Рассказ четырнадцатый, в котором принимают ванну

 Встреча с королевой – ещё полбеды. С ней можно было рассчитывать на женскую солидарность, сострадание и далее по списку. Впрочем, именно королева уговорила Аида взять на службу маленькую очаровательную воровку – а не отправить её обратно на Железную башню в кандалах. К ворам у короля было особое мнение – если кого-то ловили за руку, их потом больше не находили – как сквозь землю проваливались.
 Встреча с королём. Учитывая то, что Аид и Персефона были, как это принято называть – «родственными душами», то легконогая девушка была почти на сто процентов уверена – неприятный разговор повторится. А идти надо. Если почта не придёт вовремя и быстро (или «Ещё быстрее» - как любил говорить король!) последствия будут весьма печальные. То, что король спор на расправу она знала не понаслышке.
- Вам письмо, мой король, - знакомая и уже успевшая набить оскомину фраза чуть не сорвалась у неё с языка. Что-то было не так со входом в кабинет начальства. Да, она заперта, но…
«А может постучать?» - пронеслось у неё в голове. Уже подняв руку, она резко перехватила её второй за запястье. Король кого-то принимал. Пока нельзя входить – он терпеть не может, когда его кто-то отвлекает.
 Рататоск вздохнула и прислонилась к колонне. Дождь что-то сильно зарядил – она давно уже такого не припоминала. А когда она смотрела на небо? Да какое небо – одни чёрные мокрые тучи.
 Как она устала. Как она устала. Эта… Эта обязанность – «принеси-отнеси и обратно». И так до бесконечности. Раньше-то как было. Ооо. Ещё когда она была в гильдии воров, ещё когда она воровала у самих богов, героев, монстров  да и… кого попроще. Вот тогда было время. А потом…
«Ловите воровку, ловите воровку…»
 И так во всех восьми мирах, на каждом спутнике – когда её выгнали из гильдии. Когда она задание запорола. Когда она решила что-то изменить… Мир изменился для неё навсегда.
 Только в этом мире, на который и взглянуть боятся, про который вообще предпочитают забывать или говорить завуалировано. Тот мир, который даже не на всех звёздных картах есть. Только здесь ей дали второй шанс.
 Неужели она и его упустит? Её и из этого мира погонят? Нет – гнать уже некуда!
«Если бы только Госпожа Туман… Госпожа – а может к ней? Вот и королева посоветовала… Может она подскажет, что мне делать? Я ведь… Эй! Я ведь никогда у неё не была!»
«Да, малышка. Не была».
- А я думала, что вас могут слышать только жители этого мира – фигурально выражаясь, - усталым голосом произнесла девушка.
«Малышка – ты уже давно стала частью моего мира».
- Правда?
«Я так считаю. А ты так считаешь?»
- Не знаю… Я уже мне кажется ничего не знаю, не понимаю, не…
«Не реветь».
- Я не реву, - Рататоск смахнула две слезы в левой щеки.
«Не реветь. Ты идёшь к королю! Зарёванная придёшь – он сразу поймёт, что что-то не так!»
- А разве он?..
«Поверь мне – его голова сейчас занята совсем другими вещами. Отдашь ему письмо – как обычно, ты сумеешь, верно?»
- Да.
«А потом – топай своими ножками ко мне. Как можно быстрее. Я всё знаю».
- Да?
«Всё-всё! Я же всё сделала, чтобы в тот раз, король ничего не узнал! Когда твой любопытный носик заглянул куда не надо! Это я сделала так, чтобы он не узнал, что ты знаешь!»
 Рататоск замолчала и снова смотрела на капли. Кажется, ей придётся сильно промокнуть. Почему Госпожа на её стороне?
«Потому что мне тебя жалко девочка. Никто тебя жизни не учил – мне придётся. И заступиться за тебя некому – тоже мне придётся».
- Почему? – хотя на этот вопрос уже прозвучал ответ.
«Дорогу хоть ко мне знаешь?»
- Кто ж не знает, - вздохнула девушка.
«Ну вот парень твой – он не знает! Хотя вроде выглядит неглупо! Ничего такой! Симпатичный! В луже нашла, да?»
