Потерянный рай

Её написали и поставили на полку. Маленькая, невзрачная на вид, в недорогом, но твердом переплете, она пылилась, не привлекая внимания. Вокруг нее кипела жизнь. Постоянно что-то происходило, менялось, но не с ней. Случалось, что ее переставляли с места на место, чаще убирая подальше с глаз или используя, как подпорку для того, что непременно могло бы упасть. Даже смахивали пыль влажной тряпкой, отчего тисненое некогда название с золотым напылением практически перестало просматриваться. Она уже не помнила историю о том, как и когда попала сюда. То ли ее купили, то ли ее подарили... Только с тех самых пор она чувствовала себя одинокой и никому не нужной. Иногда чьи-то холодные руки касались ее корешка, слегка выдвигая вперед  и, не проявляя интереса, задвигали обратно. Иногда даже пытались прочесть, но, полистав, возвращали на место... Что ищут эти люди? Почему все обходят ее стороной? Может быть она написана непонятным языком или ее иллюстрации недостаточно ярки? Она задавала себе эти вопросы и не могла найти ответ. А время шло... Зимы менялись вёснами, ночи растворялись в рассветном потоке, и день, озаренный солнечными лучами, врывался в распахнутые окна. Легкий ветерок шаловливо заигрывал струящимися из-под тяжелого карниза полупрозрачными шторами. Ему нравилось ворошить кипы бумаг, небрежно разбросанных на столе, поднимая их вверх и наблюдая, как они, неторопливо покачиваясь в потоке воздуха, находят себе пристанище в тех местах, где их, по определению, быть не должно. Но сегодня его озорству не суждено было сбыться. Бумаги на столе находились в относительном порядке и к великому удивлению, были придавлены пресс-папье. Покружившись, пошуршав  уголками листов и, приняв это как неизбежность, он метнулся к книжным полкам в поиске того, с чем можно позабавиться. Сквозняк от внезапно открывшейся двери только придал озорнику уверенности. Он раскачал пресс-папье так, что несколько листов все же покинули аккуратно сложенную стопку, рванул штору на окне с такой силой, что, опускаясь, она зацепилась за книгу и потянула ее за собой. Сделав тройное сальто в воздухе, книга шлепнулась на пол, застланный красивым персидским ковром, и веером раскрыла свои, никем еще нечитанные страницы…
- Ах!!! - непоседа замер над упавшей книгой, - Что же я наделал?
Он заметался, пытаясь поднять ее, но в своей неуклюжей суете только перелистывал страницы из стороны в сторону, и этот шелест звонким эхом разносился по пустынному залу библиотеки.
- Оставь меня, мой друг... Поверь, такой пропажи, как маленькая невзрачная книжонка, никто и не заметит... Так было всегда. И теперь ничего не изменится...
- Но я так виноват... Мой отец, Северный Ветер, всегда говорил мне, что это баловство ничем хорошим не кончится... Прости меня... -  И чтобы хоть как-то загладить свою вину, он стал тихонечко, с особой нежностью перелистывать ее странички и почти невесомым дуновением снимать пылинки, застрявшие между строчек...
Никто не знает, как долго бы это продолжалось, но оба отчетливо услышали приближающиеся шаги...
- Улетай! Скорее улетай! Ты не можешь потерять свободу...
- Но ты... Как же ты?
- Лети же!!!

- Боже мой! - прозвучало где-то наверху, - Что здесь случилось?
В комнату быстрыми шагами вошел мужчина и прямиком направился к распахнутому окну, плотно закрывая створки и расправляя прозрачную ткань штор.
- Ох, уж этот ветер… И как он везде поспевает? - ворчливо пробурчал он и стал не торопясь поднимать с пола рассыпанные листы и укладывать их в стопку под надежную защиту пресс-папье.
- А это еще что такое? - и сильные мужские руки потянулись к распластанной на полу книге. - Надо же! Никогда ее здесь раньше не видел... - сказал хозяин, оглядываясь по сторонам, - Даже странно, - продолжал он, - откуда она здесь взялась?
Маленькая книжная душа сжалась от страха: "Что же теперь с ней будет? Снова водрузят на полку или отправят в жаркое пламя камина?" Лед ожидания прожигал ее насквозь... Свет померк вокруг. Но неожиданно страх отступил, и она ощутила необыкновенную легкость и тепло, которое разливалось, просачиваясь в междустрочье каждой странички. Это было тепло человеческих рук...

