Приют безумных. Глава 28

28.
24 января 2015 год, суббота
Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, кабинет истории (№ 318)

На столе были аккуратно разложены четырнадцать тоненьких белых полосок. Оксаны Андреевны рядом не наблюдалось.

- Давайте быстрее, пока она не вернулась! – крикнул Астапин, первым подбегая к билетам и переворачивая их. – Чур, мой «Происхождение человека»!

- Эй, я хотела этот вопрос! – заканючила Вероника. – Дамам надо уступать!

- Ты не дама, ты шлюшка, - удовлетворенно хмыкнув, ответил Антон.

В ответ раздался отборный мат Старковой и укоризненные упреки Наташи, пытавшейся отыскать среди вопросов что-нибудь легкое.

- О, я возьму «Истина и ее критерии», - сказала Ракитина.

- Тогда мой «Типология обществ», - вторила Элиза.

- Уйди, Уланова, - фыркнул Андрей, который никак не мог выбрать между «Проблемой Север-Юг» и «Свободой и ответственностью». – Ты-то любой напишешь!

- А ты и самый легкий не сдашь, - не осталась в долгу девушка.

- «Познание» что ли брать? Я не хочу! – запротестовала Кира.

- Это что такое? – раздался в дверях строгий голос.

На пороге стояли Оксана Андреевна и Мария Александровна. Старшеклассники бросились врассыпную, но было поздно: их застукали. Историчка неторопливо обошла стол, собрала билеты, хорошенько их перемешала, вернула на прежнее место и, подумав, сказала:

- Разбирайте!

10-ый «А», толкая друг друга, рванул к столу. Схватив первый попавшийся билет, Элиза перевернула его и обнаружила, что ей досталась «Типология обществ».

- Вот это я понимаю интуиция, - где-то с боку раздался радостный голосок Шухова. – Выкуси, Уланова, у меня 3-ий вопрос!

- Ха, обломайся, животное! Здесь два 3-их вопроса.

Выяснилось, что еще несколько билетов идентичны. Объяснением этому могла послужить только лень Оксана Андреевны. Вздохнув, учительница велела ученикам садиться. Сели по двое. Кто поумнее – поближе, кто потупее – подальше. Шухов вместе с Астапиным заняли последнюю парту, вытащили телефон и принялись в наглую списывать.

«Я смотрю, депрессия Шухова долго не затянулась», - подумала про себя Элиза, записывая на листок информацию о традиционном обществе. Осмотревшись по сторонам, девушка увидела, что единственными, кто выучил билеты и сейчас честно пишет свой вопрос, были они с Кирой. – Ну-ну, скатывайте, бараны! ЕГЭ вас всему научит, да поздно будет!»

Оксана Андреевна, мило хихикая с физручкой, не видела (или делала вид, что не видит) перешептываний, подсказок, задранных до бедер юбок с приклеенными на колготки шпорами и телефонов, лежащих на партах.

Буквально через минут семь пошла первая пара с одинаковыми вопросами – Алмаз и Космачев. За ними потянулись Вероника и Альзира, Наташа и Даша Миронова, Катя Косулина и Кира... Наконец, настала очередь Элизы и Андрея.

«Да я его по стенке размажу», - подумала девушка.

Уланова и Шухов не спеша подошли к столу, за которым расположились члены «приемной комиссии», и уселись напротив него. Расстояние между ними было не настолько большим, чтобы они не могли чувствовать присутствие друг друга, время от времени соприкасаясь локтями.

- В Элизе я уверена, - спокойно отозвалась Оксана Андреевна, кинув взгляд на исписанный с двух сторон альбомный листок. – А вот ты, Шухов, моего доверия лишился. Начинай! Надеюсь, обществознание ты любишь больше, чем лыжи.

- В смысле? – не понял парень, крутя в руках крошечную бумажку с парой мудреных строк – все, что он успел списать с телефона.

- У меня пару дней назад был урок в 9-ом классе. Под окном раздалось шорканье лыж, а затем кто-то как заорет на всю улицу «Твою мать!» Эти заржали, а я им говорю: «Не обращайте внимания, это 10-ый «А» с физкультуры на лыжах возвращается». Сдается мне, твои слова были.

Андрей не ответил. В его голове возник образ надоедливой Лизы – дочки папиного друга, с которой он официально мутил вот уже третью неделю. Он сам не понимал, почему вспомнил ее сейчас. Просто посмотрел в глаза Улановой и вдруг понял, что они очень красивые. Они настоящие. Пусть со всплесками гнева, ненависти, обиды, злости... Но в них огонь, живая сталь! А Лиза смотрит на него пустым невидящим взглядом как какая-то Барби. Только сейчас до парня начало доходить, что голубые глаза – такая банальщина, а вот зеленые…

- Шухов, ты что уснул? – вывел его из раздумий голос исторички. – Мы с Марией Александровной тебя внимательно слушаем.

Андрей прочитал написанное на бумажке, выговаривая как можно внятнее незнакомые ему слова.

«Господи, хоть бы с нормального сайта инфу списал! - подняла глаза к потолку Уланова. – Ни на что толку нет!»

