Апогей Звездной Войны гл. 1-4

ГЛАВА 1



Год 23216 до Юлайского летоисчисления.
Регион Нового Эдема – Геминат.
Граница империи Амарр и владений явианцев
Звездная система Вак-Атион Сектор 33-16
Имперский линкор класса  апокалипсис – «Несокрушимый».

   
   Всё пространство от условной  разграничительной линии до сектора перехода заполняло  чудовищных размеров облако из разбитых имперских кораблей. Корпуса одних,  были пробиты насквозь, а в отсеках, ещё не заполненных вакуумом,  выгорал последний кислород.  Другие  разорвало на части, и теперь обломки разных форм и размеров медленно дрейфовали в море изувеченных человеческих трупов.
 День, должный стать триумфом Амаррской империи, должный принести ей славу, новые территории и новых рабов превратился в позор ужасающего поражения.  Флот ещё не оправился от неудач в войне с Федерацией Галленте, и тут, снова  - такой удар!
    Адмирал-паладин Идонис Ардишапур,  гневно сдвинув брови наблюдал, как дроны-сборщики захватывают целые горы трупов и отправляют их в свои криогенные хранилища, где они пробудут до соответствующих процедур, предшествующих похоронным церемониям.  Автономные модули-эвакуаторы подбирали спасательные капсулы, разбросанные сейчас по всему сектору, проникали в корпуса разбитых кораблей в поисках выживших, изолированных в чудом  уцелевших отсеках.
  Идонис стоял, скрестив руки на груди  перед огромным проекционным экраном, занимавшим всю стену от пола до потолка. Он казался спокойным, ни единый мускул не дрогнул на его худощавом аскетическом лице, обрамленном чёрной бородкой при виде того, как дроны подбирают его мёртвых солдат. Но внутри… В душе билась ярость. Но направлена она была не столько на явианцев, сколько на собственных соотечественников. В первую очередь,  он растерзал бы Фауса Акредона своего коллегу  – второго командующего флотом. Гнусный предатель, усомнившись в постулатах амаррской веры, гласившей, что только империя олицетворяет собой вселенские порядок и справедливость,  выдал планы кампании  явианцам. Сейчас предатель  в бегах. Что ж,  рано или поздно возмездие свершится и ублюдок получит по заслугам.
  Вторым на очереди был Мекот Сарум - Верховный адмирал, командующий  всеми  имперскими  космическими  силами. Именно его недальновидная стратегия косвенно послужила разгрому флота. Разве можно было в такой спешке формировать экспедиционный корпус? На что он рассчитывал?  Неужели всерьёз полагал, что  явианцы  начнут заикаться от страха  при одном только виде двух сотен линкоров и крейсеров тяжелого класса?   Или рассчитывал, что  демонстративное уничтожение научно-исследовательской станции в системе Вак-Актион заставит  их тот час  капитулировать?
Просчитался, господин Сарум.  Недооценили потенциал врага, а главное его решимость драться. Линкоры и крейсера, лишенные флангового прикрытия на деле оказались отличной мишенью. Что ж, теперь они догорают в пространстве и обломки их разносятся по всему ближнему космосу.  Из всего флота уцелело только два линкора,  включая его флагман  «Несокрушимый», четыре крейсера, да сотня орбитальных платформеров  с десантом наёмников, так и не вступившими   в сражение.  До планет врага  просто не добрались.   
   После сражения прошло двенадцать часов, но Идонис  ещё не пришёл в   себя от масштаба разгрома.  Созвездие тронных миров Империи было оповещено о поражении посредством  FLd – маршрутизаторов, передающих информационные квантовые пакеты.  На столичной планете Атре безусловно,  сейчас шок от таких вестей. Но они,  там – в сердце Империи,  всё равно не  могут представить  размеров катастрофы. На столь далёком расстоянии всё видится по-другому. Нет так страшно и не так трагично. Настоящее понимание и весь кошмар случившегося   будут осознаны,  когда прибудет правительственная комиссия и ознакомится с ситуацией на месте. Что ж,  остаётся только ждать.
  Пока же,  с явианцами установили временное перемирие  до прибытия официальной группы по переговорам. Победители милостиво разрешили амаррцам собрать тела павших и после эвакуировать остатки экспедиционного корпуса.   Свой флот явианцы отвели к периферии системы и наблюдали за противником оттуда. Их базовый материнский корабль, решивший исход боя находился за пределами видимости. Ни один из самых мощных бортовых  сканеров не мог обнаружить его.  Но Идонис знал, что сверхразрушитель противника где-то неподалёку.  Наверняка оттуда наблюдают и готовы в любую минуту, если только возникнет малейший повод  добить те жалкие остатки, что остались от  Пятого амаррского  флота.
   И пока явианцы не передумали, пока была ещё возможность спасти немногих уцелевших, следовало спешить. По предварительным данным эвакуацией  займётся  сам  глава клана  Ардишапуров Аркон -  его отец, включенный  в правительственную комиссию.  Что ни говори, а дело как раз для него. Отец всегда был против военной экспансии и верил, что  распространение амаррской веры должно проходить только мирным путём.  Что ж, он миротворец по сути, такова его натура. Не солдаты, а проповедники,  не сила и страх, а слово веры – вот его доктрина. 
   Идонис,  был столь же религиозен.  Как все истинные амаррцы он признавал за истину все ипостаси Божественной Сути, почитал Великого пророка конформистов Дано Генока, приведшего далёких предков  амарр в мир Атру, откуда потом на покорение Галактики устремилась Империя.   И он верил в силу Слова в силу Священного писания. Всякий, кто хочет услышать – услышит. Всякий кто хочет постигнуть – постигнет.   Но,  не все были  открыты Истине, не все хотели понять и принять. 
  Идонис  полагал, что  еретикам,  особенно упорствующим в своих заблуждениях  бессмысленно нести слово Истины.  Напрасная потеря сил,  времени и ниспосланной благодати.  Веру  в таких  упорствующих нужно вбивать  огнём и железом.  Да, поначалу  придётся  согнуть и заставить несогласных. Они признают  Писание под страхом смерти и проживут остаток своих дней  во лжи себе и Империи. Но зато,  их потомки примут истину Амарр, как должно. Через смену двух поколений Амарр получит верных, преданных граждан, с радостью готовых умереть за Писание. Разве не так родилась их Империя? Разве не в горниле войн и экспансий ковалась вся мощь Амарра?
   Отец слишком мягок. Слишком сострадателен и высшей добродетелью считает  смирение.   Чего только стоит его миссия в минматарском секторе на планете Арзад – 2. Местным жителям - этим злобным дикарям он решил принести Священное Конформистское Писание.   Но какой с этого толк? Всё равно, что метать бисер перед свиньями.
  Впрочем, не об этом сейчас нужно думать. Необходимо подготовиться к встрече с комиссией. Предстоят долгие объяснения,  перекрёстные допросы, составление бесчисленных отчётов и протоколов, а затем и военный трибунал, если комиссия сочтёт его необходимым.
   На нейро-имплант Идониса шёл непрерывный поток информации. Телеметрические данные строились в зрительные образы.  Вся флотская сеть была перегружена вестями о спасательных операциях, сигналами бедствия, призывами о помощи, отчётами о потерях, данными из медицинских модулей.  Бортовые госпитали оставшихся кораблей были переполнены.  Сотни раненых, изувеченных повсюду:  столы и пол залиты кровью. Много обожженных, ещё больше получивших обморожение разной степени тяжести. Кто-то стонет и плачет, кто-то выплевывает куски своих легких, кто-то бьётся в агонии, опутанный собственными кишками. У многих оторваны руки и ноги, проломлены черепа, не хватает глаза, а то и обеих сразу. Автоматических реанимационных боксов не хватало. Медикам приходилось делать нелегкий выбор. Безнадежных оставляли умирать, складывая их по углам помещений и вдоль стен.
   Хаос, вызванный поражением ужасал. Даже высшие офицеры поддались общему беспорядку, отправляли зачастую бестолковые команды, не могли сориентироваться в ситуации. И это боевой флот Империи? Одно поражение и всё полетело к чертям? Не по той же причине амаррцы проиграли недавнюю войну галлентам? Империя привыкшая побеждать заведомо слабого противника и закостеневшая в своих военных доктринах не смогла гибко и оперативно отреагировать на внезапную перемену в военных действиях. Не смогла тот час, согласуясь с обстановкой сменить тактику и стратегию. И вот – результат. Сначала Империю побили заносчивые галленты – приверженцы еретических свобод, а теперь ещё и эти выродки явианцы, которых и людьми то назвать нельзя.
   Размышления Идониса были прерваны очередным сообщением,  пришедшим ему по одному из  закрытых информационных каналов  нейро-сети.  Вахтенный офицер на пункте приёма транспорта сообщил, что  прибыли командиры наёмников и просят его аудиенции.
Идонис приказал впустить прибывших и проводить их в конференц-зал, примыкавший к его личным покоям.
Их было шестеро. Сильные,  жёсткие  лидеры. Тёртые жизнью калачи.
   Калдарианец Адамар являлся избранным лидером Братства наёмников – Высшим Коммандором. Он же был  и самым старшим по возрасту - лет 60 или около того. В одежде предпочитал, традиционный  для своей родины  тёмно-фиолетовый цвет,  или даже чёрный какова была его длиннополая кожаная куртка с высоким стоячим воротником. Волосы его были коротки стрижены, а лицо гладко выбрито. Взгляд чуть прищуренных глаз всегда цепкий и настороженный.
   Лафенир являлся лидером  галлентов. И не имело значения, что между Империей Амарр и  Федерацией Галленте совсем недавно завершилась долгая, изнурительная война. Среди граждан Федерации имелось немало разного рода отщепенцев из криминальной среды или же бежавших  с Родины по политическим мотивам. На фронтирах и неизведанных территориях они часто сбивались в шайки, промышляли  пиратством или становились  наёмниками.  Им было плевать кому служить, да хоть амаррцам, платили бы деньги.  В Братстве он состоял,  уже больше десяти лет. Осуществлял общее руководство всеми экипажами транспортно-десантных кораблей.
  На собрание Лафенир явился в щеголеватом наряде: штаны и высокие сапоги его  украшали  синие  молнии, а куртка отливала стальным блеском. Длинные тёмные волосы он собрал в пучок на затылке и сцепил их здоровенной алмазной брошью о стоимости которой не прилично было,  даже спрашивать.
   Илаир  совсем недавно сменил на посту командира своего предшественника Зареха, но уже снискал среди своих соотечественников вендорцев огромное уважение. И не только за отвагу и огромную силу, прежде всего ценящимися среди вендорцев, но также и за разумные тактические решения, ни единожды спасавшие штурмовые подразделения в сложных ситуациях.  Вендорцы - небольшой, но воинственный  народ, его мужчины искали для себя быстрого обогащения  и личной славы и воинское ремесло почиталось ими превыше всего.  Родная планета вендорцев находилась где-то в пограничном пространстве между секторами Интакийского Синдиката и мирами калдариан. 
  Илаиру недавно исполнилось тридцать лет,  пятнадцать из которых он отдал наёмничеству.  Войны, набеги, грабёж побеждённых стали неотъемлемой частью его повседневности.  Иной жизни он не знал. Братство наёмников стало и его домом и семьёй.  Вендорец явился на встречу с командующим  в легкой био-хитиновой броне  класса 1:4  тёмно-бронзового оттенка.  Не взял только шлем и высокие крыловидные наплечники. Взгляд пронзительно-синих глаз Илаира неспешно и изучающее скользил по предметам обстановки. В конференц-зале «Несокрушимого» он был впервые. Адмирал Идонис отлично знал  Зареха, а с его приемником ещё только предстояло устанавливать отношения.   Что сразу поразило амаррца - это рост и мощная стать вендорца. Этим он сразу выделялся среди остальных своих товарищей,  также физически крепких людей.  Волосы вендорца были, вроде бы  светло-русые, но не сразу и определишь из-за короткой  традиционно армейской стрижки.
    Ордас  руководил экипажами десантных ботов и дивизионом левитакаров, осуществляющими  прикрытие  штурмовых групп с воздуха. Сам он являлся уроженцем планеты Остаман. Осторожный, расчетливый человек, таких хорошо оставлять в резерве, когда от последнего  продуманного и вовремя нанесённого удара зависит победа. Облачён Ордас был в длиннополую пурпурную  мантию, широкие рукава которой покрывала золотая вышивка.  Голова наемника была наголо выбрита. Над бровями проходили синие татуировки в виде драконов и такая же, только больше  шла по левой щеке до уголка рта.    
Цивирянин Христар  командовал отрядом своих соотечественников,  а также балатарами, и штурмовиками Рино, прибывшими из Серпентийского сектора. Ростом этот наёмник возможно и уступал Илаиру, но только не в ширине плеч.  Мощный, резкий, с бычьей шеей и пудовыми кулаками.  Первый штурмовой удар был всегда за ним и его головорезами. Его нос многократно переломанный  в бою и кабацких драках не могла исправить никакая пластическая хирургия, наголо бритую голову покрывали татуировки и старые шрамы. На встречу цивирянин явился в биополимерных доспехах тёмно-янтарной расцветки, шлем с телескопическим многофункциональным забралом держал под мышкой. 
И наконец, ЛиМэй – ни-куннианец,   отвечающий  за снабжение,  военную квестуру и всю хозяйственную часть подразделения. Он был невысок, быстр, хитёр и хваток. На нём лежала огромная ответственность и ЛиМэн отлично с этим справлялся. По старшинству и уважению он был вторым среди наёмников после Адамара.
    Идонис Ардишапур всех пригласил войти широким, уважительным жестом. В отличии от большинства высших офицеров амаррского флота он считал наёмников своими боевыми товарищами. Возможно,  они и отбросы своих миров, народов и социумов, но все они были люди исключительно храбрые, стойкие. Своевременная оплата их услуг гарантировала верность и, как правило, выбрав чью-то сторону они во время войны не переходили на другую, даже если их соблазняли более щедрой оплатой.
   Все устроились на стульях с высокими спинками за узким, чёрным полированным столом. Минматарские темнокоже рабыни принесли прохладительные напитки, на стенах включились светильники в интенсивно-умеренном режиме.
- Господа, вы хотели встречи со мной, - произнёс Идонис и  выразительно взглянул на Адамара. – Готов выслушать вас.
Поскольку калдарианин, уже давно был избран так называемым представительным голосом Братства, он поднялся первым и начал говорить.  Его сильный, зычный голос отражался от стен помещения гулким эхо.    
- Часть наших людей – ветеранов волнует следующий вопрос:  выполнит ли Империя Амарр своё обещание, насчёт почётной отставки и тройного вознаграждения, помимо обычной помесячной оплаты.  Нам,  было сказано, что военная экспедиция против явианцев станет для отслуживших больше двадцати лет – последней. Война, судя по всему закончена. Пришло время расчетов.
- Ты прав, - кивнул Идонис. – Такое обещание было и Империя выполнит его. Но для начала, неплохо бы покинуть эту систему. После эвакуации займёмся этими вопросами.
Адамар удовлетворённо кивнул, но затем поднял руку, чтобы акцентировать внимание всех собравшихся, но амаррца прежде всего.
- Есть ещё кое-что, волнующее Братство.
Идонис внутренне напрягся. Он предполагал о чём пойдёт речь и не хотел бы сейчас давать никаких обещаний. Но, видимо придётся.
- Мы слышали, что скоро прибудет высокая комиссия из Тронных миров, - начал Адамар. - Начнётся, как обычно разбор грехов. Имеет ли Братство гарантию, что это не коснётся его? Не выставят ли нас виноватыми в провале кампании?  Хочу заметить – мы не участвовали в битве и от нас не зависел в тот момент её исход.
Идонис медлил с ответом, ибо знал, что вероятность обвинения наемников в поражении  высока.  Офицеры Генерального Штаба, да и сам Верховный адмирал Мекот Сарум с радостью свалят свои просчёты и грехи на наемников. Такое,  уже ни раз случалось во время войны с Федерацией Галленте.  У Братства,  имелись все основания для тревоги. 
Когда молчание слишком уж затянулось, Идонис сказал:
- Думаю, вам не стоит волноваться. Комиссия разберётся. В данном случае вся ответственность лежит на экипажах кораблей и тех кто командовал ими. 
- Ага, как же разберутся! – фыркнул Христар и грохнул кулаком по столу. – Мы помним, как такая же комиссия разбиралась после битвы на Фрее и во время блокады Алиетте. Братство выполнило свой долг до конца, но нас всё равно обвинили в потере позиций.
- Отличная у тебя память, - усмехнулся Идонис. – Тогда, может ты вспомнишь, кто оправдал вас  в итоге, спас от показательной экзекуции  и даже выбил половину месячного жалования. 
- Я помню, - проворчал Христар. – Моя  благодарность тебе, наследник Ардишапуров не имеет границ.  Я вечный твой должник.
- Как и многие из нас, - добавил ни-куннианец ЛиМэй.  – Поэтому, мы и пришли к тебе, к нашему командующему, нашему отцу, прося о защите и  справедливости. Много лет проливали мы кровь за Империю, потеряли тысячи друзей, лишились кто здоровья, кто семьи, кто родины. И теперь, когда многие из нас заслужили покой и обеспеченную старость, мы хотим знать,  даст ли нам это Империя.   
- Требования ваши  справедливы, безусловно, -  со вздохом произнёс Идонис. – Но, скажу вам сразу: не в моей власти всё решать. Правительственная комиссия займётся вашими вопросами и я уверен решит всё по чести. Со своей стороны обещаю посодействовать вам во всём:  своим положением, авторитетом и возможностями. 
- Куда нас направят отсюда? – спросил Ордас. – Ничего насчёт этого не слышно?
- Сколько нам выделят кораблей? – подал голос Илаир. – Империя обещала нам транспорт и свободный беспошлинный  проход через всю свою территорию. 
- Ещё, нам нужны медикаменты, запас продовольствия, запчасти для кораблей, ремонтные дроны, - добавил ЛиМэй.
- Нам обещали мобильные ремонтные станции, - подал голос Лафенир. – Новые информационные блоки и модули для перезагрузки нейросетевых баз.
- А моим ребятам обещали женщин, - прогремел Христар. – Шесть тысяч молодых минматарок, желательно темнокожих.
- Могут ли желающие рассчитывать на гражданство? – задал волнующий его вопрос Адамар. – Тридцать три года я отдал Империи, бился только под её знамёнами. Это ведь гарантирует мне гражданство?
- Тихо, друзья, тихо, - амаррец поднял руку, - послушайте. Местом назначения, скорее всего будет один из ближайших минматарских секторов. Вероятно,  планета Арзад-2.  Насчёт всего остального будет решать комиссия. Уверен,  справедливые требование и всё обещанное будет выполнено.
  Наёмники с большим уважением относились к Идонису.  Он командовал ими последние десять лет. Командовал,  весьма успешно. Его военные операции заканчивались победами и незначительными потерями. Наёмники ни раз говорили, что если бы Идониса поставили во главе всех вооруженных сил Амарра, победа в войне с галлентами была бы на стороне Империи. Но, этого не случилось и не смотря на тактические успехи Идониса на разных участках фронта, амаррцы проиграли войну.
   Уважение наёмников к наследнику Ардишапурского дома после этого ни сколько не уменьшилось. Они, по-прежнему считали его своим вождём, способным решить все их проблемы и трудности. И они,  верили его слову. Если Идонис сказал – так и будет.
   Удовлетворившись его обещаниями, они удалились, полные надежд на лучшее. Амаррец остался один. Сидя в кресле,  он задумчиво вертел в правой руке один из хрустальных бокалов на дне которого ещё оставался голубоватый напиток. Его кибернетический протез в свете настенных ламп  отливал серебром. Отличительный знак всех мужчин Дома Ардишапур. Каждый из них после рождения проходил через операцию по ампутации правой кисти. Странный обычай возник больше семисот лет назад. Мать правящего тогда императора леди Фэнка гостила на Радонисе в одном из дворцов Дома Ардишапур. С ней был её любимец – маленький пушистый зверёк по имени Роди. Так случилось, что юный Ури сын тогдашнего наследника Ардишапуров во время обеда нечаянно прибил насмерть  бедняжку Роди, что привело старую леди в ярость. Последствия её гнева могли быть для Ардишапуров  совершенно ужасны,  но, в конце концов сошлись на том, что наказанием для  Ури  и всех последующих представителей дома по мужской линии станет лишение правой кисти. Так с тех пор и повелось.   А серебряная рука стала неофициальным символов дома Ардишапур.
  Вспомнив про обычай, Идонис немного отвлёкся, но тревожные мысли по-прежнему теснились в его голове. Не слишком ли  опрометчиво  он поступил, заверив своих боевых товарищей  в будущих  справедливых решениях Империи?  Он, даже не знал собственной судьбы. Наверное, неслучайно отец добился  включения  себя в комиссию. Опасения за сына были не напрасны? 
  Политические соперники только и ждали случая, чтобы свалить оппонента. Пять правящих домов Амарра – опора императорского престола,  на деле вели между собой жесткую конкурентную борьбу. До открытых столкновений никогда не доходило, но разного рода обвинения, дискредитация,  подлоги, заказные убийства были в ходу. Никто,  приближенный к трону не мог расслабиться ни на минуту. Чтобы выжить представителям амаррской знати приходилось быть жестокими, вероломными, коварными и вырабатывать поистине звериное чутье на разного рода подвохи и ловушки. Родственные связи между домами  отнюдь не гарантировали безопасность. Хочешь выжить, всегда будь на чеку, даже с собственной женой в постели.
   Для встречи,  был назначен тот же конференц-зал. Идонис отравился переодеться, предварительно отдав дежурному офицеру на мостике приказ  незамедлительно уведомить  его о прибытии  правительственной делегации.


