История деятельности таможенных учреждений

История деятельности таможенных учреждений
           на Среднем Амуре в первой трети  XX века


I. Вступление

     Это только на первый взгляд покажется, что статья предназначена  и будет интересна  для исследователей истории таможенного дела и таможенной политики на Дальнем Востоке, студентов, обучающихся по специальностям таможенного дела, а также сотрудников и государственных служащих таможенных учреждений ДВТУ. Ведь и обычному читателю  интересно узнать о деятельности таможни в тот период времени, номенклатуре товаров, ценах на них, а также о наиболее ярких моментах деятельности и жизни таможенных служащих.
     Несмотря на то, что в данном исследовании в основном были использованы материалы, хранящиеся в Государственном архиве Еврейской автономной области, где представлены документы  Союзного таможенного поста ( Ф-41 – 42 ед. хранения), Екатерино-Никольской таможни III-его разряда (Ф-29 – 28 ед. хранения), Михайло-Семеновской таможни III-его разряда (Ф-30 – 29 ед. хранения), но так как  привлекались  и сведения из сборника «Таможня на Тихом океане» издательства Вф. РТА выпуск 1,2,4,5; публикаций в журналах « Таможенная политика России на Дальнем Востоке», данных из статистических сборников Амурской области за 1903.1909-1915 годы, а также по доступности материалы из фондов Российского государственного исторического архива Дальнего Востока (Ф-855,856,871-872 ), то удалось создать определённую картину деятельности таможенных учреждений за период I-трети XX века.
     В предыдущей статье –«Из истории деятельности  таможенных учреждений на территории будущей ЕАО» из-за того, что она была включена в юбилейный сборник, посвященный 20-летию Биробиджанской таможни и отчасти носила парадный характер, не вошли материалы, показывающие некоторые негативные моменты в деятельности таможенных учреждений. Это теперь устранено.

II. Основная часть

      Первые сотрудники таможенного ведомства на Дальнем Востоке появились лишь летом 1899 года, когда по высочайше утверждённому мнению Государственного Совета «Об изменении в устройстве таможенного надзора в Сибири» были учреждены четыре должности таможенных чиновников, как указано в документе –«для осмотра и очистки пошлиной товаров в портах Владивостокском и Николаевском». До этого взиманием пошлины занимались чины акцизного надзора. Это решение было вызвано в первую очередь предстоящей отменой приамурского порто-франко.
     Если таможенные учреждения в двух наиболее крупных портах на побережье Тихого океана, пусть и в виде временного таможенного надзора, уже действовали, то на сухопутной границе и на Амуре они появились только в 1902 году, когда распоряжением министра финансов от 30 апреля текущего года были открыты таможенные заставы в городе Благовещенске, на станции Пограничная КВЖД и в Лахасусу при устье реки Сунгари. Управляющим заставами были предоставлены следующие служебные права и преимущества, а также оклады содержания –IX  класс по должности и шитью на мундире, содержание – в размере 1950 рублей каждому ( в том числе 825 рублей жалованья, 825 рублей столовых и 300 квартирных); помощники управляющего –Х класс по должности и шитью на мундире, содержание в размере 1500 рублей каждому ( в том числе 655 жалованья, 625 рублей столовых и 250 квартирных).
     В памятной книжке Амурской области на 1903 год указан список штатных чиновников Благовещенской таможенной заставы:
    - управляющий заставой – губернский секретарь Дмитрий Дмитриевич  Гусликовский;
     - помощник управляющего – губернский секретарь Сергей Алексеевич Кругликов, коллежский регистратор Игнатий Петрович Липницкий;
     - канцелярский чиновник Иван Андреевич Судаков;
     - чайные контролёры –Александр Николаевич Желтухин, Владимир Васильевич Дуплетов.
      Застава размещалась в здании на углу улиц Большой и Мастерской в доме Платонова , ныне это перекресток улиц Ленина и Шевченко.
    Управляющий Благовещенской заставой Д.Д. Гусликов на момент назначения уже имел опыт практической работы, так как он с 05.07.1898  по 15.09.1900 года служил в  должности помощника управляющего Лиственичной таможенной заставы на Байкале, затем с сентября 1900 года по конец 1902 год был командирован управляющим Иркутской таможни  по распоряжению ДТС для осуществления таможенного надзора в городе Харбин.
     Скорее всего по его докладным, наряду с письмами от окружного таможенного инспектора и ревизора Амурско-Приморского района, о необходимости переноса места таможенного оформления с Харбина, куда по КВЖД доставлялись лишь единичные партии  товаров – в селение Лахасусу (ныне это город Тунцзян), расположенного в устье реки Сунгари, по которой только пароходами, принадлежащими КВЖД, в год перевозилось до полу миллиона пудов грузов.
     Открытие и существование таможенной заставы Российской империи на территории империи Цин, вне полосы отчуждения КВЖД и не находящийся под юрисдикцией китайских властей, сам по себе факт интересный. Да только проиграв опиумные войны и пережив восстание ихэтуаней Срединной империи приходилось идти и не на такие уступки.
    Первым управляющим Лахасуской таможенной заставой был назначен чиновник Владивостокской таможни титулярный советник Адольф Францевич Квицинский, в последствии вернувшийся во Владивостокскую таможню на должность помощника пакгаузного надзирателя. Забегая вперед хочется отметить, что на 1913 год в списках штата Владивостокской таможни А.Ф. Квицинский числится помощником пакгаузного и корабельного смотрителя.
     Дела бывшей Лахасусской таможенной заставы находятся в фонде Ф-876 РГИА ДВ в г. Владивостоке и представлены из себя 9 единицами хранения, в основном это циркулярные предписания Департамента таможенных сборов за 1902-1909 год. Тем не менее в делах таможенных учреждений, находящихся в ГА ЕАО, обнаружено не менее двух десятков очень важных документов, касающихся деятельности Лахасусской таможенной заставы. В годы Гражданской войны, ввиду острейшего дефицита бумаги часть дел таможенных учреждений, уже прекративших к этому времени свою деятельность, была видимо расшита и пущена в оборот, а на чистой стороне листов исполнялись необходимые документы.
      В мае 1903 года управляющим Лахасусской таможенной заставой назначается теперь уже бывший управляющий Благовещенской таможенной заставой Д.Д. Гусликов. Можно только догадываться о причинах такого перемещения – из областного города в богом забытую китайскую деревушку.
       Таможенные заставы в Приамурском генерал-губернаторстве существенно отличались от аналогичных существующих учреждений Российской империи в западных областях и по своим правам приравнивались к таможням III класса и через них разрешалось провозить пропуск почти всех товаров, кроме требующих экспертизы ( продукция химической промышленности, сложное оборудование. В первую очередь на таможенные заставы была возложена обязанность осуществлять контроль за грузами, перемещаемыми по Амуру, в частности с целью недопущения ввоза товаров российского производства, ранее вывезенных с империи со сложением акциза. Также одной из главных задач стала борьба с контрабандой, ведь товары китайского и российского производства,  ввозимые и вывозимые внутри 50-верстной полосы по обе стороны  границы ( 100 китайских ли), кроме акцизных обложению пошлиной не подлежали. Поэтому нечистые на руку дельцы пытались иногда под видом китайских товаров провести товары японского производства, а также акцизный спирт, опий или игральные карты, производство которых являлось монополией государства и нарушение которого строго наказывалось.
      Далее деятельность таможенных учреждений на Среднем Амуре происходила в  более сложных условиях Русско-японской войны 1904-1905 годов, когда в мае 1904 года вновь было восстановлено порто-франко и основной функцией стало оформление подакцизных товаров, так как главным видом перевозки стали военные грузы, оформляемые лишь документально без фактического досмотра. Также в ходе объявленной мобилизации были призваны в действующую армию некоторые из досмотрщиков, что увеличила нагрузку на оставшихся.
     Пусть не парализовалась полностью, но порядком усложнилась деятельность таможенных учреждений в период революции 1905 года. Так забастовка почтово-телеграфных служащих, начавшаяся 15 ноября 1905 года, прервала связь и переписку с руководством района и Департаментом таможенных сборов на целых два месяца. Не поступали требовательные ведомости на выдачу денежного довольствия, да и сами денежные средства не выдавались с почтово-телеграфных контор, невозможно было получить разъяснения или отправить донесения и отчеты. Обстановка стала меняться в январе 1906 года, когда в Благовещенск, Хабаровск прибыли части регулярной армии и вернулись с Маньжурии казачьи полки.
      Важной вехой в истории деятельности таможенных учреждений стал 1909 год, когда из трех таможенных районов- Забайкальского, Амурско-Приморского и Заамурского, был создан Приамурский таможенный округ, во главе которого стал окружной таможенный инспектор Заамурского района статский советник Сергей Николаевич Латкин. Только за один год были открыты более десятка застав и почти пятьдесят постов. Кроме этого распоряжением Министра Финансов от 26.05.1909 года Благовещенская таможенная застава была преобразована в таможню 2-го класса с правами по пропуску и очистке пошлиной всех товаров.