- М-м-м, - промычала Оксана Андреевна, поправляя на переносице очки. – У меня какое-то неоднозначное впечатление сложилось. Все в кучу, намешано слишком... Ладно, послушаем Элизу.

Девушка быстро затараторила, рассказывая содержание своего листка. Она не умолкала ни на секунду, не делала передышек. В отличие от недоумка Шухова, девушка разложила все по полочкам, плавно переходя от одного типа обществу к другому. Когда Уланова закончила, историчка с физручкой удовлетворенно кивнули.
 
- Другое дело! – расхвалила девушку Оксана Андреевна. – Учись, Шухов! У меня вопросов нет, а у вас, Мария Александровна?

- У меня тоже, - согласилась физручка, старательно делая вид, что понимает, о чем идет речь. – По-моему, все очень четко и логично.

- Можешь идти, Элиза, - сказала историчка. – Я позову, как только выставлю оценки, - когда Уланова вышла за порог, она продолжила: - Андрей, вот ты сказал постиндустриальное общество. Как его еще по-другому называют?

«Вечно эту Элизу хвалят, - недовольно размышлял парень. – И что училки в ней находят? Что в ней особенного? Телка как телка. Никакой изюминки! Ага, и поэтому ты уже пятый месяц ее чморишь, - мысленно одернул себя Андрей. – Что-то Наташке ты так много внимания не уделяешь! Ой, да из жалости просто!»

- Шухов, я к кому вообще обращаюсь? – рявкнула Оксана Андреевна, поднимаясь. – Ты вообще слышал вопрос?

- Да что!? – раздраженно отмахнулся парень от учительницы. – Не знаю я, отстаньте.

Андрей, схватив сумку, выскочил за дверь.


Пермь, Льва Толстого 12, школа № 40, 3-ий этаж, коридор

В коридоре шло активное обсуждение смотра знаний. Одни, не стесняясь, хвастались своими выдающимися способностями к списыванию, другие ограничились короткими комментариями. Громче всех были слышны вопли Потолкова и матерный визг Карины.

- Это просто ****ец! – выругалась Переломова, а Костя, будто бы в подтверждение ее слов, со всей злостью пнул скамейку. – Мальвинка ходит взад-вперед, хрен че спишешь! Бля, че мне приспичило эту биологию сдавать? Щас парься тут из-за нее!
Андрей заметил, как Элиза, сидя на том самой скамейки, которую так нещадно пнул Костя несколько секунд назад, зажала уши.

- Прикиньте, пацаны, - начал вываливать свою историю Потолков, - в комиссии по физике какой-то стремный мужик сидит и всех валит! Че приперся, непонятно. Кто он такой ваще?

- Так это папашка Кабачкова, - ядовито вставила Элиза. - Он то ли инженер, то ли кто…

- Да ладно?

- Ага. Какой отец, такой и сынок.

- Во дела!

Из кабинета истории друг за другом вышли Фил, Кира и Кудрин, что-то активно обсуждая и хохоча во всем горло. Компания подошла к Улановой и с увлечением принялась пересказывать ей какую-то шутку.

- Вот... – услышал Шухов обрывки разговора. – А она меня спрашивает: че первично: материя или сознание? Я ей говорю: да хз, может, ваще материальное сознание или сознательная материя.

«Какая ***ня», - подумал Андрей.

Вероника и Наташа что-то весело щебетали ему на ухо, но он слышал их через слово. Впервые в жизни парню стали противны их прикосновения, удушающие объятия и сладкие речи. Хотелось оттолкнуть подруг как можно дальше и обматерить этих шлюх так, чтобы они больше не смели к нему приближаться.

Только что вышедший из кабинета Астапин был подозрительно счастливым.

- Я короче там целую речь задвинул, - поделился парень впечатлениями, умиленно глядя на девчонок. – Ты-то че мрачный такой? – спросил он, повернувшись к Шухову.

- Да че историчка до меня докопалась? Я же все рассказал!

- Все рассказала я, а ты вставил пять копеек, - издевательски бросила Элиза.

«Придушу ее», - принял решение Шухов, бросаясь вперед.
– Заткнись, дура! Из-за тебя все! Сама три получишь.

Антон, вовремя схвативший друга за воротник, оттащил его от Улановой. Одноклассники с интересом наблюдали за этой сценой: как ни крути, а война, продолжающаяся между умницей и мажором уже пятый месяц, грозилась вылиться в кровопролитную.

Андрей, тяжело дыша, смотрел в ехидные зеленые глаза Элизы и чувствовал непреодолимое желание разорвать девчонку на части. Хотелось избить ее до потери сознания и в то же время хотелось совершенно иного: того, чего он никак не мог понять.

Начавшееся действие прервала Оксана Андреевна, вышедшая из кабинета. Она объявила результаты. Все получили четверки и пятерки.

Шухов и Уланова обменялись ненавидящими взглядами и разошлись в разные стороны. Андрей несильно расстроился из-за своего «хорошо». Ему было невыносимо знать, что у Элизы «отлично».


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.