*    *    *

В конференц-зале собрались одиннадцать человек. Высший командный состав Империи, главы наследных семей или же их представители.  Все в строгих мундирах насыщенного имперского цвета хаки, только рукава и небольшие участки по бокам имели более светлый оттенок.  На высоких воротниках, плечах, груди и на узкой ленте по центру фрака  серебристо-золотое шитьё. У Высшего адмирала Мекота Сарума через левое плечо шла орденская лента, украшенная не только наградами, но и баснословно дорогими  рубинами с вулканической планеты Авахлар. Все собравшиеся мужчины  имели или по-армейски  короткие стрижки,  или вовсе наголо бритые черепа. У самого Идониса шёл по центру коротенький панк, а по вискам спускались татуировки в  форме виноградных лоз – символ удачи и благополучия.    На затылках всех присутствующих располагались пластины-импланты со встроенными модулями нейро-сети, что позволяло им в любой момент обратиться к необходимым базам данных или же держать связь со всякого рода помощниками.
  От Дома Кор-Азор присутствовал его глава Наследник Дориам Кор. Его отношения с Ардишапурами были относительно неплохи, во многом благодаря характеру самого Дориама. Он был весьма доброжелателен и справедлив, причём эти его качества странным образом не соответствовали его внешности. Глубоко посаженные глаза под низко нависающими бровями, длинный, тонкий с горбинкой нос, впалые щеки, резкие скулы и тонкогубый рот, скорее подошли бы человеку злому, скупому со скверным характером. Эдакому викарию-фанатику. Но,  словно бы наперекор своей внешности Дориам был человеком либеральных взглядов, гибкий в суждениях, уживчивый, способный идти на уступки.  Прославился он не столько военными победами, сколько своей филантропической деятельностью. Многие из его родственников стояли в родстве с Ардишапурами и достаточно давно между обеими семействами не велась обострённая борьба за лидерство в той или иной сфере.
   Представитель дома Сарум, Ямиль,  была единственной  женщиной  в конференц-зале и при этом являлась полной противоположностью Дориама. За прекрасной, харизматичной  внешностью скрывалась завистливая и мстительная натура. Ямиль Сарум для достижения своих целей могла пойти на всё что угодно, ибо амбиции её были чрезвычайно велики. Вместе с тем, ловко скрывая тёмную часть своей сути, она умела очаровывать, обольщать и находить союзников, эффективно используя и свою внешность и незаурядный ум.  С теми,  кого она считала врагами  Ямиль вела себя,  либо подчёркнуто надменно и холодно, либо в открытую посылала им столько ненависти во взгляде, что выдержать мог далеко не каждый.
  Хадал Себиан – представлял дом Кадор. Он не принадлежал напрямую к правящей семье Дома, но занимал весьма высокое положение. Это был худощавый мужчина  с чёрными пронзительными глазами, ястребиным носом и тёмно-рыжей бородкой, обрамлявшей его широкоскулое лицо. В отношении всех сторон он демонстрировал нейтралитет. Возможно, это было связано с тем, что нынешний император Хейдеран являлся  выходцем из  Дома Кадор. 
  Хейдеран не любил  склоки между своими дворянами, считал древнюю борьбу между ними за власть бессмысленной и губительной для государства, своё благорасположение старался разделить между всеми поровну   и потому вынуждал всех представителей Кадор придерживаться той же политики.
  Представители ещё одного семейства Таш-Мурконов отсутствовали. И тому было две причины. Первая - Таш-Мурконы не являлись истинными амаррцами, а вели свой род от удорианских предков, когда-то покоренных Империей. Лишь,  огромные богатства семьи, накопленные многими поколениями  позволили им войти в правящую элиту государства. И всё же истинные амаррцы относились к ним с презрением, не считали нужным привлекать к делам государства, особенно внешнеполитическим.   Здесь крылась и вторая причина – чрезмерно либеральные взгляды Таш-Мурконов, призывавших налаживать мирные отношения с Федерацией Галланте, снизить гнёт минматарских рабов, отказаться от военно-религиозных экспансий. Таким миролюбцам не место, там где решаются вопросы войны. Пусть вносят средства в казну, занимают  места в совете, правительстве, курируют строительство, инвестиционную деятельность, торговлю. Но вопросы войны и мира решать в своей Империи будут только истинные амаррцы. 
  Все, с нетерпением  ждали специально уполномоченного посланника Императора.  Идонис скрывал свои переживания за маской спокойствия и невозмутимости.  Также, вёл себя и отец. Незадолго до заседания,  они встретились и успели немного переговорить. Аркон не знал,  кто прибудет от имени императора и это его,  тоже тревожило. Хуже всего,  если Глас Императора  окажется от дома Сарум. Тогда, вместе с Высшим адмиралом и Ямиль,  их -  Сарумов будет трое, что усилит давление на остальных членов комиссии и может сыграть не в пользу Ардишапуров.
  Вот, наконец  от входа раскатисто позвучал гонг и в конференц-зал вступила торжественная процессия. Впереди в тёмно-бордовых мантиях с флагами империи и священным штандартом, увенчанным двумя пересекающимися  диадемами в форме полумесяца,   шагали  мастера-аквилиферы.  За ними двигался глашатай в белых одеждах. Ну,  а затем появился и сам Глас Императора в тёмно-коричневой рясе с низко нависающим капюшоном,  так что его лица не было видно. По сторонам от него шагали стражи-викарии в коротких черных скиртах. На поясах у них священное ритуальное оружие – трёхгранные прямые клинки в узких ножнах. 
- Именем императора Хейдерана, Отца нашего и Хранителя Империи  Священной Амарр,  приветствуйте!   - прокричал глашатай. - Глас Императора, его Слово, его Закон  - Фаддир Сарум!
И тот час человек в рясе хорошо поставленным, театральным жестом   откинул капюшон на спину.  Ардишапуры разом издали тихий стон.  Итак, в комиссии оказался один из их злейших врагов.  Ямиль злорадно улыбнулась, увидев их реакцию.  Затем, она поднялась из-за стола и, шагнув навстречу  Фаддиру,  сделала  легкий поклон:
- Приветствую, дядя. Надеюсь, дорога не утомила тебя?
- Все испытания, нам только в радость, если мы служим великому делу Амарр и Хранителю Империи, - гнусаво произнёс Фаддир, направляясь к столу.
- А что же остальные? Неужели,  только женщина помнит, как должно приветствовать Глас Императора?
Все присутствующие спешно поднялись, пряча глаза. Большинство ненавидели Фаддира, за исключением его родственников. Посланец императора принадлежал к Ревнителям -Догматикам   одному из самых религиозно-фанатичных орденов Империи.  Основными постулатами Ревнителей были искупление греховности через боль и страдание, нетерпимость к иным верам, военное мессианство и бескомпромиссная борьба с ересью. От императора ревнители добивались разрешения на то, чтобы надзирать не только за простолюдинами, но и за дворянами, включая членов пяти правящих семей, использовать против них пытки, если необходимо,  отбирать детей, если по мнению членов ордена, воспитание юных отпрысков  шло в неправильном направлении.  Понятно, что подобные меры не находили поддержки у большинства здравомыслящих людей. Но ревнители не оставляли своих попыток и всеми возможными путями старались проникнуть во власть. Каким образом Фаддир оказался в комиссии, да еще стал Гласом императора, можно было, только гадать. Не иначе Сарумы приложили к этому не только руку,  но и немалые средства.
  Шурша одеждой,  Фаддир  прошествовал на своё место во главе стола. Оттуда, перед тем как сесть в кресло, он бросил в сторону  Ардишапуров злобный взгляд.
- Итак,  господа я прибыл от имени нашего любимейшего императора,  чтобы разобраться в ситуации,  сложившейся на данном фронтире Империи. Также, в мои полномочия входит определить виновных в нашем поражении и целесообразно ли по этому поводу собирать специальный военный трибунал.  Поскольку, Идонис Ардишапур командовал флотом…
- Прошу,  сразу  учесть одно обстоятельство! - воскликнул Аркон, перебивая Фаддираа и быстро поднимаясь с места. Из-за своего немалого роста и мощного телосложения, глава семьи Ардишапуров, нависал над всеми, словно скала. Он,  почти полностью заслонял и священный скипетр пророка Дано Генока, установленный за его спиной.  – Мой сын был не единственным командующим флота и в день битвы не руководил войсками. Второй адмирал-палладин Фаус Акредон бежал перед самым сражением и,  как всем теперь  известно  переметнулся к врагу.
- Высокая комиссия во всем разберется, - сухо ответил посланник. – Садись, уважаемый Аркон.  Итак, начнём! – Фаддир возвысил голос, -  Идонис Ардишапур,  ты не отрицаешь того факта, что являлся одним из командующих нашего пятого  флота потерпевшего поражение?
- Не отрицаю, - ответил Идонис  резко и  не вставая.
По костлявому лицу Фаддира пробежала тень недовольства от такого явно выраженного непочтения.  Тем не менее,  он продолжил:
- И что, по-твоему послужило причиной поражения?
- В первую и решающую очередь  предательство моего коллеги.
Фаддир  хитро прищурился.
- Одинаковые ты имел полномочия с ним?
- Я являюсь таким же командующим, как и Акредон, - последовал ответ.  – В этом смысле наши полномочия одинаковы. 
- Что,  в таком случае предписано Военным Уставом Империи,  если один из командующих выбывает?
Фаддир не смог удержаться от ехидной ухмылки, но взгляд его при этом остался ледяным.
- Второй командующий берёт всё руководство войсками на себя, - ответил Идонис, весь внутренне напрягшись. 
- То есть,  по Уставу,  ты должен был взять на себя всю ответственность и возглавить флот?
- Так записано в Уставе, - Идонис,  сохраняя внешнюю невозмутимость,  кивнул. -  На деле же,  необходимо учитывать возможности второго командующего, его  место нахождения,  осведомленность о ситуации и состав войск, которыми он располагает в тот момент.
- Стоп,  стоп,  стоп! – воскликнул Фаддир Сарум, делая быстрый,  отрицающий жест рукой. – Всё это незначительные детали, которые мы обсудим после. 
- Возражаю! - снова со своего места поднялся Аркон. – Всё,  что назвал мой сын, детали, как ты выразился, достопочтенный Фаддир,  как раз имеет важное и определяющее значение.
- Об этом,  позволь судить мне, - заносчиво перебил Фаддир.
- Но,  уж нет! – вскричал Аркон. -  Подобные детали прописаны в военных положениях и правилах  и мы не можем игнорировать их при разбирательстве.
- Хорошо,  мы примем их во внимание, - раздраженно бросил посланник императора. -  Но сначала решим главное, - Фаддир снова устремил на младшего Ардишапура тяжелый пристальный взгляд. -  Итак,   ты должен был принять командование, как того требует Устав. Но,  не сделал этого. Почему?
- Я  все изложил в отчёте,  неужели сейчас  нужно  повторять, - раздраженно произнёс Идонис.
- Отчёт может оказаться  не точен, в нём могут отсутствовать какие-то детали, туда могут закрасться ошибки,  - раздражающе поучительным тоном произнёс  императорский посланник. – Поэтому, я хотел бы лично от тебя услышать ответы.
- Хорошо, я отвечу, - кивнул Идонис.
Он и не подумал подниматься с места, более того демонстративно спокойно откинулся  на спинку стула.
-   Мне не было известно, что адмирал-палладин Фаус Акредон покинул флот до начала битвы.   О его предательстве никто и помыслить не мог.  Фактически, ударная часть флота оказалась в бою без командующего. Офицеры его замещающие получили приказ и инструкции накануне и вступили в сражение в назначенный час. На деле, правильнее было бы сказать, что первая группа крейсеров начала выдвигаться в свои оперативные районы, когда противник атаковал сразу с нескольких направлений и значительными силами. Я в тот момент командовал резервом и десантом наемников и находился в третьей линии наших сил. 
- Когда тебе стало известно,  что Фаус предал нас? – спросила Ямиль, с ехидной улыбкой. Она, подобно Идонису приняла спокойно-расслабленный вид. Не знающий её человек принял бы это за чистую монету.
- Через час после начала боя, - ответил Идонис. - Акредона пытались найти близкие к нему офицеры, затем, они уведомили меня.
- И что ты предпринял? – глаза Ямиль недобро блеснули.
- Я приказал найти его. Срочная, официальная депеша по всему флоту. На тот момент о предательстве всё ещё  не было известно.
- Сколько времени его искали?
- Всё время до окончания боя.
- То есть,  ты выжидал несколько часов, пока уничтожали наш флот?  - с кривой усмешкой спросила Ямиль.
Идонис впервые с начала заседания так занервничал. Ямиль подбиралась к нему, с коварством и хитростью кровожадной кошки. С этой сукой нужно держать ухо востро и с осторожностью произносить каждое своё слово.
- Я взял командование,  но к тому времени основные наши порядки оказались разорваны, а потери слишком велики, - наконец, после нескольких секунд заминки произнёс Идонис. -  Я приказал отходить с боем. Выдвинул вперед резервы,  чтобы прикрывать  пораженные корабли.
- Стоп,  стоп! – вскричал Фаддир, картинно изображая крайнее изумление.  -  Как это приказал отходить? Разве нашей военной доктриной предписаны отступления?
- Предписаны тактические отходы, - силясь сохранить хладнокровие,  ответил  Идонис.  - В процессе боя считается нормой отводить потрепанные силы назад и выдвигать вперёд подмогу. Шёл бой, мною, как командующим проводились определенные действия и никакие доктрины не нарушались.
- Не согласен! – внезапно подал голос Высший адмирал.  - В данном случае, имело место,  именно отступление!
Аркон нервно барабанил пальцами по столу. Домиан Кор сочувственно взирал на младшего Ардишапура и тоже нервничая, сплел пальцы рук перед собой. Обвинения в нарушении военной доктрины империи Амарр  могли иметь далеко идущие серьёзные последствия. Было ясно, куда уводят разговор Сарумы и требовалось незамедлительно пресечь такие действия.
- Ситуация требовала перегруппировки, - прорычал Идонис и впервые с начала заседания резко поднялся. 
- Что так нервничаешь? – спросил Фаддир с издёвкой и его тонкие бескровные губы растянулись в злорадную ухмылку.  Хищник почуял кровь. – Комиссия справедливо во всём разберётся. Так,  что на самом деле было: тактический отход, или всё-таки бегство?
- Я повторяю, с учётом ситуации, мной был предпринят тактический отход за нашу третью линию, - едва сдерживая ярость, ответил Идонис. – Как командующий, я принял единственно верное на тот момент решение.
- То есть,  бежать ты не собирался? – спросил Фаддир. – Но, как объяснить тогда в твоём же отчёте приказ на оставление секторов 6-18 и 5-23 откуда флот мог успешно провести контратаку? Зачем было отводить оттуда 18 крейсеров и шесть линкоров к центру расположения остального  флота?
- Затем, чтобы уберечь их от немедленного уничтожения, - резко бросил Идонис. – Неужели не понятно, что контратака не принесла бы успеха, поскольку противник успешнее нас маневрировал? Неужели не ясно, что концентрация кораблей в одном секторе,  усилила  бы наши энергетические щиты и мы выиграли бы  время для отхода?
- Для отхода! – взвизгнул Фаддир, подпрыгнув при этом на месте.  – Так ты признаешься, что намеревался бежать?!
- Для тактического отхода и перегруппировки…
- Ложь! – заорал Мекот Сарум. – Это называется трусость и бегство!
- Где доказательства? – загремел Аркон и грохнул по столу кулаком. – Голословные обвинения!
Все начали кричать и осыпать друг друга взаимными обвинениями. Безучастными к этому гвалту остались,  только Домиан Кор и Ямиль Сарум. Первый с грустной улыбкой наблюдал за спорщиками. Ямиль молчала, но заметно нервничала: кусала губы и выбивала пальцами по столу барабанную дробь.  Ещё, она о чём-то напряженно думала. Каждый за столом дорого бы заплатил за возможность залезть  в её мысли.
- Бегство! – по-прежнему вопил Мекот Сарум, потрясая кулаками. – Позорное бегство, Ардишапур! Это военный трибунал!
- Слова на ветер! – парировал Аркон. – Ничего у вас не выйдет, мерзавцы!
- Я требую ответа! – громче всех возопил Фаддир и несколько раз звучно ударил ладонью по столу. – Идонис, клянешься ли ты, что твоё отступление было продиктовано тактикой, а не трусостью и малодушием?!
- Клянусь! Священным солнцем Амарр, Тронными мирами и честью дома Ардишапуров!
- Запомните! Все запомните, что ответил мне Идонис! – Фаддир в театральном жесте вскинул вверх правую руку. -  Если военные эксперты из Генерального штаба сойдутся во мнении,   что действия командующего пятым флотом были продиктованы военно-тактической необходимостью, то так и быть! Но если будет установлено, что отход наших сил – это бегство, которое и привело к поражению, клятва Идониса станет лжеклятвой!  И тогда – военный трибунал!
Один из сторонников Ардишапуров шепнул Аркону, не напрасно ли его сын поспешил с клятвой. Кто знает, какой вывод сделают эксперты штаба? Идонис услышал это и возвысив голос крикнул:
- Слушайте все! Ещё до экспертов, я вас спрошу, разве мы сейчас не находимся в системе, ставшей местом боя? Разве не совещаемся мы здесь по другую сторону от нашего фронтира? И кто после этого будет говорить о бегстве? Где отступление? Где бегство? Флот сражался до конца! Мы на одном из последних его кораблей!   
Все спорщики резко замолчали и уставились на адмирала-палладина. Троица Сарумов начала нервно переглядываться. Старший Ардишапур  внутренне зааплодировал сыну. Эта внезапная и простая истина, то что комиссия собралась на месте боя, а не где-то ещё,  приблизила Ардишапуров к победе в споре.  Идонис понял это по улыбке и блеску глаз отца.  Сарумы, были явно  недовольны тем, как начала складываться ситуация. Ямиль наклонилась к уху Высшего адмирала и что-то шепнула ему.
- Значит это… Вопрос не однозначный, - наконец произнёс Мекот Сарум. – Нужно тщательно разобраться. Да-да, привлечь экспертов штаба и выяснить…
- У меня есть еще вопросы! – внезапно вскричала Ямиль, прожигая оппонентов яростным взглядом.  - Почему резервы, брошенные в бой не только не остановили врага, но почти полностью сами погибли?  Почему тактика адмирала-паладина  которой он так много похваляется,  в итоге не сработала на победу? Да, что там победа! Почему от флота не смотря на все его усилия остались только жалкие остатки? Может, причина в неумелом командовании?
- Вам всем хорошо известен мой уровень командования, - резко заговорил Идонис, пристально и с ненавистью глядя в глаза Ямиль.  – Война с галлентами наглядно показала мои способности.
- Мы помним твои прежние заслуги, - усмехнулся Фаддир. – Были блестящие операции, спору нет. Но сейчас  факт разгрома нашего флота после того,  как ты принял командование – на лицо.
- Причина – предательство и неучтенный уровень развития явианских военных технологий! – выпалил Идонис.
- Ересь! – вскричал посланник императора, вытаращив глаза. – Не существует  технологий,  превосходящих наши имперские достижения!   Ты,  должен был найти решение, чтобы не допустить  поражения!
- Протестую! – вскричал адмирал-палладин. - Изначально флот не был оснащён  должным образом, не была проведена тщательная разведка!   В этом вина Высшего адмирала!
- Моя?! – взвыл  Мекот. -  Хочешь всё на меня переложить?!
- Данный вопрос требует немедленного определения всех позиций участников! – загремел Аркон. – Голосуем!
Фаддир попытался протестовать, но у него не вышло.  Началось голосование.
От дома Кар-Азор поднялся Домиан Кор и сказал:
- Поддерживаю Ардишапуров. Действительно флот состоял только из кораблей тяжелого класса. Идонис объективно не мог успешно противостоять стремительным фланговым атакам. В то же время,  явианцы с большой дистанции свободно расстреливали наши корабли, используя свой базовый корабль-матку и сверхдальнобойные орудия.   Хочу заметить,  о подобной ситуации в наших доктринах ничего нет.
- Есть основополагающая доктрина не отступать и сражаться до конца! - рявкнул Высший адмирал.
- Так я и сражался до конца! – заорал Идонис и резким жестом указал в сторону огромного панорамного окна-экрана. -  Любуйтесь! Там догорает наш флот!
- А вот,  твой собственный корабль уцелел,  – заметила Явиль с ядовитой ухмылкой. - И сам ты жив, когда столько доблестных воинов погибли.  Хочешь сказать, что явианцы прекратили бой, решив не добивать оставшихся?
- Они предложили уцелевшим покинуть систему, - Идонис нахмурился, вновь ожидая подвоха в вопросах женщины. - Это всё,  что я знаю. 
- Неужели? – картинно удивилась Явиль. - Вот так просто, взяли и великодушно предложили? И чем же это мотивировано?
- Не знаю, - раздраженно бросил Идонис. – Ему,  уже порядком надоело это разбирательство.  -  Мне неведома мотивация явианцев.  Могу предположить,  что они не захотели обострять отношения до крайности,  уничтожая всех. Они оставили возможности  для переговоров,  явив милосердие к побежденным.
- Ересь! – завизжал Фаддир. -  Очередная ересь от тебя, Ардишапур! Ты,  просто погряз в своих греховных измышлениях!  Явианцы – извращенцы,  изменяющие свой бином! Они  не могут руководствоваться человеческими мотивами такими,  как милосердие сострадание, стремление к миру. Это свойственно только амаррам -  истинным стяжателям веры!
- Я не утверждаю, что нас не стали  уничтожать  из милосердия, -  хмыкнул Идонис, - Только,  высказал  своё предположение.
- Была произнесена ересь! – вскричал Фаддир, потрясая кулаками. - Ни какое не предположение! Определенно ересь!
- Протестую! – заступился за сына  Аркон. – Мы не разбираем здесь вопросы теологии! Мы не можем подменять в этом Апостольский Совет! Речь сейчас совсем о другом.
Тут,  со своего места поднялся Дориам Кор.
- Друзья! Господа! Прошу слова!
Когда главные спорщики замолчали и отдельные выкрики с мест стихли, глава дома Кор-Азор предложил:
- Полагаю, комиссии требуется перерыв. К тому же  нам всем есть о чём подумать. Давайте соберемся позже, после эвакуации флота в нашем пространстве. Там мы продолжим разбирательство и пригласим военных экспертов, - Дориам направил вопрошающий взгляд на троицу Сарумов. – Вы, не против, господа?
Ямиль и Фаддир, явно колебались. Прямо сейчас, когда ситуация,  вроде бы благоприятствовала,  они хотели расправиться со своими политическими врагами. В рамках заседания правительственной комиссии это стало бы оглушительным успехом. Но, всё пошло не так гладко, как им бы хотелось. И первым дал слабину Высший адмирал.
- Я согласен на перерыв, - произнес Мекот не раздумывая, в отличии от других членов своего Дома.  – Дельное предложение, уважаемый Дориам.
Остальные, после такого ответа, тоже согласились, в том числе Ямиль и Фаддир на чьих лицах читалась откровенная досада. Что будет в следующий раз? Сохранят ли они преимущество в споре, чтобы выступить обвиняющей стороной? Или сами попадут под обвинения? Как всё пойдёт – неизвестно. 
Ардишапуры – оба разом  усмехнулись. Их врагам не удалось с наскока всё обернуть в свою пользу. Мекот Сарум, чья позиция в споре стала весьма шаткой,  просто схватился за таймаут, как утопающий за соломинку. Просчёты в подготовке кампании – серьёзнейшие обвинения. Ардишапуры непременно используют это против него. Высший адмирал надеялся тщательнее подготовиться к следующему заседанию. 
  Что ж и для Ардишапуров  это время, не станет лишним. Аркон поддержал предложение Дориама о перерыве с почти такой же охотой, как и Мекот Сарум.
Глашатай-протоколист вышел на середину помещения. Два раза ударил гонг.
- По вопросу разгрома Пятого имперского флота объявлен перерыв! О времени и месте следующего заседания правительственной комиссии,  его членам будет сообщено заблаговременно. Выводы и сформированные вопросы в ходе первого заседанию будут направлены в Генеральный штаб и отдел военных экспертов!
  Но был,  ещё второй вопрос. Фаддир, не считал его особенно важным, сделав зевок, он сказал:
- Теперь, об эвакуации. Император решил,  что этим займешься лично ты,  Аркон. В этой связи нам  предписано определить необходимые мероприятии. Полагаю,  это не составит больших трудностей. Вывести из системы шесть оставшихся от флота  кораблей - сущий пустяк.
- Ты забываешь, многомудрый Глас императора о ста  десантных платформерах, - напомнил Идонис. В его тоне сквозила неприкрытая издёвка.
Фаддир нахмурился,  нервно дернул бровью и уголком рта.
- Ты,  наёмников  имеешь виду?
- Именно их.  Это пятьсот шестьдесят семь  тысяч солдат.
На несколько томительных секунд воцарилась тишина.
- Хммм.. так много, - Фаддир казался сейчас искренне удивленным и озадаченным. -  Это проблема. Да, определенно проблема.
- Кроме всего прочего, наёмникам нужно заплатить за два последних месяца,  снабдить всем необходимым,  решить вопросы с особыми наградами и гражданством для ветеранов желающими его получить.
- Я полагал,  вы с этим разобрались, - недовольно произнес Фаддир.
- Это не входит в мои обязанности, - хмыкнул Идонис. -  Я,  лишь определил людей,  достойных награды,  и выделил в особые списки ветеранов,  желающих закончить службу.
- И сколько таких? – с встревоженным видом спросила Ямиль.
- Больше половины. Триста пятьдесят тысяч.
- Так много?! – вскричал Мекот Сарум.
- Все они прошли через войны с галлентами, участвовали в подавлении восстаний в минматарских секторах, - кивнул Идонис. - Выслуга у некоторых составляет больше тридцати лет.
- Ты уверен в точности своих списков? – недоверчиво спросил Фаддир. -  Неужели,  так много ветеранов?
- Я отвечаю за свои списки.  Они неоднократно проверялись и уточнялись. На сегодняшний день, если быть точным  ветеранов триста пятьдесят тысяч шестьсот двадцать четыре человека.
- Мы в затруднительной ситуации, - сказал Фаддир, разведя руками.  – Император, кстати  велел это всем передать. Империя сейчас ограничена в средствах. Готовится флот для повторной атаки на явианцев, в то же время мы должны выплатить контрибуцию галлентам, устранить разрушения в отдельных мирах, вызванных бунтами минматарских рабов.  Нельзя ли,  как-то договориться с наемниками?
- Кто  должен договариваться? И о чём?
Идонис недобро прищурился, глядя на посланника императора.
- Но ведь, последние годы  ты  ими командовал, - напомнил Фаддир. – Не так ли?
- И что с того? – фыркнул Идонис. – Официально их наняла Империя и снабжала по большому счёту за счёт средств государственной казны. Поскольку,  ты Глас императора, официальный представитель нашего государства тебе и решать вопрос с ветеранами.
Фаддир раздраженно махнул рукой. Ему, конечно же не хотелось связываться с неприятным и крайне хлопотным делом. 
- Может,  есть смысл оставить наёмников здесь? – внезапно вмешалась в разговор Ямиль. Губы её изогнулись в кривой усмешке. – У  них ведь нет кораблей с варп-установками? Явианцы сами разберутся…
- Это низко и  подло! – вскричал Идонис,  потрясённый таким цинизмом.
- А обременять в столь сложное время нашу Империю непомерными расходами – это не подло? – парировала Ямиль. – Или ты не патриот? Неужели наследнику дома Ардишапур нужно объяснять такие вещи?
- Ничего мне объяснять не надо! Я считаю, мы не можем,  вот так просто бросить сотни тысяч людей, долгие годы служившие нашей Империи.
- Ты подозрительно лоялен к этим отбросам, - сказала Ямиль. – Нужды каких-то жалких наёмников ставишь выше интересов Амарр?
- Ты несёшь чушь, - старший Ардишапур нахмурился и гневно сверкнул глазами. – Интересы Империи для нас превыше всего. Так было всегда и так всегда будет.
- Тогда, мы не понимаем, отчего твой сын так печётся о них? – фыркнул Фаддир.
- Для начала, нужно сразу сказать, что наёмники, которых вы называете отбросами – реальная, опытная, подготовленная боевая сила, - начал объяснять Идонис. – Их подразделения, сражающиеся в космосе не велики и не заменят наш флот. Но для установления контроля над планетами и станциями они - лучшее решение. Мы не можем просто бросить и потерять такой ресурс. 
- К тому же, нам не известно, как поведут себя явианцы, оставь мы наёмников в этом секторе, - добавил Аркон. – Вам не приходило в голову, что  явианцы не станут уничтожать их, а возьмут на службу к себе? Теперь,  представьте, что случится, когда разъяренные нашим предательством наёмники,  получат  корабли с варп-установками и  захотят отомстить.
- Тогда,  есть смысл расстрелять их десантные платформы здесь и сейчас, - пожал плечами Хадал Себиан.
- Это конечно можно, - вступил в разговор Дориам Кор. – Решение проблемы  на первый взгляд кажется простым. Но не забывайте, господа, что здесь находится только часть наёмников – ударные группы. Их базовый лагерь, их семьи и большая часть имущества расположены в нашем пространстве. Это ещё около двух миллионов человек. Что с ними делать? Безусловно, мы могли бы ударить и тут и там - по Базовому лагерю, но весть об этом разнесётся по всей Галактике.
- И что с того? – рассмеялся Хадал Себиан. – Кто-то станет сочувствовать этому наёмному сброду?
- Не знаю на счёт сочувствия, - Дориам Кор пожал плечами. – Но после таких действий никто не пойдёт на службу Амарр.
- А насколько мы нуждаемся в наёмниках? – спросила Ямиль. – Так ли важны их услуги?
- Об этом, лучше узнать у нашего доблестного Высшего адмирала, - с усмешкой ответил Идонис.
Все присутствующие разом обратили своё внимание на Мекота Сарума. Тот, неловко привстал, потом, кашлянув в кулак, ответил:
- Господа, по правде говоря, отряды наёмников, действительно опытны и стойки в бою. Если конечно исправно платить. И ещё…  они, скажем так удобный инструмент. Их разномастность, многопрофильность позволяют решать множество тактических задач. Таких, с которыми иногда не может справиться наш флот в рамках военных доктрин.
- Ты это серьёзно?! – вскричал Фаддир,  с изумлением глядя на родственника. – Пристало  ли адмиралу империи Амарр говорить такое? Ты, что, согласен с Ардишапурами? Тоже защищаешь наёмный сброд?
- Я их не защищаю! – побагровев, рявкнул Мекот. – Меня спросили про боевые качества наёмников и их ценность для наших вооруженных сил. Я – ответил, как есть! 
- Я хочу уточнить, - прервав его, вмешалась Ямиль. – Если мы сейчас уничтожим наёмников, сможем ли мы впоследствии набирать подобных людей, если их услуги нам понадобятся?
- Предположу, что с этим будут проблемы, - кивнул Дориам Кор.
- Но, ведь этого сброда полно в Галактике!
- Не спорю, - глава Дома Кор-Азор пожал плечами. – Но кто пойдёт на службу к столь ненадежному работодателю? Весть о том, что мы сделаем распространиться повсюду. Ты бы сама пошла служить государству, которое после, или убьёт тебя,  или бросит  на произвол судьбы?
- Служить во славу Амарр – честь для каждого! Смысл жизни всякого человека! – выпалил Фаддир.
- Боюсь, далеко не все в Новом Эдеме  разделяют наш религиозный пафос и наши воззрения, - усмехнулся Дориам.
Тут, внимание всех привлёк Аркон Ардишапур.
- Я снова хочу всем напомнить, что наёмники опытнейшие и лучшие из наших штурмовых частей. Нельзя столь пренебрежительно относиться к ним.  Многие из них могли бы ещё  послужить империи Амарр. Даже, ушедшие в отставку ветераны. Где ещё найти столь опытных военных инструкторов? Кто лучше справиться с ролью командиров гарнизонов в дальних и проблемных колониях?  И не забывайте, многие из них, получив гражданство со временем, как и их потомки примут Конформистское Писание, станут оплотом Веры и Трона. 
- Ересь, - хмыкнул Фаддир. – Этот сброд нельзя обратить. Насчёт боевых качеств, я бы тоже поспорил. Люди без истиной веры в душе не могут быть хорошими солдатами. В конце концов, разве помогли нам наёмники сокрушить проклятых еретиков-галлентов? И разве мы сами не можем собрать и подготовить нужное нам  число десантных войск из истинных, верных Амарр людей?  Не понимаю, почему Империя должна возвращать и содержать этот сброд? Не понимаю, почему вы Ардишапуры так настаиваете на этом? 
- А вот я, понимаю, - хитро прищурилась Ямиль и обратила пристальный взор на соперников. – Я знаю, зачем вы  хотите  впустить  в Империю полмиллиона вооруженных наёмников, верных вашему Дому.   
- Что ты хочешь сказать? – Аркон Ардишапур гневно свёл брови к переносице. – Хочешь обвинить нас в чём-то?
- Пока нет, - недобро усмехнулась Ямиль. -  Просто, всё  очень подозрительно. Твой сын вот-вот отправится под трибунал. А тут, у вас под боком  есть целая  армия.
- Протестую! – рявкнул Аркон. – Голословные, недоказанные обвинения!
- Это, только  предположения, - мило улыбнулась женщина, но взгляд её остался взглядом ядовитой змеи.
- Такие предположения не допустимы!  Они бросают тень на Дом Ардишапуров!  Я этого не допущу!
- Да-да! – воскликнул Дориам Кор, со своего места. – Так рассуждая, мы слишком далеко зайдём. И сами потом не будем рады. Давайте не отвлекаться на разные нелепые  предположения,  давайте не будем бросаться взаимными обвинениями в заговорах. Сейчас нужно  решать конкретную задачу. Итак, эвакуация всех наших сил. Явианцы дали нам не так много времени, чтобы растрачивать его на споры. Я за то,  чтобы вывести  наёмников в их Базовый лагерь в нашем пространстве. Далее, снова будем решать.
После непродолжительного спора и шума, поднявшегося за столом, большинство согласились с предложением Дориама. Началось обсуждение деталей предстоящей эвакуации.

