Рассказ пятнадцатый, в котором всё начинается

 Хель снова переживала – уже который раз за этот день. Слишком уж много всего случилось. Во-первых она поняла, что телохранитель из неё никакой. Объект охраны – Порфирий – был просто неохраняем - в силу своего характера и поведения. Уже третий раз он умудрялся попасть в беду, в тюрьму, на плаху и наконец, просто растворился в воздухе. Но после того, как Гула всё же соизволила ответить куда именно она его переместила, Хель перестала переживать по этому поводу.
 Уж Госпожа-то за ним присмотрит – она это умеет.
 Во-вторых…. Вторая причина беспокойства собой уничтожала и третью и четвертую и последующие причины.  Этот голос, что говорил с ней в подземелье. Она его уже слышала. Но где? Не так давно – она это сразу поняла. Слишком уж свежие были воспоминания.
- Ты уверена, что нам надо ехать в Железный лес? – Тан устало облокотился на стол.
- …
- Хель?
- … да?
- Ты уверена, что нам надо туда ехать? Снова. Ты же…
- Я уверена.
- Но?
- Но я не хочу.
- Тогда почему мы едем туда, а не в замок? Мне, если честно, неохота сейчас ходить по мокрому холодному лесу и…
- А мне по-твоему охота?
- Тогда почему?   
- Кое-кто там меня пытался обмануть. Она делала вид, что со мной говорит Госпожа, но это было не так.
- Как ты это поняла?
- Я просто почувствовала, что… это была не Туман. Ну, почувствовала я! Ясно?
- Ага. Женская интуиция и всё такое… Погоди, то есть…
- Мне показалось, что со мной разговаривала моя мать.
***
 Запах тяжёлой ржавчины резал лёгкие. Если несколько дней назад, деревья были ещё в приемлемом состоянии, то сейчас они больше напоминали ощетинившиеся железные столбы. Кора кусками плавала в лужах, острые ржавые наросты так и норовили уколоть случайного прохожего.
- Вот кому-то хорошо – тому, кто умеет броню призывать! А кто-то – налегке идёт! –  из-за ближайшего ствола раздался недовольный голос жнеца.
- Я не просила за мной идти! Мог и в поезде подождать!
- Ага! Что бы было, как в прошлый раз? Чтоб я тебя искал, бегал тут не пойми сколько времени, нашёл зареванную в луже и нёс отсюда на руках?
 Хель хмыкнула.
- Ну почему с тобой так сложно!
- Со мной никогда не было легко.
- Малыш, не нервничай. Я ведь тоже на нервах, - строго сказал Тан.
- Прости, - чуть виновато ответила Хель. – Я не знаю…
 А не знала она многого. Почему этот голос был так похож на тот, что она слышала здесь? Мать же ясно ей дала понять – между ними ничего нет. Она её не хотела, она её не любит, она её даже дочерью своей не считает! Так зачем с ней говорить? Зачем пытаться её обмануть? И… Это золото, что полетело… И этот голем…
- Тан?
- Угу?
- Послушай… Папа мне с детства запрещал прикасаться к золоту.
- Что?
- Ну да. Он запрещал мне трогать золото. Говорил, что «оно холодное, оно бесполезное, да и вообще тебе не идёт! Носи лучше камешки драгоценные! Они хоть поярче!»
- И что?
- Я постоянно думала – почему так? Почему? Но слушалась и золото не трогала.
- Да ну!
- Что, так странно, что я не трогала золота?
- Нет. Странно, что ты слушалась отца.
- Ну, он, конечно же, дурак, но… Он сказал мне это таким голосом, что… Я поняла – если я не послушаюсь – мне будет плохо. И я его слушалась, но до сегодняшнего дня…
- А, то самое крыло моего бати, да?
- Да. Я-то до него дотронулась, понимаешь? А может это не в счёт?
- Непохоже, чтобы эти золотые заразы, которых мы там ловили так думали.
- И заговорила она со мной именно после того, как я дотронулась до золота. Тан…
- Чего?
- Мне страшно.