    По сохранившемуся в архиве приказу по Департаменту таможенных сборов и его ведомству от 1 июня 1909 года за № 21 можно судить как много таможенных чиновников из западных губерний было переведено во вновь открывшиеся учреждения, а также принято на службу в таможенное ведомство находившихся в отставке офицеров – от корнета до подполковника. Вот выдержка с приказа:
      - Назначаются – чиновник для поручений при начальнике Южного таможенного округа, надворный советник Бржозовский – управляющим Благовещенской таможни II класса – с 1 июня 1909 года;
      - отставной полковник Амурского казачьего полка Кузнецов – надзирателем таможенного поста Муравьев-Амурский и отставной поручик отдельного корпуса пограничной стражи Кузнецов – надзирателем Козловского поста.
     В 1910 году для таможенных учреждений Забайкальской, Амурской и Приморских областей в целях более четкой регламентации порядка несения службы в разъездах, проведения задержаний, выемок и обысков,  а также применения оружия ДТС применительно к местным условиям была разработана специальная инструкция. Досмотрщикам было разрешено применять оружие на тех же основаниях, что и чинам корчемной стражи ( ГА ЕАО Ф-41, оп. 1 Д.12  Л 101,101 об, 102, 102 об.).
      В 1912 году в ДТС прошла значительная реорганизация, Так был упразднен Приамурский таможенный округ, а вместо него были созданы три таможенных участка:
     - Владивостокский – с центром в г. Владивосток, инспектором которого стал бывший начальник Приамурского таможенного округа С.Н. Латкин – ему подчинялись все таможенные учреждения расположенные к югу от Иманской таможенной заставы, входящей в состав участка,  а также побережье Японского моря и Татарский пролив до залива Де-Кастри. Также в него входила и Пограничная таможня. Сама Владивостокская таможня как I класса подчинялась только в ревизионном отношении;
     - Хабаровский с центром в г. Хабаровске, который возглавил в 1913 году Николай Николаевич Котлов с подчинением всех таможенных учреждений Приамурья и Забайкалья, граница с Китаем по рекам Амуру и Уссури до Иманской заставы, а также таможенные учреждения в заливе Де-Кастри, в г. Николаевске на Амуре, в Камчатской и Сахалинских областях;
     - Читинский участок  в г. Чита. На должность инспектора участка был назначен Александр Валерьянович Волынцевич –Сидорович, занимавший до этого должности управляющего Владивостокской таможни (1902-1907) и Иркутской таможни (1907-1912). Ему подчинялась Кяхтинская  таможня, граница с Китаем в пределах Забайкальской области с включением Маньжурской таможни.
     Кроме структурной реорганизации укрепляется и правовая база таможенных учреждений. В начале декабря 1912 года министром финансов статс-секретарем Коковцевым было утверждено «Положение о таможенных досмотрщиках», в которым проводилась четкая регламентация правил приема на службу, её прохождения, а также прав и обязанностей . Параграф №4 гласил: « В таможенные досмотрщики принимаются лица всякого звания, но предпочтительно из запасных воинских чинов, безупречного поведения, грамотные, вполне здоровые и пригодные к таможенной службе в возрасте не моложе 21 года и не старше 30 лет». С превышением этого возраста могли приниматься только подпрапорщики  ( подхорунжие), кондуктора флота и нижние чины сверхсрочной службы, а также досмотрщики, призванные на воинскую службу по мобилизации, но не позднее 1 года после увольнения со службы. Как видите, из-за тяжелых условий несения службы, требования были очень жесткие.
      С 1 января 1913 года вводилась в действе «Инструкция для действия чинов таможенных учреждений по единоличному досмотру товаров», в которой взамен членов таможни и пакгаузных чиновников вводились должности контролёров, на которых возлагались все права и обязанности по единоличному досмотру товаров.
      Повышался и статус действующих таможенных учреждения, так с 1-го января 1913 года Благовещенская таможня была преобразована в таможню I класса и в своей оперативной деятельности подчинялась только ДТС и только в ревизионном отношению Хабаровскому таможенному инспекторству. Это требовала резко изменившееся обстановка, ведь с 1-го января 1913 года отменялась в одностороннем порядке 50-ти верстная полоса беспошлинной торговли. Теперь все товары китайского производства, а не только акцизные, подлежали обложению таможенной пошлиной. Резко возросла нагрузка на каждого таможенного служащего. Кроме того на все товары китайского производства, ввезенные ранее, требовалось нанести таможенное обеспечение в виде бандеролей или свинцовых пломб. Чтобы понять объем работ можно привести такие примеры – через каждый черенок бритвенного станка требовалось пропустить бечевку и навесить пломбу; карандаши разбить на дюжины, завернуть, обмотать бечевкой и тоже опломбировать.
     В разы возросло количество случаев задержания контрабанды, население, привыкшее к существованию зоны беспошлинной торговли, продолжало заниматься перемещением товара,  часто даже по незнанию правил. А ведь на таможенных учреждениях  возлагалась и охрана  границы. Направленные на отдельные участки сухопутной границы в Забайкальской и  Приморской областях конных сотен Отдельного корпуса пограничной стражи Заамурского округа общего вопроса не решало. Контрабандой стали заниматься большая часть приграничного населения, а  на огромной протяженности государственной границы на Хабаровском таможенном участке им противостояло лишь 409 досмотрщиков. Рассмотрим выписку из утвержденного МФ 28 декабря 1912 года расписания числа таможенных досмотрщиков и стражников и сумм на их содержание: Благовещенская таможня – 60 чел., Николаевская на Амуре -35, Хабаровская -46, из 11 застав самые крупные – Рейновская -15; Игнашинская, Екатерино-Никольская, Пашковская  - по 14 чел., численность остальных колеблется от 4 до 12 ед. Посты и того меньше, самый многочисленный –Забеловский – 12 чел. Большинство же постов имело в своём составе по 6 досмотрщиков.
       Вот какой вывод сделал помощник инспектора Хабаровского таможенного участка Ковалёв в ходе ревизии таможенных учреждений на Амуре в июне 1913 года – « охрана границы протяженностью от с. Покровка до города Хабаровска, считая все бесчисленные повороты реки, протяженностью 2000 верст тридцатью  таможенными учреждениями при составе 335 досмотрщиков, при 207 лошадях, почти при полном отсутствии лодок  ( существующие за громадным исключением совершенно не достигают цели), являются чуть ли не фикцией. ( «Таможня на Тихом океане», выпуск 1, Благовещенская таможня, с.40-42).
     Существовала и большая текучка кадров, вызванная тяжелыми условиями несения службы. Так только за 1913 год и январь 1914 года из таможенных учреждений Хабаровского таможенного участка уволилось 167 человек, то есть почти половина списочного состава досмотрщиков.
     Конечно эти проблемы были известны руководству ДТС и МФ. Был подготовлен и затем утвержден ( и это несмотря на подготовку к войне с Германией и Австро-Венгрией и начавшуюся мобилизацию) закон от 29 июля 1914 года «Об отпуске средств из Государственного казначейства средств на усиление таможенного надзора по морскому побережью Приморской области и по границе с Китаем, Кореей и Монголией и на увеличение состава таможенных участковых управлений и таможенных учреждений. Планировалось открыть в Хабаровском таможенном участке 7 постов: Венцелевкий, Воскресенский, Гродековсий (на Амуре), Ивановский, Игнатьевский, Скобельцинский и Ушаковский и перенести ныне действующий Козловский пост в станицы Лончаковскую.
     Несмотря на казалось бы прозрачность граница существовала и выполнялся порядок её пересечения. Так пропуск порубежных китайцев на сельскохозяйственные и другие надобности разрешался только по пропускным разовым билетам, выдаваемым китайцам их пограничными властями на срок не свыше 5 суток. При этом взимался сбор в размере 75 копеек. Пропуск действовал только в 50-ти верстной приграничной полосе. Прибывающим для работы на приисках должен был в этот день явиться в управление пограничного комиссара Амурской области. При регистрации на руки выдавался русский билет (за него уплачивалось 5 руб. 15 копеек), личная наемная книжка с фотографией владельца ( сбор 2 руб. 75 копеек), а затем вносилось 2 рубля больничного сбора. Всего уплачивалось 9 руб. 90 копеек. Имея на руках эти документы работник мог устроиться на работу и в случае необходимости мог обращаться в государственные медицинские учреждения за помощью в случае недомогания.
     Русские, занимающиеся торговыми делами в Маньжурии, пересекали границу по заграничным паспортам, выбираемыми в канцелярии губернатора, также при каждом выезде была необходима справка из полиции о неимении препятствий к выезду.
     Российское население, проживающие в приграничной полосе, имело право свободно пересекать границу при наличии пропусков, выдаваемых отделами полиции в местах расположения таможенных органов, через так называемые «рогатки».    Ведь   у     многих     на     сопредельной    стороне   были сельскохозяйственные угодья и покосы, разрешалось рыбачить, охотиться и привозить добычу. В делах имеется прошение от жителей хутора Союзный об увеличении времени работы по пропуску с 8 утра до 4 дня, на 6 утра. Так как в следствии разлива реки Амур в 1914 году приходилось косить сено на удалении 20 верст от берега и можно было не успеть до закрытия. Тогда приходилось ночевать до утра на китайском берегу и подвергнуться нападению хунхузов ( китайских бандитов).
      Начавшаяся в июле 1914 года война России с Германией и Австро-Венгрией еще более осложнила ситуацию в таможенных органах. В ходе объявленной мобилизации на военную службу были призваны военнообязанные, обострилась нехватка кадров, а введенный «сухой закон» подстегнул контрабанду спиртных напитков, которые заняли лидирующее место среди конфискованных контрабандных товаров. Заниматься контрабандой дешевого китайского спирта становилось очень выгодно, ведь только одно удачное перемещение перекрывало предыдущие задержания. При этом контрабандисты шли на все возможные ухищрения – зафиксирован случай изготовления специальных жилетов из прорезиненной ткани, которые одевались на тело и могли быт обнаружены лишь при личном досмотре, в них заливалось до 6 литров спирта.