                *    *    *
 
   Оставшись один Идрис приблизился к окну-экрану и долго вглядывался в облако разбитых кораблей своего флота. То там, то здесь он видел короткие вспышки пожаров в отсеках где выгорал кислород, мелькание габаритных огней дронов и свечение их двигателей, наблюдал, как дрейфуют миллиарды обломков и тысячи мёртвых тел.
Это было второе столь страшное и унизительное поражение в его жизни. Первое же случилось несколько месяцев назад. Тогда ещё шла война с Федерацией Галленте. Тридцать второй  год ужасающей изнурительной войны, показавшей, что не всё в империи Амарр так хорошо и правильно, как утверждала государственная пропаганда. В лице галлентов Империя впервые столкнулась с противником, который был, не только способен защищаться, но и успешно контратаковать. Галленты – люди свободных взглядов и убеждений доказали, что даже вся военная мощь имперской машины не в состоянии сломить тех, кто ценит свободу превыше всего. Это не то,  что сражаться с пиратами, обнаглевшими корпоративными союзами и разрозненными племенами минматарцев.  Война с Федерацией  перемалывала легионы и целые флоты Империи, испытывала на прочность вековые доктрины Генерального штаба и всякому здравомыслящему человеку стало ясно, что пришло время перемен. Закостеневшая государственная машина Империи не хотела этого признавать. Расплатой за это стали досадные поражения. Всё больше и всё чаще, всё тяжелее. Стороны изнемогали в борьбе, но Амарр приходилось хуже. Экономика находилась на грани стагнации, жизненный уровень народа упал. Правящие дома и наследная аристократия для достижения победы выкачивали из Империи и её людей все силы, выжимали все соки. Никто не сомневался, что победа нужна. Но после трёх десятилетий войны появились мнения, что пути к достижению успеха могут быть разные, зачастую отличные от тех, что выдавала официальная имперская пропаганда.
  Идонис ненавидел Федерацию Галленте, но понимал, что для победы над ней должна измениться и империя Амарр. Даже, сам император Хейдеран ни раз говорил о поиске новых путей. Но пока это были только разговоры, на фронте же всё складывалось в пользу противника. Новые технологические достижения, гибкая военная стратегия и тактика приносили в копилку галлентов всё новые победы.
   Ардишапуры и отчасти сформированные ими части наёмников активно включились в войну десять лет назад. Идонис, ни раз отходивший от военных доктрин генерального штаба одерживал громкие победы. Но только это и спасало его от бесчисленных нападок недругов. Но, как долго это могло продолжаться? Единственная ошибка, даже допущенная не им, привела к краху всех надежд и планов.      
   Идонис успешно осаждал систему Алакхен  где располагались большие производственные комплексы по переработке руд и военные заводы по сборке варп-двигателей. В случае успеха и захвата системы под угрозу была бы поставлена вся обороноспособность галлиентского  региона Еверисхор. На помощь Идонису был отправлен огромный транспортный флот под командованием двух членов дома Сарум. Но эти командующие, отклонился от курса и двинулся на перехват небольшой галлентской флотилии. Сарумы полагали стяжать для себя славу победителей, уничтожив противника. Но это оказалось ловушкой. Галленты внезапно значительными силами атаковали флот амаррцев. Кораблей охранения оказалось недостаточно для такого боя, а транспортники не были для этого приспособлены. Империя получила такой удар, что о прорыве к Алакхену не могло быть и речи. В высших кругах Империи разразился страшный скандал. Высший адмирал Мекот Сарум всеми силами выгораживал родственников и обвинял Идониса Ардишапура, в том, что  тот не пришёл на помощь, не организовал фланговый контрудар. В свою очередь Идонис оправдывался тем, что не мог  оставить блокаду, двигавшуюся к успешному концу. Всё, что было нужно Сарумам – это не сходить с выбранного маршрута.
  В итоге император принял решение закончить войну. Официальной капитуляции не было, но все понимали, кто вышел победителем в войне. Флот Федерации угрожал вторжением на многих направлениях. Галленты были воодушевлены и полны решимости продолжить борьбу, если придётся, хотя положение в их государстве, истощенном войной, было также тяжелым. После переговоров стороны обменялись на границе несколькими спорными территориями и Империя обязалась выплатить в течении следующих десяти лет немалую контрибуцию.
  Идонис, который ещё мог и хотел продолжать войну оказался перед обломками своих честолюбивых планов. Империя, подобно ему также тяжело переживала поражение. Усилился разброд в оккупированных минматарских регионах, на границах и неподконтрольных территориях зашевелились пираты и разного рода мятежники. Империи была нужна яркая, громкая, убедительная победа. Поэтому прямо с галлентского фронтира  Идонис и его наёмники были переброшены в регион Геминат где началась война с явианцами.
  Но Империя опять просчиталась. Снова враг был недооценён. Тактика стремительных фланговых ударов и отходов, а затем вступление в бой чудовищного базового корабля явианцев, поражающего  врага с дистанции, которая казалась невозможной, как и собственно огневая мощь  остановили экспансию Амарр. Теперь ситуация сложилась ещё более сложная. Идонис был за немедленное продолжение войны с явианцами. 
  Не смотря на поражение, казавшееся катастрофическим, наследник Дома Ардишапур не верил, что всё так безнадёжно. Да и никто не верил, судя по тому, как готовили к войне следующий флот. Вот только, успеху мешало само высшее командование. Идонис видел какие реформы следует провести во флоте, он разрабатывал новую стратегию, видел пути к победе. Не такие уж и страшные эти явианцы. При настоящем масштабном столкновении у них не хватит ресурсов для длительной войны. И даже их чудовищный базовый корабль, разнесший пятый флот,  лишь один такой. При ударе с нескольких направлений явианцы не смогут использовать его для отражения всех атак. Но генеральный штаб гнул свою вековую линию – соединение многих флотилий в единый огромный, устрашающий флот и массированный удар на главном направлении.
Что ж, время покажет, правы ли они.


   


   ГЛАВА 2


Империя Амарр
Оккупированный минматарский регион Метрополис
Созвездие Анкард
Система Алтринур
Планетарная система Алтринур VIII
6-ой астероидный пояс


   Двести пятьдесят  пассажирских капсул класса «скайрос» с размещенными в них  семью тысячами  вендорских наемников двигались в общем потоке транспорта по направляющему вектору к лагерю Братства.
Местное светило  спектрального класса D тускло мерцало по правому борту. Бледно-молочный свет едва проникал в салон через боковые акрилонитовые окна, так что внутри царил тёмно-серый колеблющийся сумрак. Астероидный пояс рваными витками тянулся по левому борту и исчезал в дали - в тёмно-коричневой пелене газовых облаков. Из пилотской  кабины «скайроса» открывался более интересный вид и в первую очередь на лагерь Братства.
  Он представлял собою кольцо колоссальных размеров, состоящее из сотен кораблей разного класса и тоннажа. Специально подобранные модули-переходы, или же смонтированные на скорую руку  умельцами соединяли всё это нелепое на вид чудовище в единый комплекс. В центе кольца располагался  старый,  давно списанный десантный платформер, где было место общего Совета и диспетчерская служба. В стороне от лагеря патрулировали несколько легких фрегатов,  произведенных когда-то на калдарианских и галлентских верфях.
   Сборище кораблей наёмников потрясало своим разнообразием. В единое целое здесь были сцеплены калдарианские фрегаты в форме трезубца класса «хавк» и «камбион»; галлентские «брутексы» в форме капли;  минматарские «циклоны» с массивной передней частью, где развертывались огромные комплекты солнечных батарей;    амаррские фрегаты класса «возмездие»,  «каратель» и «мститель»;  калдарианские торпедоносцы «мантикоры»;  «ферроксы»  с широкими боковыми секциями. Здесь же удивительным образом соседствовали  амаррские «предвестники» с фронтальной частью, словно изогнутый птичий клюв, утыканные лазерными установками и   галлентские «мирмидоны» вертикальной проекции с нижней частью корпуса в форме узкой спиралевидной пирамиды. Было несколько  имперских  носителей  дронов класса «арбитратор» с мощнейшей бронёй,   и калдарианских  «блэкбридов»  изогнутых  ступенью в центральной части.
   В кольце Базы встречались  ракетоносцы класса «каракала» со слабой бронёй, но способные нести немалый запас ракет;  галлентские «вексоры»;   амаррские «омены» в форме когтя с дополнительными комплектами гигаваттных лазерных установок;  стремительные и маневренные калдарианские эсминцы «кораксы»;  необычные интакийские корабли  с вытянутой боковой секцией и обширными грузовыми отсеками;  кинжалообразные амаррские «сентинеллы» предназначенные для радио-электронной борьбы,  и того же назначения  галлентские «кересы» в форме птичьего клюва.
  Космические баржи класса «макинава» и «скиффы» различных модификаций, предназначенные ранее для сбора, переработки и перевоза руды и минералов, у наёмников теперь служили продуктовыми складами и хранилищами военной амуниции.  Для той же цели использовались огромные перевозчики «бовхеды» собранные из нескольких корпусов и предназначенные для материально-технического обеспечения флота. Здесь же встречались транспортно-грузовые плоско-прямоугольные «хароны»;  галлентские кубышки «обелиски»;  промышленные суда с фронтальной молотообразной частью и огромными грузовыми отсеками  класса «эпитал»;  производственные комплексы  «тайяры» чьи корпуса состояли из нескольких пирамидальных секций, а пилотский отсек имел вытянутую узкую форму и  напоминал хоботок. 
  В кольцо лагеря,  также включались различные  крестообразные «ноктисы» - от грузовых тягачей, до спасательных и буровых модификаций. В станциях-терминалах находились   перехватчики:  галлентские «аресы» с шарообразным корпусом; калдарианские «вороны» и «рапторы»;  амаррские «крестоносцы»  в форме  клешней;  минматарские «стилеты»,  схожие с  насекомыми, развернувшими четыре крыловидные  секции в верхней части корпуса.
   Тукерские «кочевники» и галлентские «аншары»,  баржи меньшего тоннажа  «ковекторы»,  были приспособлены для жизни семей наёмников. Центральный платформер    охраняли шесть галлентских  оборонительных  кораблей  класса «протеус»  с широкой плоской фронтальной частью и высоко поднятой кормовой надстройкой.    
  Флагманским звездолётом наёмников считался «Каратель». Это был амаррский линкор класса «апокалипсис»,  подаренный домом Кадор. Верхняя его часть была окрашена в серебристый цвет, а боковые секции и брюхо имели серо-голубой оттенок. 
  Второй жемчужиной братства считался «Разгон», также амаррский линкор  класса «армагеддон», его бело-коричневый корпус напоминал лезвие секиры. 
   Третий по мощности корабль «Мститель» являлся  старым  минматарским линкором класса  «темпест»  с диаметрально расположенными  фотонными парусами на верхней и нижней точках проекто-вертикального корпуса. 
  И наконец, четвертым линкором, когда-то сошедшим с галлентских верфей был «Дракон»  с хищной  фронтальной секцией, напоминающей голову  ящера.
   В промежутках между звездолётами было натыкано бессчетное количество всяких ремонтных баз, станций, модулей челночных транспортников.
   Кольцо-база наёмников из-за своей нелепого вида и громоздкости казалось неповоротливым, крайне уязвимым образованием. Но это было ошибочное представление. Силовые щиты всех составляющих компонентов  при необходимости могли объединиться в единое поле одолеть которое смог бы, разве, что  флот из пары тысяч тяжелых линкоров. Также, кольцо имело потрясающую мобильность: могло разделиться на части, чтобы сражаться, как флот или отступить в самых разных направлениях, чтобы где-то снова собраться в единое целое или разбиться на несколько флотилий.
  Иногда, наёмники в шутку  называли свой дом минматарским колесом, по аналогии с кораблями минматарцев, напоминающих зачастую кучу металлолома.
  Как бы там ни было для пятисот тысяч наёмников и членов их семей Кольцо-база являлась домом,  защищать который они все поклялись.    
   В «скайросе» было тридцать посадочных мест. Илаир находился в одной из машин  и занимал кресло по правому борту ближе к кабине пилота. Активировав свой информационный имплант, он выслушивал по закрытому каналу доклад Анрея – своего заместителя, оставшегося на базе и не участвовавшего в последней военной операции. 
  Перед глазами Илаира была развернута голографическая проекция в виде экрана. При необходимости,  прикасаясь пальцами к сенсорным энергетическим потокам, он мог добавлять новые экраны или один разделять на несколько, выводить нужную ему информацию, отправлять запросы. Крошечный акустический модулятор,  закрепленный на виске обеспечивал голосовую связь с  собеседником.  В данный момент проекция передавала  изображение  мужчины с седоватой аккуратной бородкой, короткой седой стрижкой, облаченного в тёмно-оливкового оттенка военную форму без знаков различия.
  Анрей был старше командира  и опытнее во многих делах, но лучше всего проявлял себя в вопросах административного характера. Он не имел амбиций,  чтобы рваться в командиры всего отряда, так что охотно уступил Илаиру, когда решался вопрос о главоприемстве. В отсутствии командира Анрей замещал его по всем вопросам, занимался всей хозяйственной частью. И кроме этого  командовал «Вервольфом» - флагманом небольшой флотилии вендорцев. 
- С размещением наших людей всё будет нормально? – спросил Илаир. – Помнится в прошлый раз от нас попросили  потесниться.
- Тогда к нам приняли новую группу – лакрузианцев, - напомнил Анрей. -  Сразу двадцать тысяч. В этот раз я приказал установить парочку дополнительных боксов. Это грузовые секции из «бовхедов». Теперь,  места всем хватит.
- Рад слышать это, - кивнул Илаир. – Проблем с Атаксом не было?
- Никаких, командир. – Мы аккуратно пристроили боксы, даже не пришлось менять конфигурацию защитных полей в этом секторе.
- Отлично, - кивнул Илаир. – А что у нас с запчастями и модулями?
- Часть закупили, - ответил Анрей. – Но не всё. Я слышал через 72 часа будет новый завоз, так что стоит подождать.
Помолчав немного,  заместитель спросил:
- Я слышал явианцы надрали имперцам их высокомерные жопы?
- Ещё как надрали, - усмехнулся Илаир. – Мы, даже в дело не вступили, когда всё было кончено. Вот, только, ходят слухи, что амаррцы нас во всём обвинят. Ну, как это у них обычно принято.
- М-да, будет тогда паршиво, - покачал головой Анрей. – Жалование, точно зажмут.
- Надеюсь не дойдёт до этого, - нахмурился Илаир. – Многие сейчас в затруднительном положении, многие хотят завязать  с наёмничеством. Ветеранам положены расчёт и увольнительные. В Империи должны это понимать. 
- А с остальными как? Куда нас теперь?
- Ещё  не знаю, - Илаир пожал плечами. -  Амарры будут решать.  Может,  затеют с кем-нибудь  новую войну. Так что мы должны быть готовы выступить в любой момент. Как там с нашими дронами и перехватчиками?
- Закупили двадцать дронов  вместо потерянных, - сообщил заместитель. – Три перехватчика починили, еще три чиним. 
- Что с щитами «Вервольфа»?
- Эффективность на 57 процентов. Работаем над этим. Заменяем генераторы. Думаю, выйдем в итоге процентов на 90-95.
- Хорошо бы, - вздохнул Илаир.
- Нам бы новый флагман, - тоже издал вздох Анрей.
- С этим трудно, - покачал головой командир. – Я отправил запрос Идонису, попросил выделить в наше распоряжение что-нибудь. Но,  пока ответа нет.
- И со средствами у нас сейчас не густо, - посетовал Анрей. - Не сможем сами купить. Если ещё и жалование зажмут… Как думаешь, командир, не придётся ли  вообще уходить из империи? 
- Так, если зажмут, всё Братство уйдёт, - рассмеялся Илаир. – Но поскольку война у амаррцев никогда не заканчивается, я думаю, мы им понадобимся, а значит и заплатить нам  придётся.  Так, ладно, не будем пока о наболевшем. Какие ещё у нас вопросы?
- Ну, тут всё,  как всегда, - усмехнулся Анрей. – Есть пары, решившие расстаться, есть решившие сойтись, есть вопросы с  сиротами, есть умершие и родившиеся, заболевшие, арестованные за дебош… пьяные рожи. В общем, не засоряй голову, командир. Я всю документацию оформлю и подам в Ком-комитет. 
- Хорошо, - кивнул Илаир. – Я сейчас на Совет. Говорят, прибыла какая-то имперская комиссия. Послушаем, что скажут. Свяжемся после.
  Сеанс прервали и молодой вендорец откинулся на спинку кресла. Да, вот сейчас бы поспать. Сон взбодрил бы его, успокоил нервы.  Глядишь и сама жизнь засверкает более яркими красками. 
  «Скайросы» направились к сектору  9-17, закреплённому   за  вендорцами.  В принципе, каждый воин мог жить там, где ему хотелось. Но обычно люди одной расы или народа держались вместе.  Так,  было больше порядка, поэтому Совет Братства разделил Базовый лагерь на сектора, между которыми обычно тянулись соединяющие модули-переходы или располагались всякого рода увеселительные заведения.
  Из диспетчерской непрерывным потоком шли  данные по векторам движения и посадки. На приёмных терминалах включились лучи корректировки.
   Для приёма «скайросов» с вендорцами,  был выделен один порт с тридцатью пассажирскими терминалами. Створки их приёмных ворот разъехались по диагонали одновременно. Далее, миновав короткий шлюзовой туннель транспорт попадал в ангары.    
  На соседних участках Базового кольца  происходило,  то же самое. Диспетчеры контролировали порядок прибытия, терминалы проглатывали тысячи и тысячи транспортных средств,  спешащих  в лагерь.
   К каждому из ангаров была пристыкована пассажирская платформа – в длину метров сто с ограждающими перилами и лестничными спусками на обе стороны. Все  до единой забиты людьми. Выходивших  наёмников  радостными возгласами встречали их подруги, жёны  и дети.  Повсюду царила суета, шум и гам, выгружались вещи, переправлялась амуниция, туда-сюда сновали грузовые тележки.
  Отрадно возвращаться туда,  где тебя кто-то  ждёт. Братство – одна большая семья.  Для людей,  избравших своей профессией войну тёплый душевный приём,  был особенно нужен. Для большинства из них Базовый лагерь являлся единственным домом.  Здесь жили их подруги, рождались их дети,  здесь заканчивали свою жизнь седые ветераны, хотя таковых, доживших до преклонных лет было немного. Не смотря на постоянную угрозу жизни, не взирая на короткий век солдата удачи,  многие обзаводились семьями. Их жёны, по большому счёту  были из числа  шлюх, когда то  прибившихся  к солдатне. Многие проходили через множество рук,  прежде чем остепениться.   Дочери их,  чаще всего избирали  путь матерей,  а сыновья  ремесло отца. Рассчитывать на что-то другое не приходилось. Жизнь людей Братства  была нелегка,  зачастую полна лишений. Но они держались друг друга, всегда выручали и за товарищей готовы были отдать жизнь.   
   Многие, особенно отдавшие службе лет двадцать или больше мечтали найти какую-нибудь непыльную работенку в отдаленной колонии. Кто-то рассчитывал заняться официальным промыслом минералов и руд в спокойных охраняемых секторах,  или получить земельный надел, создать хозяйство, завести магазинчик. Для этого требовалось получить гражданство Империи, которой они служили.   
   Илаир на гражданство  не претендовал, поскольку тогда пришлось бы  принимать ещё и нелепую странную веру амаррцев.  На пенсию,  тоже не спешил. Сейчас бы получить жалование, да отдохнуть немного. Его людям пришлось нелегко за последний год. В боях с галлентами потеряли больше  тысячи товарищей. Правда, ряды пополнились новичками из родного мира, но они,  почти все ещё «зелёные». Инструкторам нужно время, чтобы из новеньких сделать солдат.  Но лучше всего их обтесает война.  Кому суждено погибнуть – тот погибнет.  Кому суждено выжить, станет полноправным членом Братства. Так что,  после небольшой паузы наёмникам снова необходима  война.  Таков путь солдата удачи.
Хорошо, если амарры предложат,  что-то дельное. Если нет, увы, придётся думать куда податься.  Обычно Братство уходило скопом  из мест  где не было работы, но иногда отдельные группы избирали собственный путь. В этом случае появлялся риск оказаться с бывшими  товарищами в какой-нибудь войне по разные стороны баррикад.
  Дверь «скайроса» открылась и вендорцы шумной, весёлой гурьбой, толкаясь и обмениваясь грубоватыми шутками хлынули в ангар. Многих из них встречали  семьи. Илаир подождал, когда салон опустеет  и вышел последним.
  Нисса, тоже  хотела встретить его, но сейчас командира ждали неотложные дела. Часом раньше он  отправил Ниссе весточку, что задержится. Пусть ждёт дома.
  Отделившись от основного потока солдат, Илаир отправился в секцию пневмолифтов, чтобы оттуда подняться на внутренний транспортный узел.


                *    *    *

 
 «Несокрушимый»  пришвартовался в стороне  от базы наемников. Орбитальная судостроительная верфь в отдаленной части астероидного пояса располагала ремонтными мастерскими и диагностическим отделом, так что бортовые техники и инженеры могли заняться проверкой,  не откладывая это в долгий ящик.   
  Десантные платформеры были отправлены в соседнюю систему, как и корабли, оставшиеся от Пятого флота. Теперь,  они предписаны к военной базе  Вилура, где будут охранять фабрики по производству продовольствия.
  Поскольку «Несокрушимый»  считался личным кораблем Идониса, он не имел предписания к определенной базе и заходил в любой порт и терминал Империи,  лишь соблюдая стандартные  процедуры. 
  Шёл последний час перед отправкой в другой регион Галактики.  Старший Ардишапур и его сын беседовали, прохаживаясь по узкой галерее, что тянулась вдоль правого борта линкора между техническими уровнями и орудийными секторами. Рассеянный свет местного солнца едва пробивался через длинные акрилонитовые  окна.
- Скоро отбываешь? – спросил Идонис, искоса бросая взгляд на отца.
- Да, пора уже. Эвакуация закончена. Все мои дела здесь завершены.   
- Снова на Арзад?
- Туда, - кивнул Аркон.
- Так ли необходимо там твоё присутствие? -  Идонис не скрывал озабоченности. -  Неужели приоры Эрноний  и Валерн не справятся? Неужели недостаточно на планете шести тысяч  викариев?
-  Дело не том, сколько викариев на планете, - покачал головой Аркон. – Как ты не поймёшь, что мой метод донести истину до еретиков и заблудших не опирается на силу, а только лишь на убеждение словом.
- Я понимаю, - горячо произнёс Идонис.  Но Арзад – особая территория. Там все пропитано духом этого рабского проповедника Хамри!  Идеи,  исходящие из среды старкманиров столь опасны, что встревожились  даже члены Высшего Совета Теологии.
- Теперь,  им незачем тревожится, - горько усмехнулся старший Ардишапур. – Особенно после того, как они вынудили меня казнить Хамри.  – Помолчав немного, он раздраженно добавил: - Отныне ситуация на Азард под контролем. Там нет ничего, с чем я не мог бы справиться.
Идонис видел, что отец расстроен. Он спросил:
- Ты сожалеешь о смерти Хамри?
- Каждый день, - кивнул Аркон.
- Но он открыто высказывал ересь, он ставил под сомнение основную доктрину Амарр – Вселенское Восстановление, - напомнил отцу Идонис. – Его идеи вызывали брожение в умах старкманиров и других минматар.
- Я вёл с ним долгие беседы, - с грустной улыбкой произнёс Аркон. – Наш диалог был весьма содержателен и Хамри во многом соглашался со мной. Я знаю… я  мог убедить его в истинности нашей веры и в правильности наших доктрин. Мне,  лишь не хватило времени.  Эти грязные Ревнители нашептали Апостольскому Совету про неуступчивость Хамри и все мои труды пошли прахом. Ты знаешь, как я боролся, чтобы спасти Хамри. Но поступил приказ от Совета, поддержанный императором – казнить несчастного. Что ж, теперь,  уже нет этого великого человека и Арзад стал безопасен.
Последнюю фразу Аркон произнес с иронией.   
- Что ж, хорошо если так, - неуверенно произнес Идонис. Помолчав немного, словно собираясь с мыслями, он вдруг спросил: - Совсем вылетело из головы… хотел узнать, в твоё отсутствие, кто управляет нашей резиденцией на планете? 
- А ты, как думаешь? – улыбнулся отец. - Твой друг Зориак!
- Зориак?! – вскричал Идонис. – Но постой… как…
- Не волнуйся, - Аркон положил руку на плечо сына.
Большая, тяжелая, сильная отцовская  рука всегда оберегала его, внушала уверенность. Но сейчас, после такой вести! Зориак остался на Азард - в этом гнезде минматарской ненависти к Империи  совсем один!
Сто  тысяч солдат гарнизона и миссию Теологического Совета Империи он не брал в расчёт. У них другие задачи. Они не спасут его друга, случись на планете то, о чём даже думать не хочется.
- Отец, не ошибся ли ты, оставив Зориака на Арзад? – взволнованно заговорил Идонис, - Старкманирам нельзя доверять, ты ведь знаешь.  Твоё отсутствие и то, что  резиденцией управляет человек слишком молодой и неопытный, может внушить им уверенность в том, что наша власть на планете слаба. Повсюду и так волнения, заговоры,  мятежи.
- Я понимаю твои переживания, - кивнул Аркон. – Но ещё раз повторяю – не волнуйся. И не принижай способностей Зориака. Да, он молод и неопытен. Но у твоего друга превосходно развита интуиция и он достаточно умён, чтобы не наделать ошибок. Моё отсутствие не продлилось долго, так что на Арзад ничего не случилось и не могло случиться. В противном случае, мы бы,  уже узнали. И не забывай про наши силы в этом секторе. Они достаточны, чтобы в корне пресечь любое недовольство.
- Ты слишком полагаешься на наших солдат, отец, -  скептически произнёс Идонис. - Они, конечно же отважны и  выполнят свой долг до конца, но разве их достаточно, если вспыхнет весь Метрополис или того хуже все минматарские миры!
- Чтобы этого не случилось и была направлена на Арзад наша миссия! – воскликнул Аркон. -  Каждый день наше слово несёт старкманирам  и остальным минматарам истину. Мы работаем над этим со всем усердием и решимостью довести дело до конца. Каждый день слово Истины Амарр подобно морским волнам точит камень невежества и заблуждений.
- И ты думаешь, вы продвинулись в этом? Насколько?
- Недостаточно далеко. Но положительный результат,  уже есть.
- Да,  какой же? Почему тогда Совет Теологии так встревожен? Из столицы то и дело приходят новости об экстренных заседаниях, о распространении ереси в невиданных масштабах.
- Брось, Совет всегда чем-то встревожен, - отмахнулся Аркон. – Особенно по пустякам.
- По пустякам? – фыркнул Идонис. - А я слышал, что Совет готовит какие-то специальные предписания по ситуации на Арзад. А Друпара Маака, которого ты так приблизил к себе  называют последователем Хамри и едва ли не главным еретиком!
- Всё это вздор, - отмахнулся Аркон. – Не верь всякой болтовне, сын. Зачастую все нелепые слухи распускают Сарумы.
- Я знаю, отец. Я умею отличать правду от вымысла. Но этот Друпар Маак меня тревожит. Не стоило приближать его к себе. Зачем тебе личный секретарь – минматарец? Он хитёр, коварен. И ненавидит нас.  Я видел это в его глазах.
- Тебе показалось, - рассмеялся старший Ардишапур. - Ты слишком предвзят. Я, не настолько доверчив, как тебе кажется. По большому счёту я, только демонстрирую доверие. А как иначе строить общение, как иначе искать дорогу к сердцу и душе другого человека? Да, я приблизил Друпара, но не столько из доверия, сколько от того, что среди своих соплеменников он пользуется большим авторитетом. Через него, мы наладим отношения с остальными и дело пойдёт, вот увидишь.   
- Не знаю… не уверен в этом, - хмыкнул Идонис. – Я слышал его соплеменники упорствуют в ереси столь яростно, что достучаться до их павших душ, уже невозможно.
- В подобного рода делах мы не можем сдаваться и опускать руки, - поучительным тоном произнёс Аркон. – За каждую душу следует бороться до конца. Если есть хоть толика надежды спасти заблудшего, мы обязаны это сделать.
- Что ж, отец, - вздохнул Идонис,  – тебя не отговорить. Удачи в твоей миссии. И будь осторожен. Будь, очень осторожен.
- Конечно, буду, - старший Ардишапур улыбнулся и ласково по привычке потрепал сына по левой щеке. – Я всегда и везде - сама осторожность. Ну, а сам ты куда отправляешься? Не следует ли тебе самому быть осторожным?
- Я ещё не решил, куда подамся, - уклончиво ответил Идонис. – В какой-нибудь дальний сектор.  Хочу побыть один. О многом нужно поразмышлять, пока не пришёл  вызов на повторное заседание.
- Мы подготовимся к этому, - решительно произнёс Аркон. -  Сарумам нас не свалить. Слушай, а  может со мной на Арзад?
- Ну, нет, - рассмеялся Идонис. -  С меня хватило нашей совместной миссии на Эззару. У меня нет терпения убеждать еретиков в  истинности нашей веры. Мессианство не мой путь.
- Хорошо, сын, тогда и тебе удачи.
Они обнялись, простились. Через четверть часа, стоя на мостике корабля  Идонис наблюдал, как транспортный челнок с его отцом на борту направляется в сторону «Прозрения» - личного звездолёта главы Ардишапуров. Челнок всё уменьшался и уменьшался в размерах, пока не превратился на фоне громады «Прозрения» в крошечную мигающую искорку.
  В сердце,  словно медленно действующий яд вползала тревога. Идонису  казалось, что отца он видел в последний раз. Его охватила тяжёлая тоска и острое  чувство скорой утраты.
Нет, нельзя поддаваться таким настроениям. Нельзя!
Наследник Дома включил коммуникатор и  вызвал капитана Хайдера.
-У нас всё готово?
- Да господин.  Осталось только определиться с курсом.
- Регион Аридия. Звездная система Юратал. Я, там  никогда, кстати  не был. А ты, Хайдер?
- Не приходилось, господин.
- Тогда, тебе наверное, тоже будет любопытно взглянуть на скопления тамошних вулканических планетоидов.
- Безусловно, господин. Я буду счастлив увидеть их.