 Страшно девушке стало по двух причинам. От осознания того, что папин запрет нарушать всё же не стоило и что было бы, если бы она нарушила его раньше. И от того, что они пришли на место её недавнего рандеву с родной матерью.
 Никого не было. Никого – она это чувствовала ещё когда шла по этому лесу сюда. Не как в прошлый раз – тогда ей казалось, что кто-то прячется от неё за деревьями, посматривает, подслушивает, подгадывает… Сейчас же этого не было. Как не было и того, что она оставила здесь в прошлый раз.
- Где мой меч? – выдохнула девушка.
 Меча, воткнутого в порыве ярости в ствол дерева, не было на месте. Осталась только дыра. В ней белел листок чуть промокшей бумаги, подколотый золотым пером. С его конца капали чернила.
 Хель протянула руку и сорвала листок. Перо дернулось и, ловя порыв ветра, попыталось улизнуть. Гула резким скачком быстро прервала эту идею. Осторожно прожёвывая остатки золота, кулон обеспокоенно смотрел на свою новую маленькую хозяйку, которая читала послание.
 Да, это место было определённо проклято. По меньшей мере, для неё.
«Спасибо, девочка моя. Ты сделала именно так, как мне и было нужно. Золото так приятно на ощупь, да? Не волнуйся, моя девочка. Скоро ты мы снова встретимся. Вот увидишь – ты станешь такой же колдуньей, как и твоя родная мама. Спасибо большое за меч – без него я бы ничего не смогла сделать! Без него мой прекрасным голем ни за что бы не нашёл путь до королевского дворца. Сейчас мне надо поговорить с твоим отцом и братишками. Скоро увидимся! Люблю, целую, моя золотая дочка. Я знала, что ты не подведёшь меня».
 Письмо выпало у неё из рук. Она виновата. Это она во всём, во всём виновата. Это она виновата. Помогите. Кто-нибудь, помогите ей. Её выгонят отсюда. Её изгонят из этого мира. Это она виновата. Никакой она не воин. Ничего она не умеет. Король её не простит. Это не прощают. Она его… предала получается? Помогите. Нет, ей кажется, этого не могло произойти. Всё же было хорошо! Она всё испортила. Она предатель. Она плохая. Её надо наказать. Её накажут. Она всё испортила. Зачем она сюда поехала? Зачем она вообще пришла в этот мир! Здесь всё было хорошо! Без неё!
 Девушка упала на колени, закрыла лицо ладонями и завыла от страха. Слёзы потекли из синих как сапфиры глаз, вой переходил чуть ли не в утробный крик. Тан тоже упал на колени, обнял её покрепче и молчал. Он не знал что сказать. Он всё понял и не знал что сказать. Он мог только думать о том, что он сделает с Ангрбодой когда найдёт её.
 Или как там её зовут?
 Неважно. 
 Гула в знак согласия с его мыслями щёлкнула челюстями.
***
- Ваше величество, вы точно уверены в своём решении?
- Алекто, что за вопросы? Их раньше не было.
 Дознавательница смотрела королю прямо в глаза. Да он прав. Раньше она никогда не сомневалась в его решениях, но сейчас… Она не хотела с ним соглашаться.
 - Алекто, перестань. Я хорошо подумал над этим. Я мне совершенно не хочется, чтобы он оставался в этом мире. Сама подумай – сколько у него здесь возможностей… чтобы снова сделать что-то подобное.
-… да.
- Он пройдёт через Лето, он всё забудет об этом мире, он забудет кем он был, он станет простым человеком. Простым человеком – и меня это вполне устраивает.
 Король слегка улыбнулся. Алекто поняла, что кроется за этим.
- Ваша месть идеальна, ваше Величество, - произнесла она, учтиво поклонившись.
- Рад, что ты поняла. Прощаю за наш небольшой спор. Мне сказали, что ты сегодня…
 Король, не закончив фразы, поднялся с трона и медленно подошёл к окну.
- Ты сегодня на нервах. Разломала пыточную?
 Дознавательница виновато опустила взгляд. Аид понял, что слух правдивый. Несмотря на то, что его подчиненная обладает взрывным характером, такого он от неё не ожидал. К своему инвентарю она всегда относилась очень, очень заботливо и аккуратно. Даже ножичкам давала имена. Была причина и о ней король уже догадался, но предпочёл не озвучивать.