Для нее это было новое, необъяснимое и совершенно непонятное чувство. Она привыкла к холодности и безразличию. Она никогда не знала настоящего солнечного света. А сейчас ее держали в руках. Ладошка аккуратно скользила по изрядно потрепанной обложке, а пальцы с легкостью ощупывали теснение, где когда-то красовалось  название книги.
- Надо же... "Потерянный рай"... - мужчина еще раз осмотрел книжицу и направился к шкафу, чтобы поместить ее на место. И он было поставил уже находку, но будто что-то внутри твердило ему "Не оставляй"... Он вздернул бровь, как-то неоднозначно и загадочно хмыкнул: "Посмотрим". Взял книгу с полки и не торопясь вышел из библиотеки.

- Слава Богу! Он меня услышал! - Она уютно пристроила переплет в руке хозяина и впервые за все время своего существования не испытала холода и дискомфорта. Никогда ранее не покидавшая пределов книжного шкафа, она была поражена существованием совершенно иного мира - мира, где царит свет, музыка и тепло... И он не показался ей чужим, как будто она сама когда-то была частью этого мира...
Они вошли в гостиную. Хозяин оставил книгу на комоде среди бесчисленных фотографий в рамочках и множества безделушек, а сам прошел к камину. Теперь она могла спокойно осмотреться и перевести дыхание. Она все еще не верила в то, что с ней происходит. Естественно, первое, что ее интересовало больше всего - это мужчина. Достаточно высокий, зрелых лет, с легкой волной поседевших волос и печальными глазами. Он присел у камина, протянув руки над еще тлеющими углями.
- Похоже, к ночи снова похолодает, - пробормотал он, подбрасывая подготовленные щепки в еще не прогоревший очаг, чтобы дать огню разгореться и подпитать его сухими поленьями... Часы с боем размеренно тикали на каминной стене. На полу, прямо перед очагом лежал большой ковер с мягким длинным ворсом и достаточно спокойным орнаментным рисунком в греческом стиле. Недалеко у стены стоял небольшой диванчик с несколькими подушками-думочками и коричневым шерстяным пледом в достаточно крупную шотландскую клетку. В углу стены напротив красовался старинный, но еще сохранивший признаки былой роскоши посудный шкаф и примыкающий к нему не менее старинный, и вполне еще добротный комод, с которого, собственно и вела наблюдения наша новоиспеченная гостья. Выход на балкон был обрамлен гардинами с плотными красивыми портьерами. За окном снова разыгралась непогода, что, впрочем, было вполне привычным для этого времени года, когда зима никак не хотела уступать свои права. Ветер озябшими ветками деревьев постукивал в морозом разрисованное стекло, словно заблудившийся путник, ищущий кров для ночлега. Хозяин пододвинул кресло-качалку поближе к огню, плеснул в бокал немного коньяка и вернулся к комоду за книгой. Несколько поленьев, брошенных вслед за щепками, почти уже прогорели, И прежде, чем окончательно и на долго упасть в кресло, он взял кочергу и принялся ворошить угли, держа книгу свободной рукой. В этот момент дверь балкона внезапно растворилась с такой силой, что тяжелые шторы, как легкие цветочные лепестки, разлетелись в разные стороны. Морозная круговерть со снегом ворвались в гостиную, едва не задув огонь в камине. Мужчина бросил книжку в кресло и быстро закрыл балконные створки.
-Да что же это сегодня такое? - возмутился хозяин...