                *    *    *

   Запахнувшись в длинную молочно-белую накидку, прошитую золотыми нитями  Ямиль Сарум не спеша прохаживалась перед панорамным окном-экраном откуда открывался вид на значительный прилегающий сектор. Она находилась на борту своего корабля «Меч Возмездия». Её личные покои представляли собой зал - полусферу где настенные и потолочные светильники периодически меняли конфигурацию света, всякий раз подбирались приятные полутона, чтобы игра света и теней была мягкой и ненавязчивой. Из скрытых динамиков лилась медленная, чарующая мелодия, столь же ненавязчивая, как и освещение. Это была 25-тая симфония Алицины Яарской, ставшая классикой ещё при жизни её исполнителей.   
   В центре помещения  располагалось высокое ложе-трансформер с балдахином из полупрозрачных, но непроницаемых для пуль занавесками, по углам кресла с высокими спинками – на самом деле эвакуационные капсулы. Был ещё  столик в форме плоской раковины из центра которого поднималась статуэтка высотою чуть больше метра, изображавшая обнаженного атлетически сложенного  мужчину. Скульптура неспешно вращалась вокруг своей оси,  лицо и тело атлета менялись каждые пятнадцать минут.  Этот предмет, найденный в секторе Оккелен - то не многое, что осталось от искусства  древней, исчезнувшей  расы талокан. Восьмой год статуэтка находится на столике и за это время облик мужчины при смене ни разу не повторился. Внутренняя подсветка, также находилась в постоянной динамике, выгодно подчёркивая детали и красоту тренированного тела.
  По периметру покоев медленно двигались экраны-проекции – коммуникатор работал в режиме постоянного приёма сообщений. Информационные пакеты раскрывались и в виде текстовых сообщений и посредством проекционных голограмм.
  Ямиль только что ознакомилась с коммюнике, присланным из столицы. Решение Имперского Совета относительно наёмников ей не понравилось. Относительно данной проблемы у неё имелись свои соображения.
  От входа прозвучал короткий звуковой сигнал, после чего дежуривший за дверями страж появился на небольшом экранчике и  сообщил, что прибыл Фаддир Сарум и ожидает в приёмном покое.
- Впустить, - приказала Ямиль.
Минуту спустя арочные двери её покоев бесшумно разошлись в стороны и вошёл дядя, как всегда весь на взводе и с мрачным маниакальным блеском в глазах.
- Я слышал, ты получила предписание от Совета?
Ямиль ни сразу ответила. Некоторое время она наблюдала за тем, как разлетаются в разные стороны корабли Ардишапуров. Фаддир присоединился к ней перед панорамным окном. Когда полыхнули фиолетовые молнии инверсионных следов и звездолёты скрылись, совершив варп-переход, Глас Императора злобно прошипел:
- Ублюдки. Думают, что  избежали нашего отмщения. Ничего, я ещё доберусь до вас. Всех Ардишапуров изведу под корень.
Тут, он повернулся к племяннице.
- Так, что там с сообщением?
Она протянула руку в сторону  проекции фотонного интерфейса. На одном из экранов повторно отобразилась информация коммюнике.  Фаддир молча смотрел и слушал, на его острых скулах играли желваки.   
  Правительственной Комиссии членами которой являлись Сарумы  было настоятельно рекомендовано разделить флот наёмников на несколько флотилий и направить их в разные части империи на время выплат и доукомплектации. Бремя расходов  следовало разделить между правящими Домами Империи. Также, было предписано базировать наёмников  в малонаселенных мирах.
- Нас это не устроит,  – сказала Ямиль после того, как послание из столицы было заслушано.  – Я намерена отправить  солдатню всех скопом  на Радонис. Так мы существенно подорвём экономическую базу Ардишапуров и внесём нестабильность в их социум.
- Правильно,  – согласился Фаддир. – Но,  как всё это провернуть?
- В коммюнике  говорится о рекомендациях, - усмехнулась Ямиль. – Мы можем трактовать это,  как нам будет выгодно. Ардишапурам дадим лишь общую информацию про перемещения войск через их системы.
- Аркон по твоему глупец? – Фаддир покачал головой. – Думаешь, он не поймёт всей этой затеи?
- Аркон сейчас не особенно вникает в дела Империи, - заметила Ямиль. - Этот глупец всецело отдался мессианству на Арзад.  И увёз туда большинство своих родичей. Пытается привести  тамошних дикарей-старкманиров  к вере. Пустое занятие. Идонис мог бы нам помешать, но он сейчас  не удел. Думаю нам удастся перетянуть всех членов комиссии на свою сторону.
- А что с властями Радониса?
- Я свяжусь с Ягелором  и Фирдаше. Они влиятельнейшие члены Планетарного Совета. У меня есть кое-что на них, - Ямиль зловеще усмехнулась, -  кое-какой компромат. Если начнут упираться – нажмем.
- Отлично, - кивнул Фаддир. – Начинаем действовать. Но прежде нам придётся выступить перед этим наёмным сбродом. Ты готова?
- Ещё бы, - Ямиль встряхнула волосами и решительно направилась к выходу из покоев. – Идём и постараемся быть убедительными.
 

                *    *    *

 
  Для быстрых перемещений внутри Базового лагеря  использовались магистральные тракты, проложенные по диаметральной линии Кольца, либо сходящиеся крест на крест в центре. По одному из таких путей  Илаир направлялся на Совет Братства. Подвесной четырёхместный вагончик слегка раскачиваясь  двигался по направляющей линии к платформеру, где находился Зал Собраний. Широкие боковые окна давали хороший обзор: по сторонам и внизу проплывали корабли и отдельные модули, соединительные узлы и корректирующие захваты в виде подвижных кранов, терминалы диспетчерских служб и контрольно-технические станции.  Всюду огни, спешащие к своим целям челноки, «флаксы»  и «скайросы». Возле несущих конструкций и основных узлов сновали ремонтные дроны и подвижные системы диагностики. Вся эта огромная масса Базового Кольца нуждалась в постоянном наблюдении и контроле. 
  В вагончике Илаир был не один. На противоположной скамеечке расположился ни-куннианец ЛиМэй.  На его бритой голове замысловато  играли блики искусственного света, чёрные раскосые глаза квестора были полуприкрыты веками. Он уже находился в вагончике и вероятно дремал, когда вошёл Илаир.  Поприветствовав  друг друга пассажиры посидели молча, но затем, чуть поддавшись вперёд ЛиМэй сказал:
- Я слышал дела Империи плохи. По слухам, казна Амарр пуста.
- Я тоже слышал, - кивнул Илаир. – Боюсь, нам отсрочат выплату.
- Думаешь,  комиссия прибыла из тронных миров,  чтобы сообщить нам об этом?
- Вероятно, - Илаир пожал плечами. – Но может, что-то ещё скажут. Послушаем.
- Не нравится мне всё это, - проворчал ни-куннианец. – Чувствую, надуют нас.
- Я, тоже это подозреваю, - кивнул вендорец. – Похоже, нашему Братству предстоит искать нового работодателя.
- Это будет не просто, - грустно усмехнулся квестор. – Серьёзные военные конфликты сейчас в Галактике поутихли. На фронтирах идут в основном локальные столкновения. Скорее всего Братству придётся разделиться и каждой группе искать собственный заработок.
- Что ж, посмотрим, - кивнул Илаир.
Тонко пискнул датчик над дверью. Конечная станция. Они вышли  и миновав несколько модулей,  соединенных в один широкий коридор вступили в зал Совета Братства.
  Он представлял собой овальное помещение с креслами, рассоложенными ярусами,  как в амфитеатре. В самом центре на возвышении располагалась трибуна и несколько кресел с высокими спинками для почётных гостей. Никакой охраны здесь не было, хотя само помещение и прилегающие участки находились под постоянным видеонаблюдением. 
   Командиры наемников занимали свои места. Их было около двух сотен, но прибыли далеко не все. Впрочем, для принятия решения присутствующих было достаточно, поскольку большинство относились к высшему офицерскому составу и  обладали достаточными полномочиями, чтобы решать судьбу Братства.
  Зал наполнился гулом голосов. Наёмники занимали места, как им удобно. Здесь не было строгого порядка и квотных мест, даже Председательствующий сидел среди всех остальных, а тот, кто хотел выступить выходил на трибуну. Все живо обсуждали последние новости и  прибытие комиссии. Все гадали,  что же им скажут представители Империи.
  Илаир и ЛиМэй прошли на предпоследний снизу ярус. Там они устроились на свободных местах между остаманийцем Ордасам и командором линкора «Каратель» Алазаром.
  Вот,  торжественно и протяжно из настенных динамиков прозвучала труба. Двери открылись и в зал вступила торжественная процессия. По сторонам десять викариев в чёрных скиртах, но без ритуальных клинков – их оставили при входе, в  центре важно шагали пятеро высокородных амаррцев. Среди них были Ямиль и Фаддир Сарумы.  Некоторых из наемников, знавших о непростых  отношениях между домами Империи встревожились.  Не слишком ли много для одной комиссии Сарумов?  И нет ни одного Ардишапура!   
Но большинство наёмников не придали этому никакого значения. До вражды амаррских семейств  им не было дела. Получить бы,  что причитается и не важно,  кто это им даст Сарум, Ардишапур или кто-то ещё. 
  Со своего места поднялся Председательствующий, он же Верховный коммандор Братства  Адамар. Его голос, усиленный скрытым под воротником микрофоном прокатился под сводами зала:
- Приветствуем  вас,  господа! Для нас великая честь принять у себя уважаемых представителей  Империи!  Да славится император! Да славится Великий Амарр!
Прибывшие прошли к трибуне и там выстроились полумесяцем.
- И  вам всем привет,  воины, - кивнул Фаддир, вместе с тем,  обводя зал холодным настороженным взглядом. – Не стану тратить ваше время. Начну сразу. Итак, принято решение перебазировать вас в систему Ардишапур-Прайм.
Он сделал небольшую паузу, когда по рядам наёмников прошёл удивленный шёпот, после чего продолжил: -  Ваш Базовый лагерь будет находиться на орбите Радониса. Непосредственно в резиденции Ардишапуров местные власти организуют угощение и развлечения.  Также, вы сможете свободно посещать города планеты, насладиться их красотой, культурой, храмами… 
- А что с нашим жалованием? – вскричал с места Илаир.
Фаддир остановил на нём тяжелый пристальный взгляд. Как этот наглец смеет перебивать его? Но,  вендорец не смутился, не отвернулся, не потупил взор. Он дерзко смотрел в глаза императорского посланника и ждал ответа.  Вместо Фаддира,   включив всё своё обаяние заговорила Ямиль.
- Воины Империи, для вас, конечно же не секрет в каком тяжёлом положении находится сейчас наше государство. Казна почти пуста, всё уходит на выплату контрибуции галлентам. Удар явианцев,  тоже оказался для нас болезненным. Но Империя верна своему слову и Империя помнит о своих защитниках. Оставьте свои волнения и сомнения, часть жалования вам переведут на кредитные карты сегодня же.
По залу прошел одобрительный гул.
- Остальное вы получите  на месте вашего нового  базирования! – повысив голос, договорила Ямиль. 
- А,  сколько мы получим сегодня? – с подозрением спросил один из наемников. – Сколько процентов?
- Всё зависит от звания, рода войск  и выслуги лет, - ответила Ямиль. – В среднем, где-то будет тридцать-тридцать пять процентов. Но, повторю снова, то,  что Империя вам обещала - она выполнит.
- А продовольствие? Комплектующие? – снова спросил Илаир.
- Все это на новом месте базирования у Радониса. Подготовьте списки всего необходимого, также все ваши заявления.
- Мы,  уже подавали Идонису, - подал голос ЛиМэй.
- Знаю, - кивнула Ямиль. - В настоящее время Идонис Ардишапур не является командующим вашего флота. В документах может возникнуть путаница, так что подготовьте прошения ещё раз. С этими обновленными документами наша комиссия и начнёт работу. 
- Кто  теперь наш командующий? – спросил Адамар.
- Ещё не решено, - ответил Фаддир. -  Нашей комиссии поручено решать все текущие вопросы и этот в том числе. Полагаю, пока со стороны Империи нет уполномоченного, командование в твоих руках.
- А,  как быть с ветеранами? А как насчёт  гражданства?
По залу снова прокатился взволнованный шум. Это интересовало едва ли не всех.
- Будем решать на новой базе! -  выкрикнул Фаддир. – Сейчас,  только часть денег! Готовьте лагерь к перелёту. Согласовывайте маршруты варп-переходов. Время отправки  20 44.
Фаддир повернулся, уже готовый сойти с трибуны, как снова раздался голос Илаира:
- А что потом?  Как долго нам торчать у Радониса?
- Кто этот наглец? – зашипел Фаддир, наклоняясь к стоявшему рядом с ним представителю дома Кадор. 
Хедал Себиан пожал плечами и тихо ответил:
- Вроде бы,  командир вендорских наёмников. Не уверен… Из новых он.
Между тем, ответила залу и задавшему вопрос Илаиру снова Ямиль. 
- У Радониса вы будите находиться, пока не решим все вопросы.
- А что дальше? – спросил ни-куннианиц ЛиМэй. -  Мы,  еще нужны Империи?
- Безусловно, - кивнула Ямиль со своей обезоруживающей улыбкой и очаровательными ямочками на щеках. – Готовится вторая военная экспедиция против безбожников явианцев. Столь опытная и подготовленная военная сила, как вы,  безусловно будет нужна Империи.


     *    *    *

 
  По дороге к своему жилому модулю Илаир связался  с Анреем, чтобы справиться о последних делах и узнать, как проходит ремонт главного звездолёта их флотилии. Анрей всё рассказал и сообщил, что отправит более подробный отчёт по нейро-сети. На основании этих данных Илаир собирался подготовить запросы для имперской комиссии.
В свою очередь Илаир поделился с боевым товарищем последними новостями.
- Значит,  Радонис, - задумчиво пробормотал Анрей. – Всю нашу орду туда! Представляю, как взвоет местный планетарный Совет. Но смех смехом, а это не очень хорошо. Сдаётся мне Сарумы, что-то затеяли.
- Главное, чтобы не против нас, - усмехнулся Илаир. – Впрочем,  надоело всё… устал.
- Ты, сейчас к себе?
- Да. Куда ещё? Отдохнуть хочу.
- Вот это дело, командир. Привет, там твоей  Ниссе.
Жилой модуль Илаира почти ничем не отличался от точно таких же модулей его людей, разве что был попросторней. Центральное место там занимала комната отдыха где  находилась двуспальная кровать на высоком подиуме, который охватывал ложе полукольцом из дополнительных прикроватных ящиков.   На стене по обеим сторонам от кровати крепились софиты в форме полусфер. Интенсивность их свечения можно было регулировать голосовой командой.  Справа от входа располагались две встроенные секции-купе для одежды. Были,  ещё столик на невысоких ножках: раньше он всегда пустовал,  или же на нём громоздились пивные бутылки, но сейчас, когда в жизни Илаира появилась Нисса, там всё время  красовалась ваза с тёмно-синими аквилианскими цветами.  Металлический пол покрывали квадраты тёмно-зеленого ковролина, а перед входом в другую комнату находился мини-бар – стойка с узкой панелью подсветки, пара кресел и стеллаж с большой двустворчатой прозрачной витриной, где без всякого порядка и системы стояло два десятка бутылок. Слева от входа, почти по всей стенке  тянулось эллипсовидное панорамное окно. Из него открывался вид на часть Базового лагеря и на соседнюю газовую туманность, чьи рваные зеленоватые клочки подсвечивались изнутри  погруженными  в них светилами. 
  К центральной комнате примыкало ещё три помещения: санитарный узел с двухместной душевой кабинкой, ещё одна комнатка с отдельным компьютерным терминалом и панелью управления – привилегия командира и  кухонька, где компактно размещались и обеденный столик и термо-шкаф,  холодильная камера и ящички для кухонной утвари.
  Илаир разложил по местам вещи, принял душ, переоделся в легкие рубашку и штаны, после чего  прошёл на кухню.  Там  увидел на столе тарелку прикрытую салфеткой. Тарелка оказалась горячей, значит Нисса ждала его. Но,  где же она сама?
   Илаир подождал немного и решил поесть, пока не остыло. В тарелке оказалась густая похлёбка из хорошо проваренного регенейского зерна, грибной закваски  и кусочков консервированного белка. Он очень любил это блюдо и Нисса частенько баловала его им. Но едва молодой вендорец взялся за ложку, как послышался тихий гул открываемой двери. Нисса прошла на кухню. В руках её был небольшой пластиковый контейнер для хранения всяких мелких запчастей. При виде него, она улыбнулась, поставила свою ношу на край стола и приблизилась вплотную.
- Привет.
- И тебе, привет, - Илаир привлёк подругу к себе. – Где была?
- Нагревательный элемент на верхней дуге в термо-шкафе полетел, - ответила Нисса. – Вот, пришлось покупать.
- Много содрали?
- Не особенно.
Он потянул её к себе и губы их встретились. От Ниссы исходил приятный тонкий аромат каких-то духов. Отпускать девушку не хотелось.
Когда,  она присела рядом на соседний стул, он спросил:
- Как дела?
- Всё хорошо, - ответила она. 
- Соскучилась?
- Я всегда скучаю, когда тебя нет.
- И я, - он взял её за руку и посмотрел в глаза.
Нисса отвела взгляд. Несмотря на то, что он обращался с ней, как с равной, рабское прошлое девушки до сих пор не отпускало её. Рабы амаррцев  не имели права открыто смотреть на хозяев, если только им приказывали сделать это. Привычка так и осталась у Ниссы, хотя прошёл уже год, как она стала свободным человеком.   Ещё,  иногда, обращаясь к нему, девушка  забывалась и называла господином.
   Илаир выкупил Ниссу у одного амаррского торговца год назад и с той минуту ни разу не пожалел о затраченных средствах. В сопроводительной характеристике девушки  значилось «дерзкая», «своенравная», «склонная к неповиновению», но тем не менее отвалить за неё пришлось немалую сумму. И не удивительно, учитывая внешние данные молодой минматарки.
  Ей было двадцать шесть лет. Стройная, гибкая, как танцовщица и высокая. С учётом немалого роста Илаира, она доставала макушкой до его подбородка. Иссиня-черные волосы Ниссы завивались мелкими колечками и ниспадали ей на плечи и спину, где достигали пояса. Её кожа не была чёрной, скорее  имела тёмно-кофейный оттенок. Большие карие глаза обрамляли длиннющие и пушистые ресницы. Носик небольшой,  с широкими ноздрями – типичный для тёмных минматар, вместе с тем был пропорционален и аккуратен.  Губы полные, сексапильные – целовать такие одно удовольствие. На левой щеке девушки, примерно от верхней границы скулы и до уха  виднелся след от старого шрама. Но он,  совсем не портил её, поскольку был едва различим. Илаир ничего  не знал о жизни Ниссы до их встречи. Она никогда не рассказывала о своих родных и про прежнюю жизнь, в том числе откуда у неё шрам. Илаир сразу понял, что эта тема для неё тяжела и потому никогда не расспрашивал подругу. Может, со временем расскажет сама.   
   В одежде Нисса предпочитала смелость и удобство.  Малиновый топ, что был на ней сейчас,  плотно облегал тугие, полные груди девушки и открывал взору немалую часть её прелестей, а чёрные лосины подчёркивали стройность её длинных ног и аппетитные полушария ягодиц.
    После выкупа Илаир сказал девушке, что отныне она свободна. Вендорцы не признавали рабства. Нисса могла отправиться куда угодно. Но если бы она осталась с ним, он стал бы счастливейшим человеком. Она осталась и вот,  уже чуть больше года, они наслаждаются  совместной жизнью.
- Знаешь, что, - Илаир поднялся и  достал из навесной секции чистую тарелку, - поешь  со мной.
Он налил из термо-капсулы похлёбку и принялся искать ложку. Перепутал ящики, но потом нашёл и все разложил перед девушкой, нарезал прямоугольными ломтиками белый хлеб. Нисса с улыбкой следила за его неловкими, но такими трогательными действиями. Воину, явно не место на кухне. Но он старался и даже неплохо справился: ничего не уронил в этот раз, не разбил и не разлил.
  Она присела на соседний стул и приняла из его рук хрустальный фужер полный вина тёмно-рубинового цвета. Это был отличный напиток с виноградных плантаций Джеззера и стоил прилично. Два года назад перед самой блокадой Ферне Илаир купил несколько бутылок у одного орбитального торговца.
- Я слышала, нас хотят перебазировать? – спросила Нисса, принимаясь за похлёбку.
- На Радонис, - ответил Илаир. – Владения Ардишапуров.
Нисса помрачнела.
- Зачем это?
- Кто их знает, - Илаир пожал плечами. – Поговаривают  за этим стоят Сарумы, чтобы насолить Ардишапурам. Но нам, до их грызни нет дела. Заплатили бы жалование.
Нисса продолжала хмуриться.
- Не нравится мне это. Тронные миры – сосредоточение сил Империи. Я не верю амаррцам. Всё, что они задумали не сулит нам ничего хорошего.
- Я,  тоже не верю им, - согласился Илаир. – Но не думаю, что имперцы,  что-то задумали. Зачем им это? Просто выплату хотят оттянуть я думаю, вот и темнят. Может, даже к лучшему, что нас отправят к Ардишапурам. Я не люблю империю Амарр, но Идонису можно верить. Он не даст нас в обиду.
- Я бы не обольщалась насчёт Идониса, - покачала головой Нисса. – Он,  прежде всего амаррец и этим всё сказано. Интересы  империи для него всегда будут превыше всего, тем более наших жизней.
  Он понимал подругу. Она минматарка, и к амаррским поработителям  её Родины  у девушки  всегда будет счёт. Жизнь покоренных империей была нелегка. Над оккупированными мирами довлело не только военно-экономическое иго, но и религиозная нетерпимость амаррцев. Далеко не всем, как например не-кунианцам повезло. Последние стали частью Империи давно и успешно интегрировались в неё, научились компромиссам и выживанию.
  Империя Амарр нуждалась в рабах. На этом была построена вся её  суть военно-теократического государства. Рабский труд использовался при добыче руд и минералов, льда и биоресурсов. Их гнали на строительство, на плантации, на обслуживание городских нужд и промышленных комплексов. Техническое развитие не смотря на успех и революционный прорыв во многих областях не могло изжить рабство. Огромная, постоянно растущая империя нуждалась в рабах и высоких технологиях в равной мере. Хуже всего приходилось минматарам. Отчасти из-за их непримиримого, свободолюбивого нрава. Они не принимали Империю, противились её власти и веры. То в одном регионе, то в другом вспыхивали восстания. Порой ситуация складывалась так, что казалось угнетенные,  вот-вот завоюют свободу. Но минматар губила их разобщенность. Множество племен не могли сплотиться в единую силу. Находились и такие, особенно в регионе Дерелик  которые лояльно принимали власть Империи и даже приобщались к вере Амарр. Хуже шли дела в регионе Девоид в созвездии Семоу где находилась центры постоянных минматарских волнений – Эразза и Азард 2. Вечный источник заговоров  и  мятежей. Вечная проблема. Уже не первый год глава Дома Ардишапур лично пытается укротить строптивых старкманиров. Но,  вряд ли его ждёт успех. Многие регионы минматар Империя контролировала,  лишь на словах. Кочевые племена передвигались на таких фронтирах свободно, особенно кланы бруторов. Их налеты доставляли амаррским гарнизонам немало беспокойства. И эта борьба постоянно волновала остальных мнматар. Они видели, что сопротивление возможно и не прекращали борьбу.
  Илаир сам принимал участие в кровавом подавлении двух таких вооруженных мятежей.  Но это случилось до встречи с Ниссой. Теперь Илаир молился о том, чтобы сейчас не начался где-нибудь подобный бунт.  Как,  он сможет тогда обратить оружие против минматар? Как,  будет смотреть в глаза Ниссе?
В подобном положении были сейчас многие из Братства. За последнее время десятки тысяч наёмников обзавелись минматарскими подругами.
  Пообедав,  они поднялись из-за стола. Нисса смотрела на него, с загадочной улыбкой и полуприкрыв глаза ресницами.
- Я говорила, что соскучилась?
И она приникла горячей щекой к его плечу.
- Идём.
Он взял её за руку и повел в спальную комнату. Свет софитов над кроватью был приглушен и изменен на более мягкий. Из скрытых динамиков в стенах полилась приятная романтическая мелодия. Илаир и Нисса приникли друг к другу, их уста страстно соединились. Время потекло медленно и чарующе сладко.   