     Потоком пошли циркуляры о запрете вывоза сначала стратегических товаров, а затем практически всех товаров экспортного назначения. Первым таким    документом  стало  предписание   инспектора     Хабаровского таможенного   участка   от   31   июля    1914 года   о    отобрании   всех самодвижущихся экипажей, принадлежащих германским подданным принудительным порядком. Все прибывающие экипажи предлагалось задерживать и передавать местным властям  (ГА ЕАО Ф-41. Оп.1. Д.5. Л 27.).
Сохранились списки товаров, запрещенных к вывозу из России за границу по обстоятельствам военного времени, утвержденные министром финансов П.Барком от четвертого июля 1915 года. В нём большой перечень продовольственных  и фуражных товаров от овса и гречихи до сена и соломы, а также даже невыделанных шкур животных (ГА ЕАО Ф-41 оп.1. Д-6. Л.53,53 об,54) Затем последовал запрет на вывоз валяной обуви, шерсти, пряжи, изделий промышленности – от цемента и извести до автомобилей и мотоциклов.
     Частично решить кадровый голод удалось за счет командирования на Дальний Восток чиновников таможенного  ведомства из территорий Российской империи, захваченных германскими войсками. Так например помощник управляющего Челяузкой таможенной заставы Варшавского таможенного округа коллежский асессор Георгий Николаевич Михайлов был откомандирован в распоряжение инспектора Хабаровского таможенного участка.
      Ввиду острой нехватки рабочих рук на предприятиях металлургической и угольной промышленности в следствии призыва на воинскую службу граждан России на основе циркуляра Департамента полиции от 31.08.1915 года №14 1283 были смягчены правила пересечения границы для граждан Китая и Кореи. До особого распоряжения они пропускались теперь даже по предъявлению национальных паспортов с штампом визы российского консула без оформления наёмных книжек и «русского билета»,  а также других формальностей.
     Был запрещен и вывоз золота  в любом виде – в том числе в монетах, слитках, изделиях с использованием сусального золота и виде шлиха. Поступающая в кассу золотая монета назад  в качестве сдачи не выдавалась, а тем кто платил золотой монетой предоставлялись льготы – отсрочки платежа, оформление вне очереди. В одном из своих циркуляров инспектор Хабаровского таможенного участка указывает, что по имеющимся у него сведениям из Благовещенска в Харбин и во Владивосток идет систематическая отправка золота, в основном китайскими гражданами. Далее с Владивостока золото пароходами или по КВЖД следует до Тяньцзина, а оттуда в Шанхай. Это вытекает из того, что в адрес китайских фирм и частных лиц китайского происхождения переводятся  крупные денежные средства, или  письмами высылаются вложения кредитных билетов на огромные суммы, что не делалось до войны. Фигурируют суммы от 2500 до 65 000 рублей. За период с 20 июля 1914 по 1 апреля 1915 года таким образом было перемещено 138 500 рублей и 1 565 777 швейцарских франков. Эти суммы говорят сами за себя. Контрабандная цепочка была так отлажена, что крупных задержаний золота не фиксировалось.
      Значительно ухудшилась и криминогенная обстановка, в Приамурье сложились устойчивые этнические группировки. Так всем хуторским и станичным атаманам  циркулярным предписанием от 16.02.1915 года №2164 административным отделом Войскового правления Амурского казачьего войска потребовало проверить наличие видов на жительство у осетин и лезгин, часто вооруженных винтовками и маузерами, на которые они не имеет прав ношения. Не отличалось законопослушностью и местное казачье население, которое от угроз физической расправы и применения оружия дошло до убийств таможенных служащих. Так в 1915 году двумя казаками 17 и 19 лет в станице Екатерино-Никольской одноименного станичного округа при попытке досмотра саней с сеном, привезенных с китайского берега были убиты из винтовок двое досмотрщиков Екатерино-Никольской таможенной заставы.
     Февральскую революцию 1917 года и досмотрщики и чиновники приняли как должное. По всем заставам и постам была разослана копия телеграммы за подписью комиссара Министерства финансов и членов Государственной думы Титова и Виноградова с обращением ко всем чинам таможенного ведомства продолжать текущие дела.
    На основании получаемых с постов и застав телеграмм о полном подчинении Новому правительству Хабаровский таможенный инспектор Н.Н.Котлов явился в Хабаровский комитет общественной безопасности, где заявил «о солидарности с установленным порядком и о полной готовности приложить все силы на пользу и благо Родины»  ( ГА ЕАО Ф-41. Оп.1. Д 12. Л.34). Дабы предотвратить неразбериху и экцессы, вызванные революционной эйфорией в таможенные учреждения было направлено информационной письмо, в котором говорилось, « быть свободным гражданином совсем не означает, что можно не соблюдать возложенных на него обязанностей».
    В целях усиления контроля Хабаровским комитетом общественной безопасности в Хабаровской таможне был даже назначен комиссар. Им стал Михаил Акимович Тимофеев, а от управления таможенного инспекторства в комитет был направлен делегатом помощник таможенного инспектора Петр Петрович Маевский и контролер таможни Василий Валерьянович Мокеев ( «Таможня на Тихом океана» выпуск 2 стр.81.). В Благовещенской таможне был создан союз служащих таможни, в котором могли состоять и чиновники. Главной задачей союза стало разработка вопросов, касающихся материального и социального положения самой низко оплачиваемой части таможенных служащих.
      Но отдельные комитеты общественной безопасности уже начали возбуждать ходатайства от отмене импортных пошлин, а некоторые общественные организации отменили таможенную черту. Указания из ДТС предписывали «исполнять все законы об очистке заграничных товаров, так как Государственному казначейству может будет нанесен ущерб на десятки миллионов рублей, так необходимых для укрепления завоёванных нами свобод и обороны от нашествия врага» (ГА ЕАО Ф-41. Оп.1. Д 12. Л.38.).
     В новых условиях требовалось и вопросы решать по другому – не единолично, поэтому было принято решение о создании Хабаровского таможенного комитета при управлении таможенного инспекторства. Инспектор Н.Н. Котлов, получил ободрение как от Правительственного комиссара по Дальнему Востоку А.Н. Русанова , так и от представителей Хабаровского и Благовещенского комитетов общественной безопасности. Была выработана норма представительства. Весь Хабаровский участок делился на три части: от Покровской заставы до Ушаковского поста включительно – 15 учреждений и 143 досмотрщика; от Буссевского поста до Союзного – 16 учреждений и 134 досмотрщика; от Екатерино-Никольской таможенной заставы до Бикинского поста на Уссури – 9 учреждений и 138 досмотрщиков. Правда при этом не смогли принять участие в выборах досмотрщики с удаленных застав на Камчатке, в заливе Де-Кастри и на Сахалине – всего 17 человек. В итоге было избрано три члена  - Власов, Кайгородцев, Нетупский и три кандидата  - Пашуков, Грусков и Тарашкевич (ГА ЕАО Ф-41. Оп.1 Д-12 л.44-46).
     В Петрограде был создан Всероссийский союз таможенных служащих, который разослал по таможенным учреждениям образцы заявлений о желании вступить в число членов. Первый Всероссийский съезд представителей таможенных служащих созывался на 1 сентября 1917 года в Петрограде, на него делегатами были выбраны от Хабаровской таможни контролер Мокеев В.В. и досмотрщик Горинов, которые  были должны выехать 17 августа. Предварительно 18-22 августа текущего года общий таможенный съезд собирался в городе Благовещенск, на него был командирован контролер Станкевич А.П. На съезде предполагалось обсудить следующие вопросы ( сохранена орфография документа):
1. Бюрократизм Управления.
2. Система таможенных учреждений.
3. Техника службы.
4. Применение Тарифа.
5. Таможенный штат.
6. Институт досмотра.
7. Права и преимущества службы. ( ГА ЕАО Ф-41. Оп.1 Д-12. Л.92.).
      С приходом к власти большевиков поляризация в таможенных учреждениях стала только нарастать, несмотря на это профсоюз таможенных служащих был единственным, кто не примкнул к забастовке служащих Министерства финансов, которая началась с 28.12.1917 года.
     Уже 4 января 1918 года группа досмотрщиков Хабаровской таможни без участия штатных чиновников и канцелярских служащих вынесло недоверие таможенному инспектору Н.Н. Котлову и его помощнику Маевскому и обратилась в Совет солдатских и рабочих депутатов, состоящий из большевиков. На что Совет выразил согласие. Недовольная этим оставшаяся часть досмотрщиков, а также чиновники Хабаровской таможни и инспекторства обратились в Совет правительственных служащих с целью воспрепятствования отстранения инспектора Котлова. В поддержку Котлова пришло и много телеграмм с мест. Началась кадровая чехарда. (ГА ЕАО Ф-41. оп.1 Д-14. л.1.).
     Неопытность и к тому же волюнтаризм новой власти, где на волне революции в руководящие органы вошло и много откровенных проходимцев привело к тому, что V объединенный съезд крестьян и казаков Амурской области на заседании  7 апреля вынес резолюцию об упразднении таможенных постов и застав в области, а также ликвидации Благовещенской таможни.
