящие неподалеку друг от друга, гнездовий морских птиц. Эти скалы являются несомненным символом бухты.
 
     Легенда гласит, что когда-то давно на побережье обрушился нескончаемый поток цунами, которые разрушали все на своем пути и уносили с собой жизни людей и животных. Три брата, прекрасные юноши, сговорились защитить родные земли от напасти и встали у входа в бухту, чтобы своими телами преградить путь стихиям и освободить свой народ от горя. Так и стоят они до сих пор, гордые и непокоренные, облачившись в каменные одежды, чтобы вечно остаться защитниками своего народа. Но вот никаких гнездовий на скалах нам увидеть не удалось, наоборот было впечатление, что там никто там жить не может, уж больно мрачными и безжизненными они казались с борта судна.

     Наконец, мы подошли к выходу в открытый океан, и здесь произошла маленькая заминка, катер остановился и начал свободно дрейфовать по бухте, это продолжалось всего с десяток минут, но за это время судно под действием ветра или течения, я не знаю, чуть ли не полностью развернулось в обратном направлении. Оказалось, под нами проходила подводная лодка, и капитан получил приказ на это время застопорить машины. Вскоре лодка всплыла в отдалении в надводном положении, и мы смогли увидеть и даже попытались издали сфотографировать ее рубку, темной тушей слегка выступающую над водой.

     Катер быстро набрал ход, и мы пошли в сторону видневшегося неподалеку небольшого острова, над которым кружилось несколько птиц. Это и оказался остров с таким непривычным и странным названием — Старичков. Интересно, откуда оно взялось, в честь каких таких «старичков» он назван. Оказалось, что все совершенно просто и естественно.

     Небольшой скалистый остров Старичков — заказник, где зарегистрировано 44 гнездовые колонии 11 видов морских птиц. Здесь обитают тихоокеанская чайка, моёвка, толстоклювая и тонкоклювая кайры, топорок, ипатка и др. По некоторым подсчетам, общее количество живущих тут птиц превышает 50 тысяч. Больше всего на острове топорков и стариков, которые устраивают гнёзда в норах в земле. К редким видам птиц относятся краснолицый баклан, очковый чистик и старик. Именем этой птицы и назван остров.

     На кекуре Караульный острова Старичков (кекур — столбовидная или конусообразная скала естественного происхождения) ежегодно выводит птенцов пара белоплечих орланов — это редкие птицы, занесенные в Красную книгу России.

     Всего плавание заняло не более часа, и вот мы уже на траверсе этого острова:

     - Остров Старичков, самое большое гнездовье морских птиц на Камчатке, — услышали мы слова Нины.

      «Ничего себе, самое большое, да здесь и птиц то почти нет» — подумалось мне, но скоро я понял, что ошибся. Судно обогнуло остров и встало на якорную стоянку с подветренной стороны.

     Пока экипаж спускал «Зодиаки», так называются большие резиновые катамараны с мощным мотором, мы прослушали информацию о правилах поведения и безопасности во время стоянки и о том, что нас ожидает в ближайшие два часа. В программу входил обход острова на «Зодиаках», ловля рыбы с борта катера и обед из красной рыбы. Чтобы не подумали, что мы будем есть рыбу, пойманную нами же самими, нам специально объяснили, что это не так, обед будет из заранее закупленной рыбы, а то, что мы поймаем — если поймаем, конечно — или пойдет на обед следующей группе, или экипаж распорядится с уловом самостоятельно.

     Рыбалка была организована следующим образом: в большом ящике, разделенном на десятки ячеек, вертикально стояли своеобразные удочки — кусочки фанеры с прорезями, на которые была намотана леска с большим грузилом на конце и большим или маленьким крючком, кому как повезет, на коротком поводке. На крючок надо было насадить кусочек кальмара, забросить снасть в море так, чтобы она достигла дна и, слегка поддергивая ее, ждать поклевки. Ловились, в основном, морские бычки, я же поймал небольшую морскую звезду.

     Пока шла рыбалка, за борт спустился в полном снаряжении профессиональный дайвер, который в считанные минуты поднял со дна большую сетку с не одной сотней морских ежей, морских звезд и еще чего то, но тоже морского… но в основном там находились морские ежи.

     Еще в каюте я прочитал информацию об икре морских ежей, которая явилась для меня откровением. Оказывается, в икре этого подводного существа содержится, ну столько всего полезного, что японцы едят ее постоянно и в больших, судя по информации, количествах. Если мне не изменяет память, ежегодно Япония потребляет до 500 тысяч тонн морских ежей, в том числе около 200 тысяч тонн закупает в России. По мнению некоторых японских ученых, регулярное потребление икры морских ежей является одной из причин японского долголетия.

