Рассказ тринадцатый о правилах пользования метро

 Хель давно уже так себя не чувствовала. Внутри левой стороны черепа началось постукивание. Хаотичной дробью оно мерзко стучало изнутри, отвлекая на себя внимание.
«Почему-то мне это нравится». 
Засвербило скулу. Уголки рта поползли вверх.
«А за окошком град. Люблю град!»
 А ведь такое было с ней раньше. Сначала голова начинает болеть, А потом в доме всё почему-то оказывается сломано, а каждой стене как минимум по две дыры. А папа находит её спящей на полу в обнимку с пёсиком.
«Да не хочу я спать! Я драться хочу!»
 Грудь слева приятно закололо – как будто по ней пробежал морозец. Видимо, град спустился и туда. Доспехи на секунду стали велики, а потом снова были как по фигуре. Просто чуть… ушились что-ли? Ну вот и хорошо – она терпеть не могла, когда кости болтаются между бронёй.
«Я уж и забыла почти – как это!»
 Кулон с удовольствием жевал золото, Хель смотрела на очаровательное существо, которое она смогла призвать. Хорошая зверюга, голодная только!
«Всегда хотела научиться такому!»
  Статуя стояла… как статуя. А Гула ускакала вниз за этими золотыми штучками.
«Умница моя!»
 Ну теперь-то она сама справится с этим… Как их там? А, големом!
 Шлем стал велик и упал. На золотую статую смотрел Воин Тумана. Чёрные длинные волосы сосульками свешивались с женского черепа.
 Это что? И есть магия? Какое… удовольствие! Эй. Она и правда – ведьма. Здорово-то как!
***
 Право первого удара Хель оставила за собой. Часть дымки поднялась с пола и начла виться возле левой поднятой руки девушки.
«Вот это попробуй!»
 Из облака начал раздаваться неприятный звук. Потом оно буквально разорвалось посередине, как кулёк с конфетами.  Мелкие фиалковые градины шрапнелью били по статуе.
«Чего он не сопротивляется?»
 На пол полетели кусочки золота. Они пытались дёргаться, но низкая дымка накрыла их пологом.
«Так нечестно! Сопротивляйся!»
 Голем не двигался. Хотя нет – золото пыталось двигаться. Оно хотело двигаться. Магия приказывала ему двигаться. Странные порывы были. Но костяк не слушался.
«Сопротивляйся!»
 Тот, кто был внутри, уже сопротивлялся изо всех сил. Он сам при жизни очень много обманывал. А теперь обманули его – весьма неприятное ощущение. Так какого же он должен и дальше помогать этой… обманщице!
«БОЯ ХОЧУ! БОЯ!»
 Хель не выдержала – сдержанность и до этого не была её отличительной чертой. Ноги в латных сапогах спружинили – девушка в доспехах сбила статую с постамента.
«Попался!»
 Левая рука пробила растрескавшийся золотой панцирь и нащупала его содержимое. Чуть приподнявшись на пальцах, рука резко вдарила по груди заключённого ладонью. Золотые щепки брызнули в стороны – пелена поглотила их.
«Ты мой! Мой! Попался!»
 Меч в правой руке быстро стал кинжалом – так ведь удобнее! Когтистая перчатка сжала кожу на груди, вторая занесла клинок.
«Не надо было меня разочаровывать! Я очень-очень злая на тебя сейчас! Через сколько мы прошли! Мне стольких пришлось избить! Я чуть не заблудилась тут! Что ты сделал с моим другом! Что ты сделал с моим парнем! Да, то, что он тогда ещё не был моим парнем – не считается! И после всего этого – что я получаю! Да тебя одним тычком можно победить! Это что – издевательство? Я тебя порву! На куски – псу своему скормлю! Поверь – после того, как меня не было целый день дома - он голодный! Так что ты!..»
 Сколько всего можно успеть передумать за минуту. Хель была рада, что она не сказала это вслух. Жалкое зрелище. Жалкий человек, загнанный, замученный, с погасшим взглядом.
«Как! Как… противно…»
 А на что она рассчитывала? Его просто надо было найти. Они его нашли. Его надо было схватить. Она его схватила. Ни о каком бое и речи не было. Этот золотой инцидент скорее был – неприятно-приятным довеском к нахождению беглеца.
