Три дороги, три пути... Гл. 11

Глава 11

В конце августа Катя прислала телеграмму, в которой сообщала об успешной сдаче вступительных экзаменов и зачислении в энергетический институт. «Молодец, Катюшка! – порадовалась Нина за двоюродную сестру. – Справилась с таким серьёзным испытанием. Вот бы мне на следующий год так же!.. Было бы здорово».

До начала учебного года оставалось пять дней, и Нина решила поздравить Катюшу не телеграммой, а лично. Она упросила родителей отпустить её в Москву, и уже на следующее утро была в столице, которая встретила гостью проливным дождём. «К удаче», - решила Нина и, спустившись в метро, растворилась в толпе.

Для Кати её приезд стал приятной неожиданностью. Увидев сестру в дверях квартиры, она  бросилась обниматься:

- Нинка моя! Вот здорово! Как я рада! Сейчас чай будем пить. У меня плюшки московские есть и варенье вишнёвое, бабушкино, - и потащила гостью на кухню.

- А дядя Боря на работе? – поинтересовалась Нина.

- А то где же?! Ушёл ни свет ни заря. Иногда мне кажется, что он, кроме работы,  никого и ничего не любит. После смерти мамы днюет и ночует на заводе.

- Ничего себе! – удивилась Нина. – А тебе не скучно одной?

- Скажешь тоже! Я одна никогда не бываю. Вот Лара с Валей скоро придут, одноклассницы мои. По магазинам прошвырнёмся. Туфли хочу купить. Может быть, и тебе что-нибудь подберём.  Отец как раз деньжат оставил. Вот, смотри, - и показала  сестре двадцать пять рублей.

В представлении Нины, это были большие деньги, и она даже позавидовала Катюше, хотя вида не подала.

Когда пришли девчонки  и разговор пошёл о модных нарядах, Нина вспомнила о приготовленном для сестры подарке:

- Совсем забыла! Я ведь тебе, Катюшка, кое-что привезла, как обещала. Мерь  скорей! – и достала из сумки брючный костюм, над пошивом которого трудилась двое суток. 

- Ой, Нинка, красота какая! А цвет-то! Мой любимый, синий.

Крутясь перед зеркалом, она любовалась собой:

- Я даже стройнее стала и выше. Правда, девчонки? – и, выпятив еле заметную грудь, прошлась по комнате, как по подиуму.

Те в один голос подтвердили: «Очень даже модненько. Тебе идёт!»

- Не буду снимать, - решила Катя. – В нём и пойду. Надо же обновить.

Наметив маршрут «путешествия», девочки вышли из дома. Катя чувствовала на себе взгляды прохожих,  улыбалась им и, наклонившись к Нине,  шептала:

-  Спасибо, сестрёнка! Видишь, как твой костюм всем нравится!

***
Нина плохо знала Москву, и без чьей-либо помощи не смогла бы найти дорогу даже на Красную площадь, не говоря уже о каких-то там магазинчиках. А девчонки, петляя по улочкам и переулочкам и не давая Нине возможности запомнить, где и что находится, заходили то в один магазин, то в другой, и мерили, мерили, мерили… всё подряд. Через полтора часа, купив блузки с крупными яркими узорами, чешские туфли марки «Цебо» и множество ненужных вещиц, девчонки разбежались по домам.

Нина почувствовала такую усталость, что захотела поскорее уединиться. Болтовня Катюшкиных подруг о «модном прикиде» утомила, и она добрым словом вспомнила Светку, которую совершенно не интересовали наряды, – с ней можно было поговорить о литературе, искусстве и даже о политике. В этот момент Нина подумала, что в Москве, среди вот таких девчонок, ей жить было бы трудно, и сделала вывод: «Дома лучше».

После обеда Катюшка решила показать сестре здание энергетического института, студенткой которого теперь являлась. Увидев его, Нина ахнула:

- Вот это да! Прям как театр. С колоннами, с лепниной.  Красиво.