 Рататоск хихикнула пару раз, а потом нервно рассмеялась – громко-громко. Но этот смех гас в шуме дождя на улице, а ветер трепал холодные брызги прямо ей в лицо.
***
- Номер 10 уйди!
- Гррр...
- Не у тебя одного сегодня прорезался голосок! Эй, Порфирий!
- Ты чего – обиделся, что-ли?
- Ну, слезай! Прости, мы увлеклись! Эй!
- Гррр?
- Номер 10! Выплюни кулон!
- Гррр!
- Кому сказала!
- Гррр!
- Нет, я его тебе не подарила! Он не твой!
- Гррр…
- Рот открой.
 Категорический отказ. Желание, которое было загадано в начале этого дня, исполнилось. Теперь он укусил эту штуку – как и хотел.
 Бой не на жизнь, а за кулон внизу вагона не особо волновал Порфирия. Он-то знал – Номер 10 отдаст драгоценность, только когда получит достаточно внимания. Оставалось только надеяться, что Хель не решит проявить внимание бросив череп на пол и начав топать его ногой. Но даже при таком раскладе, Номер 10 точно увернётся.
- Эй, ну не дуйся! Я не хотел тебя обидеть! Здорово ты придумал – по другому, братишка бы точно нас не нашёл. Эй, слышишь меня?
- Да, слышу.
- А чего не отвечаешь?
- Перестань дёргать мою штанину, пожалуйста.
- Эй. Ну что ты?
- Тан, извини, но…
- Оставить тебя в покое?
-… да, я… Я хочу подумать. У меня… сегодня не было особенно времени на это. Я… хочу побыть наедине с собой. Прости.
- Ладно! – Тан бодро стукнул кулаком по полке, та подпрыгнула, Порфирий вместе с ней, а жнец стал спасать Номера 10 от грозных сапог своей возлюбленной.
 Порфирий откинулся и лёг. Как приятно лежать, когда на тебе нет ни кандалов, ни цепей, а твою ногу не грызёт капкан. Так, надо подвести итоги расследования что-ли? Виновного нашли, виновного отправили к королю. Это сделано. Но то, что рассказала Хель… Те улики, которые он нашёл… Всё это указывало на то, что заговор только начал раскрываться – значит его работа не закончена. Это не очень хорошо – он уже устал. Причём сильно устал. А ещё появились проблемы личного характера, которые надо срочно разрешить. А как – он не знал. И обратиться было не к кому.
- Ах… Почему всё так сложно? – прошептал он, пригладив волосы. – Ну почему всё так сложно?
  Номер 10 сдался. Челюсть открылась, и с присвистом череп выплюнул украшение. Оно полетело вверх, отскочило от третьей полки и приземлилось на переносице вампира.
- Ох, - безразлично ответил он. – Меня уже ничто не удивит.
- Ты так уверен? – заговорил кулон.
 Порфирий предпочёл промолчать.
- Не знаю. Я, мне кажется, уже ничего не знаю, - Порфирий поднял кулон за цепочку.
- Не знаешь с кем поговорить. Бывает.
- Ну да. Вот сейчас я говорю с кулоном из александрита и…
- Ага. А с Госпожой моей поговорить не хочешь?
-…
- А?
- Как с Госпожой Туман? Разве её… можно беспокоить по таким пустякам?
- Дела сердечные – не пустяки в этом мире.
- Да?
- А в твоём мире это не так?
 Порфирий снова промолчал.
- Значит идём. Ни с кем больше в этом мире ты не сможешь поделиться этим секретом. Моя хозяюшка любит секреты…
- Подожди, что ты?..
 Гула не стала слушать возражения. Кулончик открыл рот – и вампира окутала фиолетовая дымка. Он даже испугаться не успел. Телепортация снова прошла успешно.
 Тем временем Хель, закончив внизу ругаться с остальными, одержала моральную победу – поезд был уговорен на то, чтобы снова поехать к Железному лесу. Девушка залезла на верхнюю полку, чтобы забрать у своего друга-кровопийцы то, что принадлежало по праву ей. Друга она не нашла, зато кулон снова занял своё законное место. А потом выслушал кучу воплей, основными мыслями которых были фразы – «Куда ты его дела?», «Где нам теперь его искать?» и «Как кофе мог закончиться?»