«Почему мне его жаль?»
 Обманутый обманщик, просто пешка, которая когда-то была королём. И просто пожелала, чтобы её… наказание закончилось? Так что ли? Или она чего-то не понимает? Почему он так поступил? Почему он поверил?
 А может он просто устал? Такое тоже может быть.
«Почему мне его просто жаль?»
- Именем короля, - тихо и строго сказала она.
  Пелена резко поплыла к своей хозяйке, сгустилась над пленником. Раздался негромкий хлопок – Сизифа на площадке уже не было. Где-то внутри, Хель была убеждена в том, что она смогла магией перенести беглеца прямо в кабинет к Аиду.
 Ага, вот так и видно. Вот Аид за своим столом, даже не встаёт – не считает нужным размениваться перед виновным. Вот у дверей стоят девчонки – Мегера кандалы принесла. Алекто говорит, что позабавится. Ладно, они там и без нас справятся – уж король-то решение принять сможет.
 Хель вздохнула, поправила волосы. Поняла, что шлем упал.
«А, плевать!»
 Она поджала под себя ноги и с грустью посмотрела на стенку колодца слева от неё.
- Глупый ты человек, - сказала она в пустоту. - Как же мне тебя жаль.
***
 Порфирий еле удержался от того, чтобы не взвизгнуть. Из великолепных доспехов, явно вышедших из-под молота настоящего мастера, на него осуждающе смотрел изящный дамский череп. Кажется, Хель надула губы. Кажется, она обиделась. Наверное, её бой вымотал. А они вот так задержались и даже не помогли ей! Вот она и злится.
 Хель и правда было обидно. Вон они – пришли, наконец! Она всё слышала! Там внизу такой классный бой был! Сложный – она это понимала.  Еле справились. Вот им-то было весело! А она что? Даже не развлеклась!
- Эмм… Привет, красавица! – Тан смущённо улыбнулся ей. – Не… Не пеняй за то, что… Не успели за тобой по лестнице и всё такое…
 Хель встала и сложила руки на груди. Кажется, она хмыкнула.
- Я смотрю, ты… Просто молодец! Избавилась от этого… негодяя! – голос жнеца немного дрожал. Оно и понятно – со своей точки зрения, он сейчас нёс всякую чушь.
- Угу. И, правда – негодяя! Он вообще со мной не дрался! Слил такую дуэль! Я магии научилась! Чтобы самой с ним справиться! А он! Он! Сдался! Как последний трус!
- А где он? – тихо спросил Порфирий, выползая из-за ноги Тана.
- У короля уже. Я его туда телепортировала, - буркнула девушка.
 Она подобрала шлем и закинула волосы назад.
- Ну! Чего уставились?
- Ты меня сейчас убьёшь…  - проскрипел Тан.
- За что? – Хель вся напряглась. 
- Ты… брови выщипала, да?
 Расплываясь в озорной улыбке и прячась за широким клинком косы, Тан наблюдал, как его любимая и драгоценная девушка осознаёт, что вместо лица у неё теперь абсолютный, стопроцентный череп. Как она начинает кричать, замахивается своей изящной рукой, кидает ему прямо в нос свой тяжёлый шипастый шлем. Как он отскакивает от древка, чуть не бьёт Порфирия на спине, и живописно летит в колодец. Как звонко он бьёт Гулу по затылку, а клыкастый кулон от неожиданности спонтанно колдует заклятие ещё одной телепортации.
 Ко времени. Вполне ко времени. Она уже доела всё золото. Да и надоело ей здесь. Да и этим ребятам тоже, наверное. Возьмёт-ка она их с собой – пригодятся ещё.
***
 Паутина резко оборвалась. Со стен колодца полетели камни.  Порфирий почувствовал, как балкон дрожит, и земля уходит из-под ног. Что-то внутри ему подсказало, что не следует лететь на крыльях. Он последовал совету внутреннего голоса. Он уже достаточно провёл в этом мире времени, чтобы понять – интуиция здесь плохого не посоветует. В большинстве случаев.