     В своём мартовском циркуляре исполняющий должность инспектора Хабаровского участка Маевский характеризует обстановку как очень сложную: « целый ряд постов по приговору местных комитетов закрыто, задержанные контрабандные  товары или разграблены или разделены между местными жителями. На некоторых постах и заставах досмотрщики удалены и выселены в холод на улицу и должны искать себе и семьям из милости приюта, а насильники, изгнавшие их самочинно, определили себя на их место.» Несмотря на это призывает нести службу образцово, констатируя, что по докладам отдельные досмотрщики отказываются от ухода за казенными лошадьми, нести сторожевую службу ночью, примешивая к службе личные счеты. (ГА ЕАО Ф-41. оп.1 Д 14. л.11).
     Пусть медленно, но правительство РСФСР стало приводить в порядок зашатавшуюся таможенную систему. Это подтверждает копия циркулярного предписания ДТС от 18 февраля 1918 года № 2129 о порядке ввоза и вывоза товаров, которым предписывалось, что  ввоз товаров и вывоз из России всех товаров без исключения производится только в случае разрешения отдела внешней торговли Комиссариата торговли и промышленности. Если такого разрешения нет – то признаётся контрабандой
      Теперь уже новые местные власти на Дальнем Востоке поняв, что лишились одного из источников дохода,  в лице чрезвычайного VI съезда трудящихся Амурской области в резолюции от 16.06.1918 года постановляют оставить все таможенные учреждения на местах и поручают Областному исполнительному комитету немедленно принять меры к восстановлению нормальной деятельности и возврата инвентаря.
      Учитывая продолжавшуюся в стране инфляцию и огромный разрыв в денежном довольствии между руководящим составом в лице управляющих таможен, застав, постов и их помощниками и низшими чинами власть пошла на беспрецендентную акцию – не только общего увеличения окладов, но  на повышение окладов именно досмотрщиков. Так с 1 ноября 1917 года по ноябрь 1918 года предполагалось ввести оклады с учетом категории территории. Центральные области отнести к 1-ой категории; Урал и Сибирь – ко второй;   Хабаровский    таможенный     участок – к 3-ей.   При   этом управляющий заставой устанавливался базовый годовой оклад в 3720 рублей, помощник управляющего заставой, управляющий постом  -3488 рублей, канцелярский служащий высшего оклада – 3255, низшего – 2790. Досмотрщики высшего разряда должны были получать 3023 рубля, низшего -2790. На Дальнем Востоке оклады увеличивались на 30%. Но уже с 04.04.1918 года эту прибавку приостановили, а затем с января 1919 года новые оклады выплачивать  прекратили, увеличив правда отпуска.
     На местах власть в лице районных, волостных и сельских советов продолжала вмешиваться в деятельность таможенных органов, пришлось издавать целый приказ Дальневосточного Совета народных комиссаров за подписью товарища председателя ДВ СНК товарища Калманович и комиссара финансов Гапона о невмешательстве советов низшего уровня в деятельность таможенных учреждений и восстановления их деятельности.
     Еще   одной   попыткой    вмешательства    стало    распоряжение Дальневосточного краевого комитета Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, в соответствии с которым в хабаровской таможне на чрезвычайном общем собрании стало введение коллегиального управления. Пусть на короткий срок, но оно было введено. Правда ДТС телеграфным предписанием это отменил. В таможню поступила и телеграмма помощника народного комиссара РСФСР по финансам Аксельрода о не допустимости коллегиального управления ( «Таможня на Тихом океане» выпуск 2, стр. 102-103, 106-107). Впоследствии выбранному на собрании исполняющему должность управляющего таможни А.П. Станкевичу было предложено передать управление другому контролёру таможни – Билунскому.
      В связи с изменением политической ситуации в России, когда на большинстве территорий Сибири и Дальнего Востока к власти пришло Временное сибирское правительство адмирала  Колчака, теперь уже омские власти стали пытаться приводить в порядок систему таможенных органов. Так приказом этого правительства от 13 ноября 1918 года №1 директором Таможенного отдела Министерства финансов назначался управляющий Читинским таможенным участком статский советник Волынцевич-Сидорович, а с 01.02.1919 года таможенный отдел был преобразован в Департамент таможенных сборов (ГА ЕАО Ф-41. оп.1. Д14. л.99).
      Была восстановлена действительность отчетности Табеля срочных донесений. Для поступления денежных средств в бюджет стали использоваться все возможные средства – в два раза повышен гербовый сбор,
Увеличились ставки импортных пошлин, так на варенье и изделия из сахара были доведены до таких размеров, чтобы означенные изделия не могли конкурировать на рынке с сахаром. Затем на ввоз сахара ввели государственную монополию. Применялись  меры к уплате подоходного налога за 1917 и 1918 год с таможенных служащих, а при неуплате – удерживали с ближайшего денежного содержания. Но в полном объеме деятельность таможенных органов восстановить не удалось. Так управляющий Союзным таможенным постом доносил, что в следствии разоружения досмотрщиков местными казаками 26 августа 1918 года пошлина поступает только с транзитных пассажиров. Жители близ лежащих населенных пунктов и китайцы ходят через границу свободно и товары на проверку не предъявляют. Население относится к сотрудникам таможенного поста враждебно и против восстановления его деятельности. Только увеличение численности до 20 человек с оружием позволит начать осуществление таможенных обрядностей. (ГА ЕАО Ф-41. оп.1. 16.л.1).
Доходило и до таких случаев, что на сходе жителей этого хутора 8 августа 1918 года было принято решение потребовать, а в случае необходимости применить и силу, чтобы таможенный пост вернул китайскому офицеру конфискованные у него 28 фунтов опия. Тогда чуть не дошло до применения оружия, так как китайский офицер уже обнажил шашку и  пришлось разоружать как его, так и прибывших к нему на подмогу еще восемь солдат. Опий правда пришлось вернуть. После обращения управляющего постом атаман Екатерино-Никольского  казачьего округа  телеграммой потребовал вернуть таможенникам опий и пригрозил виновным судом. К чести властей, дело дошло не только до атамана округа  и начальника уезда Синьдун, но и до Генерального консула Китая во Владивостоке, от которого пришло сообщение, что дело по этому случаю принято к производству.
     Об наисложнейшей обстановке на дальневосточной границе можно судить и по трагическому случаю, когда в ночь с 6 на 7 февраля 1919 года в 25 верстах от Хабаровска  на реке Амур разъезд Забеловского таможенного поста  в составе четырех досмотрщиков – Феодосия Потапова, Ивана Шубина, Николая Силантьева и Матвея Гущина попал в засаду контрабандистов и погиб в неравной схватке. Лошади были пристреляны, оружие и казенное обмундирование досмотрщиков было похищено. Погибших похоронили на кладбище в Хабаровске, на намогильный памятник и деревянную оградку был организован сбор среди служащих таможенного участка ( ГА ЕАО. Ф-41. оп.1. Д. 17. л.8).
      1920 год также характеризуется политической нестабильностью. Если на большей части территории Амурской области была восстановлена советская власть в лице областного исполнительного комитета трудящихся Амурской области и 8-ой областной съезд принял решение создать отдел по управлению таможенными учреждениями в Амурской области, который должен находиться при Благовещенской таможне и подчиняться комиссару, то в Хабаровске за 1920 год власть переходила несколько раз от большевистки настроенных сил то к прояпонской Городской думе, то командующему Белоповстанческой армии генералу Молчанову. И в этих условиях служащим Хабаровской таможни приходилась работать.
      Облисполком  Амурской области в попытках реформировать систему таможенных органов принимает решение о сформировании Пограничной стражи, на которую хотели передать охрану границы. Для формирования этой стражи предписывалось передать от застав и постов всех лошадей, сбрую и оружие. В последующем предполагалось, что таможенные учреждения станут заниматься только взиманием пошлины и других сборов. Для этого штат таможенных застав сокращался до 5 человек, оставлялась 1 лошадь, седло и телега. И это при почти полном отсутствии финансирования. Для кормления лошадей рекомендовалось косить для них траву или выпускать на пастбище. При этом вновь созданный отдел разослал всем станичным, хуторским и сельским советам распоряжение не вмешиваться в деятельность таможенных учреждений, оказывать им содействие в борьбе с контрабандой, возврате и восстановлению имущества.
     31 августа 1920 года заведующий таможенным отделом Кочетков издаёт приказ о том, что он утвержден в должности инспектора Благовещенского таможенного участка и политическим уполномоченным.
     Однако батальон пограничной стражи, набранный из обычных бойцов, оказался не готов к трудной и бескомпромиссной работе. Уже 4 октября это подразделение была расформировано. В качестве основания такого решения в приказе №21 Амурского областного народно-революционного комитета указывалось, что личный состав, неся только охранно-сторожевую службу, потерял свою  боеспособность, морально разложился, не устояв перед соблазном обогащения. Число задержанной личным составом контрабанды уменьшилось, зато потоком шли жалобы, что изымаются и обращаются на собственные нужды подразделений вещи, не подлежащие конфискации, часто даже без составления протокола. Командный состав, мало сведущий в работе таможенных служб, своим вмешательством фактически создал двоевластие на границе. В конечном итоге батальон был расформирован, а все вооружение, конский состав и имущество были переданы таможенным учреждениям. Всё вернулось на круги свои. Окончательно всё расставил  на свои места закон правительства ДВР от 17.01.1921 года №3  в котором определялось, что охрана границ ДВР в экономическом отношении возложена на таможенные учреждения.