***
 Порфирий поскользнулся на мокром кафеле, проехал по нему два метра, споткнулся об бортик и, кувыркнувшись, полетел прямо в горячую ванну. Недостаточно глубокую, потому что он сильно ударился лбом об дно. Резко вынырнув, он схватился о бортик и стал тереть больную голову.
- Ох, - вздохнул он и посмотрел вниз. – Ох!
 Второй возглас был уже с другим оттенком эмоций. Из под уютной тёплой пелены воды, ему широко улыбалась распахнутая пасть. Вампир успел насчитать целых десять рядов мелких зубов, как… Это что, шаги?
 Откинув прилипшую мокрую прядь со лба, Порфирий часто задышал. Насколько… ему не по себе. Где он снова? Где все остальные? Где поезд? Где тоннель? Где он?!
- Где я… - тихий стон растворился в горячем паре.
 Всё. Силы у него кончились. Никуда он больше не пойдёт – даже если его снова пришли бить, кусать, тащить, запирать и далее по списку. Он устал.
 Шаги приближались. Какой знакомый звук! Он его уже точно слышал. Честное слово – можно увидеть, как мерцают камешки на её туфлях и цокают острые как стилеты каблуки. Как волосы парят в горячих потоках, а платье колышется от неощутимого ветра. Как звучит её глубокий, чуть томный голос и…
- Хм. Как интересно, - Госпожа Туман замерла в полуметре от бортика. – Только я собралась принимать ванну, а тут… Тут-то моё место уже занято!
 Порфирию захотелось провалиться сквозь землю – хотя у него сегодня это один раз уже получилось. 
- Гос-по-жа, - по слогам вытолкнул из себя Порфирий.
 Он опять попал – крупнее некуда.
- И что же такой милый мальчик как ты снова забыл у меня? – шепнули ему на ухо.
 Вампир всхрипнул и обернулся – силуэт за паром уже удалился.
- Я… Я… случайно… Я не хотел! Это получилось случайно!
 Оправдания молодого мужчины явно забавляли Госпожу. Она-то уже всё знала, что происходило с этим милым недотёпой за последнее время. Его история её забавляла, увлекала и, что тут скрывать… Ей нетерпелось увидеть следующую главу этой примечательной книги.
- Случайно? Случайно… Как какие интересные случайности и нечаянности с нами приключаются, да? Сладкий мой? – силуэт прорезал завесу пара.
 Госпожа, гордо подняв изящный подбородок, торжествующе опустила взгляд на нежданного гостя. Порфирий поджал губы – Госпожа всё знает.
 Госпожа всё знает. Ему конец.
- Впрочем, - тонкие пальцы откинули назад невесомую прядь. – Одно другому не мешает,  верно?
- Что?
 Фиолетовые глаза блеснули озорной искрой.
- Не возражаешь? – спросила она.
- Насчёт чего, Госпожа? – не понял Порфирий
- Я так вот – совсем не возражаю, - ухмыльнулась она и залезла в ванну.
 Вампир в ужасе смотрел, как хозяйка и создательница этого мира спокойно залезла в горячую воду в своём роскошном платье и невероятно дорогих туфлях. Вальяжно откинувшись к стенке, она отбросила назад свои волосы и облокотилась на бортики обеими руками.
- Итак, малыш. К делу, - промурлыкала она.
***
 Она спешила настолько, что содрала коленку о ствол. Сумка-почтальонка чуть не зацепилась за куст. Перепрыгнув скрюченные ветви, она заскользила по снегу.
 Надо было спешить.
 Башня Разбитого Сердца уже видна. Главное добежать, а уж там – видно будет, как попасть внутрь. У неё получится.
 У неё нет выбора.
***
 Порфирий был как в трансе. Горячая вода его разморила, голос Госпожи звучал как колыбельная. Перед глазами всё плыло. Он схватился за лоб – рука не послушалась. Сил на то, чтобы испугаться, тоже не осталось. Бледные веки чуть прищурились.
- Эй, эй… Не надо! Не надо! – заботливо прошептала Туман, смахнув в его щеки слезу. – Ну что же ты!
 Сдавленный бессилием вопль, так долго копившийся в его груди, вырвался наружу. 
- Ну, тихо, тихо! Ну что же ты? – Госпожа подсела поближе.