- Не надо так больше, хорошо?
- Да, ваше Величество.
- Иди. Выполняйте приказ.
- Да, ваше Величество!
 Девушка снова поклонилась и вышла за дверь.
- Что-то ты долго.
- Был разговор… Пошли, сестра.
- К Лето его вести?
- Да. Пошли уже. Я хочу с ним побыстрее разделаться.
 Эриннии под руки повели Сизифа вдоль по анфиладе.
- Ты ещё легко отделался. Так что будь благодарен королю.
 Обещание было выполнено. Его мучения закончились. По крайней мере, та кто с ним такое сделала, сама того не ожидая, сдержала слово. Скоро его здесь не будет.
 Заключённый улыбался. Наконец-то для него всё будет кончено.
***
 Король размышлял. За окном лило как из ведра – отличная погода для размышлений. Его совершенно не устроило то, что произошло и продолжает продолжаться. Проблема не решена. Тем более, проблема оказалась намного серьёзнее, чем он думал.
«Неужели против меня и правда собрался заговор? Против меня ли? Интересно…. Мне очень интересно! С этим надо разобраться! Каким образом? Хм…»
 Аид поправил воротник на рубашке и стал медленно прохаживаться по кабинету.
«Если то, что этот негодяй сказал – правда… Проклятье! Мне срочно нужны Порфирий и Хель! Что они нашли? Уверен, они точно смогли что-то узнать! Да где их носит?»
 Только сейчас до его Высочества дошло, что его исследовательская экспедиция из следователя - вампира и телохранительницы – «великана-воина-Тумана» до сих пор не вернулась. Это не дело! Где они! Они срочно нужны здесь! Ему что – самому их искать?
- Ох, неужели я становлюсь слишком старым для всего этого? – Аид поправил волосы и открыл дверь.
 Поиски закончились, даже не начавшись. Выход из кабинета был заблокирован. Две самые большие драгоценности в этом мире – очаровательные дочки его Темнейшества стояли на пороге. На головах у них пестрели яркие праздничные колпачки на резинках. Свои платья они украсили мишурой. Между ними, ведомый за обе руки, стоял остов Номера 10 – всё еще без головы, но зато в каком наряде! На рёбрах висят елочные игрушки, юбочка из блестящего дождика весело шуршала на ветру, на шее как боа висела пушистая мишура, а шею венчала звезда из серебряной бумаги.
- Папочка, с Новым Годом тебя! – дружно закричали принцессы и протянули папе подарки. Немножко корявые коробочки, наспех склеенные из цветной бумаги, так и просили его Величество их открыть. 
 Ладно, он потом найдёт своих исследователей. Сейчас более важное дело – надо поиграть с дочками. Праздник как-никак! (хоть до настоящего еще куча времени).
 Ёлка звякнула костями и показала два больших пальца. Номер 10 любил праздники!
***
 Вампир открыл глаза. Кажется, прошло ещё немного времени. Он ещё у Госпожи? Да, наверное. Попытка встать не увенчалась успехом – он грузно упал обратно на мягкую большую подушку. Вампир понял, что лежит под большим тёплым одеялом с фиолетовыми оборками и двумя скелетами вышитыми на нём.
- Парное, - догадался Порфирий. Хм, а тут уютно! И тепло! Подогрев, наверное! Рядом камина нет? Есть, только он не разожжён. Тогда как?
  Стоп. Рядом кто-то лежит. Он посмотрел направо.
 На кровати, обняв его правую руку, лежала Рататоск. Девушка спала, нежно прижимаясь к дворецкому. Меховое боди и чулки слегка щекотали его кожу. Перчатки она сняла, но острые коготки не царапали его руку.
- И куда это ты встаёшь? – спросила Туман, наблюдая за безрезультатной попыткой вампира вырваться из объятий любимой девушки и встать с кровати.
Порфирий умоляющим взглядом посмотрел на госпожу. Та улыбнулась.
