Конек-горбунок - мистификация Пушкина

    КОНЕК - ГОРБУНОК – МИСТИФИКАЦИЯ ПУШКИНА
В апреле 1834 г профессор русской словесности Санкт-Петербургского университета Петр Александрович Плетнев на своей лекции прочел часть сказки «Конек-горбунок», автором которой, как назвал лектор, был Петр Ершов, сидевший в аудитории девятнадцатилетний студент. Первая глава сказки «Конек-горбунок» была опубликована  в майском номере «Библиотеки для чтения» за 1834 г.  4 июня цензура разрешила выпуск сказки отдельной книгой. В сентябре вышло полное издание сказки. Известно, что черновой вариант  Пушкин «тщательно просмотрел» и внес некоторые правки в текст  сказки, переписанный рукой Ершова. После смерти Пушкина сказка издавалась в 1840 г. и 1843 г. большими по тем временам тиражами, после этого она была запрещена под предлогом «несоответствия современным понятиям и образованности».
В качестве гонорара за журнальную публикацию первой части Ершов получил 500 рублей. Книготорговец И.Т. Лисенков выдал ему 600 рублей за проданные 600 экземпляров первого издания «Конька» (по рублю за книгу) 25 февраля 1836 г. Никаких других денег автор за «Конька-горбунка» не получил, несмотря на ошеломительный успех. Ершов уехал из  Петербурга и стал работать старшим преподавателем словесности в Тобольской гимназии. Всегда бедствовал. Был трижды женат, похоронил двух жен. Из 15 детей до совершеннолетия дожили четверо. Вопрос, как прокормить семью,  оставался для него всегда самым главным. В 1841 г. он обратился к редактору журнала «Библиотека для чтения». О.И. Сенковскому с просьбой дать денег, так как ему в свое время, в 1834 г., не доплатили за публикацию первой части сказки. Сенковский, который в первом издании   написал к публикации восторженное предисловие, на просьбу ответил  В. А. Треборну, приятелю Ершова: «Я помогал Ершову здесь, в Петербурге, как бедняку. Он был беден; я вывел его в люди, я доставил ему хорошее место в Тобольске, где он получает порядочное содержание: с него очень довольно». В 1843 г в Москве в типографии Н. Степанова вышло третье  издание «Конька-горбунка» на деньги московского купца К.И. Шамова без договора с автором сказки.  Ершов был возмущен: «Но что меня бесит, то это подлость людей, называющихся книгопродавцами. Можешь себе представить, что нынешний издатель Конька, некто Шамов, напечатал мою сказку прежде окончания с ним условий и не получив моего согласия. И до сих ещё пор я не имею от него ни денег, ни назначенных экземпляров. С 1 декабря, если не получу от него удовлетворения, заведу судебное дело: за правого Бог!».
Четвертое, переработанное издание, в котором Ершов подверг текст основательной правке, вышло в свет в 1856 г. Исправлений и правок, внесенных Ершовым, оказалось около 300. 