Тем временем, воспользовавшись замешательством человека, ветер подлетел к книге
- Как я рад, что успел во время! Этот громила хотел скормить тебя кровожадному огню!?
- Что ты, дружок! Он взял меня с собой, наверное,  потому, что был так же одинок, как и я. Мне показалось, что он хотел меня прочесть... Ты не представляешь, Ветерок, сколько тепла в его руках. Они сильны и нежны. И самое главное - я не испытываю страха... Это так удивительно!!!
- Вот ведь как! А я так испугался, когда увидел тебя в его руках так близко к камину... Я долго стучал в окно ветками деревьев, но никак не мог открыть... Я рассказал отцу о том, что натворил сегодня и попросил его помощи. Без него меня сейчас не было бы здесь...
- Спасибо, мои друзья! Ох! Как легко я это сказала... Я даже не знала, что у меня есть друзья... Это так... Это так приятно... А теперь лети, Ветерок, тебя ждут! А мне, кажется, предстоит нечто удивительное. Я уверена, что мы с тобой не раз еще встретимся.
- Хорошо, только ты потом все расскажешь мне!
- Непременно!!! Лети!
На прощание этот непоседа закружил вокруг книжки, она раскрыла для него свои дружеские объятия, он пошелестел ее страницами в знак благодарности, раздул почти погасшие угольки в камине и вылетел через дымоход...

- Ну,  наконец-то... - устало сказал мужчина, удобно усаживаясь в кресло. - Чудеса, да и только!
Сделав несколько маленьких глоточков из бокала, он бережно, и  не без интереса, взял в руки книгу...
- Поведай мне свои тайны, которые ты так тщательно скрывала, что я даже не подозревал о твоем существовании... - и с этими словами он принялся читать...

 ТАК было всегда. И так будет ВСЕГДА! Чтобы мы ни говорили, что бы ни делали, есть ТОТ, кто пишет летопись наших поступков и раскладывает все по полочкам в библиотеке нашей памяти. А уж эта память!... Она играет с нами, как кошка с мышью. То придавит лапой воспоминаний так, что нечем дышать, то отпустит в свободное плавание по своим волнам, увлекая так далеко, что теряешься во времени и забываешь вернуться. Но иногда случается так, что ты силишься вспомнить что-то очень важное, но не можешь... Так случилось и с ней...
Она поняла, что отчаянно влюбилась, когда до  свадьбы оставалось чуть больше месяца... Ее согласие на брак было холодным умозаключением. Расчетом это назвать было нельзя, поскольку жених не имел никаких особых статусов и богатств. А ей показалось, что свое она уже отлюбила... Так какая же была разница: за кого выходить замуж? Последняя новогодняя ночь ее "холостяцкой" жизни перевернула все с ног на голову. Это было нечто сказочное... Сбылась ее самая-самая-самая невероятная мечта! Они встречали Новый год в одной компании - она со своим женихом, Он пришел к своей девушке, но оказался волею судьбы третьим лишним... После боя курантов все разбежались по общежитию с поздравлениями, а они остались сидеть за столом друг против друга. Они были знакомы, как говорится, шапошно... Оставаться вот так было глупо и они решили выйти на крыльцо. Входная дверь оказалась запертой, и им пришлось вернуться на второй этаж. Последние несколько дней выдались морозными и снежными, и под окнами образовался огромный сугроб... Какое-то время они стояли у окна и болтали ни о чем. Смеялись, курили... Он открыл окно, чтобы вдохнуть свежего воздуха, посмотрел на свою собеседницу и вдруг сказал:
- А,  может , прыгнем? Или слабо?
Она в недоумении окинула его взглядом, и подбоченившись, раскинув локти в стороны, с вызовом парировала:
- Это мне-то слабо??? - в мгновение ока влетев на подоконник, она,  не задумываясь,  сиганула вниз. Торча, как поплавок, из сугроба  с усмешкой, ядовито произнесла - Ну, и???
Что оставалось бедному парню? Он приземлился рядом с ней... Они стояли почти по пояс в снегу, держа друг друга за руки. Их взгляды встретились. Неожиданно он обжег ее губы поцелуем и, не дав опомниться, произнес:
- Давай уже выбираться отсюда! Ты простудишься, сумасшедшая! - со смехом выкатившись из сугроба и пытаясь найти объяснения, как среди ночи они оказались на улице, рванули к парадному входу общаги. Они пытались достучаться. Звучащая вокруг музыка, веселье и раскаты салютов сделали все их попытки тщетными...
- Слушай, не замерзать же! У меня тут неподалеку живут друзья. Пойдем со мной?
- А разве у меня есть выбор? - произнесла она и протянула ему свою руку...

