Гамлет хх1 3

                К а р т и н а  2-я.


                Появляются  Королёв, Фёдоров и Берёзкин.  Рассаживаются          в креслах, продолжая, видимо, давно начатый разговор.

Иван (оглядывая комнату).  Ну, здесь, наверное, никаких скрытых камер
          устанавливать не будем.

Олег.      Это почему же? Ставьте везде. Кроме, разве, ванных и  туалетов.

Иван.      Что? Даже в спальнях?

Олег.       И в спальнях тоже. Хочу знать, как поведёт себя Марина,
         оставшись в одиночестве. У меня с ней в последнее время напряжёнка
         в отношениях. То и дело предъявляет  различные претензии. Дескать, перестал уделять жене внимание, не езжу с ней на курорты, не вывожу в свет. А я  в этом свете разве  бываю? Театр, не  помню, когда посетил последний раз. Хотя у самого сын в актёры  готовится. Дома  телевизор включу и прямо перед ним засыпаю. Выматываюсь беспредельно. А ей лишь развлечения подавай.Хотя  я  её понимаю, не старуха ведь. Там приём, тут приём, сплошные тусовки. Всюду её приглашают, а пойти-то и не с кем. Потому я  Витальку иной раз заставляю с ней сходить.

Иван.    А он этому и рад. З а м е н я е т  тебя. И неизвестно, какие там слухи
          о них с Мариной  ходят.

Олег.     Ну, ты опять за своё! Вновь меня  керосинишь!

Иван.     Да причём здесь «керосин»? Я о твоей репутации забочусь. И как
друг и вообще… по долгу службы.

Олег.      Ну, так службой и занимайся. А с репутацией я сам разберусь.

Игорь.   Конечно, Ванька в чём-то прав. Негоже, чтобы о твоей жене велись
          паскудные  пересуды. Ты её к делу какому-то приобщи. Ведь она в  своё
          время иняз окончила. Организуй  для неё бюро переводов, или курсы  по
          изучению иностранных языков. Пусть руководит, и займёт себя хоть этим.

Олег.     Предлагал, и не раз. Однако не хочет. Я, говорит, языки почти забыла.
        Да и дел по дому у меня хватает. Хотя какие там дела? Везде полно
        прислуги. Просто годы безделья, видимо, дают знать. Да и возраст, к
        сожалению, приближается к критическому. А для женщины это самое страшное.
        Вот  и не вылезает из различных салонов. Слава Богу, что об операциях по
        омоложению не говорит. Однако и это, думаю, не за горами. Поэтому…      
        боюсь даже предполагать, как она известие о моей  а в а р и и  встретит.
        Так что, Ваня, ставь в е з д е  свои  тайные камеры. Думаю, что пары дней
        вам будет достаточно.

Иван.    Даже более, чем… Но нужно, чтобы и здесь нам никто не мешал. 

Олег.     А  никто и не помешает. Мы  втроём уедем на дачу. А прислуга будет
         знать, что в доме проверяют электропроводку. Поэтому даю тебе полный
         карт-бланш.

Иван.     Ну, что ж… договорились. С завтрашнего дня к оснащению и
        приступят. Но подумай ещё раз. Может, всё и отменим?  На кон ведь
        поставлена твоя мнимая гибель. И грядущие  о т к р ы т и я  могут стать
        невероятными.

Олег.    Нет, поскольку решили, то отступать не будем. Пусть всё идёт, как
         идёт. А там посмотрим…

Игорь.   Но ведь и  с м о т р е т ь  иногда бывает уже поздно.

Олег.      А  ты нас не  подначивай. Твоя задача сделать из меня
         забинтованную и загипсованную куклу. И по возможности подключить
         к каким-то аппаратам, чтобы всё было реально и подозрений не вызывало.

Игорь.    Куклу из тебя я делать не буду. Для этого у нас есть специальный
       манекен, на котором  в медвузах студенты учатся. Вот его и уложим  вместо
       тебя. Со всеми трубками, датчиками, и остальным. Будет и дыхание Чейн -
       Стоковское, и пульс скакать, как бешеный, и все признаки  долгого
       мучительного умирания.

Олег.    О, Боже! Не приведи Господь испытать подобное.

Игорь.   А ты и не испытаешь. Будешь сидеть за монитором  в соседней комнате
        и наблюдать за мнимыми своими страданиями.

Олег.    Всё  равно жутко и неприятно.

Игорь.  А чего же ты хотел? Назвался груздем, так полезай в кузов. А не то,
         всё же послушайся Ваньку.

Олег.    Нет, нет, даже не уговаривай.  Просто мне интересно, как  ты будешь
         ко «мне», то есть, к манекену, моих  родных и близких  допускать?

Игорь.  Да очень просто. Через стекло реанимации, и уж никак не  вплотную.
          Издали пусть убеждаются в нашей общей трагедии и решают, что
          с тобой им делать дальше.

Олег.   Даже так?

Игорь.  А что бы ты хотел?

Олег.    Ну-у… не знаю… Я, конечно, об этом думал…Только  ни к чему
       определённому не пришёл.