Первое издание Четвертое издание
Если ж нужен буду я… Если ж вновь принужусь я…
Как бы вора им поймать Как бы вора соглядать
Взяли хлеба из лукошка Принесли с естным лукошко
Перстень твой, душа, сыскал Перстень твой, душа, найдён
Кобылица молодая
Задом, передом брыкая,
Понеслася по полям,
По горам и по лесам. Кобылица молодая
Очью бешено сверкая,
Змеем голову свила
И пустилась как стрела.
То заскачет, то забьётся,
То вдруг круто повернётся.
Но дурак и сам не прост –
Крепко держится за хвост. Вьётся кругом над полями,
Виснет пластью надо рвами,
Мчится скоком по горам,
Ходит дыбом по лесам.
На него дурак садится,
Крепко за уши берёт,
Горбунок-конёк встаёт,
Чёрной гривкой потрясает,
На дорогу выезжает;
Вдруг заржал и захрапел,
И стрелою полетел. На конька Иван садится,
Уши в загреби берёт,
Что есть мочушки ревёт.
Горбунок-конёк встряхнулся,
Встал на лапки, встрепенулся,
Хлопнул гривкой, захрапел
И стрелою полетел.
При жизни Ершова вышли еще три издания: 1861 – 5-е; 1865 – 6-е; 1868 – 7-е. Умер Петр Ершов в 1869, на 55 году жизни.
По непонятным причинам П.П. Ершов уничтожил свой студенческий дневник  и беловик сказки с правкой Пушкина, когда  каждый  автограф поэта стал представлять значимую  материальную ценность. М. С. Знаменский записал в своем дневнике, что Петр Павлович (Ершов) по обыкновению рылся в своих бумагах, и сказал однажды,  что много бумаг сжег, когда приехал в Тобольск. «Теперь жалко: напомнило бы, по крайней мере, молодость.< > Были у меня и заметки, писанные Пушкиным и другими»  На настоящее время не найдена ни одна журнальная  публикация сказки, ни  одно отдельное ее издание с дарственной надписью Ершова тем, кто принял активное участие в ее оформлении, финансировании и продвижении: Жуковскому, Никитенко, Плетневу, Пушкину, Сенковскому, Смирдину. Если бы он был ее автором, то он обязательно  преподнес бы в дар  свою книгу с благодарственной надписью всем благодетелям. При жизни Пушкина  Ершов ни разу не заявил, что является автором «Конька-горбунка».
П. Ершов стал знаменитым в  19 лет. Стихи, которые он писал ранее, не  вызвали интереса даже у его сокурсников.  Авторство Ершова в написании сказки подвергалось сомнениям с момента издания. Александр Лацис в очерке  «Верните лошадь!», изданного в 1993 г, привел серьезные обоснования и аргументы в пользу версии авторства Пушкина.
Журнальный вариант сказки появился в мае 1834 г., цензуру сказка прошла довольно быстро – за три месяца, набор в печати и издание заняли не более двух месяцев. Сказка, надо полагать,  была готова в конце 1833 г. Осенью 1833 г. в  Болдино Пушкин закончил «Сказку о рыбаке и рыбке» и «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях». Из этих сказок и из «Сказки о царе Салтане», которую также Пушкин написал в Болдино, но в 1830 г.,  в «Конька» перекочевали строки:
Как на море-окияне
И на острове Буяне»
Новый гроб в лесу стоит
В гробе девица лежит»
Соловей над гробом свищет;
Черный зверь в дубраве рыщет.
Имена царя Салтана,  Еруслана Лазаревича приходят в сказочный мир Ершова  из пушкинских сказок:
Не пришли ли с кораблями
Немцы в город за холстами
И нейдет ли царь Салтан
Басурманить христиан.

Попивали мед из жбана
Да читали Еруслана.

• «Руслан и Людмила» (1820)

«Эх! — один слуга сказал, —
Как севодни я достал
От соседа чудо-книжку!
В ней страниц не так чтоб слишком,
Да и сказок только пять,
А уж сказки — вам сказать».

К этому времени Пушкин написал пять сказок:

• «Царь Никита и сорок его дочерей» (1822);
• «Сказка о попе и о работнике его Балде» (1830);
• «Сказка о царе Салтане» (1831);
• «Сказка о рыбаке и рыбке» (1833);
• «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» (1833).

Перекочевала в «Конек-горбунок» и заключительная строфа:

Я там был,
Мёд, вино и пиво пил;
По усам хоть и бежало,
В рот ни капли не попало.
Заключительная строфа в сказке:
• «О мертвой царевне»
Обвенчался Елисей;
И никто с начала мира
Не видал такого пира;
Я там был, мед, пиво пил,
Да усы лишь обмочил