 Вампир скривился – Номер 10 от страха прикусил ему кожу через рубашку. Обхватив своего друга двумя руками, Порфирий сжался в дрожащий комочек и полетел вниз в колодец.
«Интересно, а я и правда буду падать девять дней?»
 Два жнеца полетели следом. Порфирий не открывал глаза. Но если бы открыл – то сразу же пожалел бы об этом. Учитывая то, что они вчетвером падали в большое чёрное ничто, когда-то бывшее магической паутиной, он определённо действовал правильно.  Фиолетовая воронка, медленно закручивающаяся в тёмный центр поглотила весь отряд исследователей подземелья и растворилась в холодном воздухе, как ни в чём ни бывало.
 Веселье окончено. Тартар покинули нарушители спокойствия.
 Вечность продолжалась.
***
 Порфирий открыл глаза. Так. Под рубашкой у него череп. Это хорошо – Номер 10 не потерялся. Кажется, он этому рад – череп урчал от удовольствия.
 Затем вампир решился открыть глаза. И понял, что он уже который раз за этот день не понимает, где он находится. И что тут так же темно. Он что – ещё в Тартаре?
- Надеюсь, что нет, - он тяжело вздохнул и еле поднялся на ноги. Да, всё же кандалы, даже уже снятые (ладно, сгрызенные с него!) оставили на нём свой отпечаток. Порфирий недовольно смотрел на свои запястья – мало того, что они болели, так ещё и эти синяки остались! Ладно, наверное, это пройдёт. Но всё болит, как будто его били большими тяжёлыми брёвнами несколько часов подряд.
 Так, стоп. А где Хель и Тан?
- Ох… Эй! Кто-нибудь! Здесь есть кто? Номер 10. Я знаю, что ты здесь. Не жуй рубашку. Она и так мятая.  Я сказал – перестань!
- Эй, ты, - тонкая и сильная ладонь сжала его плечо. Порфирий резко повернулся. – Здесь мы.
- Хель?
- А кого ты ожидал увидеть?
- Если честно, я вообще сейчас плохо вижу, - смутился вампир. Опять забыл про зрение.
 Красные глаза начали осматриваться. Ну, ничего особенного – ещё один тоннель. Он уже их сегодня много повидал. Но…
 Почему ему почти не страшно? Это гнетущее ощущение куда-то пропало. Они…
- Мне кажется, мы уже не в Тартаре, - вырвалось у вампира.
- Да, тощий, мы точно не там. Это и правда можно почувствовать. Уж мне-то можешь поверить.
- А как мы сюда попали? Я не понимаю. Помню, что мы летели вниз, а потом…
- Это вот у этой заразы можешь спросить! – Хель щёлкнула по кулону, который снова беззаботно висел у неё на шее и скалился - как ни в чём не бывало. – Куда ты нас задевала? Не могла сразу к королю? Где мы?
 Гула не удостоила свою хозяйку ответом. Она – простой кулон и не обязана отвечать на глупые вопросы.
- Да ну тебя, - ругнулась девушка и отпустила цепочку. – Ух, духота здесь!  У меня свитер весь промок!
 Хель, наморщив носик, начала стягивать свитер через голову. Порфирий всплеснул руками и с трудом развернул Тана лицом к стене. Номер 10 под рубашкой возмущённо запрыгал. Девушка поняла, что все джентльмены вежливо отвернулись, улыбнулась себе под нос и продолжила снимать жаркую одежду. Мокрый свитер полетел на пол в пыль и немедленно исчез в фиолетовой дымке. Под снятой одеждой оказался чёрный короткий топик. Хель откинула волосы назад и начала завязывать хвостик. Потом поняла что ни ленты, ни завязки у неё нет.
- Я одолжу? – спросила она и, не дожидаясь ответа, осторожно оторвала кусочек накидки своего парня.
- Да, конечно! – последовал запоздалый ответ.
 У жнеца покраснела шея. Он не знал – злиться ему на Порфирия ил же сказать ему спасибо. Но… Что-то внутри подсказывало, что его бы всё равно развернули. Уж лучше так, чем оплеухой от любимой девушки. Шлемом он сегодня и так чуть не получил.