Ночь укутала гостиную густым сиреневым сумраком. В камине потрескивали дрова. Языки пламени, извиваясь в страстном танце, то взлетали вверх, то покорно стелились по низу, наполняя комнату уютом и теплом... Хозяин сидел в кресле. На стенках бокала с коньяком, что он держал в одной руке, играли отблески огня. Другая рука ладонью накрывала раскрытую на коленях книгу. Казалось, ничто не может нарушить такой идилии, однако бой часов заставил мужчину глубоко вздохнуть и с неохотой открыть глаза... Взгляд его слегка коснулся стрелок часов... Один... Два... Три... Глубокая ночь...
- Что это было? Сон? Явь? - непонимание и в тоже время какое-то умиротворение просматривалось в выражении его лица... Его сбило с мысли странное ощущение тепла в той руке, которая держала книгу. Ему показалось, что сквозь пальцы без особого труда просачивается звенящее сказочное свечение, которое брызгами искр рассыпается вокруг. Одним глотком он допил коньяк, встал с кресла, и по-прежнему держа книгу в руке, подошел к окну. Кажется, ветер стих... Воздух был пропитан морозной свежестью и в свете ночных фонарей переливался бриллиантовой россыпью.
- А ведь тогда была такая же погода... - подумал он, прикуривая от зажженной на комоде свечи. Он подошел к балкону и приоткрыл дверь. Лунный свет тут же проложил себе дорожку и уперся в мягкий ворс ковра... Рука непроизвольно потянулась к лучу, который снова растворил в себе сознание человека. - Как же я мог не вспоминать об этом столько времени?...

Он принял поданную ему руку как нечто драгоценное.  Она была холодна. Тогда он взял обе ее руки в свои ладони и попытался отогреть их  дыханием. Их взгляды снова встретились...
- Бежим, пока ты не превратилась в Снегурочку...
- А это будет удобно?
- Я предупреждал, что могу зайти со своей девушкой.
- Но я...
- А у тебя есть выбор? Придется побыть моей девушкой в эту новогоднюю ночь - он довольно улыбнулся и постучал в дверь...
Их приняли с распростертыми объятиями и глядя на их разрумяненные щеки и почти уже посиневшие носы, быстренько проводили к столу и наполнили бокалы коньяком... Необходимо было согреться, и лучшего средства, чем коньяк, вряд ли кто мог предложить. Веселая дружеская компания и алкоголь сделали свое дело. Она больше не дрожала, то ли от мороза, то ли от волнения. А он все еще держал ее руку в своей. Их  пальцы переплелись. Все шутили и смеялись, но для них мир вокруг перестал существовать...
- Давай выйдем... - они вышли из квартиры. Он закурил. Она стояла у окна на лестничной клетке.
- Смотри! Сани!!! Запряженные, расписные, с бубенцами... - ее восторгу не было конца. Он удивленно посмотрел на нее, не понимая, что тут необычного? Она перехватила его взгляд... - Ты не понимаешь... Это моя самая-самая-самая заветная мечта -  прокатиться в санях по зимнему лесу!
- И все???
- И все...
- Пойдем, - он снова схватил ее за руку, заволок в квартиру. Они быстро попрощались с гостеприимными хозяевами и одеваясь на ходу, выскочили из подъезда. - Прошу! - делая широкий жест в легком поклоне - Карета подана!
- Ты что???
-Ты хочешь, чтобы твоя мечта сбылась? - не дожидаясь особого приглашения, она вскочила в сани, он взял вожжи и.........помчались!!!! Он прокатил ее по зимнему Екатерининскому парку. Заснеженные аллеи, искрящийся воздух, звон бубенцов и долгий, обжигающий любовью поцелуй...

Он так и не выкурил сигарету... Она истлела в его руке, источая тонкий табачный дым и возвращая его из далекой страны воспоминаний. А помнит ли она эту ночь?