     Неразбериху на границе преодолеть так и не удалось – продолжалось непонимание, а зачастую и противодействие местных властей, не в полном объеме и не регулярно поступали денежные средства на содержание таможенных постов и застав. Растущая на глазах инфляция и невозможность что-то купить из продуктов на бумажные ассигнации вызвали массовое увольнение самой низкооплачиваемой части – досмотрщиков. Часто на посту или заставе оставались по одному или два человека – о какой полноценной службе могла идти речь. В архивных  документах Союзного таможенного поста имеется прошение досмотрщика  Головкина ( сохранена орфография документа): « В виду критического моего положения имея шесть душ семейства на прокормление которого не имею никаких средств. Получаемое мною жалованье ничего не возможно купить, то прошу уволить меня от службы  досмотрщиков с 1 июля 1921 года, так как вынужден ехать зарабатывать хлеб» (ГА ЕАО Ф-41. оп.1. Д.25. л.12). Ввиду отсутствия кормов сами косили сено лошадям.  Пришлось прикомандировывать сотрудников с других постов и застав.
      Учитывая тяжелое экономическое положение правительство ДВР дало
разрешение на вывоз в Китай пушнины и продуктов охотничьего промысла
с уплатой 10% пошлины. Цена шкурки соболя экстра-класса приравнивалась
к стоимости шкуры тигра – 300 рублей, в 250 рублей оценивалась шкурка 1-го сорта чернобурой лисы, стоимость шкурки выдры равнялась медвежьей -30 рублей.
При этом 1000 рублей кредитных билетов ДВР оценивался в одну копейку
золотом. ( постановление Министра Финансов ДВР от 23.11. 1921 года). ( ГА ЕАО Ф.Р-41. Оп.1  Д.27 л.4-7). Такой курс вводился с 25.12. 1921 года.
В целях пополнения бюджета пошли даже на выращивание опийного мака и производство опия-сырца частными лицами, заключившими с аптеко-управлением облисполкома договор и уплатившим большой сбор. Постанов-лением от 23 апреля 1922 года было определено, что провоз опия должен быть свободным и никто не имеет право изымать его при производстве, хра-нение и перевозки. Вывоз  опия в Китай был запрещен.
       Если раньше в деятельность таможенных органов вмешивалась исполнительная власть, то теперь эти стали заниматься и командиры воинских частей Восточного фронта. Они в ультимативной форме требовали от таможенных учреждений выдать им конфискованные контрабандные товары, хранящиеся на складах – одеяла, тик, пуговицы, нитки, мыло и спички. В частности командование Особого  Амурского  стрелкового полка потребовало пропустить беспошлинно приобретение в Китае свыше 13 тысяч папирос, табак, сигары и курительную бумагу.
      Правительство ДВР для усиления контроля за таможенными органами назначило своим приказом от 17 января 1922 года в Благовещенское таможенное инспекторство политического комиссара Невесенко. Теперь все распоряжения и приказы инспекторства считались действительными только при наличии его подписи.
     Несмотря на все меры внутри таможенных учреждений продолжался хаос. В приказе от 26 мая 1922 года №10 комиссар инспекторства отмечает полный развал       служебной    деятельность,    оставление    границы    без    охраны, преднамеренное     уничтожение     казенного     имущества ,         нежелание управляющих     постов    и    застав     принимать     меры   к восстановлению нормальной деятельности.
       31 мая 1922 года был принят закон ДВР « О усилении охраны границы ДВР в экономическом отношении». В нем говорилось - в порядке ст.43 Основного закона правительство ДВР постановило:
      1) В целях усиления охраны границ ДВР в таможенном отношении при-
          командировать потребное число конных бойцов из кавалерийских час-
          тей пограничных войск к таможенным учреждениям;
       2) Учредить при Управлении таможенных сборов должности заведующе-
          го отделом пограничной охраны, а при Инспекторе таможенного уча-
          стка – помощника инспектора пограничной охраны;
      3) Выделить на содержание каждого бойца по 25 рублей в месяц и допол-
          нительное вознаграждение  старшим отрядов –по 5 рублей в месяц.
      Для более качественного управления таможенными органами по распоря-
жению Рабочего и Крестьянского Правительства № 27 от 27 апреля 1922 года
в соответствии с инструкцией Народного Комиссариата Внешней Торговли
руководство таможенными органами возлагалось на таможенное Окружное
управление. Районы таможенных округов, перечень входящих в него учреж-
дений устанавливался НКВТ по согласованию НКФ. Таможенные органы
подразделялись на таможни I, II, III  класса ( ими стали таможенные заставы) и посты. Вся территория Благовещенского таможенного округа  тоже была разбита на районы.
      Перед началом боевых действий в 1922 году с границы были сняты все
воинские посты. На таможенные учреждения были возложены обязанности
не только по охране государственной границы но и по наблюдению за сопре-
дельной стороной с целью выявления перегруппировки китайских регулярных частей ( отношение начальника штаба Приамурского военного округа
от 19 мая 1922 3 1176/ оп). ( ГА ЕАО Ф.Р-29. Оп.1 Д.2 л.6).
      С целью составления полной картины положения дел на местах с обеспе-
чением учреждений инвентарем и имуществом Совет Министров ДВР в цир-
куляре от 11 августа 1922 года № 1034 предписал всем министерствам про-вести инвентаризацию имущества с составлением подробных описей при
участии комиссий Народного Контроля ( а там, где их не было – срочно создать ). Таможенные учреждения высылали к 25 октября свои ведомости в г. Читу с донесением в Инспекторство. ( ГА ЕАО Ф.Р-29. Оп.1Д.6 л.1).
      На учет был взят каждый фунт овса и патрон, за их бесцельное расходо-вание предлагалось накладывать взыскания вплоть до предания суду, как за растрату народного достояния. Могут показаться смешными такие нормы расхода, но вот что отпускалось для деятельности начальникам таможенных
районов: 200 листов бумаги и три штуки перьев на месяц , один карандаш на
два месяца, один флакон черных чернил на четыре месяца, флакон красных
чернил и одна катушка ниток на полгода – циркуляр № 1529 от 06.10.1922 года ( ГА ЕАО Ф.Р-29.  Оп.1  Д.6  л. 6).
       С вхождением ДВР в состав РСФСР в ноябре 1922 года на её бывшей территории вводились таможенные установления РСФСР, усилился контроль за подбором  и расстановкой кадров. Так уже с 14 ноября 19222 года требовалось заполнить анкеты на всех сотрудников и служащих таможенных учреждений в двух экземплярах. Один оставался в учреждении, а второй высылался в ГПУ. Начальники несли ответственность за правильностью заполнения. Для вновь принятых таможенных служащих устанавливался трех дневный срок подачи анкеты. (ГА ЕАО Ф-41. Оп.1 Д. 40 л.12).
      В целях налаживания порядка в финансовой сфере в РСФСР и ДВР была проведена денежная реформа. Все денежные знаки, выпущенные до 1922 года подлежали сдаче в казначейства до 25 октября 1922 года ( постановление Министра финансов ДВР от 14.09.1922 года).
      В связи с воссоединением ДВР с РСФСР охрана государственной границы в политическом, экономическом и военном отношении возлагалась на органы ГПУ – постановление ВЦИК от 06.11.1922 года, приказ ГПУ № 252 от 1922 года ( ГА ЕАО ф.29 оп.1 д.6 л.126-127). В этом постановлении сказано:
      ст.14 – при пропуске багажа и грузов через границу досмотр производят таможни, руководствуясь таможенными правилами, при досмотре обязан присутствовать погранпредставитель ГПУ в качестве политического контроля, следя за правильностью таможенного надзора;
      ст.15 – в обязанности представителя погранотдела на таможенных пунктах кроме проверки документов, дающих право на пересечение границы
входило и производство в случае необходимости личного досмотра, досмотра
вещей и багажа, в том числе и вторичного;
      ст.16 – обнаруженные сотрудником ГПУ при досмотре предметы, не оп-лаченные таможенной пошлиной , запрещенные к ввозу или вывозу (кроме
документов и бумаг) передаются таможне;
      ст.17 – Погранотдел при обнаружении неправильных действий таможен-ного сотрудника сообщает об этом Управляющему таможни или Таможен-ному Инспектору.
      В связи с привлечением к таможенному досмотру сотрудников пограничной стражи и обучением вновь принятых таможенных досмотрщиков положениям таможенной и погранично-охранной службы была разработана специальная программа, в которой доводились правила ввоза, вывоза и транзита товаров, порядок перемещения пассажиров, взимания таможенных пошлин и сборов, понятие контрабанды и весь комплекс борьбы с таможенными правонарушениями, а также права и обязанности сотрудников ( ГА ЕАО Ф.Р-29 Оп.1 Д. 6  л.21-22).
      Для борьбы с контрабандой были организованы комиссии в составе тамо-женных представителей НКВТ, ГПУ и НКФ под председательством НКВТ.
Было предложено Наркомюсту циркулярно предписать судебным органам поступающие дела о контрабанде рассматривать не позднее 10 дней со дня поступления в суд  и организовать в местах нахождения таможен дежурные судебные камеры для задержанных контрабандистов. Лица, для которых контрабандный промысел являлся основным, подлежали высылке из пограничной полосы. Рекомендовалось периодически  проводить облавы для обнаружения товаров привезенных контрабандным способом и не оплаченных пошлиной. Сотрудникам таможенных органов выдавались  по предписаниям начальников таможенных органов и после проверки в органах ГПУ пропуска на свободное передвижение в погранполосе в любое время суток.