• «О царе Салтане»
Я там был; мед, пиво пил -
И усы лишь обмочил.
В течение своей жизни Пушкин использовал разного рода мистификации для того, чтобы скрыть главный смысл произведения или скрыть свое авторство, предоставляя возможность читателям оценить достоинство его нового труда,  не связывая его со скандально нашумевшими слухами и сплетнями о поэте.
Справка: «Литературная мистификация — произведение, приписываемое действительным автором автору иному (реальному писателю, вымышленному лицу, лицу действительному, но не написавшему его) или выдаваемое за произведение «народного творчества».
Драма  «Борис Годунов» была изначально издана без указания авторства с подзаголовком «Драматическая повесть, Комедия o настоящей беде Московскому государству, o царе Борисе и о Гришке Отрепьеве». Скрыл свое авторство и при издании «Гавриилиады» и «Повестей Белкина». Число стихотворений Пушкина, не напечатанных при его жизни, огромно. Здесь есть и лирические строфы, слишком интимные для печати, и эпиграммы, едкие и  колкие, и политические оды, слишком вольные, и целые поэмы, авторство которых было установлено лишь по тому, что были написаны его рукой и находились среди его бумаг. Одной из самых масштабных мистификаций в истории русской литературы является сказка «Конек-Горбунок», авторство которой присвоено П.П. Ершову и истинный глубокий  смысл которой не раскрыт до сих пор полностью. На вопрос: «Зачем Пушкин это сделал?» Можно назвать  две причины, по которым Пушкин не захотел  поставить под «Коньком» свою подпись, - финансовая и политическая.
«Конек-горбунок» был написан  в конце 1833 г.  Вероятнее всего, Пушкин отнес сказку Смирдину и предложил ему  права на все будущие издания сказки. К этому времени Смирдин платил ему по 10 рублей за строчку.  В сказке было 2300 строк, и за нее Пушкин мог затребовать 25 - 30 тысяч дохода и получить 20-25 тысяч. Долги у Пушкина были двузначные и к тому же он, беспокоясь о судьбе Ольге Калашниковой и ее семье, дал ей определенную сумму денег, которых должно было хватить на выкуп залога за крепостных, на приобретение своего дома и своих дворовых людей. Все свои расходы и доходы Пушкин не хотел афишировать, и, прежде всего, сообщать о них супруге.
Если бы автором сказки был Пушкин, то ее сначала должны были передать императору для прочтения, так как первым цензором был у Пушкина сам Николай I. Ему бы явно многие строфы о царе не понравились, он мог запретить ее издание или заставить ее переделать. Процедура издания сказки могла затянуться на месяцы, а, может быть, и на годы.
Сказка молодого поэта Ершова воспринималась читателям в ее прямом смысле и никак иначе, так как трудно было предположить, что столь неопытный автор, написавший такую гениальную сказку по форме, по стилю, по содержанию, скрывал иной смысл.
По моему мнению, Пушкин в сказке изложил свое восприятие событий, которые происходили в его жизни, свои переживания и свое видение будущего. Главными героями в ней являются:
• Царь - император Николай I:
• Царь-девица - его супруга Наталья;
• Иван-дурак  - сам поэт;
• Спальник – граф Бенкендорф.
1. О царь–девице в сказке говорится:
Та девица, говорят,
Ездит в красном полушубке,
В золотой, ребята, шлюпке
И серебряным веслом
Самолично правит в нем;
Разны песни попевает
И на гусельцах играет...»

Из воспоминаний цыганки Тани: «Раз всего потом довелось мне его видеть. Месяц, а может и больше после его свадьбы, пошла я как-то утром к Иверской, а оттуда в город, по площади пробираюсь. Гляжу, богатейшая карета, новенькая, четвернею едет мне навстречу. Я было свернула в сторону, только слышу громко кто-то мне из кареты кричит: “Радость моя, Таня, здорово!“ Обернулась я, а это Пушкин, окно опустил, высунулся в него сам, а оттуда мне ручкой поцелуй посылает. А подле него красавица писаная - жена сидит, голубая на ней шуба бархатная, - глядит на меня, улыбается».

«Эта вовсе не красива:
И бледна-то и тонка,
Чай, в обхват-то три вершка;
А ножонка-то ножонка!
Тьфу ты! Словно у цыпленка!
Пусть полюбится кому,
Я и даром не возьму».

Справка: три вершка – 13,5 см.

Описание Царь-девицы полностью соответствует образу Натальи Гончаровой, которую впервые встретил Пушкин на рождественском балу у танцмейстера Йогеля в доме Кологривовых на Тверском бульваре. Она была в  белом воздушном платье, с золотым обручем на голове, изящна, стройна и восхитительно юна (бледна, тонка и  с удивительно маленькой ножкой).   
 
