Никонов - Бей первым!

Александр Никонов — "Бей первым! Главная загадка Второй мировой" (2008)




Пойдут машины в яростный поход,
Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин
(Борис Ласкин 1938)

Наперевес с железом сизым
И я на проволку пойду,
И коммунизм опять так близок,
Как в девятнадцатом году.
(1939, Михаил Кульчицкий)

Строчки довоенных стихов помогают Александру Никонову показать общее настроение предвоенных лет. Это настроение Никонов представляет как одно из доказательств подготовки СССР к наступательной войне.

Мы победим, за нас весь шар земной,
Разрушим тюрьмы, всех врагов разгоним,
Мы наш, мы новый мир построим, свободного труда,
И заживем комунной мировой.
(Юлий Ким для фильма "Бумбараш")

Что в песне из "Бумбараша" — трагедия поколений, или насмешка над иллюзиями — это зависит от уважения к людям жившим прежде нас. Для рождённых во время революции эти же строчки звучали бы как пламенный призыв к борьбе с мировой буржуазией.

Идею победы мирового пролетариата над эксплуататорами советская власть несла в массы. С этой идеей укреплялся СССР. Но после Второй мировой развеялся как иллюзия Мировой Пролетариат, идея существования которого влияла на внутреннюю и внешнюю политику страны. После этого многие факты истории стали неудобными и руководству и населению СССР.

Воспользовавшись замалчиванием истории Александр Никонов с первых до последних страниц выводит историков на чистую воду, а под прикрытием этой работы продвигает несколько явных утверждений.

1. Гитлер не нападал на СССР, а защищал Германию и остальные страны Европы.
2. Гитлер и Сталин и их тоталитарные режимы — словно близнецы-братья, разве что Гитлер был несопоставимо гуманнее к населению. Как подытоживает автор, — "Если бы передо мной стоял выбор, где жить – в военной Германии или в сталинской России, я, как всякий нормальный человек, без колебаний выбрал бы гитлеровскую Германию: там не в пример лучше".
3. Миллионы русских людей могли помочь Гитлеру победить Сталина, но Гитлер из-за своих идиотских заморочек считал славян недочеловеками, "вооружать славянские части категорически не хотел, хотя умные люди советовали ему это сделать".

Ещё Никонов делает неявное утверждение, таким образом вводя его в книгу как общепринятое:
СССР не имел права защищаться упреждающим ударом. Коммунистический режим преступный и его продвижение — преступление. Иное дело, борьба с коммунизмом — это в любом случае дело законное.


Ну что тут можно сказать? "Поздравляю, вы приняты в наши ряды, товарищ Никонов", — сказал бы основатель Третьего Рейха. Только вряд ли согласился бы с описанием своих "идиотских заморочек" — как раз славян Гитлер не считал недочеловеками и изводить славян не приказывал. Зверели немцы от идеи господства немецкой нации и от тотального сопротивления советских людей.
Называя Гитлера идиотом, представляя войну как схватку двух правителей, автор книги прячет нацизм, на котором была построена и крепла гитлеровская Германия.


Рецензии