     Началась дегустация этого экзотического кушанья, все было очень просто — кто-то из экипажа взял большой острый нож и начал разрезать ежей пополам. Икра находилась внутри животного в виде продолговатых достаточно плотных скоплений, ее вылавливали ложкой и отправляли в рот, вот и вся премудрость, ну еще, некоторые граждане сдабривали ее соевым соусом.

     Очереди особой не было, все робко подходили, протягивали руку, на которую и попадало несколько грамм какой-то субстанции желтоватого цвета, напоминающей по внешнему виду икру минтая, только чуточку помельче. Слегка опасаясь, сам не знаю чего, я долго не решался подойти к очереди тех смельчаков или просто знающих людей, которые окружили стол с ежами, но поскольку не заметил никаких негативных последствий, а только увидел тех, кто после первой пробы снова протягивал руку за очередной порцией икры, рискнул это сделать и я.

    Вы можете мне, конечно, не поверить, но это было очень вкусно, сырая икра морских ежей не имела никакого запаха, обладала слегка солоноватым вкусом, настоящий деликатес, с моей точки зрения.

     Парень, который разрезал ежей, делал это, как мне показалось, вполне профессионально, но, в то же время, очень медленно. И, действительно, это ведь было достаточно сложно, надо взять ежа аккуратно в руку, и, хотя иглы у него и достаточно мягкие, не такие как у средиземноморских, но все-таки безопасность надо соблюдать, надрезать острым ножом и только после этого разрезать по кругу пополам. Из-за медлительности процесса собралась даже небольшая очередь, по крайней мере, к каждому готовому для дегустации экземпляру протягивались десятки рук.

     Но тут пришел дайвер, тот самый, который их и выловил. Он разоблачился из своей подводной экипировки, принял душ и был готов поделиться с нами своим мастерством не только по добыче ежей, но и их разделке. Вот это был класс, правда, для вскрытия животных он использовал специальный нож, но скорость была впечатляющей, буквально через минуту стол был завален разрезанными пополам ежами. Я съел икру не менее чем из двадцати животных. Он это заметил и сказал:

     - Вы знаете, икра ежей, конечно, очень вкусна и чрезвычайно полезна, но переедать ее, как и любые другие излишества, очень вредно, могут быть всякие негативные последствия.

     Пришлось с сожалением отойти от кормушки и посмотреть, а что же делается вокруг? Оказывается, пока я занимался чревоугодием, «Зодиаки» успели по паре раз оплыть вокруг острова, и подходила наша очередь на посадку.

    Но прежде всего о том, что же представляет собой «Зодиак». Как я уже упоминал, это довольно большой катамаран, рассчитанный на перевозку до десяти человек, а может и более, выполненный из чрезвычайно прочного и эластичного материала, что позволяет использовать его для посещения труднодоступных мест и мелководий. Снабженный мощным мотором, катамаран может развить весьма приличную скорость. Единственное неудобство — сидеть надо на сильно надутом борту, а я всегда очень неуютно чувствую себя, сидящим в резиновой, да и в любой другой лодке, мне всегда кажется, что одно неловкое движение — и я окажусь в воде.

     Поэтому с некой опаской, хоть одетый в спасательный жилет, я спустился в лодку, сел на борт и тут же вцепился в шнур, натянутый вдоль всего борта. Разумом я, конечно, понимал, что, если придется падать, то этот шнур мне не сможет помочь, но ничего с собой поделать не мог. Так, вцепившись в шнур обеими руками, почти ни на что не обращая внимания, я и провел все время в этой поездке. Другие пассажиры крутили головами, восторженно взмахивали руками, я уж не говорю о том, что они непрерывно фотографировали все то, мимо чего проплывало то еле-еле, а то довольно резво наше суденышко. Нет, я, конечно, тоже смотрел по сторонам, но, сидя неподвижно на месте с руками занятыми зажатым в них тросом, не так уж много и увидишь. Что же мне удалось разглядеть?

     Остров Старичков оказался не так уж и мал, издали казалось, что это большая безжизненная скала, торчащая из глубин океана, а на деле он представлял собой несколько скал, довольно высоких и поросших буйной растительностью. Там был и кустарник, и низкорослые, обычные для этой местности, стелющиеся деревца, и, конечно же, высоченная трава. Но этим никого, разумеется, удивить было невозможно, стоило ли плыть так далеко, чтобы все это увидеть?