      Ужесточались правила нахождения жителей в пограничной полосе вне населенных пунктов:
      - была запрещена заготовка леса на дрова на китайском берегу;
      - всем пограничным волостным и сельским органам власти предписывалось принять меры к установлению зимнего санного пути для пассажирского и грузового передвижения по льду реки Амур вдоль русского берега, не переходя государственной границы ( приказ №2 Амурского губернского отдела Управления от 15.11.1922 года г. Благовещенск).
      Начинается очередная реорганизация таможенных учреждений.  В декабре  1922 года был образован Дальневосточный таможенный округ. Постановлением Дальне-Восточного Революционного Комитета от 10 февраля 1923 года  ( протокол № 22) были введены новые штаты таможенных учреждений Благовещенского таможенного участка. В его состав  теперь входили две таможни I разряда: Благовещенская (91 человек, по штату ей полагался катер) и Хабаровская (71 человек и пароход с должностями капитана и моториста), а также таможни III разряда ( через эти таможенные учреждения могли быть пропущены только простейшие товары, не требующие технической экспертизы. Посты могли заниматься пропуском пассажиров, их багажа и « жизненных» товаров. Часть таможенных постов закрывалось. ( ГА ЕАО Ф.Р-29.  Оп. 1 Д.6 л.163 ). В процессе реорганизации таможенных структур почти полностью изменился состав служащих таможенных органов.
      Постановлением Дальбюро ЦК РКПб  от 16.02.1923 года № 7 в таможенных учреждениях вводился институт комиссаров ( ГА ЕАО Ф. Р-30 Оп.1  Д.1 л. 144). Затем в соответствии с проводимыми принципами управления таможенными учреждениями партийными сотрудниками на основании распоряжений начальника Дальне-Восточного таможенного округа было произведено замещение должностей Управляющих таможнями III разряда комиссарами последних, а Управляющих в качестве специалистов- контролерами, с выполнением обязанностей помощников. При этом контролерам ставилась задача с назначением мало опытных в таможенном деле партийными товарищами, призванными  наладить контакты с органами государственной власти,  возложить на них  руководящую роль в таможенном деле.
( ГА ЕАО Ф. Р-30. оп. 1  Д.3 л. 181).
 Так приказом № 236 от 01. 11. 1923 года назначались:
       -Управляющий Пашковской таможней Дворжицкий Мечислав Степанович – контролером таможни;
       - Комиссар Пашковской Таможни Клетченко Иван Борисович – Управляющим Пашковской таможни;
       - Управляющий Екатерино-Никольской таможней Тяптев Тихон Ефимович – контролером таможни;
       - Комиссар Екатерино-Никольской таможни Пшеничников Матвей Антонович – Управляющим Екатерино-Никольской таможни;
       -Управляющий Михайло-Семеновской таможни Григорьев Никанор Ильич – контролером таможни;
       - Комиссар Михайло-Семеновской таможни Приходько Павел Гаврилович – Управляющим Михайло-Семеновской таможни.
   В последствии были уволены многие из бывших таможенных чиновников, имевших стаж службы по 10-15 лет – Дворжицкий Мечилав Степанович, Космовский Боремир Юлианович, Калиновсий  Мефодий Никитович, Бодиско Владимир Андреевич, а принятые на их места сотрудники имели в лучшем случае 2-х классную сельскую или станичную школу.
       При анализе личных дел сотрудников Екатерино-Никольской таможни оказалось, что из семи человек лишь один человек имеет стаж более трех лет. Только у одного из таможенных служащих, старшего стражника Стафеева Василия Петровича, сдавшего экзамены экстерном за пять классов реального училища, был большой опыт работы – от чиновника почтово-телеграфного ведомства до начальника отдела в Московском международном коммерческом банке. Ему впоследствии придет вызов из Далькомбанка с предложением работать в должности помощника бухгалтера с окладом в 100 рублей, который тогда получал управляющий таможни.
      Несмотря на вроде бы продолжавшую политику либерализации экономики (НЭП) было введено лицензирование товаров при вывозе и ввозе. Оно было опубликовано в газете «Дальневосточный путь» от 23 января 1923 года. Это постановление практически ликвидировало приграничную торговлю, так как выдача лицензии производилась только в городах  Владивостоке и Чите. Какой единоличник или даже небольшой кооператив, решивший продать в Китай пару тысяч штук куриных яиц, поедет за тысячу километров оформлять лицензию. Затем последовало введение монополии внешней торговли, которая была установлена на Дальнем Востоке с 15.02.1923 года. Структура внешней торговли выглядела так:
     - экспорт:
      - по товарам -лес -65%, рыба -13%, пушнина- 10%, уголь -10%;
      - по странам- Япония -59%, Китай -31%,США -8%, Англия-1%;
     - импорт: по странам – Китай -66%, США -14%, Япония -12%, Германия -6%, Англия -1%. 
      При том сложном положении, в котором находилась первая республика Советов, руководство старалось повысить ставки жалованья и улучшить материальное положение таможенных служащих. Так на январь 1923 года были временно установлены следующие ставки:
      - управляющий заставой, управляющий постом, пом. управляющего заставой   - 36 рублей 83 коп.;
      - досмотрщик I-го разряда                - 22 рубля   33 коп.;
      - досмотрщик II-го разряда                - 20 рублей 15 коп.;
     - женщины для досмотра пассажирок             - 20 рублей 15 коп.
Чтобы понять уровень материального благосостояния таможенных служащих приведу такие примеры: стоимость  плацкартного билета от Благовещенска до ст. Облучье составляла 1 рубль 50 копеек, а съём квартиры площадью 9х12  саженей с русской печкой обошёлся бы в 60 рублей в год. При этом курс золотого рубля  равнялся 31 английскому пенсу, 58 американскому центу, 1 мексиканскому доллару и 11 центам. В последующем оклады были увеличены и доходили от 61 рубля 79 копеек у управляющего таможней III разряда и комиссара  и до 46 рублей 02 копеек у старшего таможенного стражника. 
      Гражданская война закончилась, на Родину стали возвращаться люди, во-
лей или неволей заброшенные на чужбину. Учитывая это, было принято постановление СНК от 03. 03. 1921 года « О пропуске возвращающихся из-за
границы русских рабочих и эмигрантов». Согласно этому распоряжению все
возвращающиеся должны были иметь визу от заграничных представителей
РСФСР. Каждому разрешалось провести домашние вещи весом до десяти
пудов на человека. Вся иностранная валюта подлежала изъятию и обмену в
учреждениях банка на расчетные знаки РСФСР по установленному курсу.
В качестве примера курс с 20.08. по 01.09. 1924 года: 1 $ - 1,93 рубля, 1 фунт
стерлингов – 8,55 рубля, японская иена – 75 копеек золотом. Курс установлен
котировальной конторой НКФ, постановление № 312 от 23.08.1924 года.
( ГА ЕАО Ф.Р-29 Оп.1  Д.8  л.65).
      Проходила революционная эйфория и красный флаг стал атрибутом власти. На всех государственных учреждениях было приказано установить вывески, а флаги снять. Их разрешалось вывешивать только в дни революционных праздников. За нарушение правил виновные подвергались суду. ( ГА ЕАО Ф.Р-29. Оп.1  Д.8  л.34).
        Несмотря на присоединение территорий бывшей ДВР к РСФСР еще
несколько лет здесь разрешалось золотое обращение ( дореволюционных российских, золотых японских иен и китайских золотых даянов). ( Циркуляр № 35-83 от 25.05.1923 года начальника Дальне-Восточного таможенного
округа). Ввиду нахождения на руках у населения большого количества бумажной иностранной валюты в отдельные периоды разрешалось даже принимать платежи в бумажных иенах на территориях Камчатской и Приморской областей ( куда входили на тот период населенные пункты от ст.Волочаевки до села Верхне-Спасское). ( постановление Распорядительного Бюро Дальревкома от 9 октября 1923 года – « О разрешении с 8 октября по 1 декабря 1923 года приема бумажных иен для платежей» . ( ГА ЕАО Ф.Р-29 Оп.1 Д.7 л.280).
     В ходе следующей реорганизации было принято решение об упразднении Управления инспектора Хабаровского таможенного участка. Таможенные учреждения, включая Бикинский таможенный пост включались в Благовещенский таможенный участок, а Николаевкая на Амуре и Иманская таможня, Марковский на Уссури и Муравьёво-Амурский таможенные посты входили в состав Владивостокского таможенного участка.
        Весь 1924 год граница между СССР и Китаем по реке Амур была закрыта для вывоза и ввоза товаров и пересечения в обоих направлениях. Местное население ввиду острой нехватки товаров стало активно заниматься контрабандным промыслом. Каждый месяц сотрудники ОГПУ и пограничной охраны регистрировали от 15 до 23 задержаний. Среди товаров чаще все-го фигурировали: х/б ткани- в 90% случаев; чай – 50 %; табак -45%; спирт-60%; спички -60%; нитки швейные на катушках- 20%. По докладам управляющего Екатерино-Никольской таможни до 70% населения приграничных населенных пунктов подвержено контрабанде. А мерами по борьбе с этим явлением предлагалось – усилить погранохрану войск ГПУ и наладить снабжение населения товарами первой необходимости своего производства. ( ГА ЕАО Ф.Р-29 Оп.1  Д.10 л.362).