- Не бойся. Она пришла и заснула рядом. У неё был тяжёлый день, как и у тебя. Она пробежала всё это расстояние до моей башни, чтобы только убедиться, что с тобой всё в порядке. И…
- И, Госпожа?
- И ей надо с тобой серьёзно поговорить. Ты ведь для этого ко мне пришёл?
 Порфирий посмотрел на Рататоск. Та прижалась щекой к его руке. Что-то странное… Что у неё на руках? Какой-то рисунок. Он их уже много раз видел… Боже! У его девушки – татуировки! Целых две! На руках!
- Она любит тебя. Только слепой бы не заметил. А ты?
- Да.
- Что «да»? Не заметил или любишь?
- Да. Я люблю её. Просто… - Порфирий очнулся и попытался ответить что-то осмысленное.
- Что просто?
 Вампир не знал, какие слова здесь уместно подобрать. Он и не думал, что это может быть настолько сложно. Ну, лучше, наверное будет взять огонь на себя.
- Просто как можно полюбить такого как я? Я меня ничего нет. Я ничего не могу ей предложить. У меня ужасный характер и… И ещё я сноб! И…
 Туман хихикнула себе под нос.
- И ещё ты дурак. Как есть дурак! Любят не за что-то. Любят просто так. Вот посмотрел и полюбил, и всё. Это очень просто. И очень сложно. Я не могу объяснить по-другому. Но надеюсь, что ты меня поймёшь.
 Порфирий виновато кивнул. Ну, это, если подумать – неплохой совет. Надо бы ему последовать. В делах сердечных он был полным профаном. И дело было не в том, что этот интересный орган когда-то был пронзён колом.
- У тебя есть ты - ты сам. Это уже немало. Она на самом деле тоже очень одинока. У неё не было времени с кем-нибудь подружиться, ни в мире живых, ни в мире мёртвых. Живые друзья быстро умирали, а мёртвые не понимали её до конца. А ты… Она видимо почувствовала в тебе то понимание, которого ей так не хватало. Ей есть к кому вернуться. К тебе. Не разочаруй её.
- Я… Я не разочарую.
- И не бросай её.
- Я не брошу.
- Вот и хорошо. Не сдержишь слово – шкуру спущу! – Госпожа ласково погладила его по шее. Вампир вздрогнул. - Просто помни – на каждого неверного мужчину в моём мире объявлена охота. И на обманщиков, и на предателей, и на альфонсов. Так что старайся! Будь хорошим мальчиком! А не то хуже будет. А так…
- Что? – Порфирий понял, что Туман что-то не договаривает.
- Так, раз уж у нас пошла мода на раскрытие тайн… То, пожалуй устроим нашему драгоценному монарху Аиду сюрприз.
- Что?
- У твой девушки есть тайна. Страшная тайна, и если она раскроется, не миновать ей пары веков в подземельях.
- Что? – испуганно выдохнул Порфирий.
- Вот именно. И ты туда тоже можешь загреметь, если ей решишь помогать. Но без твоей помощи ей, боюсь не справиться.
 Вампир ожесточённо посмотрел на Туман.
- Что это за тайна? Вы это с ней сделали?
- Нет. Она раскрыла тайну самого короля. Одну из самых опасных на Плутоне. Я это обнаружила – мой недосмотр был. Я успела ей помочь, так, что король ничего не заметил. Но, пожалуй, теперь пришёл срок всё раскрыть.
- И что же мне делать?
- То есть ты уже решил, что будешь помогать ей? – с притворным удивлением спросила Туман.
- Вы ожидали чего-то другого?
- Нет. И я борюсь с желанием поцеловать тебя снова.
 Порфирий отвёл взгляд.
- Что мне делать?
- Сначала поцелуй прекрасную красавицу и пробуди её ото сна.
- А затем?
- А затем задай ей один только вопрос: «Кого же ты увидела в том колодце?» Помнишь? У старого сухого ясеня, во внутреннем дворе замка. Там, где вы встретились в первый раз.
 За стенами башни снова полил дождь. А когда он закончился, сизо-фиолетовая дымка разлилась от башни по всему Туманному миру. 


Рецензии