 Слёзы градом побежали по худым щёкам мужчины. Порфирий выл так, как будто его резали.
- Ну, успокойся. Успокойся! Не надо! Всё не так плохо!
 Уговоры не помогали. Вой продолжался.
- Всё можно исправить. Ну не надо отчаиваться!
 Порфирий всхлипнул и замотал головой. Почувствовал, что под водой по нему что-то ползёт.
«Ещё не хватало здорового языка, который из этой пасти внизу высунется и сожрёт меня. Впрочем, меня уже тогда ничего не будет беспокоить. Так что…»
 Вампир прикусил губу. Это не язык – это рука Госпожи. Фиолетовая перчатка нежно дотронулась до его плеча.
 Он повернул голову. Странно. Госпожа Туман смотрела на него…. Не так как обычно. С.. сочувствием что-ли? Что-то слишком уж обеспокоенное лицо у неё. Почему она волнуется?
 Из-за него?
 Почему создательницу этого мира должны волновать проблемы какого-то жалкого, извините, лакея Его Темнейшества?
- Вот поэтому в моём мире нет места людям – они слишком любопытные. И слишком хрупкие. Ты никогда не станешь полноценной нежитью – невозможно уничтожить это человеческое нечто внутри тебя. Такое детское, наивное, уязвимое… И до страшного милое. Любопытство. Поэтому ты заглянул в досье Рататоск, да?
 Порфирий понуро кивнул, продолжая шмыгать носом.
- Тебе просто стало любопытно – что за тайны у твоей девушки, да? Чтобы она перестала быть такой загадкой? Вы ведь так мало времени проводите вместе, вот ты и решил наверстать упущенное? М-хм?
- М-хм, - устало кивнул вампир.
- Не знаешь теперь, что делать дальше?
- Знаю, - неожиданно твёрдый ответ.
 Туман изменилась в лице – идеальные брови чуть нахмурились.
- Знаешь? – она поджала губы. – Тогда говори. 
 Последовали два глубоких вдоха.
«Пахнет лавандой», - колючий привкус соли защекотал его нос.
- Я должен увидеть её. Я должен.
 Туман молчала.
- Я должен рассказать ей всё о себе. Всё, что я вспомнил. Так будет честно. Я хочу слышать это от неё – все, что я прочитал. Я хочу быть с ней честным.
 Туман молчала.
- Даже если это правда, я её приму.
- Почему?
- Потому что у всех есть прошлое.
- И?
- И все совершают ошибки.
- То есть ты готов связать свою…. Не-жизнь с какой-то уголовницей? Да? Мой маленький аристократик?
- Это мой выбор. Если что-то пойдёт не так – винить в этом буду только себя.
- Даже так? А что скажет папочка?
 Порфирий молчал. Туман видела, как он медленно поднимает свой взгляд на неё.
- Он ничего не скажет.
- А если бы? Ну?
- А меня это должно волновать? – безразлично пожал плечами вампир.
 И поморщился.
- Бо-ольно, - захныкал он.
- Ах, сладенький мой! Тебе больно, да?
 Нотки игривости вернулись в её речь.
- Ну да, конечно! Как же без этого! Мы же сегодня такие молодцы с тобой! Правда? Столько всего новенького узнали, в стольких места побывали, со столькими… людьми познакомились! Ты, наверное, устал, малыш, да?
 Порфирий нервно вздохнул. Он не совсем понимал, что Госпожа хочет от него. И что она хочет с ним сделать. Скорее всего, она уже приняла решение по его поводу. И он сомневался, что оно ему понравится.
- А если мы устали, то нам надо отдохнуть, да?
- Да? – переспросил вампир, неосознанно отодвигаясь дальше.
- Конечно. Утро вечера  мудренее, так что…
 Порфирий даже не понял толком что произошло. Вот Госпожа начала говорить фразу и не закончила её. Вот её тонкая рука стала тяжёлой как свинец и подтащила его ближе к своей хозяйке. Вот её густо накрашенные губы нежно целуют его в лоб. И вот он сползает всё ниже по бортику бассейна в горячую воду.
- Неплохо сработано, малыш. К успеху идёшь, - Туман придерживала потяжелевшую голову вампира над водой. – Осталось только чуть-чуть подождать.


Рецензии