     Нет, приплыли мы туда, чтобы увидеть крупнейший на Камчатке птичий базар, тысячи птиц десятков различных пород заняли мельчайшие впадинки и выступы, на которых они обустроили свои гнездовья. Нам удавалось увидеть маленькие головки птенцов, у которых были широко открыты совершенно ненасытные рты, из-за шума мотора мы не могли, конечно, слышать их писка, но думается, что он был, и был достаточно основательным.

     Большое количество взрослых особей плавало вокруг нас, было интересно наблюдать, как красивая, но внешне очень неуклюжая птица — топорок, пытается уйти с пути лодки, часто-часто размахивая своими маленькими крылышками, птицы как бы бежали по воде, с трудом отрываясь от нее только через несколько десятков метров. Некоторые, наиболее разумные, наверное, даже не пытались взлететь, а просто убегали, помогая себе крыльями.

     Не знаю, возможно ли, подсчитать, сколько там находится птиц, но, то, что их очень и очень много — это абсолютно точно. Обещанного белоплечего орлана увидеть не удалось, нам показали только его гнездо, дельфины, сивучи и касатки, встречу с которыми не гарантировали, конечно, но на которую намекали организаторы тура, тоже не появились. Наверное, в это время у них были показательные выступления в другой акватории перед более удачливыми зрителями. Описав неправильную кривую вокруг острова (но справедливости ради надо заметить, что остров-то тоже не вполне круглый), мы подошли к борту «Алмаза».

     Оказалось, что подняться на борт значительно легче, чем с него спуститься, дело в том, что от тебя не требовалось никаких усилий, нужно было только протянуть руки и тебя, как мощной лебедкой, просто-таки вытягивали на палубу. А на катере нас уже ждал обед, который команда приготовила за время плавания: тройная, то есть из трех видов рыбы — двух красных, вполне различимых между собой, и одной белой, достаточно вкусная и наваристая уха, а, кроме того, щедро нарезанные свежие овощи, помидоры, огурцы, перцы, а также приличное количество колбас и мясных копченостей. Все это запивалось горячими чаем или кофе на усмотрение отдыхающих и было сдобрено печеньем и карамельками.
 
     Экскурсия заканчивалась, мы вошли в Авачинскую губу и медленно проходили у дальнего берега, где смогли рассмотреть и сам берег с многочисленными бухточками, в одной из которых находилась база атомного подводного флота тихоокеанского региона. Ее мы, конечно, не увидели, так поверили на слово, что она там размещена. Ну, а кроме берега, мы увидели множество мелких островков, в том числе и знаменитый Бабушкин камень. Нам сказали, что он знаменит, а чем — я не запомнил, а, может быть, нам и не сказали вовсе. Но на остров мы обратили внимание, говорят, что при определенном ракурсе и каком-то особенном освещении на нем отчетливо виден профиль бабушки, из-за чего остров и получил такое название.

     Но, возможно, я ракурс нужный не нашел, а, может, у меня воображения не хватило, но никакой бабушки я не увидел, хотя стоящая рядом экскурсоводша Нина показывала куда-то пальцем и настойчиво повторяла:

     - Ну, вон она, видите, во…он бабушка в платочке.

     Так, с рассказами Нины о чудесах Камчатки, совершенно незаметно мы причалили к берегу, где нас ждал Евгений, который подтвердил, что все вопросы по завтрашней вертолетной экскурсии утрясены, и за нами уже к десяти утра прибудет машина.

     Дальнейший путь мы должны были провести с коммерческим директором фирмы Вадимом. Он собирался отвезти нас в отель, но тут мы все вдруг возмутились и заявили, что хотим хоть немного поездить по городу. Да тут еще возникла проблема, связанная с полным отсутствием наличных денег. Значит, нужен банкомат, а, кроме того, необходим сувенирный магазин — как можно уехать с Камчатки без сувениров. Но больше всего меня удивил Реми:

     - У вас открылся новый большой собор, я хочу его посетить.

     И мы поехали, вначале по берегу бухты, мимо памятника Петру и Павлу, оказалось, что неподалеку от него находятся еще два монумента. Во-первых, Владимиру Ильичу, который стоит почти по стойке смирно, и действительно, куда он может указывать нам своей обычно вытянутой рукой — ведь стоит-то он лицом к океану, а на том берегу, вы сами знаете, что находится; а, во-вторых, Святителю Николаю, в свое время была Патриархом выдвинута такая идея, что во всех окраинных регионах России должен стоять памятник этому охранителю Руси, вот на Камчатке мы его и увидели.

