Лучик света

Было это во время службы в армии. Проходила она на озере Балхаш, где строили центр раннего обнаружения запусков ракет с территории врагов нашей родины. Сказать, что служба была тяжелой - ничего не сказать. Полуголодное существование, жестокий труд с утра до ночи, чуть что – гауптвахта, где жизнь за ее стенами уже казалась раем… И махровая дедовщина с постоянными кровавыми стычками. Выдаваемое солдатское белье было сплошь усыпано яйцами лобковых вшей. Поэтому мы предварительно проглаживали его раскаленным утюгом. Но не все, видимо, делали это тщательно... Последствия были печальными... Почти у всех сослуживцев ноги были покрыты какими-то непонятными язвами грязно-бурого цвета. Говорили от недоедания и авитаминоза. Кстати, исчезли они только через год после демобилизации. Это были реалии службы в могучей Советской армии.
Был май. Теплый солнечный день. Иду я, значит, после ночного караула по берегу Балхаша. Голодный, измотанный, злой… Параллельно располагалась бетонка. То в одну, то в другую сторону сплошным потоком проезжали грузовики со строительным материалом, бетономешалки, автокраны, группы солдат строем… Надо отметить, что стройка была грандиозная, что-то из области фантастики. Ничего подобного я больше не видел. В ясную погоду два главных сооружения, которые мы почему-то называли БАМами, были видны практически из города Балхаша, а это около 60 километров.
Вдруг на дороге вдалеке появилась странная точка. Она не была похожа ни на грузовик, ни на легковую машину и тем более на верблюда, которые частенько забредали в эти края… Чуть позже стало ясно, что это был мотоцикл с коляской. Метров за пятьдесят увидел огромного мужика  за рулем в каске и очками почти на все лицо. В коляске сидела девушка в белом платье и красным шарфом на шее, живописно развевающемся на ветру. Мотоцикл был все ближе и стали различимы черты ее лица. Миндалевидные, слегка раскосые глаза, брови, словно ястребиные крылья… И великолепная улыбка, которая однозначно свидетельствовала о том, что ее юная хозяйка пребывала в состоянии беспечной радости и ликования. В руках она держала небольшого спаниеля, уши которого, как и ее шарф, тилипались на ветру. Веселый такой, довольный… Казалось, у них было схожее эмоциональное состояние…
Я невольно остановился. Поравнявшись, девушка завораживающе улыбнулась, послала мне воздушный поцелуй и помахала ручкой… Метров через двадцать она повернулась и повторила то же самое…
Мне, голодному, вонючему, оборванному… Который более года не видел натурального женского облика… Забывшему простые житейские радости, не говоря уже о таких высоких материях, как любовь, счастье, вдохновение…
Сердце забилось быстро-быстро, аж в такт ему покачивалась голова… Почему-то онемели пальцы и язык… Неимоверными усилиями улыбка все-таки растянула на моем лице застывшие от безделия мимические мышцы. Я осмотрелся… И… Поразительно! Мир был прекрасен! Вся степь была покрыта ярким ковром из разноцветных тюльпанов… Кто не видел сочного, насыщенного колора дикого тюльпана, тот не видел ничего… Солнечные лучи ласкали лицо, а теплый майский ветерок, словно искусный художник, своими изящными мазками окончательно изобразил на нем картину радости и ликования… Вокруг бегали озорные тушканчики и тоже радовались весне.
«А ведь жизнь прекрасна! И все будет замечательно!» - подумал я и бодро зашагал вперед…
Это был тот самый, настоящий, вдохновляющий лучик света. Относитесь к нему с любовью и трепетом!
«Призрачно все, в этом мире бушующем. Есть только миг – за него и держись…»


Рецензии