Вокруг высокого чела,
Как тучи, локоны чернеют.
Звездой блестят ее глаза…

Иван-дурак, не совсем простой парень, себя он величает: Иван Петрович, то есть его отец был знатным. Порядок использования имен и отчеств закреплялся в официальных документах, таких, как «Табель о рангах» Петра I и «Чиновная роспись» Екатерины II. Крестьянин именовался именем без отчества,  представлялся, к примеру,  Петром сыном  Михайлы или Петром Михайловым. К чиновнику высокого ранга, представителю купеческого сословия обращались обязательно по имени и отчеству, например, Павлом Сидоровичем.  С XIX века отчество стало использовать интеллигенция (Пушкин Александр Сергеевич), а после отмены крепостного права его разрешили  носить и крестьянству.
Сказка является зашифрованной автобиографией Пушкина, его историей взлета и его отношений с царем, с его приближенными и с красавицей. Расшифровку закодированного начнем с приезда Ивана (Пушкина) в столицу (Москву).
Иван с братьями привел двух коней и поставил в конный ряд:
«Два коня в ряду стоят,
Молодые, вороные,
Вьются гривы золотые,
В мелки кольца завитой,
Хвост струится золотой,
И алмазные копыты
Крупным жемчугом обиты».
«Смотрит - давка от народу.
Нет ни выходу ни входу;
Так кишмя вот и кишат,
И смеются, и кричат».
Пушкин по приезду   из Михайловского в 1826 г. представил друзьям в Москве драму «Борис Годунов» и продолжение романа в стихах «Евгений Онегин». Никогда, ни прежде, ни после его не приветствовали с такой горячностью. Когда  Пушкин появился в Московском театре, «все лица,   все  бинокли были обращены   на него, стоявшего между рядами и окруженного густою толпой». Первое чтение «Бориса Годунова» у Веневитинова, в присутствии Вяземского, Соболевского и других, вызвало бурю восторгов, слезы, объятия, друзья провозгласили его несравненным.
Царь раскланялся и вмиг
Молодцом с повозки прыг…
Глаз своих с коней не сводит,
Справа, слева к ним заходит,
Словом ласковым зовет,
По спине их тихо бьет,
Треплет шею им крутую,
Гладит гриву золотую,
И, довольно насмотрясь,
Он спросил, оборотясь
К окружавшим: «Эй, ребята!
Чьи такие жеребята?
Кто хозяин?»
Поэт направил рукопись «Бориса Годунова»    Бенкендорфу, «в том самом виде, как она была мною читана, дабы вы сами изволили видеть дух, в котором она сочинена».  Через два с половиной месяца  Бенкендорф ответил  поэту, что  царь прочел трагедию с большим удовольствием.
В начале 1828 г. поэт лично передал Бенкендорфу свои последние стихи  вместе с шестой главой «Онегина». Тот  сообщил Пушкину 5 марта 1828 г., что царь с удовольствием прочитал «Онегина».
«Вы говорите мне об успехе "Бориса Годунова», - пишет Пушкин Е.М. Хитрово в феврале 1831 г. – «по правде я не могу этому верить. Успех совершенно не входил в мои расчеты, когда я писал его. Это было в 1825 году - и потребовалась смерть Александра, и неожиданное благоволение ко мне нынешнего Императора, его широкий и свободный взгляд на вещи, чтобы моя трагедия могла выйти в свет».
«Эта пара, царь, моя,
И хозяин — тоже я». —
«Ну, я пару покупаю;
Продаешь ты?» — «Нет, меняю». —
«Что в промен берешь добра?» —
«Два-пять шапок серебра» —
«То есть это будет десять».
Царь тотчас велел отвесить».
В конце декабря 1830 г. «Борис Годунов» вышел в свет. Поэт получил гонорар 10 тысяч рублей.
Если Пушкин представляя, как Иван выставил на обозрение народу  двух вороных коней, думал о себе  и  об успехе его вороных коней:  драме «Борис Годунов» и романе «Евгений Онегин», то, что скрывалось в понимании Пушкина за коньком-горбунком?   
«Что ж он видит? — Прекрасивых
Двух коней золотогривых
Да игрушечку-конька
Ростом только в три вершка,
На спине с двумя горбами
Да с аршинными ушами».
Странный вид у этого конька ростом в три вершка (13,5 см), с двумя горбами и с аршинными ушами. На таком коньке верхом никуда не уедешь, на него не сядешь, так как он в два раза ниже игрушечного конька для детей двухлетнего возраста. А в сказке конек переносил Ивана  в дальние страны с удивительной скоростью, доступной только, в те времена, полету мысли.
Если «Борис Годунов» и «Евгений Онегин» это – вороные кони, то конек-горбунок это – поэзия. В высшем обществе  поэзия  по ценности и важности среди всех сфер деятельности стояла в задних рядах, роль ее была малозаметной, поэтому и ростом конек в три вершка. На самом же деле поэзия это – повседневный труд, и тот, кто сидит с пером днем и ночью,  со временем становится горбатым, как конек, у которого от  трудов праведных  выросли аж два горба. А эти длинные уши, которые в пять раз длиннее  роста конька, нужны поэзии, чтобы улавливать информацию, и все знать.
Поэзия, как конек-горбунок в сказке, была постоянной спутницей поэта, она его вознесла, прославила, спасала, помогала высказать наболевшее и была главным советчиком.
Он товарищ будет твой:
Он зимой тебя согреет,
Летом холодом обвеет;
В голод хлебом угостит,
В жажду мёдом напоит.
А кто же тогда та кобылица, которая родила Ивану двух вороных коней и конька? Это – Муза. Ее Пушкин сумел укротить, а братья ее прозевали. Ими могли быть друзья по лицею: Пущин и Кюхельбекер. А их отцом правильно было бы считать старика Державина, который, в гроб сходя, их благословил.  «Когда же патриарх наших певцов в восторге, со слезами на глазах бросился целовать и осенил кудрявую его голову, мы все, под каким-то неведомым влиянием, благоговейно молчали» (Пущин И. И. Записки о Пушкине).
За горами, за лесами,
За широкими морями,
Против неба - на земле
Жил старик в одном селе. 