Растревоженная воспоминаниями память дала понять, что уснуть в эту ночь он уже не сможет. Взяв с комода подсвечник, плеснув в бокал очередную порцию коньяка, он проследовал к креслу. Пристроив все содержимое рук на журнальный столик, стоящий рядом, он разжег огонь в камине, прихватил с дивана плед и решил продолжить чтение. Эта книга, неизвестно откуда взявшаяся, невероятным образом притягивала не только его внимание... У него было непреодолимое желание держать эту, затертую временем,  вещицу в руках. Странное тепло, которое исходило от нее, пропитывало каждую клеточку его ладоней и растекаясь по венам, проникало глубоко внутрь, обжигая сердце, казалось, уже давно забытым прошлым... Он снова раскрыл книгу...

...Она надеялась, что ЭТО скоро пройдет, как все, что происходило с ней до этого. Свидание, поцелуй... И чары рассеивались... Ей становилось все более понятным, что полюбить снова она уже никогда не сможет. Былое чувство не кипело, как раньше, не рвало сердце на куски, не давило на память... Оно просто было... Ее душа была наполнена им до краев... Подготовка к свадьбе имела место быть. Поскольку событие  это оказалось из ряда не часто происходящих в стенах общежития,  все жили ожиданием...  А она... Она находилась в крайнем смятении. В ее сердце поселилось сомнение... Ей казалось, что она сделала свой выбор. Она поверила в то, что сможет сделать своего избранника счастливым, ведь была любима им. И никогда не думала, а будет ли счастлива сама? Да и какое это имело значение? А теперь?.. Теперь она жила ощущением сказки внутри себя, которую подарила ей Новогодняя ночь. Все ее мысли были в том парке, укутанным серебристым мерцанием, звоном бубенцов и сладостью поцелуев. Все это растворялось в мягком лунном свете... Может, это всего лишь сказка, прочитанная на ночь... Пройдет время и все забудется?  Так думала она... А время шло...
Изредка он приезжал к  ней. Они болтали ни о чем. И никогда не говорили о любви. Однажды он спросил:
-  Может быть, ты не будешь спешить с замужеством? Ты же не любишь его...
-  Я дала слово, и я его сдержу. Так учил меня отец...
-  Но... Ведь ты когда-нибудь полюбишь...
-  Давай не будем об этом?
-  Хорошо...

... Вечер проходил в кафе. Приглашенных было не так много - только самые близкие друзья. В самом разгаре к невесте подошла администратор кафе и сказала, что  молодую приглашают к телефону.
- Странно... Кто бы это мог быть? - но она все-таки прошла в кабинет. - Алло!
- Привет! Посмотри в окно...
Не понимая, что  происходит, она подошла к окну. Он стоял в телефонной будке в шинели нараспашку.
- Тебе идет наряд невесты... Ты такая красивая...
- Зачем ты пришел?
- За тобой... Я украду тебя... Я... Я люблю тебя...
В трубке повисло молчание... Они смотрели друг на друга сквозь толщу оконного стекла и необыкновенной февральской стужи...
- Ты опоздал... - еле слышно промолвила она. Телефонная трубка выпала из ее рук. Она прикрыла рот руками, чтобы подавить крик отчаяния и, больше не сдерживая слез, опустилась на пол...

- Черт подери!!!! Что происходит??? - он вскочил с кресла, захлопнув книгу, и швырнул бокал с коньяком с такой силой, что он разлетелся на мелкие осколки. Пытаясь закурить, он  чиркал зажигалкой, но искры как не было... Он нервно смял сигарету, бросил ее в огонь и обессиленный, опустился на пол у камина, обхватив голову руками...
Какое-то время он сидел без движения. Казалось, даже огонь спрятался под не прогоревшими головешками. В гостиной повисла тишина, от которой хотелось бежать... Бежать подальше, без оглядки... Туда, где память никогда больше не причинит боли. И лишь маятник часов монотонно отсчитывал время...
- Как же оно сегодня безбожно тянется...- подумал он. Воспоминания роем кружились в его голове, то выхватывая отдельные моменты, то выстраиваясь в определенную цепь событий. Тогда ведь тоже был март, такой же сумасшедший, как и теперь. В тот день что-то не давало ему покоя, он никак не мог сосредоточиться, метался, был крайне раздражен. Не выдержав непонятного напряжения, он набрал номер телефона ее общаги.
- Ишь, раззвонился! - ехидно ответила вахтерша, - кончилась твоя зазноба!
- Как кончилась???
- А вот так! Уехала она.
- Куда?
- А на вокзал. К мужу, наверное...