      Глава 3


Империя Амарр
Регион Домаин
Созвездие Сосарир
Звездная система Ардишапур Прайм
Планета Радонис
Столичный мегаполис Мэльстон


   Кабаки и трактиры города, клубы и игорные заведения  были отданы во власть солдатни. Дни и ночи напролёт они просаживали там те немногие деньги, что перечислили  им представители Имперского казначейства.  Но основной праздник, с участием большинства командиров состоялся в дворцовом парке резиденции Ардишапуров.   
  Высшие офицеры в звании комфлоттаров флотилий, квесторов, преторианов, легатов и командиров звеньев разместились за столами  в центре парка  возле Жемчужных фонтанов  под навесами, украшенными серебристыми сетками.  Подле них были их подруги и жены, пожелавшие принять участие в пиршестве. Средний офицерский состав: требионы, опциниры, вилумиры и прочие расположились дальше под деревьями, на открытых террасах дворцовой  скалы и по краям обрыва  оттуда открывался потрясающий вид на город. Точнее, здесь были пригороды Мэльстона где располагались жилые дома преимущественно в два-три этажа с плоскими крышами.  С востока к жилому массиву примыкала промышленная зона с ремонтными мастерскими, складами, торгово-хозяйственными комплексами,  тюрьмами  для рабов и зоотариумами  для  экзотических животных. На западе и до самого горизонта тянулся город – невообразимое число небоскрёбов, как жилых, так и отданных под офисы корпораций и торговых гильдий, храмы, колонны, арки, мосты, автострады в десять-двенадцать горизонтальных линий, цепи воздушных маркеров для аэро-транспорта, наземные космические порты, биржи и развлекательные комплексы, рестораны с кухнями на любой вкус и торговые центры размером с целые жилые районы. Куда ни посмотри, повсюду в городе сверкали огни, мигали световые панели и подсветки на гигантских  рекламных  плакатах.
  По большому счёту Мэльстон мало чем отличался от мегаполисов Федерации Галленте или калдарианских городов. Пожалуй, только отдельные элементы в стиле готики  в архитектуре, да огромное число храмов, соборов, религиозных школ указывало на то, что это город империи Амарр.   
   Парк дворца Ардишапуров утопал в зелени и выделялся ярким пятном на фоне серо-стальных, коричнево-бежевых оттенков городской территории. Походные кухни скрывались под тенью листозонтов, вдоль тропинок, посыпанных розовым песком тянулись огненно-красные лозы виниариев. Между тонких завитых спиралью колон располагались клумбы с огромными фиолетовыми цветами в форме восьмиконечных звёзд.  Над шестью входами-выходами из парка поднимались изящные арки из серебристого мрамора.
 Дворец Ардишапуров, построенный из композитных блоков с внутренней системой микроклимата возвышался в отдалении на вершине скалы.  Три его этажа, опоясанные балконами с огромными панорамными окнами  выступали террасами один над другим. От главного входа вниз к  центральной дороге парка вела широкая прямая лестница из восьмидесяти четырёх ступеней. В углах  каждой ступени поднималась тонкая, словно пика колонна высотою в полтора метра. Внизу в конце лестницы по обеим сторонам нижней ступени возвышались фонтаны в форме гигантских чаш, символизирующих процветание и изобилие. Стены и окна украшали религиозные символы, над всеми входами поднимались десюдепорты – массивные тяжеловесные тёмно-золотистой окраски зачастую, также с религиозной тематикой. Все эти элементы и особенности архитектуры   придавали  дворцу суровость, храмовую торжественность  и имперскую мощь.
   Глава Дома - Аркон Ардишапур на празднике отсутствовал. Его миссия на Арзад 2 ещё  была  далека от завершения, но заручившись его согласием, Генеральный штаб и ответственные лица из правительства разместили наёмников в резиденции Ардишапуров.
  Идонис исчез без всякого следа и никто не знал, где он теперь. Остальные члены семейства, также отсутствовали: кто-то остался в своей резиденции, кто-то подался в иные миры по делам.  Ходили, правда слухи, что младшая дочь Аркона – Алиффа находится во дворце, но никто её не видел, так что насчёт этого строились только домыслы.   
   Решение устроить пиршество в дворцовом парке Ардишапуров и открыть для наёмников город для посещения  приняли  Генеральный штаб и Правительственная комиссия по делам ветеранов.  Немало этому решению  поспособствовали и Сарумы. Теперь, когда на плечи Ардишапуров легли столь огромные расходы, а буйное сборище наёмников оказалось в их резиденции, Сарумы не скрывали злорадства.
    Солдаты, в том числе из госпиталей, способные самостоятельно передвигаться отправлялись по питейным заведениям  на заре и оставались там до глубокой ночи. Клубы и кабаки, работающие круглосуточно не пустели ни на минуту. Силы правопорядка изнемогали от усталости, пытаясь третий день подряд пресечь разгул насилия и беспорядка в Мэльстоне. Пьяные драки, нападения на горожан, изнасилования, грабежи стали повседневностью. Жалобы на наёмников приходили отовсюду, но члены Планетарного Совета только разводили руками и говорили: «мол, потерпите – это ведь наши защитники, часть нашей армии».
   Толпы наёмников  увеличивались с каждой минутой.  С Кольца-базы прибывали все новые и новые, в том числе немало женщин. Они с завистью смотрели на одежды амаррок и их украшения, они ненавидели горожанок за то, что те живут в красивых домах со всеми удобствами в достатке и безопасности. В свою очередь амаррки с презрением взирали на подруг наёмников, считая их всех шлюхами и подстилками. В общем-то,  они были недалеки от истины и это лишь увеличило число конфликтов в городе. 
  Огромные массы людей стекались и ко дворцу: автострады и воздушные линии были переполнены транспортом.  В парке между кухнями и столами сновали рабы, в основном минматарские женщины и помогавшие им дети обоего пола. Выпивка и закуски доставлялась на столы непрерывным потоком. 
  Командиры наемников развалились в мягких креслах с подушками,  или же разлеглись на высоких полукруглых ложах. Сидя или лёжа, кому как удобно, они насыщались разнообразными блюдами и много пили, не зная в этом меры. 
  Кухонь не хватало.  Планетарный  Совет отправил сотни рабов, посуду, ложа для празднующих. Иногда,  прямо на траве в парке раскладывали костры, устанавливали жаровни и печи.  На соседних столах нарезали хлеб, сдобренный пряностями,  разделывали огромные  диски сыров, расставляли контейнеры со спиртным. Длинные подносы с морепродуктами, украшенные перламутровыми раковинами чередовались с вкусными питательными клубнями скитчорра, из местных оранжерей. Подносили похлёбки с тмином и мясные рулеты, наполненные янтарной икрой. На плоских блюдах громоздились куски копчёного мяса на любой вкус, ветчинные колбасы и яйца, как птичьи, так и земноводных, приправленные  острым соусом. С дальних загородных ферм и плантаций доставили фрукты. В терракотовых горшках подали тушеное мясо с грибным ассорти, а на термо-подносах многослойные белковые бруски, содержащие сотни вкусовых оттенков.   
  Всё новые и новые яства потрясали наёмников. Многие из них не видели и десятой части тех вкусностей, что несли к столам смуглые крепкозадые минматарки. 
   Калдарианцы вырывали друг у друга из рук мохироны – круглые, светящиеся в сумерках плоды с планеты Арвивана и съедали их с вместе коркой и жесткими эллипсовидными семечками.  Жители центральных миров никогда не видавшие крабов с океанской планеты Аклесия, жадно пожирали их и выскребали панцири дочиста. Галленты громко спорили о качествах подносимых вин и настоек, а угрюмые ханиды, чьи горчичного цвета куртки украшали полоски черного меха,  ели молча и сосредоточено, предпочитая мясо и грибы.
  Вендорцы налегали на крепкие настойки и с презрением смотрели на тех, кто довольствовался вином. Ни-куннианцы выгребали из рулетов икру, а мясо отшвыривали в сторону, из похлёбок вытаскивали куски моллюсков, а остальное просто выплёскивали на землю. 
  День клонился к закату. На столбах в парке зажглись сферы-прожекторы. Уставшую прислугу сменила новая партия – молодые сильные девки. Солдаты не упускали возможности полапать их, отвесить шлепок-другой по тугому заду. Взвизгивания рабынь забавляли и смешили наёмников. 
 Отсветы огней дрожали на полированных доспехах и стеклянных сосудах. Отовсюду раздавалось громкое чавканье, шум беседы, ссоры, ругань, пьяные выкрики и песни. Со звоном ударялись бокалы и чаши, когда произносились тосты и завершалась чья-нибудь застольная речь,  гремела посуда, гудели электро-тележки, снующие по всему парку. Над столами развернутые голограммы, сенсорные виртуальные экраны образовали сплошную светящуюся сферу, переливающуюся, пульсирующую многоцветием и разными образами. Кто-то смотрел рекламу, кто-то новости, развлекательные программы или же вел беседу с кем-то по инфо-сети. Солдаты спорили и на спор пили, дрались, боролись, гонялись между столами за визжащими рабынями. Иные делились с товарищами своими горестями, тревогами и заботами.
  Солдаты пьянели, и им всё больше казалось, что Империя Амарр  несправедлива  к ним.
 Сарумы, поспособствовавшие скоплению  во владениях Ардишапуров всех отрядов наёмников знали к чему это  приведёт. Мало того, что задача по выплате им жалования не была облегчена, так ещё столичный мегаполис теперь напоминал зону боевых действий. Наёмников все люто ненавидели за причиненные убытки да ещё за то, что этим мразям  нечем было уплатить. Чудовищная контрибуция, затребованная Федерацией Галленте, расходы на новый флот, должный сокрушить явианцев легли тяжелым бременем на население Империи. А тут ещё наёмная солдатня со своими претензиями!  Теперь,  в глазах амаррцев наёмники из защитников превратились  во врагов едва ли не злейших, чем галленты и явианцы вместе взятые. 
  Солдаты это тоже понимали. На злобу местных жителей отвечали такой же злобой, не скупились на угрозы и не сдерживали себя, когда доходило до погромов и грабежа.
 Дни шли, а выплаты всё затягивались и затягивались. Тогда, многие из наёмников решили, что будет справедливо, если горожане Мэльстона расплатятся с ними своим имуществом и прелестями своих жён, сестёр и дочерей. Они радовались, когда удавалось унизить амаррцев, особенно из числа высокородных.
  Спиртное ударяло в голову и солдатам всё больше казалось, что  заслуги их  недостаточно вознаграждены. Многие, уже не говорили о жаловании за последние два-три месяца, им хотелось большего.  Наёмники орали, спорили, галдели на все лады на сотнях диалектов, иные раздевались и демонстрировали окружающим свои раны, другие взахлёб с пеной у рта рассказывали о своих ратных подвигах, конечно же не замеченных высокомерными амаррскими офицерами и не оцененными,  как должно.
  Внезапно застольный шум был прерван отчаянными криками, раздавшимися с восточной стороны парка. Оказалось, амаррские стражники решили перегнать две сотни рабов из одной тюрьмы в другую, расположенную дальше от места пиршества. Среди рабов оказалось несколько пожилых мужчин, они замешкались:  стражники и без того взвинченные до предела близостью буйного пьяного сборища пустили в ход электрические дубинки и энерго-хлысты. Остальные минматарцы возмутились, началась потасовка.
  Илаир, весь красный, распаленный вскочил. Нисса не стала его удерживать. Тут и там повалились кресла и табуреты – множество наёмников ринулись в сторону поднявшегося шума. За оградой парка на проезжей части собралась немалая толпа. Стражники числом в дюжину испуганно взирали на охвативших их полукольцом солдат.
- Рабы?! – заорал Илаир,  проталкиваясь вперёд и вырывая из руки ближайшего стражника хлыст. – На моей родине мы не терпим рабства!
Из группы амаррцев выступил капитан стражников - рослый, наголо бритый здоровяк. Чёрная кожаная куртка на нём была распахнута, лицо забрызгано кровью раненого им невольника. Набычившись,  он вперил в вендорца тяжёлый взгляд.
- Пошёл отсюда, пёс! Иначе, тоже окажешься на цепи, как эти отбросы!
- Скажи ещё что-нибудь такое, -  со злой усмешкой произнёс Илаир. - Дай мне повод.
Амаррец смачно сплюнул и протянул руку.
- Верни хлыст и убирайся туда откуда тебя принесло,
- Я с Вендора, ты мразь! – рявкнул Илаир. – У нас нет рабства!
- Отвали, и залей себе в глотку ещё, пьянь!
- Я с Вендора… - Илаир пошатнулся, но на ногах устоял. – Рабство не…
- Ты трус! Бьешь стариков! – вдруг пронзительно закричала Нисса прямо в лицо капитана. Она, как и вендорец изрядно набралась и теперь, потеряв всякий страх, просто кипела от ярости.
- Трусливая собака!
- Закрой пасть, минматарская шлюха! – взвыл амаррец и размахнулся чтобы ударить дерзкую женщину.   
Илаир оскалился и опередив капитана ударил того сжатым кулаком в район диафрагмы. Одновременно он активировал хлыст, выставив уровень энергии почти на максимум  и ткнул им в лицо здоровяка. Раздался треск, полыхнула синяя молния. Капитан стражников коротко вскрикнул и повалился с опаленным лицом на мостовую. Тело его билось в агонии,  изо рта пошла пена. Вендорцы  и другие наёмники с оглушающими криками набросились на остальных амаррцев. Кого-то просто сбили с ног, кого-то отпинали, а некоторым, как и командиру досталось дубинками и энерго-хлыстами. 
  Через четверть часа наемники вернулись в парк и привели с собой толпу освобожденных минматарцев. Нисса пританцовывала вокруг Илаира, не скрывая своей радости. Бледных оборванных, покрытых рубцами и кровоподтеками невольников усадили за столы, начали угощать, налили им вина, а желающим и другого - покрепче, позабористей, благо всякой выпивки хватало с избытком.
  Один из рабов оказался за столом рядом с Илаиром. Сквозь дыры разорванной рубахи были видны его смуглые плечи, исполосованные длинными шрамами.  Наголо бритую голову покрывали белёсые росчерки застаревших рубцов. От левого уха осталось меньше половины. Выпив подряд три меры высокоградусной настойки  раб повеселел, в его чёрных глубоко посаженных глазах появился живой блеск.  Схватив бутылку,  он поднял её к чернильно-чёрному небу и радостно прокричал:
 - Благодарю вас всех доблестные воины! Я свободен! Теперь свободен!
 Он сделал из бутылки три или четыре больших глотка, крякнул и забросил в беззубый рот кусок моллюска, ловко подхватив его вилкой с тарелки. После, усевшись рассказал о себе.
  Его имя было  Саглар. Отца своего он не знал, а его матерью была свободная минматарка из числа уличных шлюх. Своё детство он провёл на окраине города, где в сырых полусгнивших бараках жили в нищете на полурабском положении общины минматарцев. Кто-то из них сумел выкупиться, кто-то  был освобождён  хозяевами, но теперь, чтобы выжить приходилось за гроши батрачить на прежних господ.
  Саглар не знал ни любви, ни ласки, он рано познал, что такое голод и унижения. Мать его умерла, когда ему едва исполнилось двенадцать лет. Главарь местной банды взял смышленого шустрого пацанёнка  под  своё крыло. Следующие десять лет, пожалуй оказались самыми лучшими в жизни Саглара. Он больше не голодал и не терпел побоев и даже, оказавшись правой рукой главаря, стал грозой местных кварталов. Но,  однажды случилась облава и Саглар угодил в рабство. Три года он работал при амаррском храме в другом городе Радониса. Приор храма приметил, что молодой раб имеет талант к живописи и он привлёк его для росписи внутренних помещений святилища.  Но Саглар тяготился такой жизнью. За побег его отправили добывать кристаллы в ужасных Памикаданских пещерах в одном из астероидных поясов системы. Там,  он освоил пару профессий, но тяга к вольной жизни у него оказалась сильнее здравомыслия. Он поднял мятеж среди шахтеров, но стражи быстро навели порядок, а всех смутьянов отправили на Радонис, где они и ждали решения по своей судьбе. Но вот, судьба распорядилась так, что теперь освобожденный Саглар сидел за столом и наслаждался напитками и пищей, которых  отродясь не пробовал.
 Освобожденный минматарец бегло говорил на десятке наречий. Он снова и снова  благодарил  наёмников, поздравлял  их, готов был пасть каждому из них в ноги и при этом время от времени  выражал  удивление, что не видит на пиру ни одного амаррца. Ну, хотя бы чашников Седьмого Храма Восточной Зари.  Их женское хоровое пение, прекрасное, как божья благодать  могло  бы доставить пирующему Братству немало удовольствия. 
- Верно! Верно! – послышались голоса отовсюду. – Разве не предлагали нам амаррцы насладиться их культурой? Разве не сама Ямиль Сарум нам  это говорила?
Кто-то выкрикнул, что он,  с удовольствием насладился бы сиськами Ямиль и её задницей. Толпа разразилась диким хохотом. Тем не менее, многие загорелись услышать хор и отправили посыльных в храм.
Стражники ответили, что на дворе ночь, а значит  никого из служащих, в том числе приора сейчас в храме нет.
 - Найти приора! Привести сюда! – орали наёмники, громыхая по столам. Раззадорившись, они грозили сжечь половину города, если не получат требуемое.
Полчаса спустя в центральных воротах парка  вместо приора появился глава Планетарного Совета Талсарр с охраной из двух сотен викариев, вооруженных энерговинтовками.  Широкая коричнево-белая мантия с длинными рукавами окутывал прибывшего  до самых пят.  Аккуратная седая бородка и тяжёлое ожерелье из священных лунных изумрудов придавали ему вид не только солидный, но и благородный.
Когда процессия амаррцев  приблизилась, наёмники встретили прибывших взбудораженными криками:
 - Хор Седьмого Храма! Пусть споют нам!
 - Воины! Защитники Империи, вы многое заслужили! – произнёс Талсарр, включив прикрепленный к воротнику акустический усилитель.
Солдаты радостно заорали, послышался свист и смех. От дальних столов начали все сбегаться, чтобы послушать.
- Но вы, также должны знать, - продолжал Глава Планетарного Совета, - что есть определенный порядок и правила которые должны соблюдаться. По воскресным дням каждый из вас может прийти в Седьмой Храм в трезвом рассудке, в чистой одежде, с чистыми помыслами и смирением в сердце и услышать Хор Восточной Зари во всём его блеске и великолепии.
Христар, командующий цивирянами, растолкал товарищей,  выступил вперёд и прокричал:
- Я слышал девки  в хоре носят священные  одеяния и  радужные  ленты  в волосах! Для нас, пусть споют голыми!
- Правильно! – взорвалась единым криком толпа.
А Саглар со своего места завопил:
- Ленты могут оставить!
Над столами прокатился оглушительный раскатистый хохот. Реплика недавнего раба всем понравилась.
Глаза Талсарра превратились в две щели, наполненные яростью, он  нахмурился, бросил быстрый взгляд вправо – влево и, заприметив среди наёмников женщин,  крикнул:
- Такое представление пусть устраивают вам ваши шлюхи!
Христар грязно выругался  и бросился на амаррца, но ближайший викарий шагнул навстречу наёмнику и саданул ему в лоб  прикладом энерговинтовки. Наёмник упал. Цивиряне, что сидели за столами разом заорали и повскакивали со своих мест. Одни бросился к командиру, остальные бранились и сыпали угрозами.
  Талсарр с презрением сплюнул.  Бросив на стонущего Христара, мимолётный взгляд, он сделал знак сопровождавшему отряду уходить.  Когда амаррцы удалились, раненого усадили на табурет. Кровь остановили, голову перевязали. В течении всей процедуры Христар грозился отомстить, а окружавшие поддерживали его громкими выкриками. Особенно неистовствовал Илаир.
- Обязательно нужно отплатить ему! Я бы не стерпел такого, брат!
- Пойдём! – кричала ему в ухо Нисса и тянула к столу. – Ещё выпьем!   
Пиршество, не смотря на инцидент продолжалось.  Но с этой минуты в сердца наёмников медленно, но неотвратимо вползли страх и тревога.  Несмотря на свою многочисленность, они ощутили себя одинокими, особенно вблизи многомиллионного мегаполиса, который, словно нависал над ними, затаился и ждал подходящего мгновения, чтобы напасть.
   Многие  вспомнили  про Идониса Ардишапура.  Задавались вопросами, где он сейчас и почему покинул их? Может, он в сговоре с амаррцами? Ну, конечно в сговоре, сам-то он кто? Не станет ли Радонис ловушкой для Братства? Ведь и правда, для чего их всех сюда притащили?  Новых выплат всё нет и нет, а те жалкие гроши, что им перечислили сразу после эвакуации,  почти закончились. Всё чаще и чаще имя Идониса проклиналось. Многие готовы были  разорвать его на куски за то,  что он сейчас  не с ними.
  Вскоре от дальних столов, расположенных неподалёку от обрыва прилетели слухи, что несколько человек отравлены:  их безудержно рвёт и они бьются в конвульсиях. Кто-то начал объяснять, что дураки сожрали лишнего и перебрали со спиртным, но эта версия потонула в злобном рёве взбудораженной агрессивно настроенной толпы. Несколько сот человек устремились к кухням. Они принялись всё крушить, избивать поваров и рабов, в лампы-прожекторы полетели бутылки,  несколько человек мочились и испражнялись в парковые бассейны, предвкушая, какая утром будет реакция тех, кто следит здесь за порядком.
  Под яростными ударами развалилась покрытая золотым барельефом калитка, что отделяла парк от непосредственно дворцовой территории.   Разгорячённые, злые, источая перегар наёмники ввалились в сад с аккуратно подстриженной растительностью. Здесь вдоль дорожек, выложенных декоративной плиткой тянулись клумбы с пёстрыми цветами, повсюду разносилось сладко-медовое благоухание. На перекрёстках дорожек возвышались арки из перевитых стеблей и листьев, в воздухе кружились маленькие дроны-осветители, издавая тихую, чарующую мелодию. 
  В первое мгновение солдаты застыли, пораженные красотой и уютом сада, но затем подталкиваемые напирающей сзади толпой устремились вперёд. Они обрывали листья, бросали бутылки на дорожки, плевали,  сморкались и справляли нужду куда придётся. Одни клумбы были вытоптаны, с других наёмники целыми охапками сметали все цветы и дарили их своим пьяным, хохочущим подругам. После, все снова устремились в парк, где принялись пить, орать, драться и участвовать в оргиях.   
 Многие сидели за столами и пели, стараясь перекричать соседей, кто-то тянул к себе недопитую бутыль, кто-то искал вокруг себя бешеными пьяными глазами, чего бы ещё сожрать. Вопли, ругань, стоны избитых слуг и поваров, визг и плач женщин, которыми овладевали против их воли – всё смешалось в единый тяжелый и ужасающий гул, охвативший весь дворцовый парк от края до края.  На сотне наречий, в пьяном бреду солдаты требовали ещё выпивки, жрачки, денег и  женщин.
 Никто не заметил,  когда окна верхнего этажа резиденции Ардишапуров  внезапно осветилась. Затем, свет словно бы потёк, заструился по лестнице, что вела из здания в сад. Одна из позолоченных  дверей открылась. На пороге появилась девушка лет двадцати, облаченная в длиннополую мантию традиционной бело-коричневой амаррской расцветки. Чёрные волосы её были уложены в высокую прическу и пронизаны нитями из мелкого розового жемчуга. Стройную талию подчёркивал узкий золотистый пояс, маленькие ноги обуты в босоножки на небольших каблуках. Её сопровождали юноши – младшие  послушники храмов, идущие по лестнице в два ряда. Они носили короткие куртки с серебряным шитьем по центру, узкие чёрные  штаны и держали в руках штандарты с изображением  стального импланта руки – родовой герб  Ардишапуров. У некоторых были музыкальные синтезаторы в форме длинных спиралевидных морских раковин.   
   Наконец, вся процессия  спустилась в сад, миновала его и вышла через разбитую калитку в парк. Двое первых послушников, идущих по сторонам от девушки были вооружены шоковыми пиками.
  Глядя на девушку,  солдаты начали шептать, что это Алиффа – дочь Идониса Ардишапура. Никто из наёмников раньше не видел её. Но она, едва появившись,  тот час же поразила всех собравшихся. Её скромное, простое, элегантное одеяние, отсутствие косметики, естественная красота нежного лица, больших, лучистых глаз в которых не было ни страха, ни смятения перед столь огромной массой мужчин, стяжавших славу,  по большому счёту дурную, заставили всех примолкнуть и ждать, затаив дыхание. Она,  не была похожа на истинную амаррку,  ни цветом своих волос, очень чёрных и волнистых,   ни чуть смугловатой кожей, в то время, как высокородные женщины Империи славились нежной белизной своих тел. Ходили слухи, что мать Алиффы минматарка с Эзарры.  Идонис Ардишапур сильно рисковал своей репутацией, сделав такую женщину любовницей и разразился бы настоящий скандал, окажись Алиффа их дочерью.  Но так ли это никто не взялся бы утверждать со стопроцентной уверенностью. Ардишапуры ревностно берегли свои тайны.    
   Алиффа прошла к центру парка и там остановившись, заговорила на одном из общегалактических диалектов, понятных большинству окружающих. Голос у неё был приятен, чуть с грудным тембром и она особо не напрягалась, в то время, как слова ее разносились по всему парку и были слышны,  даже в самых отдаленных его уголках. 
 - Скажите, воины, чем вы недовольны? Разве мало было выделено для вас кухонь, обслуги и продуктов? Разве Планетарный Совет не распорядился выделить для вас удобное место?
Она стала говорить громче, щеки девушки зарделись.
- Может вы забыли где находитесь? Это дворец вашего командующего! Он столько сделал для вас! Все вы живы, только  благодаря ему! Но,  какова ваша благодарность? Что вы устроили здесь? Чем провинились перед вами слуги моего отца? Или быть может,  я в чём-то виновата? Ответьте мне,  воины?
Все молчали, неловко переминались на месте и ждали, что будет дальше. Алиффа, вдруг воодушевленно, слегка  нараспев произнесла:

- Разве Владетель ваш,  подобно Творцу Вселенскому не господин вам?
- Разве воля его для нас не благо?
- Дары и милость его примем с благодарностью
- И проклят будет не поцеловавший руки кормящей.
- Злой и завистливый не увидят света
- Гордец неблагодарный не пройдёт по дороге святости
- Но смиренный и кроткий познает высшую благость
- Раб, благодарный своему господину узнает Спасение
- Да восславим Владетеля – наместника  Творца!
- Отныне,  вера - щит наш, в верность господину смысл жизни нашей!