Игорь.   Ну, так скоро придёшь. Мы все к этому придём.

Олег.     А  вот  к а к  посетители по  м а н е к е н у   смогут определить, что
        о н  это я?

Игорь.   Не боись, ни у кого сомнений не возникнет. А для большего
          правдоподобия  я  на запястье твоего двойника  нарисую такую же
         наколку, как у тебя. Ваш с Ванькой  фирменный вэдэвэшный значок -
          парашютик с крылышками.

Иван  (Олегу)   Видал эскулапа? Мы с тобой  ещё паримся в  тяжких
          сомнениях, а он уже всё продумал и решил. Ну, не прохиндей?

Игорь.   От прохиндея слышу! Кто Олега подбил  на эту бузу? Не ты ли? Так что,
          не выступай. И делай  своё дело. А мне уж позвольте классно сделать своё.


Олег.    Да ладно вам. Нашли из-за чего собачиться. Я инициатор всех
          тайных  проверок. Ко мне все претензии, с меня и спрос.

Появляется Марина.

Марина.  Ну, господа однополчане и единомышленники, вы ещё не устали
         бесконечно заседать? А то я могу пригласить вас к столу. У нас сегодня
          солянка, осетринка в кляре, и прекрасное молодое домашнее вино.

Игорь.     Виноградное?

Марина.  Но, не яблочное же.  Племянник нашей Аннушки  нынче  из
         Молдавии привёз. Я чуток попробовала – аромат сумасшедший. Чистая
         «изабелла». Да и вкус божественный! Ну, соблазнила я вас?

Олег.     Ещё бы! Летим  на полусогнутых! Кстати, если что останется, то
         завтра на дачу заберём.

Марина.  На какую ещё дачу? Куда вы собрались?

Олег.   Не они, а  м ы  с тобой. На нашу, ближнюю. Иван решил проверить
           в доме электропроводку. Говорит, у нескольких соседей в посёлке
           случались замыкания. Так что, чем чёрт не шутит, а бережёных Бог
           бережёт.

Марина. Но меня-то могли бы предупредить!

Олег.    А вот и предупреждаем. Тем более, что к этому решению пришли только что.
        Но, зато,  какое блаженство  - пару дней,  словно в отпуске, вдали от
        всех дел. И все дни эти я  посвящу тебе и сыну. И уж тут-то мы Юрку ни на
       час не отпустим. Пусть побалует родителей хотя бы  недолгим вниманием.

Марина.  Ну, что ж, если так, то я не возражаю. Но согласится ли Юрочка?

Олег.       А куда он денется? Прикажу и поедет. Да и Оленьку, если захочет,
          сможет с нами взять.

Марина.  Насчёт Ольги сомневаюсь. Решится  ли она уехать от отца?

Игорь.    Решится. Я на неё повоздействую. Нечего ей всё время в больнице
          торчать. Так что забирайте, ради её же пользы. Тем более, что мы завтра
          будем полковника оперировать.

Олег.      Уже завтра? А не рано ли?

Игорь.     Далее тянуть нельзя. Все уже подготовлено, и время поджимает.

Марина.  Ну и отлично. Тогда быстро мойте руки, и к столу. А я  распоряжусь,
           чтобы  накрывали.

                Уходит.

Олег.   Вот всё и уладилось, к общему удовольствию. Звони, Ваня,  своему
         многоопытному  шурячку, пусть готовит  назавтра лихих спецов.
         
Иван.   Не волнуйся. За ними  дело не станет. Уже даже послезавтра сможешь
        принимать работу. Закроешься у Игоря в своей будущей палате, включишь
        мониторы  и обозришь всё, что хочешь. И тогда уже, наверное, окончательно
        решишь, будем развивать мы всё намеченное, или нет.

         Уходят. Спустя некоторое время появляются Юрий и Ольга.
 
Юрий.  Ну, ты слышала? Родители приглашают нас с тобой на дачу.
        Потусуемся отменно пару деньков. Я давненько там не был, и даже
        соскучился. Там такой большой участок, сосны… яблоневый сад. Кстати,
        сможем представить, что это Эльсинор. И уже на природе немного
        порепетируем.

Ольга.   Я, конечно, с удовольствием. Но как же папа?

Юрий.   А с папой всё в порядке. Ты же слышала, что сказал Игорь Фёдорович?
       Твоё присутствие в больнице рядом с ним нежелательно! Ибо ты  для него
       являешься одним из источников раздражения.

Ольга.    Но почему раздражения? Я так и не поняла.

Юрий.    Да потому что отец при виде тебя невольно волнуется. А ему даже
        лишняя радость противопоказана.  Так что завтра всё – таки поедешь с нами.
       А связываться с врачами сможешь и оттуда, хоть по  пять раз на дню. Да и
       сам Игорь Фёдорович будет нас извещать. Батя мой  не меньше тебя 
       здоровьем Павла Семёновича интересуется. Поэтому успокойся. И пошли,
       наконец,  обедать. Тем более, что и гости  у нас…   


Рецензии