Это был шок. Она ведь ничего не сказала, когда они разговаривали последний раз несколько дней назад. Он узнал, что ее поезд уходит через пару часов, а у него нет времени, чтобы оформить увольнительную... Но он не может отпустить ее вот так... Он должен ее увидеть.
... Она стояла на перроне с подругами, вещи уже были занесены в вагон, но было еще достаточно времени до отправления, чтобы поболтать напоследок. Она стояла спиной к вокзалу и заметила, как удивленно изменились лица подруг.
- Что? - спросила она. Одна из подруг кивнула головой в направлении вокзала и хитро так проворковала: "Ладно, девочки, нам пора...Прощаемся, прощаемся..."
Она оглянулась и застыла в изумлении...По перрону в распахнутом черном бушлате бежал тот, прощальной встречи с которым она хотела избежать...
- Успел... Слава богу, я успел...  - Он взял ее лицо в свои ладони и стал жадно целовать. - Почему ты мне не сказала?
Она стояла,  молча, безвольно опустив руки, не смея сопротивляться натиску его чувств. По щекам ее текли слезы...
- Послушай... Только ничего не говори. Я знаю, ты не любишь его... Я буду ждать... Ты слышишь? Я БУДУ ЖДАТЬ!
Поезд тронулся. Она заскочила в вагон. Последнее, что он услышал:
- Главпочтамт. До востребования!!!
... Он поднялся. От воспоминаний его пробивала дрожь. Подумалось о горячительном, но бокал был разбит вдребезги. Тогда он просто отхлебнул несколько глотков коньяка прямо из горлышка. На глаза ему снова попалась книга... И ему снова захотелось взять ее в руки.
- Что же ты такое? Откуда ты взялась? - в его голосе не было ни раздражения, ни досады. Только легкая горечь и безответная тоска... Он уселся в кресло, закурил и устало закрыл глаза...

Он помнил почти наизусть каждое из ее писем, которые она присылала в ответ на его послания. В них не было ни слова о любви, но каждое было пропитано ее любовью, ее запахом, от каждого веяло ее теплом... Ее теплом... Он открыл глаза, и усталость, и сон - будто рукой сняло. Книга!!! Вот что показалось ему трепетно знакомым и необъяснимо волнительным, когда он впервые взял ее в руки... Тепло, которое она излучала... Оно было так похоже на то, что приносили ее письма... Но как такое возможно?
Он снова взял в руки это ничем не приметное издание. И снова ощутил невероятное тепло... Начиная что-то понимать, он стал бережно перелистывать  страницы. Некоторые из них были чисты, и тогда его собственная память заполняла их воспоминаниями о той далекой, и еще живой любви...
               
                "Здравствуй, Грамулька!
Удивляешься?! Да... Это неожиданное письмо. После долгого молчания, конечно, неожиданность... Я ведь дал себе слово не писать больше, забыть твой адрес и тебя, но... "Память альбомная - память не вечная. Есть еще память - память сердечная" Оказывается, это сильней меня. И никогда я не смогу выкинуть из памяти промежуток с 4 декабря по 7 апреля... Видишь, я даже хорошо помню числа. Сидел сегодня, перечитывал твои письма, и в памяти всплывали все встречи, расставания, Новый год, 8 марта, Большой каприз, прогулки по Екатерининскому парку... Долго я их хранил (моих, наверное, не существует), а сегодня выписал все стихи и....Читал их, и было такое ощущение, что ты сидишь рядом и сама все это говоришь... Ты, наверное, думаешь: что это с ним, ведь женился же! Да, Грамулька, женился, а тебя не могу выкинуть из головы. Ведь это были самые счастливые дни! Если захочешь, напиши... Хотя, не верю в это. Просто очень хочется получить от тебя весточку. И не удивляйся, пожалуйста, моему письму. Не знаю, что на меня нашло, что заставило разворошить прошлое, хотя и без слов все понятно... До свидания... Все тот же Неугомонный, всегда твой..."
-Значит, она все-таки сохранила мои письма... Эх, Грамулька...Что же мы с тобой натворили?...- подумал он и улыбнулся, вспомнив, как впервые ее так назвал. 
- Почему Грамулька? - удивленно, но с некоторым возмущением, спросила она.
- Ну ты же всегда подписываешь свои письма инициалами К.Г... Ну не Килограммчиком же мне тебя называть?!
Тогда ее веселый смех разрезал тишину ночного парка у Большого каприза... Это была их последняя встреча, и они оба были уверены, что расстаются навсегда... Но у Судьбы свои планы и свои причуды...