Обойдя здание со всех сторон,  сёстры отправились в  общежитие. Во время сдачи экзаменов Катя подружилась с двумя абитуриентками из Польши  и теперь хотела познакомить с ними Нину.

Комната, в которой жили полячки, Чеслава и Малгожата, ничем не отличалась от комнат любого другого общежития: четыре кровати, накрытые одинаковыми жаккардовыми покрывалами коричневого цвета, шкаф для одежды, два стола с настольными лампами. «Интересно, - подумала Нина, а какие общежития в Польше?» Малгожата, поймав оценивающий взгляд Нины, на русском языке, но с мягким акцентом, улыбнулась: «Стол есть, кровать есть.  Что ещё нужно студентам? А кухня какая!.. Несколько газовых плит – выбирай любую. Единственно, что не нравится, вот эта хлипкая дверь. И замок любым ключом открывается.

Катя засмеялась:

- Вы, никак, воров боитесь? Бойтесь, бойтесь: их у нас достаточно. Вот совсем недавно, возвращаясь из магазина, лишилась я авоськи: какой-то урод позарился на буханку хлеба и каталку докторской колбасы. Я даже орать не стала, только посмеялась над ним. Об одном пожалела в ту минуту: на завтрак нужно будет варить кашу. Правда, теперь обхожу это место стороной: мало ли что… Сегодня продукты отобрали, а завтра ещё что-нибудь захотят отобрать. Народец нынче вороватый. Так что,  девчонки, выходя из дома, гасите свет и следите за сумками.

В подтверждение сказанного о ненадёжности замков дверь неожиданно открылась, и на пороге появился высокий парень в спортивной одежде, взглянув на которого, Нина оцепенела. Это был негр, настоящий негр, каких Нина видела только на страницах журналов. Она не предполагала, что негры бывают такими чёрными, как вакса для чистки обуви.

- О, girls, новенькие, - обрадовался он. – Я Джафар. Я здесь учусь. На третьем курсе.

Катя, быстро подлетев к парню, протянула ему руку и, кокетливо наклонив голову, представилась:

- А я Катя.  Я тоже  теперь здесь учусь.

Нине ничего не оставалось делать, как последовать примеру сестры. Приблизившись к Джафару, она смутилась и почувствовала, как что-то неприятно холодное проползло внутри неё, - имя своё прошептала так тихо, что и сама не услышала. Но парня это нисколько не смутило: он задержал руку Нины в своей странно-белой ладони и причмокнул:

- О! Нина! Гуд!

Чеслава и Малгожата усадили гостей за стол, на котором быстро появились краковская колбаса, русские сайки, рижские шпроты и две бутылки вина с экзотическим  названием «Кото дю Заккар», привезённые Джафаром из Алжира, - получился  настоящий интернациональный стол.

Парень, явно положив на Нину глаз, сел рядом с ней и всё время пытался обнять девушку за талию. Не решаясь оттолкнуть от себя навязчивого иностранца и тем самым его обидеть, Нина внутренне напряглась: продолжения знакомства она не желала. Но с каждой новой выпитой рюмкой вина Джафар становился всё настойчивее и настойчивее. Всех девчонок, кроме Нины, сначала это забавляло, но потом, когда парень начал переходить дозволенные границы и полез целоваться, Катя решительно заявила:

- Всё, нам пора. Папа ждёт возле института: мы договорились, что он нас встретит.

Джафар попытался увязаться за девушками, но Катя мимикой и жестами попросила Малгожату и Чеславу задержать его. Чеслава тут же отреагировала: резко поднялась со стула и заойкала, изображая боль в ноге и прося о помощи.  Малгожата обратилась к парню:

- Джафар, помоги! Надо её перенести на кровать.

Пока он выполнял эту просьбу, Катя и Нина благополучно сбежали.