      При численности населения Амурской области в 387 тысяч человек за 1924-1925 годы было заведено 5850 дел с суммой  конфискованных товаров в 370 741 рубль,  число задержанных  составляло  8584 человек; при этом сельского населения -2735, приграничного населения -5837, пассажиров -12, должностных лиц -5.
      На лиц, задержанных при перемещении контрабандных товаров налагались большие суммы штрафов и пени, но взыскивалось лишь не более 1-1,5%. Для увеличения поступления денежных средств в бюджет стали проводиться особые мероприятия. Так называемые « ударники по взысканию конфискационных недоимок» - циркуляр 3 22 от 16.02.1925 года Управляющего Благовещенским таможенным участком Дальне-Восточного Таможенного округа. ( ГА ЕАО Ф.Р-29.  Оп.1  Д.12 л 64). Весь участок разбивался на районы: 1-ый  район –Михайло-Семеновская таможня, 2-ой район – Екатерино-Никольская , 3-ый район – Пашковская и Иннокентьевская таможни и т.д.
Для проведения этой работы к учреждениям прикомандировывались сотрудники из других таможен и постов. Так например в Пашковскую таможню были направлены два человека с Димской таможни. Формировались группы по два человека в каждой, которым вручались списки недоимщиков по  населенному пункту (только по административным делам, по судебным делам взыскание проводилось сотрудниками милиции). Для более точного и правильного исполнения законов каждой группе выдавались инструкции о порядке взыскания налогов и сборов, копии руководящих документов
и циркуляров ( инструкция от 15.10.1924 года по применению ст.8-11 и 13-15, циркуляр Административного Отдела Амурского Губернского исполни-тельного Комитета от 14.02. 1924 года). Прием платежей осуществлялся по
ордерам квитанционных книжек. Группам давались большие права – в случае
отсутствия денежных средств у недоимщика на все имущество, за исключением не подлежащих взысканию ( включающее необходимые носильные вещи и предметы домашнего обихода; орудий промысла и продуктов питания на шесть месяцев на семью; одной лошади на десять десяти и одной коровы на шесть едоков с необходимым запасом кормов а также семенного зерна) обращалось на возмещение штрафов и пеней. На имущество и помещения  составлялся протокол в присутствии органов местной власти и двух понятых и оно либо продавалось с аукциона или передавалось ответственному лицу на хранение. ( ГА ЕАО Ф.Р-29.  Оп. 1 Д.12  л.70).
      Суммы штрафов и пени по контрабандным делам росли, но их собира-
емость несмотря на все принимаемые меры составляла лишь несколько процентов. В последующие годы было принято решение о списании штрафов с неимущих граждан. Как пример – выписка из постановления Михайло-Семеновской таможни от 10 февраля 1926 года  « рассмотрев материалы по конфискационным делам 1924 года за №№ 60, 77-78, 87, 89-90, 92; 1925 года - №№ 4, 14, 17, 21, 26, 33, 35, 37, 40, 53, 56-59, 63-64, 72, 75, 82, 86, 92, 94, 96, 113, 118 по которым числятся недоимки на сумму 3 479 рублей 50 копеек контрабандной пени и принимая во внимание, что имущество недоимщиков обследовано органами Рабочее-Крестьянской милиции и сотрудниками таможни и усматривается их несостоятельность -  руководствуясь циркулярным распоряжением от 19.01. 1925 года №33 и циркуляром начальника Дальне-Восточного отделения ГТУ от 10.11.1925 года № 4211 постановило: обратиться к управляющему Благовещенской районной таможни с просьбой о возбуждении ходатайства перед Амурским Губернским Финансовым отделом о сложении числящихся недоимок со счетом, ввиду безнадежности их поступления. ( ГА ЕАО Ф. Р-30. Оп. 1 Д.8 л.4).
      В целях совершенствования таможенного законодательства, приведения в
единый порядок всех ранее принятых законов, приказов и распоряжений о
транзите, вывозе и ввозе товаров, отправки международных почтовых от-правлений, перемещения через границу лиц Президиумом Центрального Ис-
полнительного Комитета Союза ССР был принят 12 декабря 1924 года Тамо-
жженный Устав Союза ССР введенный в действие Постановлением ЦИК и
СНК Союза ССР от 06.02.1925 года и опубликованный в «Известиях ЦИК СССР 11 февраля 1925 года в № 34. ( ГА ЕАО  Ф.Р-29. Оп.1  Д.12  л.94 ).
      В Уставе были такие разделы как: о привозе и вывозе грузов – ст.29-1144
о транзите – ст.115-118; о пропуске пассажиров – ст.230-245; о производстве в таможенных учреждениях дел по контрабанде и иных нарушениях таможенных правил, а также определены права и обязанности сотрудников таможенного ведомства.
      Сохранялся и прежний дореволюционный порядок, по которому товары
прошедшие таможенную очистку клеймились или на них накладывались пломбы или наклеивались марки гербового сбора. Все это проводилось в особых помещениях, где товары разбивались на мелкие партии под надзором таможни. Например: карандаши помещались в пачки или коробки не более 1-2 дюжин, затем на них наклеивались полоски белой бумаги с оттисками специальных клейм; на акцизные товары наклеивались марки акцизных сборов – к ним относились спички, свечи стеариновые, керосин и т.д; бритвы клеймились путем навешивания на черенок нитки со свинцовой  пломбы с оттиском таможни выпуска. Пломбы отливались в учреждениях и на специальных прессах зажимались, чтобы исключить подмену товара. Существовали специальные чаеразвесочные или табачные пункты, с работающими постоянными артелями, где происходила переупаковка товара и нанесение таможенных обеспечений.
      Для сотрудников таможенных органов, занятых на наружной службе, вво-дилась новая форма одежды. Правда, до особого указания ношение форменной одежды являлось добровольным делом. ( Приказ по Народному Комиссариату Внешней Торговли № 76/т от 8 июня 1924 года. В циркуляре Главного
Таможенного Управления от 18.02.1925 года № 42 предлагается всем сотруд-никам, наряжаемым для досмотра поездов и пароходов иметь фуражку уста-новленного образца и знаком на ней. ( ГА ЕАО Ф.Р-29 оп. 1 Д.14 л.38). Форменная одежда состояла из головного убора, бушлата или заменяющей летней блузы и пальто. Форма была черного цвета, зимнее пальто черно-серого (маренго) цвета с кантами и петлицами из зеленого сукна. Обыкновенный головной убор составляла фуражка из черного сукна с кожаным лакированным козырьком, над козырьком укреплялся знак, состоящий из изображающего  земной шар  бронзового кружка , покрытого красной эмалью с бронзовыми меридианами и параллелями, на этот кружок  наложено рельефное изображение серпа и молота, эмблема окружена венком из колосьев, в верхней части изображения помещалась красная звезда, в нижней части венка из-за колосьев видно восходящее солнце, лучами которого было заполнено всё свободное пространство; летний головной убор  составляла фуражка того же образца, но верх был из белого полотна, зимой – круглая черная мерлушковая шапка с донцем из черного сукна. Бушлат или зимнее пальто были двубортными, застегивались на шесть медных пуговиц с изображением серпа и молота. На отложном воротнике размещались петлицы зеленого цвета с эмблемой  из двух перекрещенных меркурьевых жезла. Летняя блуза шилась из не белого полотна, на кокетке прямого покроя, с петлицами и кушаком из того же материала, что и блуза. Из обуви – летом сапоги, в зимнее время- темно-серые валенки.( ГА ЕАО Ф. Р-29. Оп. 1 Д.14 л.39 ).
      Несмотря на принимаемые меры  обстановка на российско-китайской го-
дарственной границе продолжала оставаться сложной и даже ухудшилась.
Воспользовавшись тем, что малочисленные заставы пограничных частей
ОГПУ не могли тогда оказывать серьезное противодействие крупным бандам, а местное казачье население было вынуждено сдать оружие, активизировались хунхузы ( китайские бандиты). Только в станице Михайло–Семеновской  размещался отряд конных красноармейцев, в селах Степановке, Головино, Надеждинском размещались заставы по 3-4 человека. Этих сил явно было недостаточно. Так в делах имеются докладные записки Управляющего Екатерино-Никольской  таможни на имя Управляющего Благовещенским таможенным участком о том, что 26 марта 1924 года захватывалось село Нагибово, имеются раненные ( ГА ЕАО Ф.Р-29 Оп.1 Д.8 л.22), а 18 января 1925 года деревня Доброе ( отряд в 150 хунхузов простоял в деревне 3 ; часа, уведено 58 лошадей и все имущество, вплоть до ложек и вилок, совершены насилия над женщинами и девушками, сожжен один дом и амбар, одна женщина убита, другая ранена, тяжело ранен мужчина. Во время отступления подоспевшими жителями с. Нагибово произведена засада, удалось отбить 15 лошадей и часть имущества. Отряд хунхузов в 300 человек стоит на китайском берегу. Можно ожидать последующих нападений. ( ГА ЕАО Ф.Р- 29 Оп.1 Д.13 л.8).