В комнате было тихо и тепло. В камине потрескивали дрова. Через неплотно задернутые шторы на балконе периодически пробивался солнечный луч, будто желая убедиться, все ли здесь в порядке. Он то запрыгивал солнечным зайчиком, отражаясь от открытой форточки на балконе, то медленно скользил по рамкам и фотографиям, стоящим на комоде, то падал вниз, пытаясь отыскать что-то на полу, запутываясь в ворсинках ковра и отдавая ему свое тепло. Казалось, все было как всегда, но что-то изменилось...
Огонь в камине вдруг вспыхнул языками пламени, искры рассыпались вокруг...
- Уфф!!! Горячо! - пробормотал Ветерок, ввалившись через дымоход камина в комнату. - Эй, Рай, ты где?
- Я здесь! На столике  рядом с креслом... - тихонько ответила книжка, - Ты что здесь делаешь?
- Я залетел тебя проведать. Ты же обещала мне рассказать, что здесь происходит...
- А вдруг хозяин вернется, и ты опять превратишься в сквозняк?
- Не бойся. Он уехал, я проводил его до ворот. Рассказывай, я уже сгораю от нетерпения...
- Какой ты чумазый - хихикая, прошептала книга, - ну ладно, слушай...
И она поведала своему другу все, что знала сама, и что удалось узнать за время своего пребывания в руках человека. И еще о том, что каким-то странным образом она почувствовала себя более весомой, что ли... Но объяснить этого не могла.
- А давай я тебя полистаю, может быть, я смогу понять?
- Хорошо. Только ты не испачкай меня сажей, - подтрунивала книга над Ветерком.
И он не спеша принялся перелистывать странички Потерянного Рая, шурша ими, и сдувая остатки пыли.
- Ну что там? - в нетерпении спрашивала Рай...
- Да вроде ничего особенного, только вот...
- Что ВОТ?
- Пустых страничек стало меньше... В конце только...Чтобы это значило?
- Я знаю, что это значит... - улыбнулась Рай, - это воспоминания... Они вернулись...
- Но не все... Значит, есть еще что-то, чего мы с тобой еще не знаем?
- Ну... Кое-что я знаю...- загадочно произнесла она. - Помнишь их последнюю встречу на вокзале? Она не была последней...
- Нет? Значит, они все же встретились?
- Да. Двадцать лет спустя... Слушай...

 Приближалась юбилейная встреча выпускников в техникуме, где она училась. Ей очень хотелось поехать, но она знала, что муж из-за своей ревности вряд ли отпустит ее одну. Все же она попыталась.
- Одна не поедешь! - однозначно заявил он. - Тебе так и хочется встретиться с этим...
- Господи! Ты совсем сошел с ума! Ты не забыл случайно, сколько времени прошло? Если ты мне не веришь, я могу поехать с дочерью, ведь у нее как раз будут каникулы.
- Хм... Ладно. 
Он знал, что она не сможет нигде  бывать без ребенка и потому согласился. Ревности его не было предела... Она созвонилась с однокурсницей, с которой когда-то вместе жили в общаге и вопрос с проживанием был решен. Времени у нее было всего несколько дней. Было начало ноября. Погода, прямо скажем, не фартила... Впрочем, для Питера это было довольно привычно. Встреча выпускников оказалась не такой многообещающей, как предполагалось. Те, с кем хотелось бы встретиться, не смогли приехать, а из тех, кто были, она почти никого не знала. Это были выпускники более ранних периодов... В один из вечеров они с подругой окунулись в воспоминания юности, речь зашла об общих знакомых. Лариса - так звали подругу - оказалась в курсе многих событий и была жутко любопытной.
- Ну а ты? Ты с кем-нибудь встречалась после, может с кем переписывалась?
И слово за слово речь зашла о сердечных делах, девических влюбленностях и прочем...
- А почему бы тебе не позвонить ему?
- Ты с ума сошла? Я даже не помню номера его телефона...
- Но ты же писала ему... Адрес ты помнишь?
- Конечно...Наизусть...
Ларка оказалась деятельной дамочкой и уже через пять минут она держала в руках листок бумаги с написанным на ней номером телефона.
- Звони.
- Я не могу...Что я скажу?
- Ладно. Я сама. - И она уверенно набрала номер... - Добрый вечер! А могу я услышать....О! Это ты?...А это Лариса, помнишь такую? Невероятно!!!
Разговор шел о каких-то обыденных пустяках, о семье, жене, детях... Время, казалось, прекратило движение.
- А ты знаешь, кто сейчас сидит напротив меня? - спросила она, загадочно прищурив глаза, как будто он мог ее видеть, - Что??? Какая Грамулька?... Хорошо... Передаю трубку...