8 сентября 1826 г. Пушкина доставили с фельдъегерем из Михайловского в Москву, беседа поэта с самодержцем в Чудовом монастыре продолжалась около двух часов. Царь дозволил ему жить в любом месте, кроме Петербурга. В  официальном письме граф  Бенкендорф подтвердил пожалованные поэту во время беседы царские милости: «Вы можете употребить весь досуг, вам предоставляется совершенная и полная свобода, когда и как представить ваши мысли и соображения; и предмет сей должен представить тем обширнейший круг, что на опыте видели совершенно все пагубные последствия ложной системы воспитания. Сочинений ваших никто рассматривать не будет, на них нет никакой цензуры: Государь император сам будет и первым ценителем произведений ваших, и цензором».

Царь отправился назад,
Говорит ему: «Ну, брат,
Пара нашим не дается;
Делать нечего, придется
Во дворце тебе служить;
Будешь в золоте ходить,
В красно платье наряжаться,
Словно в масле сыр кататься,
Всю конюшенну мою
Я в приказ тебе даю,
Царско слово в том порука.
Что, согласен?»
По дороге в столицу братья приметили впереди огонь и отправили Ивана выяснить, что это. На коньке Иван быстро добрался до места, откуда шел свет.
Светит поле словно днём;
Чудный свет кругом струится,
Но не греет, не дымится.
Диву дался тут Иван.
"Что - сказал он, - за шайтан!
Шапок с пять найдётся свету,
А тепла и дыма нету;
Эко чудо-огонёк!"
Иван свернул перо жар-птицы в тряпицу, ее положил в шапку и вернулся к братьям. Перья жар-птицы обладают способностью излучать свет и освещать находящиеся предметы, вырывая их из темноты. Такими же удивительными возможностями обладает Слово, оно ведет к знаниям, оно прославляет.
Перо жар-птицы, которое поднял Иван, это – написанное Пушкиным в это время стихотворение «Стансы» (Ода во славу власти). Пушкин восхищается Петром I, который «самодержавною рукой  смело сеял просвещенье»,  и надеется, что вступивший на трон молодой император Николай I,  как  достойный приемник Петра I,  осуществит завещанное им. Он восхищенно одобрял действия императора. Бенкендорф докладывал: «Пушкин, автор, в Москве и всюду говорит о Вашем императорском Величестве с благодарностью и глубочайшей преданностью». В октябре 1827 г, фон Кок, чиновник III отделения сообщает: «Поэт Пушкин ведет себя отменно хорошо в политическом отношении. Он непритворно любит Государя». Свое Слово, свою поэзию поставил  поэт в это время на службу императору, его он благодарил и прославлял.
А  конек ему объяснил, что
 Тут лежит перо Жар-птицы,
Но для счастья своего
Не бери себе его.
Много, много непокою
Принесет оно с собою.
Дорога, как оказалось, привела его в конце концов к столкновению с этой властью и к гибели поэта. Некоторые из почитателей  Пушкина в то время разочаровались в нем, обвиняя его в пресмыкательстве и подхалимстве перед царем.
Спальник  разглядел, где прячет перо Иван, выкрал его и принес к царю.
Спальник тихо продолжает
Изогнувшися. - Добро!
Пусть имел бы он перо;
Да и самую Жар-птицу
Во твою, отец, светлицу,
Коль приказ изволишь дать,
Похваляется достать".
Справка: спальник - придворный чин в Московском государстве в XV-XVII веках. Спальники дежурили в комнате государя, раздевали и одевали его, сопровождали во время поездок. Должность спальника обеспечивала благоприятные условия для придворной карьеры. Спальники из аристократических родов получали от царя пожалование в бояре.
При Николае I командующим главной его императорского величества квартирой был граф А.Х. Бенкендорф, одновременно он был главным начальником III отделения. Граф докладывал обо всех действиях Пушкина, передавал его произведения, доносил о его противозаконных выступлениях, был тем самым спальником, который сообщил царю о жар-птице. Пришлось Пушкину с помощью своего конька ловить птицу–жар, которую назвал «Полтава». В этой поэме  он поднял на высокий пьедестал  выдающегося полководца Петра Великого, одержавшего блистательную победу над грозным соседом, шведским королем Карлом XII..  Царь - творец победы.
 Раздался звучный глас Петра:
'За дело, с богом!' Из шатра,
Толпой любимцев окруженный,
Выходит Петр. Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как божия гроза.