***
 Прогулка по тоннелю была недолгой.  Вся команда быстро осознала, что ни у кого из них уже почти не осталось сил. Тан, откинувшись на стену, приобнял свою девушку, прикорнувшую на его плечо. Он рассказывал ей удивительную историю о заброшенных каменоломнях и о множестве провинившихся перед королём. Тех самых, которые и трудились в этих каменоломнях. И, судя по всему, в заброшенном тоннеле одной из этих катакомб они и оказались. Номер 10 лежал на коленях девушки и тихо посапывал.
 Вампир не мог успокоиться. Задание короля уже было выполнено. Но особого удовлетворения и покоя его душе это не принесло. Напротив – беспокойство только усилилось. Надо отсюда выбираться. Ему некогда здесь прохлаждаться! Ему надо поговорить с!..  Наверное, она уже вернулась! А он здесь!
 Ворча себе под нос, Порфирий медленно прохаживался вдоль тоннеля.
- Жаль. Если бы здесь ходили поезда… то мы бы точно отсюда уже выбрались! Что?
 Он обернулся и увидел, что Хель, Тан и даже Номер 10 смотрят на него очень странно.
- Поезда?
- В тоннеле?
- Под землёй?
- Под Тартаром?
 Порфирий понял, что его слова восприняли как шутку, причём глупую. И его это рассердило.
- Конечно! Поезда! Под землёй! В тоннеле! Ездят по рельсам! Метрополитен! – чуть не закричал он.
- Чего? – переспросил Тан.
- Метрополитен, - злобно повторил Порфирий.
- А, это одна из твоих британских штуковин? – спросила Хель.
- Да.
- А, ну-ну.
- А зачем вы её придумали? – не поняла девушка. – Я понимаю – на земле, но – под?
- Чтобы быстрее добираться туда куда надо.
- А почему быстрее?
- В моём бывшем мире поезда не ездят через деревья, леса и не объезжают сами дома! И рельсы для них сами не образуются из воздуха!
- Да? Ну, так неинтересно. Я же ездила только на волшебном поезде, а в этом твоём городке что-то скучные поезда.
- Лондон – не городок! – обиженно закричал Порфирий. – Я – лондонец! Это большой город!
 Хель сверкнула глазами.
- Голосок прорезался, - хихикнула она.
 Вампир понял, что немного не прав и сбавил обороты.
- То есть вы поняли, что метрополитен - это когда поезда ездят под землёй.
- Ага. И как это может нам помочь? – спросил Тан.
 Порфирий замолчал. Потом посмотрел под ноги и улыбнулся.
- Ты говоришь, что это – шахты?
- Ну да. Только мы сейчас в заброшенных штольнях. Здесь никого нет – ну кроме нас.
- Но здесь добывали камень, так? – Порфирий опустился на колени.
- Да, но сейчас, - жнец потёр подбородок. – Эй, я кажется, понял, что ты имеешь ввиду!
- А где добывали камень, то там должны быть рельсы, для вагонеток, - вампир стал копать слой глины под ногами. Вскоре под ним показались старые ржавые рельсы. – А если есть рельсы и станция, то поезд обязательно придёт по расписанию.
 Исследователи подземелий увидели свет в конце тоннеля.
***
- Тан! Это не смешно!
- А я и не шучу.
- Это не смешно! Развяжи меня!
- Порфирий. Не отвлекай! Мы уже почти закончили, - вмешалась Хель, закидывая волосы назад.
 Девушка кое-как воткнула обломки старой вагонетки в стену и подпёрла их ещё одной доской. Та удобно встала в старое кольцо для кандалов.
- Ну вот! Почти всё! Теперь осталось только повесить расписание, - Тан обломками найденных костей пришпиливал к стене расписание на листках из блокнота, ранее принадлежавшего Порфирию.
 Сам же вампир самоотверженно согласился стать испытуемым в своей же идее. А именно – проверить поедет ли поезд на подземную станцию или нет. Он подробно всё рассказал своим друзьям и всё описал, что должно быть на станции в метро – лавочки, расписание, название станции и прочее.