     А кроме этого мы проехали мимо Камчатского театра драмы м комедии, ну и что, скажете вы, подобные театры имеются во всех крупных городах страны. Действительно ничего особенного, обычное театральное здание с треугольным фронтоном, правда была одна деталь, которая всех нас несколько удивила, деталь на которую мы могли бы и не обратить внимание, но уж больно она большая была — огромная афиша анонсирующая выступление в городе народного артиста СССР Иосифа Кобзона и не просто выступление, а его персональный концерт.

      «Позвольте, — сказали мы друг другу, — но ведь великий певец уже несколько лет назад заявил во всеуслышание, что он полностью прекращает свою концертную деятельность». Возможно, к Камчатке это не относится, не знаю. Меня-то порадовало, что этот концерт намечен на 8 сентября, вот думаю, жил бы я здесь, обязательно бы сходил, все-таки это мой день рождения, сделал бы себе подарок.

     Мы с удивлением узнали, что во времена Крымской войны, оказывается, одновременно с нападением на Севастополь, была совершена попытка захвата и Петропавловска. 18 августа 1854 года объединенная англо-французская эскадра (3 фрегата, пароходофрегат, корвет и бриг, всего 218 opудий и 2600 человек) вошла в Авачинскую губу и попыталась высадить десант. Так началась героическая оборона основного опорного пункта России на Дальнем Востоке — Петропавловска, гарнизон которого насчитывал всего 920 человек (41 офицер, 825 солдат и матросов, 18 русских добровольцев и 36 камчадалов) и имел только 67 орудий (40 на 6 береговых батареях и 27 на кораблях) — сравнение проведите сами.

     Боезапас составлял всего лишь по 37 выстрелов на орудие. Обороной руководил камчатский военный губернатор генерал-майор Завойко. 18—19 августа англо-французская эскадра произвела бомбардировку береговых укреплений Петропавловска, но огонь русских орудий вынудил противника прекратить обстрел. 20 августа, обстреляв порт и подавив огонь 2 береговых батарей, противник высадил южнее него десант в количестве шестисот человек с целью захватить Петропавловск, но русский отряд, состоящий всего лишь из 230 человек, контратакой сбросил его в море.

     Вторая попытка союзников высадить десант (970 человек) 24 августа была также сорвана русскими матросами и солдатами (360 человек). Союзники, потеряв свыше 450 человек, убитыми и ранеными (в тоже время русские потеряли около 100 человек), 27 августа вынуждены были уйти в Ванкувер и Сан-Франциско. В обороне Петропавловска русские солдаты, матросы и офицеры проявили героизм, высокую стойкость и сумели не только отстоять свои позиции, но и контратаковать и разгромить превосходящие силы противника. В честь этой знаменательной победы в Петропавловске имеется много различных памятников, на которых мы и побывали.

     У братской могилы героических защитников мы молча постояли и низко поклонились их памяти.

       Затем нашли большой магазин с банкоматом, посетили магазин сувениров, где приобрели камчатскую тарелку с Ключевской сопкой, ну и напоследок подъехали к архиерейскому собору.

     Храм был заложен, как свидетельствует камень на площади, в 2001 году, 5 сентября, и вот прошло почти десять лет, и Храм возвышается над городом. Строительство храма Святой Живоначальной Троицы уже было практически завершено, только с одной стороны стояли леса, и какие-то люди копошились на крыше.

     Правда, пока отсутствует колокольня, и колокола висят над самой землей во временной звоннице. Я долго пытался понять, где же будет построена колокольня, но так никуда примостить ее не смог, уж больно законченным выглядит собор, но то, что колокольню со временем построят это уж точно, не будут же колокола постоянно находиться в таком положении.

     Огромное помещение храма казалось совсем пустым, кроме иконостаса и росписи потолка внутри находилась только одна икона, но храм работал, шла служба, и молилось несколько прихожан. Мы часто встречаем такие вот не до конца законченные строительством Соборы, в которых уже идет служба. Камчатский Храм был незадолго до нашего приезда освящен Его Святейшеством Патриархом Всея Руси Кириллом, поэтому служба там ведется по всем правилам.

     Храм мне понравился, после завершения всех строительных работ и наполнения самого храма, он, вне всякого сомнения, станет одной из достопримечательностей Петропавловска-Камчатского.

      Очень меня порадовали леса, возведенные вокруг многих домов в центре города. Суровый климат, особенно в зимний период, буквально сдирает штукатурку с домов. Каждый год ее подновляют, но без толку. Вот и решили укрепить конструкцию домов и навесить специальные погодоустойчивые пластиковые панели, и надежно, и красиво.

     День закончился, мы вернулись в гостиницу, чтобы набраться сил к следующей экскурсии — дополнительному полету к вулканам.


Рецензии