   Мало кто из собравшихся знал, что это отрывок из Священного Апокрифона Амарр. Но торжественные интонации,  с которыми девушка произносила слова Писания на многих произвели впечатление. Солдаты, кто стоя, кто сидя, слушали разинув рты  и вытягивая шеи.   
 Юноши, сопровождавшие Самиллу извлекали из своих инструментов протяжные торжественные аккорды.
  Набожность чистота и добродетельность пришедшей к ним девушки, её аристократичные манеры, но при этом всякое отсутствие высокомерия, умение держаться просто, но с достоинством потрясли наёмников до глубины души. Никто,  даже помыслить не мог оскорбить её,  или допустить в отношении Алиффы грязные помыслы. Она,  была женщиной необыкновенной, а в глазах многих представлялась едва ли не святой, сошедшей к ним – к грешникам из Сфер Творца, чтобы вразумить их, вложить в сердце каждого частичку света.   
  Но были,  среди собравшихся и  исключения. Освобожденный раб Саглар  слушая Алиффу, кривил губы в усмешке. Он то,  прекрасно знал, что скрыто за красивыми строками Писания. Да возлюбит раб своего господина. Да со смирением примет свою неволю. Амаррский Апокрифон имел целью не только поддерживать религиозные чувства имперцев, но прославлять их, как богоизбранную расу, а иным народам внушать  мысль о  покорности и смирении перед лицом Амарр.
  Вторым исключением был минматарец  Хантор из племени нефантаров – командир тридцать шестой  штурмовой дивизии. Он  следил за девушкой словно хищник, подстерегающий добычу.  Хантор явился на пир в легкой полимерной броне чёрного цвета с тёмно-фиолетовыми накладными пластинами на плечах и груди. На его широком поясе висело с десяток метательных ножей с узкими зазубренными лезвиями.  Хантор был смугл, черноглаз и наголо брит, только на макушке его остались волосы, собранные и завязанные в тонкий  конский хвост. Взгляды его, бросаемые на Алиффу, были полны вожделения и скрытой ненависти, поскольку он не забывал ни на мгновение, чья она дочь.
  Хантор относился к клану свободнорождённых минматар. Его родной мир Хьёрамолд демонстрировал лояльность Империи, как и весь Аматарский регион, но лично он не испытывал к амаррцам теплых чувств. Служил наёмником, как и тысячи его соплеменников, но лелеял мечту о подлинной власти для себя и своего клана.
  Дочь Идониса Ардишапура потрясла его, как и многих, вызвала в душе смятение чувств. Он ненавидел её, потому,  что она принадлежала к расе господ и хотел её, потому,  что был сражен её красотой. 
  По другую сторону стола застыл вендорец Илаир. Его откровенно восхищенный взгляд, направленный на Алиффу заставил, сидевшую рядом Ниссу нервно елозить и хмуриться. 
   Молодая амаррка между тем закончила цитировать строки из Писания.  Проходя  между столами,  она обращалась к солдатам на их наречиях.  И каждый,  кто слышал Алиффу находил в её голосе сладостный отголосок своей родины. Она просила всех успокоиться и найти мир в душе. Хватит насилия и крови, пора прекратить дикие выходки и отнестись с уважением к хозяевам Радониса, принявшим их. Наёмники взволнованно слушали, многие соглашались, ветераны, убеленные сединами и ставшие с годами сентиментальными не сдерживали благодарных слёз. И она, воодушевленная собственными речами и видя реакцию окружающих, находила для каждого слова поддержки, утешения или исполнения надежд. 
   Среди собравшихся Илаир выделялся и ростом и статью и невольно обращал на себя внимание. Алиффа приблизилась к нему,  тронула за плечо и попросила налить ей. Вендорец тот час подчинился. В поднесенный слугой чистый кубок полилась тёмно-рубиновая струя вина.  Нисса ещё больше нахмурилась и толкнула Илаира.
- Что ты делаешь?
- Отстань, - огрызнулся он.
- Она амаррка! Гони её прочь! – возмутилась темнокожая девушка.
- Замолчи, - он гневно сверкнул глазами. – Сядь и закрой рот.
Нисса громко презрительно фыркнула и отсела в сторону на два стула.
Алиффа наблюдала за короткой перепалкой с легкой улыбкой из под полуопущенных ресниц. Затем, приняла из руки Илаира кубок. Подняв его высоко вверх,  девушка воскликнула:
- Я пью за вас, воины! За вас защитники Империи! Да восславятся ваши имена и подвиги в веках!
Громоподобный восторженный рев прокатился по парку. Солдаты рукоплескали, одобрительно свистели и топали ногами, пока девушка не отрываясь,  глоток за глотком осушала кубок.
Коммандор Анрей, сидевший рядом с Илаиром хлопнул того по плечу и рассмеялся:
- Девчонка – огонь! Я бы,  сделал такой предложение!
- Так я,  может и сделаю! – воскликнул Илаир. – Чёрт! Вот только с духом соберусь! Прямо сейчас и сделаю…
Он не успел докончить фразу, как внезапно Хантор вскочил с места и, отцепив один из своих ножей метнул его в Илаира.  Вендорец, хоть и был пьян, но отработанная за долгие годы реакция не подвела его. Он схватил со стола пустой медный противень  и закрылся им, как щитом. Нож пронзительно звякнул и отлетел в сторону.
- Ты, что это делаешь, сука!
Илаир  швырнул противень в нефантарийца и потянулся за шок-пистолетом. Анрей перехватил его руку.
- Не надо! Хантор, просто пьян!   
- И что? Я должен спустить обиду?
- Убьешь его на пиру, случится скандал. Братство осудит тебя,  – покачал головой Анрей. – Лучше, завтра вызови его на поединок по всем правилам.
- Отлично! – рассмеялся Илаир, поводя вокруг бешеными глазами. Затем, он свирепо уставился на Хантора.
- Так и сделаю завтра. Но сегодня набью этому ублюдку морду!
И он, опрокинув стол, бросился на нефантарийца. Соплеменники Хантора – пять или шесть человек попытались задержать его. Кулак Илаира врезался в чей-то подбородок, колено в пах ещё одного противника. По плечу его вскользь полоснул кинжал.  Вендорец перехватил вооруженную руку за запястье и резко вывернул. Раздался хруст и пронзительный крик.
  Вокруг,  уже началась общая свалка. Хантор с минуту наблюдал и губы его изогнулись в презрительной усмешке. Затем, он просто развернулся и покинул парк ни сказав никому ни слова.
  Дерущихся постепенно растащили в стороны. Начали успокаивать, налили вина. Илаир озирался по сторонам в поисках обидчика, но Хантор исчез. Алиффа, тоже ушла. Следом тянулась её процессия. Девушка проследовала  в сад, поднялась про ступеням на третий этаж и дверь за ней закрылась. 
  Молодой вендорец   с минуту стоял, разинув рот и уставившись на закрытую дверь. Затем, он сделал пару нерешительных шагов в сторону сада и снова замер. К нему приблизился Анрей.
- Господин, что с тобой?
- Она ушла, - Илаир кивнул на закрытую позолоченную дверь.
- И что с того?
Илаир не ответил, но взгляд его, был красноречивее всяких слов.
- Ээээ, да брось, - рассмеялся Анрей. – Эта пташка слишком высоко для нас летает.
- Не ты ли посоветовал сделать ей предложение? – нахмурился Илаир.
- Так я пошутил, - Анрей пожал плечами. – Не в серьёз же ты думал…
- Перед ней нужно, наверное извиниться.
- Что?! – коммандор  опешил. – Почему?
- Ну… устроили перед ней чёрт знает что, - Илаир сокрушенно покачал головой, при этом он пытался,  хоть как-то сфокусировать взгляд. -  Некрасиво получилось…  Мы все, просто, как грязные животные.
- Перестань, - отмахнулся Анрей. – Что за блажь перед амаррской девкой извиняться! Ты, лучше Ниссу найди и перед ней извинись.
- Нисса? – Илаир,  как-то весь болезненно дёрнулся. – Я,  что сделал…
- Пока, только нагрубил.
- Хорошо, перед ней извинюсь, - неуверенно произнёс  Илаир  и  пошатнувшись, направился обратно к столам.
Анрей хотел помочь ему, но тут из тени кустов, словно призрак бесшумно появился Саглар. Он поддержал Илаира с другой стороны.
- Господин, позволь проводить тебя.
- Что тебе нужно? – грубо спросил вендорец.
- Ничего, господин, - заискивающе произнёс минматарец. -  Я благодарен тебе за свободу. Позволь, теперь  служить тебе.
- Мне не нужны слуги.
- Я могу быть полезен, очень полезен.
- Вон, то кресло, - Илаир кивнул в сторону свободного места.  Ранее занимавший его наёмник теперь храпел под столом.
Анрей и Саглар вдвоём усадили Илаира и шумно перевели дух. Вендорец,  был огромен и тяжёл. Дотащить такого куда-либо,  даже на короткое расстояние стоило немалых усилий.
- Кровь, господин, - минматарец заметил на левом плече Илаира проступившие через ткань куртки  тёмные пятна.
- Царапина, - отмахнулся вендорец.
- Я помогу.
И он принялся за перевязку. Илаир тем временем обшаривал мутным взглядом окрестности.
- Где Нисса? Куда, чёрт её дери,  она пропала?
Но никто не мог дать ему вразумительного ответа.  Все только слышали, как она  назвала Илаира скотиной и скрылась в неизвестном направлении.
  Молодой вендорец вдруг почувствовал страшную усталость и какую-то внутреннюю опустошенность, словно из души его откачали воздух и впустили внутрь вакуум. Перед внутренним его взором стояла Алиффа в своем белом одеянии, словно бы подсвеченным изнутри потоком золотого света. Но образ постепенно становился размытым и словно бы таял в окружающем мраке.
  Пир продолжался, но разгульность его и неистовство, накал страстей  начали стихать. Наёмников придавила какая-то невидимая тяжесть;  всеобщая усталость и отупление медленно расползались по парку, словно удушливый смог.   
  На западе,  на горизонте проступила полоса золотисто-розового света. Пробуждающаяся заря в своих лучах  открыл взору город: его многоэтажные дома, теснящиеся на зеленых холмах и стреловидные крыши,  пышно украшенные лестницы храмов, роскошные дворцы местной знати, окруженные прудами и парками, завитые спиралью башни административных корпусов, а вдали у моря набегал на рыжий песок невысокий вал из белой пены.
  Огней стало меньше, но прибавилось шума. Воздушные линии заполнялись транспортом, увеличился поток машин на автострадах, а издали протяжно и гулко прокатился над городом звук колокола под куполом главного собора, призывая амаррцев к утренней мессе. 
  Саглар  наклонился к самому уху Илаира и прошептал:
- Ты видишь всё это, господин?  Сколько здесь роскоши,  величия и богатств. И взять все это нетрудно, особенно людям решительным и сильным. Надменные амаррцы думают, что они здесь хозяева. Но ведь,  всё может измениться. Стоит только захотеть.
- На что ты намекаешь? – спросил Илаир,  поднимая со стола тяжелую, гудящую голову.
- Ты, только взгляни! Взгляни! – воскликнул Саглар, бросая по сторонам жадные взоры. - Вон там воздушная яхта, словно белая птица… А вон там у местного богача отдельный дом с наложницами… Это все могло бы стать нашим. Где твой дом, господин? Я слышал  дом Братства это кольцо из старых проржавевших кораблей. У тебя там одноместный модуль? Или тебе повезло и ты владеешь парой-тройкой модулей, соединенных в подобие жилища? Сколько смен одежды у тебя? Пьешь ли ты Вектазанский коньяк, стоимостью в сто тысяч кредитов за бутылку, сидя в собственной массажной грави-ванне?  Или ты думаешь всё это будет у тебя потом? Ты надеешься ветеранские выплаты позволят тебе жить не хуже местных господ?
Сколько ты отслужил? Сколько испытаний и лишений перенёс? Доволен ты своей наградой? Ну да, может ты и заслужишь несколько нагрудных побрякушек, а потом заложишь их какому-нибудь барыге, чтобы только купить себе хлеба.
  Но я думаю, такой человек, как ты, желает для себя иной судьбы. И твои товарищи, тоже.  И это,  очень даже возможно! Кто бы сейчас мог оказать сопротивление вам? Ни отца, ни сына Ардишапуров нет, как нет здесь и других их влиятельных родственников, чьё слово авторитетно.  Гарнизон Радониса слаб. Все силы Империя собирает для войны с явианцами. А вас много. Все отважные и опытные воины. Стоит только решиться и планета в ваших руках!
 - Ты безумен, - сказал Илаир, - Или пьян. Иди, проспись.
- Ты можешь не слушать меня, господин, - усмехнулся Саглар, яростно сверкнув глазами, - но послушают другие. Я донесу до всех свой призыв. Маленькая искра,  брошенная в сухую траву родит огненного дракона. Такой шанс, господин – не упусти его.
Сквозь хмельную дремоту слова минматарца звучали особенно нелепо, а призывы казались просто бредом. Но,  в глубине сознания,  все же,  что-то такое шевельнулось. Что-то,  похожее на робкую надежду в правдивости и истинности слов бывшего раба.


          *   *   * 


Империя Амарр
Регион Домаин
Созвездие Сосарир
Свободное пространство звёздной системы Дакба
Борт линкора «Меч Возмездия»


  Сигнал коммуникатора разбудил Ямиль Сарум в 3.45 по бортовому времени.  На линии был дежурный офицер связи. Он извинился и сообщил, что из Тронных миров пришло сообщение с пометкой красная молния. Ямиль встревожилась не на шутку.
- Сообщение переправь мне по закрытому каналу.
Через пару секунд перед глазами женщины развернулся экран в центре которого полыхали два соединенных полумесяца.
Знак Империи.
Внизу высвечивался код и приглашение на открытый диалог.
  Ямиль секунду поколебалась, затем подтвердила код и активировала связь. Экран распался, но тот час проекция возникла вновь.
  На неё смотрел император. Его лицо. Узкое,  бледное - облик аскета, тонкие губы, тонкий крючковатый нос, чёрные пронзительные глаза, сверкающие из под низко нависающих бровей. Левый глаз с недобрым прищуром.  Вокруг шеи императора блестели кольца-трубки. Жизнь Владыки Империи чей возраст составлял ни одну сотню лет поддерживалась кибер-имплантами и  системами био-стимуляции.
Ямиль прекрасно знала,  что означает такой взгляд Хейдерана. Император,  был недоволен.   
 Без всякого вступления и приветствия,  он спросил:
- Что вы с Фаддиром затеяли?
- Прошу прощения, мой император… Я не понимаю…
- Не прикидывайся дурой! – рявкнул Хейдеран. – Всё ты понимаешь! Я спрашиваю, почему вы разместили всю армию  наемников у Радониса? Разве не было предписания,  что их примут территории всех пяти Домов Империи? Также,  будут распределены и расходы.
- Мы обсуждали это на комиссии, - проглотив комок в горле,  с трудом произнесла Ямиль. – Сошлись на том, что раз Идонис командовал наёмными войсками, целесообразнее их будет разместить во владениях Ардишапуров. Наёмники доверяют им больше чем остальным.
- Ну да, конечно, - хмыкнул Хейдеран. – Мне известно, что лидеры Ардишапуров отсутствовали на заседании. А вы,  были только рады протолкнуть выгодное для себя решение. Остальные,  тоже хороши. Спихнули проблему: все довольны и рады.
- Мы уведомили Аркона, - заметила Ямиль. – Он в курсе, что наёмники будут на Радонисе.
- Только не уточнили сколько их будет, - усмехнулся император.
- Планетарный Совет знал точное число, - запротестовала Ямиль. – Они дали согласие.
- Ну, безусловно, - саркастически произнес Хейдеран. – Их уступчивость просто удивительна. Дай-ка,  угадаю: ты вела переговоры.  Фаддира не стали бы слушать. Но у тебя есть подходящая аргументация, чтобы убедить влиятельнейших членов Совета. Например,  Ягелора  Фирдаше и Бранса. Не так ли?  Они бы,  не рискнули огорчить тебя отказом.
- Мой император, я здесь не при чём! – воскликнула Ямиль и лицо её побледнело. -  Да, переговоры с Советом Радониса вела я, но лишь потому, что Фаддир слишком прямолинеен и неуступчив.
- Заканчивай этот цирк, - брови Хейдерана сошлись к переносице. - Я не первый год живу на свете, девочка и кое-что понимаю, уж поверь мне. Ваш замысел собрать наёмников в одном месте во владениях Ардишапуров попахивает саботажем.
- Что?!
Тонкие брови Ямиль Сарум поползли наверх.
- А как ещё я могу расценить ваши действия? Вы собрали огромную, плохо управляемую и вооруженную массу людей,  едва ли не в сердце Империи!
- Мы хотели,  как лучше. Мы думали,  так будет спокойнее…
- Спокойнее?! – вскричал император. – Ты в курсе, что происходит? О да! Конечно же в курсе! Ведь так и было задумано! 
- Не понимаю, мой император. Я, правда – не понимаю.
- Поступают жалобы! – закричал Хейдеран, прожигая собеседницу взглядом. -  Целый поток! Река жалоб  в имперскую канцелярию! Население Радониса очень недовольно и на грани бунта.
- Они должны потерпеть, - стараясь скрыть раздражение,  произнесла Ямиль. – Ради Империи.
- Потерпеть? – император, едва не задохнулся от ярости. – Вы устроили всё это чтобы подорвать власть и материальную базу Ардишапуров! Не рассказывай мне тут о терпении, маленькая подлая сучка! 
Ямиль ещё больше побледнела и холодный пот выступил у неё на лбу. Но,  она решила стоять на своём до конца. 
- Масштаб ущерба преувеличен, мой император. Наши недруги распространяют ложные слухи. Всё в пределах допустимых норм. Да, есть драки, изнасилования, немного грабежа… Как обычно, где расквартирована воинская часть. Радонису, просто  нужно потерпеть.
- Не лгать! – заорал Хейдеран. – В глаза мне смотришь и лжешь, сука! Недовольство достигло предела!  Это нельзя так оставить. В столь тяжкие времена мне нужна стабильность в Империи! Стабильность и единство!
- Но, мой император,  Ардишапуры сами подрывают основы порядка! - скривившись от ненависти, выкрикнула Ямиль. Её бесило, что Хейдеран открыто взял сторону политических врагов её Дома. – Где Аркон? Почему он не занимается делами своего Дома? Нет, наш святой предпочитает тратить  время на еретиков! А где сам Идонис? Почему он не со своими войсками?
- Молчать! – рявкнул Хейдеран. - Мне надоели ваши свары!  Отвечай, что с выплатами наемникам?
- Решаем, - резко и со злостью бросила Ямиль.
- Решайте быстрее. Держать меня в курсе. Наемников с Радониса убрать. Куда – решайте. Варианты согласовать со мной. – Император сделал паузу, потом с горькой усмешкой добавил: - И ещё, я знаю, что компенсации Ардишапурам от вас не дождаться, поэтому сделаем так: отныне все расходы по перебазированию и содержанию наемников возлагаются на Дом Сарумов.
- Что?! – Ямиль едва ли не взвизгнула. – Как это? Как такое возможно? Это… это…
- Это приказ! – отрезал император. – Мой приказ!
И Хейдеран  прервал связь.
Ямиль понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Её всю трясло от страха и  ярости. Она задыхалась от ненависти и к Ардишапурам и к императору.
  В прикроватной тумбочке было успокоительное. Ямиль включила музыку для релаксации и потратила ещё несколько минут на безмолвное и неподвижное сиденье на ложе. Наконец, словно очнувшись от транса, она поднялась и связалась по закрытому каналу с Фаддиром.   
Когда он прибыл в её покои, женщина,  уже оделась и все ему рассказала. Для пущего эффекта показала запись разговора с Хейдераном.
- Это всё очень плохо, - пробормотал Фаддир измеряя  покои нервными шагами. – Нам необходимо…просто необходимо оставить наемников на Радонисе.  Эту кость нельзя вынимать из глотки Ардишапуров.
- Ты,  словно ничего не видел, дядя и не слышал, - раздраженно бросила Ямиль. - Император однозначно велел вывезти их с Радониса и содержать нам.
- Ну,  это вообще! – вскричал Фаддир и едва не подавился от клокочущей в нём злости. – За наш счёт содержать наёмный сброд!  Как такое могло прийти императору в голову? Да он, совсем разума лишился?
- Потише, - шикнула Ямиль. – Не кричи об этом, иначе мы лишимся голов.
- Но это возмутительно! Взял и переложил все на нас!
- Нам придётся решать эту проблему, - уже тихо произнесла Ямиль. - Глупо отдавать деньги тупой солдатне.  От наёмников нужно избавиться, как я и предлагала раньше.
- Согласен. Но как?
- У меня есть план.
- Что ты задумала?
- Скоро узнаешь. Понадобятся люди, готовые  пожертвовать жизнью ради Империи. Хотя бы несколько сотен.
- Думаю, мне удастся собрать две-три тысячи догматиков, - задумчиво произнёс Фаддир. – Что нужно делать?
Ямиль встряхнула волосами и глаза её недобро сверкнули. Самообладание вернулось к ней.
 - Готовь сообщение наемникам. Скажи им,  что перебазирование  начнётся через трое радонийских суток. Движение по секретным  маршрутам.
- Они начнут спрашивать про деньги.
- Скажи, что выплаты  будут на новом месте. Все переводы,  уже осуществляются туда.





         Глава 4


     Империя Амарр
     Регион Домаин
     Созвездие Сосарир
     Звездная система Ардишапур Прайм
     Геостационарная орбита  Радониса

   
  Тысячи транспортников, мигая бортовыми огнями  поднимались с планеты и густым искрящимся роем двигались к Кольцу-базе. Уход наемников с Радониса широко освещался в средствах массовой информации. Все интер-галактические сетевые каналы, даже расположенные в других системах выдавали горячие  репортажи с места события.  Каких только разговоров на эту тему не велось, какие только слухи не распространялись. Конечно же обсуждали бесчинства наёмников,  и как водится масштабы их преступлений преувеличивали до невообразимых размеров. Рассказывали о каждодневных драках и поножовщине, о сотнях погибших в этих пьяных стычках, о  десятках тысяч изнасилованных женщин, о повальных грабежах и поджогах. Также,  было немало домыслов о том, куда теперь Генеральный штаб Империи направит это буйное воинство.  В эфире по всем информационным каналам шли жаркие дискуссии об эффективности таких вот наёмных войск, и нужны ли они вообще Империи.  Приводились цифры расходов на содержание войск  от самых ничтожных и смешных до нелепости, до просто фантастически огромных и также нелепых.
  Часть этих новостей наемники,  тоже слышали. Одни посмеивались и шутили по этому поводу,  другие пылали ненавистью к амаррцам за их лживость и высокомерие.
Несколько часов ушло на подготовку к вылету,  дожидались отставших по разным причинам, команды навигаторов  составляли карты маршрутов,  технические службы проводили последние проверки. 
  Кольцо-база разделилось.  На орбите началось грандиозное перестроение звездолётов в походный порядок. С  поверхности планеты в местах, где погода стояла ясная и безоблачная амаррцы могли наблюдать за этим. Многих охватил ужас  при виде десятков тысяч огней в небе. Численность кораблей наёмников неприятно поразила амаррцев. Жители начали осознавать какая мощь сейчас висит над их головами. Собственно амаррского флота в данный момент возле Радониса не было. Так, с десяток патрульных фрегатов. Эти силы, конечно же не остановят наёмника, вздумай они…
Но об этом люди, даже боялись шептать. Все отсчитывали последние часы, словно перед спасением жизни,  в ожидании, когда Братство покинет регион.
  Во главе походной колонны заняли места флагман «Каратель» и минматарский «Мститель». В арьергарде пристроились «Разгон» и «Дракон». Остальные корабли составили вокруг два широких пояса боевого охранения. В случае необходимости они могли сомкнуть свои силовые щиты в один огромный экран, защищающий почти весь флот Братства. Звездолёты гражданского назначения, базы, ремонтные модули – всё это разместили в центре. Отдельные модули, не имевшие варп-установок соединяли в секции и стыковали их с межзвёздными носителями. 
  Репортёры, что вели скрупулезный подсчёт сообщили, что флот Братства состоит из двух тысяч двухсот сорока боевых звездолётов разного класса и пятисот двадцати транспортно-грузовых модулей, где находились семьи наёмников, запасы, имущество и военное снаряжение.  Их сопровождали шестисот сорок три корабля  гражданского назначения. Таким образом,  флот наёмников составлял одну десятую от числа всех космических сил, имеющихся на данный момент в распоряжении Империи. Для сравнения,  два  года назад число кораблей Братства и Империи соотносилось один к пятидесяти.  Война с Федерацией Галленте самым ужасным образом подорвала силы Амарр, а потерю  Пятого флота в битве с явианцами,  без преувеличения можно  было назвать катастрофой.
  Многие амаррцы,  не в силах дожидаться на планете предстоящего события поднимались на орбиту в пассажирском транспорте, чтобы  воочию,  собственными  глазами наблюдать уход Братства.


            *   *   *

 
  На капитанском мостике «Карателя» командор Адамар нервно вышагивал перед панорамным экраном и ждал сообщения. Наконец, первый офицер связи доложил, что ожидаемые военно-транспортные челноки амаррцев прибыли.
- Сколько? – спросил Адамар.
- Две сотни.
- Разрешаю стыковку.
Верховный командор Братства тяжело вздохнул. Он не хотел принимать этих незваных гостей.  Но приказ исходил от Правительственной комиссии и был подтверждён Высшим адмиралом Мекотом Сарумом. Флот наёмников пока официально находился на службе Империи, следовательно приказы нужно исполнять.
   Вскоре на мостик поднялся высокий широкоплечий человек в традиционном бело-коричневом  амаррском мундире. Три тонкие чёрные ленты нашитые на груди слева и пересекающая их зеленая полоска  указывали, что прибывший из разведки и  имеет звание мастер-штурмана.   Он представился, произнеся слова резким зычным голосом человека,  привыкшим повелевать:
- Торангор из Дома Сарум.
Шагнув вперёд,  продемонстрировал  свой жетон-идентификатор.
- Рад приветствовать тебя и твоих людей, Торангор Сарум, - кивнул калдарианец. – Но мне не понятно, зачем ваше присутствие на флоте? Мне сообщили о вашем прибытии и уведомили, что должна соблюдаться секретность красного уровня.
- Я уполномочен задать флоту курс и сопровождать вас от исходной точки до пункта прибытия.
Торангор извлёк из нагрудного кармашка навигационную карту.
- Здесь вся информация, весь наш маршрут.
Адамар протянул руку, но тот час убрал её, увидев ухмылку мастер-коммандера.
- Нет, уважаемый коммандор, я лично проконтролирую инсталляцию маршрута и продолжу корректировку между варп-переходами.
- Что за вздор! – вскричал калдарианец.
- Таков приказ. Проводите меня в навигационный отсек. Всех ваших людей оттуда убрать. Дайте им отпуск на время маршрута.
- Кто же останется работать на постах?
- Я останусь, - произнёс Торангор. -  Моей квалификации вполне достаточно. К тому же у меня полностью готовая программа.
- Всё это очень странно, - покачал головой Адамар. – Отдать маршрут флота под полный контроль неизвестных… Но,  уж нет, я требую разъяснений.
- Что значит, неизвестных? – амаррец повысил голос. – Вы видите, какую службу Империи я представляю? Это вы, обязаны давать мне разъяснения, если понадобится.
- Прошу прощения… - смутился Адамар. – Я только хотел…
- Вам не о чем беспокоится, коммандор, - ровным и более мягким тоном произнёс амаррец, но чувствовалось, что он едва сдерживает раздражение. – В месте вашего нового базирования не ведётся боевых действий. Там вы получите жалование и все остальные выплаты, будет произведен ремонт ваших кораблей и доукомплектация.
- А что с ветеранами и вопросами гражданства? – взволнованно спросил Адамар.
- Решим на новом месте, - последовал лаконичный  ответ.
- Тоже самое нам обещали перед отправкой в Ардишапур-Прайм, - заметил калдарианец. – Теперь,  мы уходим отсюда, а решение вопроса так и не сдвинулось ни на йоту.
- Обстоятельства изменились, - невозмутимо ответил Торангор.  - Готовится масштабная военная операция сразу в трёх регионах. Поэтому такие меры безопасности. Мы не можем допустить утечки. Ваш флот будет  находится вблизи одного из оперативных секторов.   Командование планирует использовать флот Братства на втором этапе наступления. Это всё, что я могу сообщить. 
- Скажите, хотя бы, сколько времени понадобится на весь маршрут?
- Маршрут дальний, многоэтапный, - ответил мастер-коммандер, -  Порядка ста двадцати варп-переходов. Возможно, потребуется корректировка. Поэтому я здесь. Так, вы проводите меня в навигационный отсек, коммандор?
- Прошу за мной, - Адамар сделал приглашающий жест, по-прежнему испытывая в душе смесь досады, недоверия и смятения.
- Распорядитесь насчёт моих людей, - сказал Торангор, следуя за калдарианцем. – Их три тысячи. Они должны занять навигационные отсеки всех кораблей флота. Будут работать посменно.
- Это многим не понравится, - заметил Адамар. – Начнутся протесты. Не исключаю, что кто-нибудь отделиться от Братства. 
- Но вы, же Верховный коммандор!  - воскликнул амаррец. – Вашим приказам должны подчиняться. В конце концов, вы боевой флот или свора каких-нибудь налётчиков-мародёров с дикого фронтира?
- Я всё понял, - кивнул Адамар, стараясь не показывать, что сравнение с мародёрами его изрядно  задело. - Следуйте за мной в навигационный отсек.


    *    *    *


Регион Импасс
Созвездие 5J-SSP
Звёздная система TM-OP2
Открытое пространство за вторым астероидным поясом
 

  Флот Братства приближался к колоссальной диффузной туманности зеленоватые, сияющие  сгустки которой образовали прямо по курсу  облако ионизированного газа диаметром в пять с половиной килопарсек. Почти в центре облака под воздействием мощного звездного ветра образовалась спираль из плотных газовых потоков, которые текли сквозь пространство в сторону более тёмной области,  сильно смещенной от центра к периферии. Светимость звёзд в том секторе заметно уменьшалась, волокнистая структура, местами совершенно чёрная,  иногда шла рябью,  иногда  рождала слабые световые вспышки,  что указывало на магнитогидродинамическую неустойчивость.
   Никто на флоте толком не знал, куда их ведут амаррские навигаторы. Все объяснения свелись к «новая база» и «секретность высшего паритета».
   Время шло.  Варп-переходы следовали один за другим с разной периодичностью и имели разный временной промежуток. Иногда секунды, а порой затягивались на много часов.  Кто-то пытался просчитать маршрут, но всё свелось, лишь к догадкам и версий было, хоть отбавляй. Лень и праздность расползлись по кораблям и экипажам, словно чума. Солдаты и члены экипажа толкались в барах, где пили и попусту мололи языками. Складывалось такое ощущение, что пир во владениях Ардишапуров вовсе не был закончен, а лишь переместился на флот. 
   Поначалу, те, кто вёл наблюдение посредством собственных оптических приборов и устройств, или же обозревал открывающиеся панорамы на проекционных экранах,   узнавали миры, которые посещал флот. Иногда между варп-переходами проходило достаточно времени, чтобы сориентироваться. Станции  и фермы на планетоидах, промышленные комплексы,  судостроительные верфи, орбитальные города служили отличными ориентирами. Но со временем, маршрут начал отклоняться от узнаваемых и населенных систем. Флот углублялся в зону переходящих друг в друга отражательных туманностей и плотных газово-пылевых скоплений с неустойчивой грави-магнитной структурой. По кораблям ходили слухи, что навигаторы привели флот близко к пространству W-space – неисследованным территориям. Многих это начало тревожить, особенно когда стали исчезать маркеры-маяки на границах систем, стихать переговоры в эфире, давать сбои каналы FLd-коммуникаций. Это начало происходить после восемьдесят четвёртого варп-перехода. После девяностого в окружающем эфире наступила полная тишина.
   Амаррским офицерам начали задавать вопросы. Ответы были, как правило стандартные: «флот ушёл с населенных территорий и в соответствие с установленной секретностью движется к новой базе. Волноваться не о чем,  всё так и  спланировано».
  Но,  незнакомые рисунки звезд на фоне тёмных безмолвных пространств, затянувшиеся отпуска флотских навигаторов заставляли наемников всё больше нервничать. Один из последних варп-переходов затянулся на сто пятьдесят часов бортового времени. Люди, уже стали бояться не угодили ли они в какую-нибудь аномалию из которой нет выхода. В каютах, кубриках и барах стали всё чаще собираться компании солдат, а порой и офицеров, которые о чём-то шептались и недобро поглядывали на амаррцев при встрече.
  Люди склонные к оптимизму и привыкшие всецело доверять командованию говорили, что стоит набраться терпения. Если операция секретная, не удивительно, что переброска заняла столько времени и проводится вблизи неисследованных территорий. Но нашлись смельчаки, утверждавшие, что амаррцы затеяли какую-то пакость.
   Среди таких,  был минматарец Салгар.  В числе ещё десятка освобожденных рабов он удачно прибился к наёмникам во время их ухода с Радониса. Местные службы правопорядка знали о нападении на тюремную стражу и что определенное число заключенных освободились. Но никто не решился досматривать транспорт и звездолёты Братства.
  Саглар держался поближе к Илаиру, всячески лебезил перед ним, старался во всём прислуживать. Вендорец выделил ему одну из комнатушек в своём жилом модуле, но вскоре пожалел об этом: бывший раб постоянно крутится рядом, донимал разговорами, приторным до тошноты подхалимством. Это отвлекало, мешало восстановлению разлаженных отношений с Ниссой. Тогда, Илаир договорился с Атаксом, занимающимся хозяйственными вопросами на флоте и Саглару выделили отдельный жилой модуль – бывшую техническую секцию по ремонту дронов. По соседству с ним жил долгарец Барт – ветеран, пьянчуга, авантюрист, сменивший за свою жизнь десятки профессий. Они быстро поладили и стали неразлучными друзьями. 
  Пристрастившись к выпивке, благодаря своему товарищу, минматарец стал завсегдатаем баров, часто перемещался с одного корабля на другой. Подсаживаясь, то к солдатам, то к младшим офицерам, он вёл с ними долгие беседы, рассказывал им о подлостях и несправедливости амаррцев, о вероломстве имперских властей,  и тот час принимался восхвалять наёмников, их отвагу, их военные подвиги. Он часами мог рассуждать о том, как подло и несправедливо с ними поступают, как их недооценивают и обманывают.  Все свои речи он сопровождал эмоциональной жестикуляцией. Его непринуждённость, гибкий ум, общительность вскоре сделали его весьма популярной личностью на флоте. Сложно было найти человека, который бы не знал,  или хотя бы не слышал о Сагларе.
  Вскоре, к его речам стал прислушиваться и более старший офицерский состав. Однажды, у него,  даже состоялся разговор в изолированной кабинке бара с Адамаром и ЛиМэй. Оба коммандора после этого ушли из заведения задумчивые и встревоженные.