 После этого Тан предложил вампиру проверить свою теорию и лечь на рельсы. Порфирий  возразил, что сегодня его уже и так затылком протащили по всем рельсам этого мира и он категорически отказывается.  После этого, жнец, поняв, что возражений нет, сорвал с себя половину накидки, попросил своего друга обернуться, быстренько связал его куском своего предмета одежды и положил на рельсы, надёжно привязав ткань к ржавым рельсам. Остаток же, он по старой привычке, повязал на одну сторону, и теперь широкие мускулистые плечи греческого бога венчала чёрная короткая тога.
 И вот вампир занимался своей любимой работой – проводил естествоиспытание, а два жнеца начали приводить эту новую станцию в божеский вид.
- Ну что, Хель. Как назовём эту станцию? – спросил Тан перехватывая косу и приближаясь к новопостроенной лавке на стене.
- Приют неудачников! – пошутила она.
- Может «Глубокий могильник?»
- «Сити».
 Номер 10, как первый пассажир, уже взобравшийся на скамью, тоже что-то прощёлкал.
- «Заброс?» - не понял Порфирий, еле поворачивая голову. – Что за… Нельзя так называть станцию!
- А мы бунтари! А мы назовём! Я вообще хотел назвать её «Дно!» - ответил жнец и стал выцарапывать на стене название.
 Мерзкий скрипящий звук наполнил весь коридор. Хель скривилась и заткнула уши. Номеру 10 было всё равно – для названия станции был выбран его вариант, а остальное было неважно. Порфирий ввиду некоторой замотанности своего положения мог только безрезультатно жмуриться. Причём, надписи было решено сделать на обеих стенах, так что скрипящую процедуру пришлось повторить.
- Ну вот, готово! – воскликнул Тан, вытирая лоб.
 Надпись «Заброс» красовалась на стенах, не особо выделяясь среди полумрака пещеры.
- Ну и что? – недовольно вздохнула Хель.
 Ей ответил паровозный гудок, глухо пронёсшийся по тоннелю.
- Сработало! – жнец закинул косу за спину на ремень и, перескочив учёного на рельсах, подбежал к скамейке, где уже ждала его девушка. Которая была очень рада, что безумный план безумного учёного сработал. Но всё же… Кое-что её смущало.
 А поезд остановится где надо? Станция-то новая. Тут темно, Порфирий особо не выделяется. Харон его точно заметит? Не переедет, Нет?
 Это было бы очень нежелательно.
- Проклятье! – ругнулась девушка и щёлкнула по кулону. – Гула! Светись! Надо! Очень! Ну!
 Кулончик тихо вздохнул – не любил, когда его будят после сытного обеда. Или ужина? Неважно. Но Гула решила проявить снисходительность к своей новой хозяйке и начала светить.
- Отлично! – Хель схватила Номер 10 и разжала ему челюсти.
  Череп опешил. Как и кулон.
- Не возражать! Оба! Быстрее! Рот открой! Всё! А теперь – захлопнись!
 Она закинула кулон в рот Номеру 10 и стала его трясти. Череп засверкал глазками – то левой, то правой глазницей. Его персональная дискотека началась.
- Так! Теперь ты! Хватай меня! – скомандовала она своему парню.
- Чего?
- Хватай меня! Сажай на плечи! Повыше надо, ну! – Хель схватила череп и подняла его над головой.
 Тан застыл. Чего она от него хочет?
- Ну не тормози! Держи меня, ну! – она кивнула на свою талию.
- А, ага… - жнец кивнул и, сглотнув, подхватил свою девушку за талию и осторожно посадил её на свое широкое плечо. И покраснел. Хель же это совсем не беспокоило. Её волновало то, что поезд приближается. И останавливаться пока не собирается.
 Она потянулась вперёд и подняла Номер 10 так высоко, как только могла.
- Мигай! – вскрикнула она.
 Череп кивнул и замигал ещё сильнее. Происходило это из-за того, что Гуле надоела эта бесцеремонность, и она попыталась вырваться из своей костяной тюрьмы. Но не получалось – челюсти были сжаты крепко. И кулон начал биться об кости изнутри – к миганию света добавился странный звенящий звук.
 Поезд заметил сигнальный фонарь впереди. А, вот и звон пошёл! Значит, пора останавливаться! Харон вдарил по тормозам, и поезд замер за полметра до вампира уже лежащего в обмороке.


Рецензии