      Несмотря на эти действия, в целях контроля над ввозом домашнего скота и мясопродуктов, для исключения проникновения болезней и эпидемий из Китая были определены пункты, через которые этот ввоз был разрешен. Одним из таких пунктов была и Михайло-Семеновская таможня, ввиду наличия в селе ветеринарного пункта ( в зону деятельности входила территория от Пашково до Нижнее-Спасского). (ГА ЕАО Ф. Р-30. Оп.1 Д.9 л.89).
      Несмотря на все реорганизации продолжается совершенствоваться таможенное дело. В практику вводится понятие генеральной лицензии
 ( приказ Наркомторга от 23/11 -26 года № 56) , которая выдавалась на срок 6 месяцев. На летнюю практику в таможенные учреждения направлялись студенты институтов, которые готовили кадры для работы в таможенных органах. ( ГА ЕАО Ф. Р-30. оп.1 Д.9 л.300).
      Вводится усовершенствованный Таможенный Тариф. Приказ Народного
Комиссариата Внешней и Внутренней Торговли от 4 февраля 1926 года № 244/т.( произошло слияние Народного Комиссариата Внешней Торговли и Народного Комиссариата Внутренней Торговли в единый Комиссариат). Этим приказом отменялось более 20 постановлений о порядке вывоза товаров, которые затрудняли работы своим разночтением. Все изменения Тарифа
стали рассылаться централизованно до каждого поста.
      Ввиду тяжелого экономического положения страны активизировалась ра-
бота по сокращению расходов на содержание аппарата: требовалось сократить канцелярские , хозяйственные и расходы на ремонт помещений не менее чем на 15 %, запрещались самовольные командировки; предписывалось сократить штаты на 20 %, новых сотрудников не принимать, а  образующиеся вакансии брать сотрудников находящихся за штатом; пересмотреть дислокацию и представить соображения о слиянии или упразднении таможенных учреждений. Техническое оснащение даже тех оставшихся учреждений, которым было передано имущество всех ликвидированных таможен и постов оставалось крайне низким. Достаточно перечислить что имелось тогда по описям: весы с гирями; спиртометр; термометр; посуда жестяная с делениями для измерения объема; воронки; метр металлический; фонарь ручной; щуп железный. Правда уже имелась пишущая машинка.
      Все помещения, в которых размещались таможенные учреждения, арен-
довались у других организаций. Так помещение Михайло-Семеновской таможни было взято в аренду у Водного управления за плату в 12 рублей и 13 коп в месяц и состояла из двух комнат в 30,8 кв.метра под канцелярию,
а также трех комнат ( общей площадью не более 10 кв. метров каждая) и общей кухни  для жилья сотрудников с семьями. Арендовался амбар и конюшня – 38 кв. метров.
      В 1925 году началась очередная штатная реорганизация таможенных учреждений. Приказом Начальника Дальне-Восточного Таможенного округа от 1 июня 1925 года № 26 упразднялось Управление Благовещенского таможенного участка. Благовещенская таможня преобразовывалась в Благовещенскую районную таможню I разряда с подчинением ей таможенных учреждений бывшего Благовещенского таможенного участка: Хабаровской и Николаевкой на Амуре таможен I-го разряда, 9 таможен  III разряда: Кумарской, Димской, Игнашинской, Рейновской,Иннокентьевской  Черняевской, Пашковской, Екатерино-Никольской, Михайло-Семеновской и 40 таможенных постов с численностью в 579 сотрудников. « Таможня на Тихом океане» выпуск 1, стр.11). Затем на основании постановления СНК от 3.07. 1925 года и приказа НКВТ от 11.07.1925 года за № 135/т упразднялось Управление Дальне-Восточного Таможенного округа и вместо него образовывалось с 1 сентября 1925 года Дальне-Восточное отделение Государственного Таможенного Управления с центром в г. Хабаровске, которое продолжал возглавлять Флегонтов Алексей Кандидович.
      Навигация по реке Амур продолжалась, но пароходы совершали теперь
только внутренние ( каботажные рейсы). В навигацию 1925-1927 годов
ходили следующие пароходы: государственные – « Чичерин», « Дзержинский», « Ильич», « Калинин», « Троцкий» и частные- « Русский», « Колумб»,
« Коротаев». В отчете управляющего Михайло-Семеновской таможни III-го разряда отмечено, что за навигацию 1927 года проверено 99 каботажных судов, которые привезли 301 тонну товаров, 12 голов скота; вывезли разной сельскохо-зяйственной продукции -2472 тонны, 56 голов скота, 10 лошадей, птицы домашней 650 штук. ( ГА ЕАО Ф. Р-30 Оп. 1 Д.21 л. 154).
      Основной формой деятельности таможенных учреждений оставалось ведение конфискационного делопроизводства. Ввиду фактического закрытия границы и отсутствия в кооперативных лавках самых необходимых товаров, а также неоправданно большими ценами на имеющиеся жители приграничных населенных пунктов продолжали приобретать товары в Китае. Была также большая разница между ценами в городах и в селах. Пуд керосина в городе Благовещенске стоил 4 рубля 50 копеек,  в станице Михайло-Семеновской – 7 рублей 20 копеек. Для наглядности приведем небольшую таблицу на товары первой необходимости.

Наименование
товаров                Их стоимость
В Китае На аукционах
по продаже конфиската На рынке
Мануфактура
( аршин) от 20 коп. до 70 коп. от 30 коп. до 90 коп. от 40 до 2 руб.30коп
Чай ( кг) от 35 коп. до 60 от 1 руб до 1 руб.70 коп Отсутствовал
Вата (кг)
До 1 рубля От 1 рубля до 2руб.50 коп 2 рубля 50 коп

      По этой таблице видно, что товары на рынке стоят в два раза дороже, чем
в соседнем Китае, а вата, идущая на изготовление стеганых одеял – в 2,5 раза.
Низкие урожаи злаковых культур на заболоченной местности, где часто почти половина урожая гибла от августовских паводков и  осенних палов, пов-реждалась вредителями не давали жителям повысить свой материальный уровень. Поэтому местные жители и пытались закупать товары в сопредельном государстве. В отчете по борьбе с контрабандой за период с 01.01 по  01.04. 1927 года сообщается о 108 задержаниях на сумму в 3249 рублей.
Основные виды конфискованных товаров: мануфактура -1205 рублей, чай
кирпичный -88 рублей, спирт -1326 рублей, вата бумажная -76 рублей. 
Охрана границы осуществлялась только разъездами и ими задерживались простые жители, ни в одной сводке не упомянуто, что пойманы профессиональные контрабандисты. Дела о взыскании штрафов тянулись годами и даже после ликвидации последней таможни – Михайло-Семеновской – незавершенные дела были переданы в Хабаровскую таможню, которая вплоть до своей ликвидации года производила взимание пеней. Было даже принято решение, что «если недоимщик к этому времени состоял членом комуны или колхоза, то недоимку взыскивать не следует, только составить акт. Одновременно истребовать подписку, что в случае выхода из колхоза правление сообщает об этом в город Хабаровск, в Дальне-Восточное отделение Государственного Таможенного управления, в отдел по борьбе с контрабандой. ( ГА ЕАО Ф. Р-30. Оп. 1  Д.26  л.53 ).
      Постановлением ЦИК и СНК СССР от 21 марта 1928 года « О вывозе, ввозе, пересылки и переводе за границу и из-за границы валютных и других
ценностей»  было запрещено ввозить советскую валюту из за рубежа. Курс
советского червонца за границей упал почти в два раза и импортные товары
стали неконкурентными на нашем рынке. Ввиду этого усилился ввоз валюты
в СССР. Стали даже отмечаться случаи вывоза за границу муки, спичек, керосина, а валюту ввозили в СССР. Для пресечения возможный злоупотреблений  приказом ГТУ № 70/26 от 24.03.1928 года определялось, что личный досмотр пассажиров производить только с личного разрешения руководителя таможенного органа. ( ГА ЕАО Ф. Р-30. Оп.2. Д.6  л 17.19.).
      На 21 июня 1927 года по данным краевого отделения труда ДВ отделение ГТУ насчитывало 26 сотрудников; Благовещенская таможня – 55 чел.; Хабаровская -26; Димская, Черняевская, Михайо-Семёновская  по 5 сотрудников; Рейновская таможня и Иннокентьевский таможенный пост – по 4 чел.
      В октябре 1928 года краевой экономической комиссией было принято решение об упразднении Хабаровской таможни, как отмечается « в целях экономии средств Республики», одновременно для оформления конфискационных дел и реализации задержанных товаров создавался специальный таможенный орган с подчинением его непосредственно ДВО ГТУ – Хабаровский таможенный отдел при ДВО ГТУ по борьбе с контрабандой. («Таможня на Тихом океане» выпуск 2. стр.15.).


   


Рецензии
РАНЬШЕ таможня давала добро, сейчас таможня гребет добро: расхождения в оценках ввезенного и вывезенного порой достигает десятков миллиардов долларов. Драганова взяли за яйца, но он сказал, что у него есть дела на ВСЕХ МИНИСТРОВ, и его шустро ткнули в думу - пусть кнопки нажимает!

Петр Евсегнеев   07.12.2018 14:53     Заявить о нарушении
Коррупция в таможенном ведомстве, как и в других "хлебных местах" конечно есть,сам проработал в ведомстве без малого 15 лет.Но есть и миллиарды внесенных в бюджет страны рублей и тысячи таможенников, стоящих на защите экономического суверенитета России. С уважением Владимир Шевченко

Владимир Шевченко   08.12.2018 03:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.