- Алло... Привет... Как ты догадался?
- Почувствовал...
- Я думала, ты и не вспомнишь...
- Я никогда не забывал... Может, встретимся?
- Я изменилась...
- Я тоже... Буду ждать. Завтра, в кафе.
Она не могла поверить в это... Двадцать лет... Десять из которых - ни единого слова. И вдруг - снова его живой голос... Все те же нотки, которые тогда уже имели над ней власть и еще большее желание оказаться снова рядом, ощутить тепло его руки. Могло ли это быть правдой? Ее сознание прокручивало в памяти все события, давно, как казалось, ушедшие в лету, а сердце неустанно твердило: завтра... завтра... завтра... Что будет за этим "завтра"? Господи! Когда же наступит это самое ЗАВТРА? Под боком мирно посапывала дочь и улыбалась. Видимо, ей снились прекрасные сказочные сны... Дай бог, чтоб они сбылись... А ей самой, похоже, предстояло провести ночь без сна. За эти несколько минут общения по телефону ей пришлось пережить все заново - и горечь минувшей разлуки, и радость предстоящей встречи... И никакого завтра... Уже сегодня...

- Ну? Они встретились? - спросил ветерок, в нетерпении кружась над книжкой, пытаясь перевернуть очередную ее страничку.
- Какой же ты нетерпеливый! Конечно,  встретились.

Она боялась, что не узнает его, и хоть время изменило их обоих, оно не смогло стереть взгляд, в котором все еще жили чувства... Они сидели  в уютном кафе. Её дочь была полностью поглощена многоярусным десертом, что он заказал для девочки, а она сама пыталась хоть как-то унять волнение и теребила в руках лежащий на столике в качестве рекламки какой-то буклет... Их взгляды встретились. Он отложил буклет в сторону и нежно прикрыл ее руку своей.
- Сколько же мы не виделись? - произнес он с некоторой дрожью в голосе.
- Двадцать лет - тихо произнесла она и почувствовала, как он сжал ее ладонь...
- Подумать только... Двадцать лет... А ведь ничего не изменилось... - ответил он, а глаза говорили: "А я все так же люблю тебя"
- Я тоже люблю тебя - говорил ее взгляд. - И что же нам теперь делать?
- У тебя красивая дочь...
- Спасибо... А старшего сына я назвала твоим именем...
- Ты готова будешь изменить свою жизнь? - спросил он уже серьезно.
- Я не знаю... - призналась она и опустила глаза, но слезинка предательски скатилась на его руку...

И снова вокзал... И снова расставание... Только теперь они оба знали, что они есть друг у друга. И будут всегда...

Хлопнула входная дверь... Ветерок юркнул за портьеру, а книга так и осталась лежать на столике раскрытой... В ней больше не было пустых страниц...
Вошел ОН, держа в руках маленькую баночку и тонкую художественную кисть. Он аккуратно выводил позолотой тисненые буквы на обложке книги... "ПОТЕРЯННЫЙ РАЙ"...
- Наконец-то я тебя обрел... Больше не существует недосказанности и неизвестности.  Я приветствую тебя, мой потерянный рай...


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.