       *   *   *
 
   
  Мелкий, незначительный инцидент, случился на борту крейсера «Яростного». Кто бы,  тогда мог подумать, к чему всё это приведёт.
  Саглар два часа провёл в корабельном баре в шумной компании солдат и успел прилично набраться.  Выйдя, наконец из бара, где веселье продолжалось, он двинулся на непослушных ногах по центральному коридору третьей палубы. Минматарец собирался отправиться на крейсер «Рэдистор», где у него была запланирована встреча с группой ни-куннианцев. Нужно было только добраться до транспортного отсека, откуда стартовали «скайросы» и  дождаться  паузы между варп-переходами. Если таковые  случались от получаса или дольше по всему флоту шло оповещение и тогда люди, кому было необходимо,  перемещались с корабля на корабль.
  Саглар шёл, пошатываясь, больше озабоченный тем, чтобы смотреть себе под ноги, а не вперёд. Внезапно чья-то тень упала на его лицо, а в следующую секунду он столкнулся с амаррским офицером в звании обер-лейта из числа тех, что заняли навигационные отсеки. Этот, видимо возвращался со смены, или напротив готовился заступать, потому и оказался в коридоре.
- Ты,  скотина,  смотри куда прешь! – вскричал имперец и резко толкнул Саглара.
Бывший раб больно приложился спиной о стену, но на ногах устоял.
- Сука!
Разъярённый минматарец бросился на офицера. Тот, по-видимому не ожидал такой дерзости и пропустил удар. Кулак Саглара вскользь задел левую скулу амаррца.  Офицер отшатнулся, но мгновение спустя нанёс напавшему удар ногой в пах. Саглар захрипел и схватившись за низ живота упал на колени. Амаррец схватил его за коротко стриженную  макушку и отогнул голову назад.
- Ты, кто такой, ублюдок? Ты,  хоть понимаешь на кого поднял руку?
Саглар, кривясь от боли выдавил:
- Пошёл ты, мразь.
Он получил резкий удар по лицу.
- Я научу тебя учтивости, минматарская собака! 
Ещё один удар и из обеих ноздрей Саглара брызнула кровь.
Минматарец вцепился обеими руками в руку противника, удерживавшую его голову и резким движением смог избавиться от захвата. Затем, он ринулся вперёд, намереваясь врезаться головой имперцу в живот. Ему это удалось и амаррец упал на спину.
  Рыча и сыпля ругательствами,  они сцепились и покатились по полу. Саглар всегда носил с собой нож. Он смог вытащить его и использовал.   Вот только,  координация опять подвела  минматарца. Удар вышел скользящий,  лезвие застряло в плотной ткани мундира чуть ниже левого плеча. Желая высвободить его, бывший раб резко потянул вниз и  распорол  рукав мундира от плеча до локтя. В следующую секунду взору его открылась татуировка на руке амаррца: красный дракон в чёрном круге. Саглар остолбенел. Амаррец воспользовался заминкой, повалил противника на пол лицом вниз, руку с ножом вывернул за спину. Минматарец взвыл от боли.
  Коридор, между тем наполнился криками и топотом. К месту драки спешил патруль, следящий за порядком на корабле и на данной палубе.
- Прекратить! – заорал дежурный офицер в звании вилумира и направил в сторону дерущихся шок-жезл.
Амаррец поднялся и поправив разорванный рукав,  гневно спросил:
- Ты старший?
Вилумир кивнул.
- Этот мерзавец напал на меня.
Имперец ткнул носком ботинка в правый бок стонущего минматарца.
- Поднимите его, - приказал вилумир.
Бывшие с ним двое патрульных подхватили Саглара и заставили его принять вертикальное положение. Увидев перемазанное кровью лицо,  вилумир слегка растерялся.
- Ты?
- Что, знаком? – поддался вперёд амаррец.
- Ну, как…, - командир патруля замялся.
- Звание? Из какой части? – глаза имперца сверкали яростью. Он вплотную подступил к Саглару. – Нападение на офицера при исполнении! Ты соображаешь, свинья, что это военный трибунал?
- Он не из боевых частей, - сказал вилумир. – Гражданский. Из обслуги.
Физиономия амаррца исказилось от досады, но всё же, не снижая яростного тона, он произнёс:
- Тогда, суд общей юрисдикции.
Он повернулся к вилумиру:
- Требую, чтобы об инциденте немедленно доложили командующему этого корабля. Что у вас предписано в таких случаях?
- Арест.
- Отлично. До судебного разбирательства пусть посидит под замком. И ещё, все данные об этом типе должны быть направлены мне сегодня же. Кто? Откуда? Как оказался на флоте?
- Мы подготовим и вышлем вам, - кивнул вилумир.
- Я буду ждать, - произнёс амаррец с угрожающей интонацией. – Если к исходу бортовых суток информация не поступит, я доведу это до вашего руководства. Возможно, обращусь к Верховному Коммандору. Будет серьёзный скандал. Ясно?
- Ясно, господин обер-лейт, - командир патруля взял под козырёк.
Ни на кого больше не глядя, оправляя болтающийся рукав и бормоча проклятия сквозь зубы,  амаррец направился своей дорогой. Проводив его недобрым взглядом и подобрав с пола нож,   вилумир повернулся к Саглару.
- Ты, что тут устроил, мать твою?
Вопрос вилумира с трудом дошёл до восприятия минматарца. Все его мысли были заняты татуировкой, увиденной им на руке имперца. Красный дракон, чёрный круг!
Саглар почти протрезвел. В его сердце начал вползать ужас. Он знал, что это за символ. Знал, кто и в каких случаях наносит такую татуировку.
- Мы в опасности, - пробормотал он, шмыгнув разбитым носом.  – Они здесь… здесь…
- Что ты несёшь, придурок пьяный! – вскричал вилумир.
Минматарец не ответил, лишь уставился на командира патруля дикими ошалелыми глазами.
- Так, ладно, умыть его и закрыть на два часа, - приказал вилумир своим людям.
Патрульные сцепили Саглару руки за спиной наручниками и повели бывшего раба по коридору в сторону противоположную той, куда ушёл амаррец.
 

       *   *   *

 
  Сидя за столом Илаир ложку за ложкой опустошал тарелку с густой горячей похлёбкой. Как всегда, было вкусно, но ел вендорец без аппетита. Между ним и Ниссой пробежала чёрная кошка и они не обмолвились ни словом после того злосчастного пира в парке Ардишапуров.
Нисса по-прежнему готовила, убирала, следила за порядком, но при этом, всем своим видом демонстрировала величайшую, просто вселенскую обиду. И спали они теперь, тоже раздельно. Это становилось невыносимым. Иногда,  Илаир хотел напомнить этой взбалмошной сучке, кто он.  И кто - она. И чей здесь, вообще дом. Что-то не нравится, мать твою? Так убирайся, ищи себе другое место!
  Но всякий раз,  что-то останавливало вендорца и душу начинало грызть отвратительное чувство вины.  Хотя, чем собственно он провинился? Грубо ответил Ниссе?  Велел ей заткнуться? Нет, вряд ли это. Подругам наёмников не привыкать к грубости. Они и сами остры на язык и не блещут изысканными манерами благородных девиц.
  Дело, наверное в другом. Илаир, тогда неслабо набрался и  не особенно помнил, как всё происходило. Но,  всё же в памяти запечатлелся образ красивой юной девушки, пришедшей из дворца Ардишапуров  к столам наёмников. Её облик, её голос очаровали всех. Илаиру потом сказали, что это была Алиффа - дочь Идониса Ардишапура и за неё, он даже сцепился с Хантором из племени нефантар. Вот отчего взбесилась Нисса. Другая баба привлекла внимание Илаира, да ещё амаррка! 
  Повод для обиды весьма надуманный, как считал вендорец. Но,  ведь у баб,  там в голове всё по-другому устроено. То, что тебе кажется пустяком – пролетело мимо и забыл, для них может превратиться в значение со множеством восклицательных знаков. Как бы там ни было, виноват он или нет, первый шаг к примирению придётся делать ему. Только подойти к этому надо тактически, как к боевой задаче.
  Илаир опустошил тарелку, отложил в сторону ложку и, собравшись с духом,  позвал:
- Нисса!
Она не откликнулась, но повернулась к нему. Взгляд спокойный, холодный и выжидающий.  Как же,  она,  всё-таки хороша, чертовка!
Чёрные волосы с легкой небрежностью ниспадают на плечи, глаза, как глубокая бархатная ночь, кофейного оттенка кожа, правильный овал лица и безумно сексапильные полные губы.  Чёрные лосины подчёркивают стройность её длинных ног и крутизну спелых бёдер, голый животик плоский, крепкий,  а тёмно-малиновый топик, кажется едва удерживает роскошные тугие груди.
  Немалых трудов стоило Илаиру, чтобы стряхнуть с себя наваждение и, не поддавшись соблазну не проявить слабину в разговоре. Такую сноровистую кобылку нужно объездить.  Или,  она начнёт ездить на нём, вот только он при этом будет ослом.
- Послушай, Нисса, - начал он решительно и с твёрдой интонацией, - я вижу,  ты чем-то не довольна. Может, пояснишь?
- А сам ты не догадываешься? – хмыкнула она.
- У меня нет времени на загадки, - нахмурился Илаир и резким движением отодвинул в сторону пустую тарелку. Поблагодарить, даже не потрудился. Не та ситуация. – Я хочу знать, что у нас не так. Или,  ты рассказываешь,  или…
-  И что ты сделаешь? – дерзко бросила она.   
Замерла в ожидании его реакции. Ждёт вспышки гнева, напоминания о том, что только благодаря ему,  она,  теперь свободна. И это можно бросить ему в лицо, как упрёк, что свобода, подаренная ей, только мнимая и он – Илаир, по сути такой же хозяин, как амаррский рабовладелец.  Раз так, он властен делать, что хочет. Она же -  рабыня и потому примет любой приказ. Он,  конечно, тот час начнёт оправдываться, мол всё не так. Он, никакой ей не хозяин. И она – не рабыня. Он сожалеет, что огорчил её и бла-бла-бла. Такое, уже случалось. Прямой путь к поражению.
Но, вот  хрен тебе! Не дождёшься. 
- Вот, что, Нисса, я тебе скажу, - начал Илаир тоном спокойным и уверенным.  -  Как свободная женщина, ты вправе уйти, если жить со мной для тебя невыносимо. Я не стану тебя удерживать, не стану ни в чём препятствовать.  Все свои вещи, в том числе подаренные мной  можешь забрать.  Более того, ты имеешь право подать на меня жалобу в комиссию Братства  по  семейным спорам. Если будет доказано, что я обижал тебя,  или как-то унизил, растоптал твоё достоинство, я готов понести наказание. Обычно,  это штраф. Семейных официально разводят.
  В глазах девушки промелькнула тревога. Илаир теперь знал, куда бить. Нисса ещё не «встала на ноги», не обрела самодостаточности, чтобы решиться бросить его. Где-то в подсознании, она ещё рабыня и боится принимать самостоятельные решения. А может, она и не хочет этого?  Илаир очень  надеялся на это.
- Подожди! – воскликнула она. – Чего сразу завёлся? Я могу сказать, что не так. Готов услышать?
- Выкладывай, - кивнул он.
Нисса явно колебалась и нервно кусала губы. Потому что, выкладывать собственно и нечего было.  Илаир не сомневался: она не станет попрекать его проявленным вниманием к другой женщине. Тем более,  та сама выбрала его среди пирующих. Это ведь не измена. Он не давал никаких поводов для подобных упрёков. Было бы слишком глупо акцентировать на этом внимание. Нисса не была дуррой, она всё  понимала.  Совсем неприглядно выглядеть ревнивой тупой истеричкой. Но,  что-то сказать, было нужно. И она выдала:
- Ты,  был груб со мной. Велел заткнуться. И потом, даже не извинился.
- Я сожалею, что всё так вышло, - произнёс Илаир тоном, в котором не было и намёка на личное извинение перед ней. – Но,  ты встряла не в своё дело. Ты требовала, чтобы я оскорбил дочь  Идониса Ардишапура – человека, которому наше Братство многим обязано. Обстановка на пиру в тот момент была слишком разогретой. Или, по-твоему, я должен был подлить ещё масла в огонь? Что,  тогда бы случилось? Не забывай, мы находились,  едва ли не в сердце Империи. К чему могло привести обострение конфликта? Только представь.
Нисса смотрела на него широко открытыми глазами полными изумления. Вот так поворот.
- Прости, - выдавила она. – Я,  как-то не подумала, про это. Моя ненависть к амаррам,  иногда,  просто затмевает мой разум.
- Довольно об этом, - неожиданно мягко,  с улыбкой произнёс Илаир и приблизился к девушке. Взял её руки в свои. -  Предлагаю забыть о случившемся. Не стоит отравлять друг другу жизнь мелкими обидами. В конце концов, сейчас мы вместе.
- Да, ты прав, - кивнула Нисса и робко взглянула на него. Лёд исчез из её взгляда. Некоторое напряжение ещё осталось, но мягкость и теплота, уже возвращались к девушке.
- Давай, выпьем, - предложил вендорец, направляясь к мини-бару. – Не против пропустить по стаканчику?
- Совсем не против, - улыбнулась Нисса.
Пока он откупоривал бутылку и разливал вино по пластиковым бокалам, стилизованным  под хрусталь, минматарка подошла сзади и обняла его, прижалась всем своим горячим трепетным телом.  Илаир не знал насколько сейчас она искренна и не таит ли больше обиды. Не слишком ли быстро случился переход от злости к нежности? А может, лучше не думать об этом? Ему, просто нравилось, то,  что она делает, как нежно мурлыкает, как упругие груди её прижимаются к его спине. Затем,  всё стало ещё волнительнее:  рука Ниссы  добралась до его паха. Какой,  теперь  к чёрту анализ её поступков?
-  После вина, - зашептала она с придыханием, - я рассчитываю на продолжение интересного вечера.
- Непременно, - откликнулся он, ощущая, как плоть его откликается на ласки, а в душе нарастает теплая волна счастья. 


        *   *   *   


- Ну что, пришёл в себя? - Вилумир отошёл в сторону, освобождая выход из изолятора. - Давай, выползай живее.
- Он начал конфликт, - глухо произнёс минматарец выходя из тесного замкнутого помещения для временного содержания всякого рода дебоширов и прочих нарушителей.  – Амаррец оскорбил меня… кусок дерьма. 
- И что,  с того? Надо быть полным идиотом, чтобы напасть на офицера!
- Он для меня, всего лишь очередная амаррская падаль! – выкрикнул Саглар, сжимая кулаки.
- Так, ладно, захлопни пасть, - поморщился вилумир. – Доставил ты нам проблем, чёрт тебя подери.
- Незачем было меня вообще запирать, Васкар, - проворчал минматарец принимая из рук вилумира свою изгвазданную мятую куртку. – Тебя ведь Васкар звать? Я знаю тебя. И ты меня знаешь…
-  Правила, есть правила, - покачал головой вилумир. – Пара часиков, чтобы освежить дурную голову ещё никому не помешали.  А теперь, вали с корабля, ладно. Пусть имперец тебя в другом месте ищет.
Саглар заметно оживился. Затем, озабоченно спросил:
- А ты,  как же?
- А что я?
- Ну, ты же слышал, этот напыщенный хрен решил, что я под арестом сидеть до суда буду и потребовал обо мне всю информацию.
- Я ничего нарушать не собираюсь, - усмехнулся Васкар. – По правилам, в случае, если в драке никто серьёзно не пострадал и обошлось без участия офицера,  срок задержания виновных от двух до шести часов. Потом, задержанных отпускаем.
- Но этот амаррец - офицер, - заметил Саглар.
- Офицер, - кивнул Васкар. – Только к нашему флоту и к этому кораблю он не предписан. Со всеми жалобами пусть обращается к Верховному коммандору.
- А как насчёт информации обо мне?
- Так предоставим, всё что есть, - рассмеялся вилумир. – А что у нас есть? Кроме твоего имени – ничего. Да и имя может быть вымышленным. Но,  мой тебе совет: заныкайся куда-нибудь и посиди тихо денька три-четыре. Этот амаррский говнюк может потребовать устроить поиск по всему флоту. Но не думаю, что Верховный пойдёт на это.  Не тот случай, раз обошлось без убийств.
- Хорошо, - кивнул Саглар. – Только,  нож мне верни.
- Ещё чего, - хмыкнул Васкар. – Я его в утилизатор отправил. Всё, хватит трепаться. Сваливай отсюда.
Саглар не заставил просить себя дважды. Во время следующей паузы между варп-переходами он отправился на модуль-платформу № 32 где была его комнатушка. Татуировка, что он видел на руке амаррца не давала ему покоя. Он всё время думал о ней в изоляторе и продолжал думать сейчас. Первым порывом минматарца было всем и каждому рассказать о татуировке, но ещё будучи под арестом, он хорошенько поразмыслил и пришёл к выводу, что не стоит спешить. Точнее спешить нужно, но действовать лучше по-другому, не прямолинейно, иначе ему никто не поверит. Более того, друзья, скорее всего посмеются над ним, учитывая его репутацию выпивохи, а враги раньше времени насторожатся и предпримут против него меры.
Саглар решил поделиться тревогами и подозрениями, пока, только с одним человеком. 
  Ненадолго забежав к себе, минматарец одел другую куртку и поспешил к своему соседу Барту.
  Долгарца он застал в его комнате, присосавшимся к бутылке пива,  и сидящим в одних трусах перед проекционным экраном на котором демонстрировалась запись каких-то спортивных состязаний.
  Когда-то,  Барт был крепким мужиком, любителем не только выпить, но и подраться. Одним ударом он сшибал с ног любого противника. Но годы скитаний, испытаний, а в последнее время чрезмерная выпивка изрядно пошатнули его здоровье. Долгарец похудел, весь как-то высох, сгорбился. Его левая рука, в которую он был ранен два раза, теперь  плохо слушалась. Левый глаз почти не видел, а на правую ногу он с каждым годом всё сильнее прихрамывал. Бритый череп Барта, обтянутый желтоватой кожей  с пигментными пятнами покрывали старые зарубцевавшиеся шрамы. Их у ветерана было немало. Обильная пепельно-седая щетина контрастировала с его смуглой физиономией.
- О! Привет! – хрипло вскричал долгарец при виде друга. – Где тебя носило столько времени? Хочешь пивка, возьми…
Тут, он едва не поперхнулся, разглядев распухшую, местами в кровоподтеках физиономию Саглара.
- Эк… тебя разукрасили! Кто это сделал?
- Пустяки, - отмахнулся минматарец. – Послушай, лучше, что я видел.
И он рассказал ему о своей стычке с амаррским офицером, рассказал о татуировке и своих выводах.
  Барт после этого с минуту молчал, уставившись на полупустую бутылку в своей руке. Затем, посмотрев на Саглара,  спросил:
- Ты, точно не ошибся? Кровавый дракон и черный круг именно это и означают?
- Я был рабом при  амаррских храмах, - горячо заговорил минматарец. – Всякого насмотрелся, много чего узнал. Говорю, тебе, это был никакой не офицер. Я видел ревнителя из Ордена Догматиков. И такие татуировки они себе наносят только раз и только в одном случае.
- Когда готовятся к смерти, - кивнул Барт. – Я понял тебя. И я тебе верю. Но если ты хочешь, чтобы тебе поверили другие, нужны доказательства.
- Информацию о догматиках Империи и их сакральных символах в Инфо-сети не найти, - покачал головой минматарец. – Это таинства за раскрытие которых любого ждёт смерть.
- Хорошо, пусть так, - снова кивнул ветеран. -  Но давай подумаем, зачем на наш флот пробрался ревнитель? Что он собирается сделать? Корабль взорвать? Два, три корабля? Пусть, даже так. Что даст ему,  или тем, кто отправил его гибель нескольких наших кораблей?
Саглар не ответил и словно впал в ступор. Ужасная догадка потрясла его. Несколько секунд спустя, глядя на друга расширившимися от страха глазами, он спросил:
- А ты знаешь, сколько амаррцев у нас на флоте?
- Я слышал около трёх тысяч.
- И они заняли навигационные отсеки всех наших кораблей!
Теперь бледность разлилась и по лицу Барта.
- Ты хочешь сказать…
- Вот именно! Какие два-три корабля! Они хотят уничтожить весь флот Братства!
- Подожди! – пробормотал ошеломленный долгарец. – Как,  такое может быть? Ты думаешь, все три тысячи амаррцев это ревнители-догматики?
- Я не знаю! Но не исключаю этого!
- Нет-нет, что-то здесь не так, - покачал головой Барт.  - Допустим, у нас три тысячи фанатиков, готовых убить себя и вместе с собой наш флот. Но почему, тогда навигаторы? Не проще было бы пробраться к нам под видом техников,  тех кто работает с варп-установками или, скажем  реакторными блоками?
- Как раз сложно, - заметил Саглар. – Их пришлось бы,  как-то приписывать к флоту. И они не могли бы принадлежать к старшему офицерскому составу.
- М-да…  и не могли бы тут распоряжаться, - добавил долгарец. – Другое дело амаррские офицеры – навигаторы.  Под грифом военной секретности взяли маршрут под контроль и… Нет, будь я проклят, взрывать корабли – это,  как-то слишком банально.
- Тогда, что?
- Да, откуда я знаю? Нам,  даже неизвестно, все ли три тысячи амаррцев - ревнители.
- И как узнать? – Саглар криво усмехнулся. – У всех рукава поотрывать?
Барт поднялся с места и принялся нервно расхаживать туда-сюда. Он,  что-то обдумывал, даже отставил в сторону недопитую бутылку. Вот, пару минут спустя, взглянув на минматарца, он сказал:
- Всем отрывать рукава не нужно. Достаточно узнать куда эти черти ведут наш флот. Какой из кораблей к нам ближе?
- Крейсер «Гастат». Он,  как раз следует за нашей платформой.
- Хорошо. Там должен быть, по крайней мере один амаррец в навигаторской. Слушай, вот что мы сделаем…



           *   *   *
   
Регион Омист
Созвездие 5ZOY-S
W-space – зона гравитационной нестабильности
неисследованное пространство периферии  M9-FIB -Y90-C9 - RI-JD1


  Крейсер «Гастат» 18.55 бортового времени. Перед входом в отсек навигации появился Саглар с недопитой бутылкой дешевого виски в руке.   Куртка на нём была грязная и местами порванная, физиономия распухшая, глаза дикие, взгляд не сфокусированный.
- Сука амаррская! – заорал минматарец. – Мать твою!
Он сильно пошатнулся и просто каким-то чудом устоял на ногах.
Двое охранников: плотный невысокий калдарианин и широкоплечий, джи-мей, стоявшие на карауле по сторонам двери  переглянулись и неуверенно двинулись навстречу незваному гостю. При виде них Саглар ухмыльнулся и широко расставив руки, двинулся на встречу.
- Опа! Ребятки, а я вас знаю!
- Что тебе нужно? – нахмурившись, спросил калдарианин.
- Мне нужен ублюдок! – Саглар снова пошатнулся и указал рукой на закрытую стальную дверь навигационной. – Он,  мне нужен!
- Давай-ка, двигай отсюда, - произнёс джи-мей и слегка толкнул минматарца рукой, не давая ему ступить дальше ни шагу.
- Это чё! Ты чё, мать твою! – Саглар вытаращился на караульного. – Ру… руками… не размахи… хивай… С дороги!
- Сюда нельзя! – повысил голос калдарианин и тоже принялся отталкивать пьянчугу. – Вали отсюда, и проспись.
- Да вы чё, парни! – минматарец переводил ошалелый взгляд с одного на другого. – Это же я! Я!
- Мы знаем, кто ты, - сказал калдарианец. – Но сегодня,  ты не в себе. Уходи.
- Да я не уйду! – пронзительно заорал Саглар. – Там эта сука у нас… у вас… сидит. Амаррская сука! Выходи, трусливая тварь!
Шум начал привлекать проходивших мимо по коридору. Люди останавливались и живо обсуждали происходящее.
Саглар и вправду был пьян,  но не настолько, как демонстрировал своим поведением. Его цель – выманить амаррца из навигационного отсека в коридор. Имперец, наверняка сейчас видит,  что происходит за дверью через камеры наружного наблюдения и, конечно же звуковые сенсоры передают ему весь накал минматарской ненависти.
- Давай, трусливый ублюдок! Выходи! Ты ведь знаешь, что я здесь!
Саглар снова бросился к двери и был, уже более жестко остановлен караульными. Калдарианин резко толкнул его, отцепил от пояса шок-жезл  и крикнул:
- Назад! Ещё шаг и я использую это!
Дверь навигационного отсека  с тихим шипением утонула в боковой стене. Амаррец вышел. Он был высок, широкоплеч,  в звании старшего обер-лейта. Брови сдвинуты к переносице, взгляд полон ярости, пока ещё сдерживаемой, но плотина этой сдержанности, была готова рухнуть в любую секунду.
- Что здесь происходит? – обратился амаррец к джи-мею.
Тот взял под козырёк, после чего ответил:
- Ничего серьёзного, господин. Просто пьяный болван. Мы разберёмся.
- Аааа… вылезла курва! – заорал Саглар, снова бросаясь вперёд. – Сейчас гнида амаррская, я начищу твоё рыло!
Калдарианин перехватил агрессора и прижал к стене.
- Заткнись, идиот!
- А ты говоришь, ничего серьёзного? – возмутился амаррец, бросая свирепый взгляд в сторону второго караульного.  – В мой адрес поток  оскорблений. Он оскорбляет офицера!
- Мы уберём его отсюда, сей час же, - заверил джи-мей.
- Кто этот минматарец? – прищурившись, спросил имперец. – Из какого подразделения? К какому звездолёту предписан?
- Он не из наших, - ответил караульный. – Я имею ввиду, что он не из Братства.
- Ну и дисциплина у вас, - фыркнул офицер. -  По боевому судну разгуливают пьяные дебоширы, да ещё неизвестно, как попавшие на флот!  Вот почему из-за вас, мы не смогли одолеть галлентов!
Джи-мей на этот счёт мог бы поспорить, но счёл за благо промолчать.
- Свяжитесь с вашим командиром и доложите об инциденте, -  приказал амаррец. – Позже я подам официальный рапорт и жалобу. То, что здесь происходит – недопустимо.
Офицер повернулся спиной. Он собирался вернуться в навигационный отсек.
Саглар внезапно обрёл подвижность и  контроль нал своим телом, словно и не был скован алкогольным дурманом. Он поднырнул под руку калдарианина и бросился на имперца. Вцепился в левый рукав, рванул что есть сил. Ткань затрещала. Амаррец закричал и ударил напавшего в лицо. Падая, Саглар увлёк противника за собой. Они начали кататься по полу, вокруг все кричали, но из-за растерянности никто в первое мгновение не кинулся разнимать дерущихся.
   Амаррец наносил Саглару один удар за другим, но тот, извиваясь всем телом и  дико вопя, продолжал рвать мундир на противнике. Он, даже пустил в ход узкое бритвенное лезвие, скрытое между пальцев. По-правде говоря, минматарец с большим удовольствием полоснул бы им имперцу по горлу, но сейчас у него была иная цель.
  Руки караульных вцепились Саглару в плечи и его начали оттаскивать в сторону. В последние мгновение, перед тем, как дерущихся разъединили,  минматарец  увидел на обнажившемся бицепсе своего противника, то, что и ожидал увидеть.  Красный  дракон и чёрный круг!