Дома, отойдя от «шока» и вспоминая неприятное событие, Нина призналась:

- Катя, а знаешь, этот Джафар меня напугал. Я  представила, как иду рядом с ним по Саратову, а на нас все глазеют… А ещё я увидела папино выражение лица.   

Катя засмеялась, видимо, тоже представив удивлённого дядю Лёшу, но тут  же возразила:

- Да ладно уж тебе! Мне кажется, родителям всё равно. Лишь бы мы счастливы были. Кстати, в Москве полно таких пар: негры очень любят русских девчат, шмотками заграничными их балуют.   А представляешь, ты в Алжире… Вы с Джафаром идёте по улице… Все тебя поедают глазами, как  экзотический фрукт…  А ты – такая гордая – проходишь мимо и смотришь на африканцев свысока.

Девчонки расхохотались.

- Ой, Нинка, у меня скулы болят, - призналась Катя, а  потом поинтересовалась: Как ты думаешь, в Алжире принято одну жену иметь  или несколько?

Нина замахала руками:

- Даже не говори об этом! Ужас какой! – И вдруг захлюпала носом: Эх,  Катька! Только неграм я  и нравлюсь.  Валька от меня отказался: не пишет, не приезжает. Даже не знаю, что случилось.

- Как это? – удивилась сестра. – А мне Алексей ни о чём таком не писал. Они  же  с Валькой в общежитии в одной комнате живут. Должен же он знать, что и почему. А ты бы взяла и съездила к ним, узнала бы, в чём дело.

- Ни за что! - решительно заявила Нина. - Я ничего такого не делала, чтобы унижаться. Не хочет видеть меня -  значит, не нужна. Может, другая у него уже есть, а я заявлюсь – здрасте вам! А вы с Алексеем, оказывается, переписываетесь…

Катя загрустила:

- Нравится он мне. Жаль, что не в одном городе живём. Хотя… можно ведь и перевестись из Саратова в Москву. Уговорю вот папу прописать его у нас – и всё решится само собой.

Когда пришёл Борис, девчонки уже спали. Он поправил на каждой из них одеяло и пошёл на кухню, где долго сидел у окна, наблюдая за редкими прохожими, потом пил чай, курил и листал альбом с фотографиями, с которых улыбалась ему любимая жена Лидочка.

***
Окна московской квартиры смотрели на восток, и утреннее солнце разбудило девчонок рано.  Когда Нина открыла глаза, входная дверь хлопнула: это ушёл на работу Катин отец, а сама Катя стояла у окна и махала ему рукой – так у них было принято.  Вдруг она удивлённо воскликнула:

- Нин, гляди-ка, Джафар! Ничего себе! - Он сидел на лавочке около песочницы и не сводил с подъезда глаз. - Теперь не отстанет. И как он узнал наш адрес? Наверное, полячки проболтались. Вот прилипала! Неужели не понял, что не нужен, что не хотят с ним… Интересно, сколько он будет сидеть? А мы-то что… из-за него тоже дома должны сидеть?! Ну, вообще!.. Пойду-ка я с ним поговорю.

Накинув весёленький халат, она выбежала на улицу. Нина наблюдала из окна, как Джафар, размахивая руками, что-то ей доказывает, а Катя качает головой, видимо, не соглашаясь с его доводами. Минут через двадцать сестра вернулась.  Возмущению её не было предела:

- Джафар совсем сбрендил: я ему одно – он другое. Говорит, что не уйдёт, пока тебя не увидит. Думаю, надо выйти, а то придётся нам весь день сидеть дома, как клушам.

- Ладно, - согласилась Нина, - пойду. Может быть, удастся от него избавиться. А что если я его обману: скажу, что завтра с ним встречусь… вечером, а сама в четыре часа уеду. У меня билет на поезд. Да, так и сделаю.

Теперь Катя наблюдала из окна. Она видела, как Джафар взял Нину за руку, как пытался обнять её, и подумала: «И что Нинке стоит обняться с ним и даже поцеловаться. Пусть бы успокоился. Ушёл бы тогда скорее, «окрылённый надеждой». Но Нина была непреклонна.

И всё же Джафар ушёл - Нине удалось его уговорить, пообещав завтрашнюю встречу.

Весь день девчонки слонялись по Москве  и к вечеру так устали, что залегли у телевизора и смотрели фильм «День за днём», в котором играли любимые артисты: Нина Сазонова, Алексей Грибов и Вячеслав Невинный.

***
За полтора часа до отправления поезда  Нина и Катя вышли из дома. Каково же было их удивление, когда они увидели направляющегося к ним навстречу Джафара. У Нины на мгновение остановилось дыхание, а Катюша развела руками:

- Ну и нюх! Всё-таки догадался, чертяка, что его обмануть решили. – И спросила Нину: Что делать-то будем?

Сестра не успела ответить: Джафар уже был рядом и, схватив ёё за руку, подыскивал нужные слова, переходя с русского языка на английский:

- Ты мне нравишься. Tell me you will still be my wife.*
I will take you far away from here**. В Алжир.

Нина запаниковала, не зная, что делать, что отвечать: начнёшь отказываться, отталкивать - как бы хуже не было.  Согласишься – неизвестно, что Джафар предпримет. И тут на помощь пришла Катя:

- Джафар, у нас в России так не принято: сначала надо повстречаться, познакомиться, как следует, друг с другом и с родителями, а потом уже и жениться, – и обратилась к Нине за подтверждением сказанного. Увидев, как та кивнула в знак  согласия, продолжила: Давай с тобой  договоримся: мы сейчас Нину проводим – ей учиться надо,  да и тебе тоже, – она поговорит с родителями, потом приедет в Москву,  и вы всё решите.

Джафар сопротивлялся:

- Нет, пусть сейчас говорит. Слово даёт.

Катя мимикой убедила Нину произнести: «Хорошо.  Даю слово. Только съезжу домой и тут же вернусь».

Джафар потребовал:

- Дай адрес. Не приедешь – я приеду. – И снова повторил: You will still be my wife.

Нина, вырвав листок из блокнота, написала на нём несуществующий адрес и отдала его Джафару. Только тогда парень успокоился и, взяв сумки, зашагал к метро. Девушки шли за ним,  перешёптываясь:

- Скорее бы от него отделаться, - мечтала Нина.

- Скоро отделаешься. А я потом что делать буду? Как отбрыкиваться? Догадается, что его обманули, и не отстанет от меня: будет твой настоящий адрес требовать. А что если он меня заставит?! Нож к горлу… - и я не выдержу, скажу. Что-то страшновато мне стало... Африканцы, я слышала, на всё способны, - и, немного помолчав, продолжила: Ладно, война план покажет. Что теперь об этом… Ну, Нинка, вечно к тебе пристают всякие… разные! Прямо ужас какой-то.

- Вот именно, - подтвердила та, - всякие. А тот, кто мне нравится, ноль внимания.

На вокзале, прощаясь с Ниной, Джафар настойчиво пытался её поцеловать, а Нина  в эту минуту думала только об одном: "Скорее бы всё кончилось!"

Когда поезд отошёл от вокзала, она с облегчением вздохнула: «Всё! Больше в Москву ни ногой! Не мой город!»
===============================================
1. Tell me you will still be my wife. - Скажи мне что будешь моей женой
2. I will take you far away from here. – Я увезу тебя отсюда.

Продолжение следует


Рецензии
Жду продолжение, Татьяна. Заинтриговали.
Удачи Вам и героям, с уважением,

Марина Клименченко   17.10.2018 08:36     Заявить о нарушении
Всё никак не хватает времени, чтобы сесть за комп. и напечатать продолжение. Оно есть - готовлю к печати в издательстве.

Татьяна Овчинникова 4   21.10.2018 19:38   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.