     *   *   *


  Извиваясь, словно угорь Барт полз внутри узкой, гибкой полимерной трубы. Тысячи подобных лазов пронизывали звездолёт, следуя параллельно линиям питающих кабелей. За свою долгую и насыщенную жизнь, имея разносторонний профессиональный опыт, в том числе в области технического обслуживания, долгарец отлично знал устройство множества типов кораблей. Ему не составило большого труда разобраться в технико-инженерных схемах «Гастата».
  Наметив оптимальный маршрут, он проник в ремонтный туннель на нижнем уровне в одной из редко посещаемых технических секций и теперь успешно пробирался к навигационному отсеку. Кислородная маска и баллон с дыхательной смесью немного мешали, тормозили его, но это всё пустяки. Конечно, сподручнее было бы иметь костюм ремонтника – функциональный, удобный  с замкнутым циклом дыхания, но добыть такой не просто. Они все на строгом учёте. Найти обходные пути, чтобы разжиться таким костюмчиком можно. Но это займёт много времени и может вызвать лишние вопросы.
  Барт успешно продвигался вперёд и затратил на весь путь чуть меньше часа. За последним поворотом его ждала съёмная решетка и навигационная. Коммуникатор, закрепленный у долгарца на шее был связан с портативным передатчиком, спрятанным за правым ухом Саглара. Таким образом наёмник слышал и видел  всё, что происходит перед дверью навигационного отсека. Когда амаррец вышел и началась перепалка, Барт устремился вперёд.
  Он быстро свинтил решётку и энергично работая локтями выполз из туннеля. В помещении был приглушенный свет, дальние углы, так и вовсе утопали в тенях. Длинная приборная панель в форме подковы тянулась с противоположной стороны от входа. Над ней мерцали голографические экраны в окружении сенсорных интерфейс-проекций. К центральной контрольной панели с потолка тянулись едва заметные глазу фотонные коммуникационные лучи бортового ИскИна. Помещение наполняли  тихие ненавязчивые звуки работающих дополнительных модулей, расположенных вокруг центрального поста: корректировщики, маршрутизаторы, блоки дополнительного питания, резервные конденсаторы, усилители энергетических потоков, варп-контроллеры и автоматы фазового переключения скоростных режимов.
  Но Барта сейчас занимала центральная контрольная панель. Пригнувшись, он прокрался к ней и осмотрел контактные порты. Многие из них подсвечивались розовым или оранжевым, и только одно испускало золотисто-изумрудное, колеблющееся свечение. Внутри находилась карта, которая и нужна была Барту. Вот только,  взять её он не мог. Слишком рискованно. Во-первых,  бортовой ИскИн поднимёт тревогу, да, наверняка у амаррца есть с собой устройство за постоянным контролем и отслеживанием маршрутной карты.  Во-вторых, долгарцу не был известен код активации карты. Что толку её брать.
  Он поступил проще. Снял с шеи свой коммуникатор и активировал режим записи. Теперь, всё что происходило на экранах уходило на информационный кристалл его устройства. Прежде всего проекции маршрута, отмеченные координаты, секторы варп-переходов, сканируемая прилегающая область, посекундные данные движения, корректировка относительно других звездолётов флота.
  Конечно, идеальным  решением стало бы распаковка и прочтение карты, но и полученной информации, тоже будет достаточно. У Барта был знакомый навигатор, как и все,  отстраненный от работы на время этого странного маршрута. Он, то,  наверняка разберется,  что к чему.
   На одном из экранов долгарец мог наблюдать, что сейчас происходит за дверью навигационного отсека. На помощь караульным прибыл коридорный патруль. Саглара оттащили от амаррца, но как заметил Барт, его товарищ умудрился изрядно попортить мундир имперца. Интересно, есть что-нибудь у того на левой руке?
  В коридоре началось разбирательство. Амаррец требовал арестовать напавшего и после судить. Он грозился отправить жалобу Верховному Коммандору и добиться казни дерзкого минматарца. Парни из патруля, явно с неохотой надели на Саглара наручники.
  Пора уносить ноги. Барт закончил запись и устремился обратно к ремонтному туннелю. Забравшись внутрь,  он установил решётку на место. Очень вовремя. Совсем рядом послышались шаги и тихое злобное бормотание. Амаррец вернулся в помещение и как раз прошёл мимо.
  Обратный путь оказался труднее, поскольку пробираться пришлось не головой, а ногами вперёд. Впрочем, продолжалось это недолго. Барт дотянул до ближайшей развилки и перебрался в другой туннель. В итоге, он выбрался достаточно далеко от того места, где начал путь, но здесь, также была редко посещаемая секция рядом с грузовым отсеком.
  Возвращаться к себе долгарец не стал. Он связался с товарищем. Видео-проекция почему-то не сработала, возможно модуль отвечающий за визуализацию оказался повреждён в драке, зато слышимость была хорошая.
- Ну, ты как?
- Нормально, - ответил Саглар. – Сижу в изоляторе. Бритву у меня отобрали, но передатчик остался.
- У амаррца есть что-нибудь на руке? – взволнованно спросил Барт.
- Как я и думал. То же самое: дракон и черный круг.
- Вот дерьмо!
- Ещё какое дерьмо, - невесело рассмеялся минматарец. – Ну,  а тебе всё удалось?
- Всё,  что я смог – я сделал.
- Что-нибудь понял? Куда они ведут флот?
- Одно скажу: территории по которым  мы идём мне незнакомы. По фрагментам хрен,  что поймёшь. Я отыщу  Элроя и мы всё выясним.
- Поспешите и удачи вам, - сказал Саглар. 
- Тебя, как-то надо вытащить…
- Не трать на это время. Меня продержат часа четыре, потом будут решать оставить на месте или куда-то перевести до суда. 
- Хорошо, мы постараемся успеть. Как,  что-то проясниться, свяжусь с тобой.
Барт прервал связь и поспешил на расположенную выше палубу, где находились каюты офицеров.
  Элрой был итакиецем  с Кассиори. Он вступил в Братство двенадцать лет назад и проявил себя прежде всего отменной службой в экипаже на должности навигатора. Сейчас он имел звание лейт-штурмана и со временем  рассчитывал дослужиться до мастер-штурмана. С Бартом его связывало давнее знакомство. Долгарец, как-то спас его во время боя с золотыми рейдерами, напавшими на «Гастат».
  Барт приблизился к закрытой двери каюты и нажав индикатор сигнала представился. Детекторы распознавания личности сработали и открылся полукруглый проход.
- Привет, друг.
Элрой в свободно ниспадающей тунике и простых пшеничного цвета брюках валялся на своей койке и потягивал пиво.
- Угощайся, - он протянул ему вторую бутылку, взяв её с передвижного столика.
- И тебе привет, - кивнул Барт.
К немалому удивлению товарища от пива долгарец отказался. Обычно такого не случалось. Да и на вид,  Барт сегодня,  был какой-то не такой.
- Что случилось? – спросил Элрой и приподнялся. – На тебе лица нет.
- Взгляни на это, - Барт протянул ему инфо-кристалл с записью.
Интакиец снова, с удивлением  посмотрел на товарища, но взяв носитель информации подсоединил его к своему портативному персональному  нот-инфу.  В течении следующих десяти минут он просматривал сделанную Бартом запись, после чего спросил:
- Откуда это?
- Из навигационного отсека «Гастата».
- Серьёзно?!  – вскричал Элрой. – Как ты… это получил?
- Неважно. Что думаешь? Можно узнать по этим записям  куда амаррцы ведут наш флот?
- Давай-ка попробуем, - взволнованно произнёс интакиец. – У меня,  уже есть кое-какие догадки. Вот,  только,  они меня пугают.
И он принялся за работу. Спустя полчаса его нот-инф выдал проекцию навигационного маршрута, построенного по методу сравнительно-аналогового моделирования,  согласно полученных данных.
- Итак, что мы имеем, - он указал на замысловато выгнутую, светящуюся красную нить, протянувшуюся через чёрное, местами разбавленное разноцветными пятнами пространство Галактики.   На этой нитке неравномерно, иногда едва ли не вплотную, а иногда  весьма далеко друг от друга,  были разбросаны пульсирующие зелёные огоньки. – Вот наш маршрут и места варп-переходов.  Поначалу всё ясно. Я понял через какие сектора мы проходили, хотя между парой переходов, я бы проложил другой,  более оптимальный маршрут. Но,  вот конец пути не ясен. – Элрой указал на крохотное святящееся пятнышко на самом конце нити. – Сейчас мы здесь. Теперь, посмотрим все вероятные маршруты, возможные в этом секторе.
Навигатор нажал на индикатор ввода данных и к концу красной линии сию же секунду подсоединились ещё двенадцать линий тёмно-янтарного оттенка.
- Это варианты маршрутов? – спросил Барт, разглядывая проекцию.
- Именно.
- Но,  они ведут вне куда. Это W-space! Я так и подозревал,  – долгарец взволнованно вскочил. - Только не в том регионе про который думал я! Совсем в другой стороне от тех секторов, где амаррцам понадобился бы наш флот! 
- Да, очень странно, -  Элрой протянул руку к индикатору. - Попробуем продолжить маршрутизацию.
- Подожди, - Барт,  подозрительно прищурившись изучал рисунок звёзд в выделенном секторе. – Наложи сюда данные по графи-квантовой космофизике.
- Астронавигационных сигнатур тебе недостаточно?
- Наложи. Посмотрим, что выйдет.
Элрой проделал несколько манипуляций, после чего вновь запустил программу. Двенадцать жёлтых линий продолжили движение к нижнему краю проекции. Вспыхнуло несколько зеленых огоньков возможных варп-переходов.
- Ну и куда мы придём? – следя за движением пробормотал Элрой.
Внезапно жёлтые линии дрогнули и резко изогнувшись сошлись в одной точке, где произошёл их распад на беспорядочно мельтешащие всполохи.
- Сектор DН-Т- 317, - тихо произнёс  Элрой.
- А на языке старателей и шахтёров Чёрная Глотка! – криво усмехнулся Барт. – Я знаю это место. Бывал там в юности. Облака астероидов просто напичканы редкими минералами и рудами. Но Глотка ничего просто так не отдаёт. Это огромный регион гравитационной нестабильности, скопление аномальных зон, где самая совершенная электроника сходит с ума. Многие мои друзья оттуда не вернулись.
- Да, я слышал об этом регионе, - кивнул интакиец. – Признан непригодным для освоения.
- Самое ужасное - невозможность вырваться оттуда после вот этого варп-перехода, - Барт ткнул пальцем в проекцию.
- Это был бы сто двадцать четвёртый переход на нашем маршруте, - пробормотал Элрой.
- А сколько мы уже сделали? – спросил долгарец, боясь услышать ответ.
- Сто девятнадцать.
- Вот дерьмо! – вскричал Барт. – Амаррцы ведут нас в Чёрную Глотку!
- Но зачем? –  Элрой потрясённо уставился на товарища.  – Безумие какое-то!
- Ты ещё не всё знаешь.
И долгарец рассказал ему про татуировку, увиденную минматарцем Сагларом у двоих имперцев, выдающих себя за флотских офицеров.
- Мы должны всё рассказать! – интакиец активировал запись всех имеющихся материалов на инфо-карты.  – Немедленно!
- К кому обратимся? – спросил Барт. – Боюсь,  мне никто не поверит.
- Я скажу нашему коммандору, - ответил Элрой. -   Саглар, думаю обратится к Илаиру – командиру вендорцев. Для начала этого будет достаточно.
- Что ж, пошли, - Барт поднялся. – Времени у нас в обрез.
Через четверть часа оба они стояли в рабочем кабинете коммандора Мэтти Грэнда.
Высокий,  мощного телосложения бруторец хмурился и нервно постукивал кулаком по разделяющему его и посетителей столу. Он,  только что закончил просматривать информацию доставленную Элроем и Бартом. Впечатление от этого было неоднозначным.
- Я слышал о Чёрной Глотке, - наконец, произнёс Мэтти. Он бросил взгляд в сторону навигатора. – Ты уверен в своих расчетах?
- Я готов подписаться под каждым алгоритмом и кодом.
- Хорошо, это понадобится, когда будешь доказывать остальным.
Коммандор перевёл взгляд на Барта.
- Ну, а ты, что скажешь? Ты видел дракона на руке амаррца?
- Лично я – нет. Видел Саглар. Он подтвердит мои слова. 
- Саглар, - хмыкнул Мэтти, - Пьяница и смутьян. Его слову, ты просишь довериться?
- Саглару многие верят, - заметил долгарец. – Он,  как правило дело говорит  и даже офицеры к нему прислушиваются.
- Ладно, где он сейчас?    
- Здесь,  на «Гастате» -  в изоляторе.
Мэтти, заложив руки за спину начал прохаживаться по помещению. Прошла минута, побежали секунды следующей. Элрой и Барт начали уже опасаться, не забыл ли коммандор об их присутствии.
- Значит, так, - вдруг резко произнёс Мэтти. – Я позабочусь о сборе высших офицеров флота и свяжусь с вами. К назначенному сроку явитесь куда скажу. До этого оба прикусите языки и никому ни слова о том, что вам стало известно.
- Так точно, - сказал Элрой.
- Понял, - кивнул Барт.
- Пару копий всех материалов оставьте мне. Всё, свободны.
- А как насчёт Саглара? – спросил долгарец.
- Его освободят и приведут на совет. Надеюсь, объяснения твоего  друга  будут  достаточно убедительными.
- Он не подведёт, - убеждённо произнёс Барт.


     *   *   *

 
  Чрезвычайный Совет Братства открылся без присущих такому мероприятию  церемоний. Почти все кресла оказались заполнены. Присутствовали не только высшие офицеры, но и среднее командное звено. Перед появлением Председательствующего все взволнованно переговаривались, делились новостями, слухами и тревогами. За огромными панорамными окнами, расположенными по периметру зала сверкали навигационные огни кораблей боевого охранения.
  Остаманец Ордас, присевший рядом с Илаиром,  тихо сказал:
- Я слышал, дело серьёзное. Похоже, какие-то козни амаррцев раскрыли.
- Что за козни? – поразился вендорец.
Ордас не успел ответить. В зал вошли Председательствующий Адамар;  Лафенир, как обычно одетый во всё самое дорогое и роскошное;  ни-куннианец ЛиМэй; коммандор ударного крейсера «Гастат»; навигатор с этого же корабля Элрой  и к удивлению всех присутствующих ветеран Барт и бывший раб Саглар. Все они,  были мрачны и сосредоточены. Зал встретил их напряженной тишиной. Каждый присутствующий чувствовал, что Братство  находится на пороге каких-то важных событий.
  Адамар поднялся на трибуну, проверил работает ли,  как надо микрофон и подняв руку в знак внимания объявил:
- Братья, это чрезвычайный совет. Есть веские основания полагать, что весь наш флот в опасности.
Зал встревожено загудел, а Председательствующий, возвысив голос,  продолжил:
- Сейчас перед вами выступят люди, которые имеют доказательства того, что нас предали и ведут к гибели. Их доводы,  уже были услышаны, доказательства оценены  Внутренним Кругом Совета. Теперь, с информацией нужно ознакомиться всем, ибо предстоит принять общее и значимое решение!
Собравшиеся принялись шуметь ещё больше, тревога расползалась по рядам, с отдельных мест посыпались вопросы.
- Тишина! – Адамар вскинул вверх руку. – Слово предоставляется минматарцу Саглару.
Бывший раб вышел к трибуне и помощники Председательствующего подключили ему микрофон. Саглар быстро справился с минутной растерянностью и начал говорить. Он поведал о том, как случился у него конфликт с амаррским офицером, как на руке последнего обнаружилась татуировка – красный дракон в чёрном круге и что это значит. И далее всё по порядку. О своих подозрениях он поделился с Бартом и вместе они спланировали отвлечь другого  амаррского навигатора,  чтобы собрать информацию о маршруте флота. Во время драки на руке имперца оказалась точно такая же татуировка, как и у его коллеги.
  По мере рассказа, Барт подтверждал слова товарища, а когда Саглар замолчал, долгарец  кратко рассказал, что он увидел в навигационном отсеке, когда проник в него.
  Далее,  слово было предоставлено интакийцу Элрою.
- Братья, - начал навигатор. – На основе информации, что принёс мне Барт, я составил программу нашего маршрута и варианты его окончания.
Включился голографический проектор и в центре Зала Собраний над трибуной развернулась проекция отдельно взятого региона Галактики.  Элрой подробно объяснил значение всех маркеров на карте и наглядно продемонстрировал, как все возможные маршруты после сто двадцать четвёртого варп-перехода сойдутся в одну точку.
- Это  Сектор DН-Т- 317, - сказал Элрой, обводя взбудораженную аудиторию быстрым взглядом. – Также,  известный,  как Чёрная Глотка. 
Шум в зале усилился. Криков с мест становилось все больше. Вскочил цивирянин Христар и зычно проревел:
- Так ты, утверждаешь, что нас ведут в эту Глотку?!
- Вероятность этого высока, - кивнул Элрой. – Вы все сами видели. Моя программа точна, насколько это возможно, учитывая данные полученные от Барта. Вы знаете меня давно,  и мой профессионализм,  также хорошо известен.
- Да, чёрт возьми! – заорал Христар. – Я подозревал! Мы все подозревали, что с этими амаррцами,  что-то не чисто!
- Надо спросить их самих! – крикнул Илаир, вскакивая со своего места.
- Правильно! Спросить с них! – послышалось отовсюду.
- И мы спросим! – объявил Адамар, усилив до максимума звук своего микрофона. – Для этого и привели сюда наших гостей. Точнее,  одного гостя. Он,  пока не знает для чего его пригласили. Прошу быть сдержаннее, дадим ему возможность всё объяснить. 
По знаку Председательствующего двери открылись и в сопровождении двух невооруженных стражников в Зал Собраний вошёл Торангор Сарум в своём бело-коричневом мундире с высоким воротником и в фуражке с широкими полями и чёрным козырьком-поляризатором. 
В первое мгновение он остолбенел, увидев, куда его привели и  сколько людей в зале. Амаррец растерянно взглянул на Адамара.
- Что это значит? Мне сказали, что ты хочешь поговорить со мной.
- Хочу, - кивнул Председательствующий и обвёл Зал Собраний рукой. – А они все хотят послушать.
- Это какая-то дурная шутка! – вскричал имперец. – Зачем меня сюда привели?
- Куда идёт наш флот? – закричал со своего места Илаир, не дожидаясь вопросов Председательствующего.
Торангор смерил вендорца тяжелым взглядом и произнёс, едва сдерживая раздражение:
- На этот вопрос я отвечал,  уже неоднократно. Флот двигается по секретному маршруту к засекреченному месту базирования. Подробности я не вправе разглашать.
С места поднялся один из коммандоров разведывательного звена. С неприязнью глядя на амаррца,  он сказал:         
- Вообще-то, это наш флот,  наши корабли, наш дом и наши семьи. Около трёх миллионов человек. Плевать на секретность! Мы имеем право знать!
Собравшиеся поддержали его дружными криками.
- Вы на службе Империи! – гневно нахмурившись,  бросил Торангор. Самообладание полностью вернулось к нему. – Приказы должны выполняться беспрекословно! Так изложено в ваших контрактах!  И только Генеральный Штаб решает насколько можно открыть ту,  или иную информацию!
- Да пошёл ты! – рявкнул Христар, делая оскорбительный жест. – Ты всё нам расскажешь или…
- Это мятеж, - амаррец обдал  растерянного Председательствующего ледяным взглядом.
Илаир услышал его и дерзко прокричал:
- Да, хоть так назови!
Торангор по-прежнему смотрел на Адамара.
- Что будешь делать? Слово Верховного Коммандора,  что-то значит на вашем флоте?
Председательствующий колебался. По всему было видно, что его бы устроил,  хоть какой-то компромисс. Он, старательно избегая прямого взгляда амаррца,  тихо произнес:
- Дайте, хоть какую-то информацию. Хоть,  что-то. Людям нужно знать…
Амаррец усмехнулся. 
- Хорошо, могу сказать, что мы приближаемся к конечной точке маршрута. Ещё пять варп-переходов и мы окажемся в секторе где флот,  уже никто не сможет обнаружить. Тогда,  я думаю, настанет время снять гриф секретности. 
- Конечно, ведь мы пройдём  точку не возврата! – резко выкрикнул Элрой. – Посмотрите сюда, господин Торангор.
И снова в центре зала появилась проекция маршрута.
Амаррец оторопел.
- Откуда это у вас?
- Не важно, - рассмеялся Элрой. – Я просчитал все возможные маршруты после сто двадцать четвёртого перехода. Все они ведут в Чёрную Глотку.
- Что за чушь! – вскричал имперец. – Твоя программа с ошибкой!  - он обвёл возмущенный зал взглядом, в котором явственно читались злоба и отчаяние. – Неужели все верят, что амаррские навигаторы ведут Братство на погибель?
- А разве не так? – тихо спросил,  стоявший рядом ЛиМэй. На амаррца он при этом не смотрел, а отправлял со своего наручного коммуникатора какие-то  закодированные сигналы.
- Но это бред! – вскричал Торангор Сарум.  - Мы здесь,  с вами! Три  тысячи офицеров Империи! 
Внезапно,  с места сорвался Саглар. В его правой руке блеснуло лезвие ножа. Он рванул правый рукав Торангора и использовал нож, чтобы рассечь ткань. И взорам всех открылась татуировка: кровавый дракон в чёрном круге.
- Расскажи нам, амаррец, что это за знак, -  губы бывшего раба растянулись в зловещую ухмылку. – Или,  может мне рассказать?
Торангор побагровел и, оттолкнув Саглара,  резко отдёрнул левый рукав. На запястье у него был укреплен маленький, размером с монету  передатчик. Амаррец закричал:
- Код семь альфа!
- Не поможет, - усмехнулся ЛиМэй. Теперь, он пристально смотрел на амаррца.  - Все твои люди,  уже обезврежены.  Навигационные карты изъяты.  Я знаю,  что этот код значит. Один из твоих людей раскололся. ИскИны наших кораблей полностью переходят под контроль ваших программ. Флот будет идти по маршруту не останавливаясь и  не отклоняясь от него.
- Вы поплатитесь за это, - процедил сквозь зубы Торангор.  Ненавидящим взглядом амаррец обвёл наёмников. – Все вы,  твари поплатитесь.
- В изолятор его, - приказал Адамар и тяжело вздохнул.
Лже-имперского офицера выволокли из зала.  ЛиМэй выслушал короткие рапорты своих людей.  Доложили о двадцати восьми убитых имперцах, оказавших сопротивление охране. Все остальные ревнители-догматики,  тоже сопротивлялись, но их удалось взять живыми.
Адамар поднялся на трибуну и воздел обе руки вверх, призывая аудиторию к тишине.
Порядка и относительного затишья пришлось ждать несколько минут. 
- Ну,  что братья, вы всё видели и слышали. Что теперь будем делать?
Собравшиеся опять начали шуметь и шум этот нарастал с каждым мгновением. С мест раздавались отдельные возмущенные крики:
- Предательство! Какая подлость! Ублюдки амаррские! Мрази! Казнить их!
Вскочивший Христар заорал громче всех, яростно потрясая кулаками:
- Они хотели убить нас всех! Миллионы людей! Все наши семьи! Смерть им за это! Смерть!
Ярость охватила и остальных наемников.  Они жаждали мести. Но были и те, кто недоумевал, кто задавался вопросами: «Почему? Зачем?»
- Я думаю, Империя решила избавиться от нас, чтобы не платить! – закричал Илаир. – Разве это не очевидно?
- Верно! Так и есть! – было подхвачено с разных сторон.
- Вернёмся в Империю и устроим этим ублюдкам! – рявкнул Христар.
- Правильно! Накажем Амарр! – прозвучало враз с два десятка голосов.
- Друзья, давайте действовать благоразумно! – обратился к собравшимся Адамар. – Мы ведь не знаем точно,  стоит ли за этим вероломством Империя!
- Как это не знаем?! – возмутился Христар. – По-моему, всё очевидно.
- Ревнители могли действовать по своему почину, - возразил Председательствующий. – Генеральный Штаб и руководство Империи могли и не знать, куда нас в действительности ведут.
- Да брось! – расхохотался Христар. – Что за наивность! Имперцы сговорились за нашими спинами и решили избавиться от Братства! Илаир прав – эти ублюдки не хотят платить!
- Я думаю, нам следует всё точно выяснить, прежде чем решаться на что либо, - покачал головой Адамар.
- А по мне, так мы просто потеряем время! – Илаир покинул своё место и направился к трибуне. – Пока имперцы не опомнились, пока их силы распылены, нам следует ударить по Тронным мирам.
- Верно! – поддержал Христар. – Ударим, пока нас не ждут! Не хотят платить? Так мы сами возьмём всё, что нам причитается.
- И про компенсацию не забудем! – выкрикнул Саглар. – За всё! За страдания! За годы унижений! За всё будет расплата!
Одобрительный гул со всех сторон был ему ответом.
- Я не уверен, что мы застанем амаррцев врасплох, - покачал головой Адамар. – Тот, кто отправил ревнителей, наверняка поддерживал с ними связь. Теперь, когда связь оборвалась, он заподозрит неладное.
- Амаррцы будут уверены, что наш флот погиб, - не согласился Илаир. – Нам это только на руку. Ударим быстро и ублюдки не успеют подготовиться.
- Позвольте сказать! – ЛиМэй поднял вверх правую руку. – Позвольте высказать одну мысль!
- Говори! Слушаем! – донеслось отовсюду.
- Братья, я как и все вы возмущен вероломством амаррцев и уверен за этим стоят не только ревнители. Мы должны наказать Империю и взять то, что принадлежит нам, теперь уже с процентами. Но давайте размышлять здраво. До Тронных миров весьма далеко и на пути туда вряд ли удастся скрыть передвижение нашего флота. Взять столицу Империи будет не так-то просто. Амаррцы успеют стянуть отовсюду подкрепления. Мы, обремененные нашей Базой и семьями окажемся в невыгодном положении. Поэтому, прежде чем начинать войну  нужно обезопасить наш дом.
- Да, верно. Всё правильно, - зашумел зал.
Христар и Илаир, не смотря на их желание немедленно двигаться в сердце Империи,  вынуждены были признать правоту ни-куннианца.
- Ну и куда нам податься? Кто примет нас? – спрашивали наёмники друг у друга.
- Найдём надежное место на нейтральных территориях, - заявил Христар. – В чём проблема то? Есть тысячи неисследованных систем, где можно надежно спрятаться.
- Нам это не подходит, - возразил ЛиМэй . – Что толку торчать в незаселенной системе?  Нам скоро понадобятся продукты, одежда, оружие, боеприпасы, медикаменты, должно быть налажено снабжение, если мы собираемся воевать.
Кто-то с ним соглашался, кто-то спорил и доказывал тактику одного быстрого удара и захвата столицы Империи, где наёмники добудут всё необходимое.
Пока все спорили и шумели над трибуной появилась проекция – изображение ни-куннианца Мадо-Лэй, возглавлявшего флотский штаб связи. 
- Срочное сообщение! Красная молния!
Общий шум и отдельные выкрики в зале начали стихать. Все собравшиеся встревожено смотрели на Мадо-Лэй. Ни-куннианец, тоже выжидал, чтобы в тишине объявить новость. Наконец, когда подходящий момент настал, он провозгласил:
- Сообщение было получено десять минут назад.  На Арзад 2 восстание. Аркон Ардишапур убит. В соседних системах минматарцы, взялись за оружие и уничтожили небольшие имперские гарнизоны.
- Вот! – закричал Христар. – Вот и решение!   
- Предлагаю идти к минматарцам,  – сказал ЛиМэй. – Предложим им  союз. Думаю, они не откажут нам.
- На Арзад! К минматарцам! – подхватил зал. – Поддержим их!
Видя столько энтузиазма вокруг, слыша столько воинственных выкриков, Адамар тяжело вздохнул. Рассчитывать на мирное решение не приходится. Его товарищи жаждут войны и возмездия. Он понимал друзей и отчасти разделял их чувства, но перспектива войны с Амаррской Империей,  с этим чудовищным колоссом виделась ему не только ужасающей, но и совершенно безнадёжной.
- Боже, - тихо произнёс он. – Направь нас на верный путь. Спаси всех нас.

полная выкладка здесь: https://zelluloza.ru/search/details/16139/
также здесь: https://libst.ru/?ref=19939


Рецензии