Пушкин создал яркую Оду, которая прославляла  Петра I. Она прокладывала и  освещала дорогу (как жар-птица) для его приемника Николая I к высокой миссии просвещенного монарха, всемерно содействующего возвышению величия государства Российского.

Свет такой тут вдруг разлился,
Что весь двор рукой закрылся.
Царь кричит на весь базар:
«Ахти, батюшки, пожар!»

И эта Ода была написана, как раз в то время, когда Николай I вел успешно персидскую войну, были присоединены к России новые земли, русские войска перешли Дунай, и началась войну с Турцией за освобождение южнославянских земель.

Говорит Ивану царь:
«Вот люблю дружка Ванюшу!
Взвеселил мою ты душу,
И на радости такой —
Будь же царский стремянной!»

14 ноября 1831 г. был издан указ: «Государь Император высочайше повелеть соизволил: отставного коллежского секретаря Александра Пушкина принять на службу тем же чином и определить его в государственную Коллегию Иностранных дел». А  6 декабря Пушкин был повышен в должности, и было определено  жалование, которое десятикратно превышало ставки чиновников того же ранга. «Государь Император всемилостивейшее пожаловать соизволил состоящего в ведомстве государственной Коллегии Иностранных дел коллежского секретаря Пушкина в титулярные советники». «Высочайше повелено требовать из государственного казначейства с 14 ноября 1831 года по 5000 рублей в год на известное Его императорскому величеству употребление, по третям года, и выдавать сии деньги тит. сов. Пушкину» Государь разрешил поэту доступ в архивы, в том числе и в некоторые архивы Тайной канцелярии. Пушкин – Плетневу: «Государь, который до сих пор не переставал осыпать меня милостями, соизволил принять меня на службу и милостиво назначил мне 5 000 р. жалованья».
По докладу спальника царь велел Ивану найти и привезти  царь-девицу. которая

Дочь, вишь, Месяцу родная,
Да и Солнышко ей брат.

А, по мнению Ивана, она вовсе  - не красотка:

 «Всем бы, кажется, красотка,
Да у ней, кажись, сухотка:
Ну, как спичка, слышь, тонка,
Чай, в обхват-то три вершка;
Вот как замуж-то поспеет,
Так небось и потолстеет».

В  самый канун Нового года, 30 декабря 1829 г, на балу у генерал-губернатора князя Д. В. Голицына представлялись живые картины, в одной из которых участвовала 17-летняя Наталья Гончарова, которая  изображала сестру Дидоны. Публика в восторге требовала вновь и вновь повторения изящной сценки. Весть о триумфе Натали  дошла до Петербурга.
В это время за Натальей ухаживал князь  П. А. Мещерский, который  был влюблен в нее.  Наталья Ивановна, ее мать, несомненно, считала его  более желанным женихом для дочери. Князь Платон Алексеевич Мещерский, 1805 г. рождения, служил в Московском главном архиве Министерства иностранных дел. Владели  князья Мещерские землями площадью 5635 десятин земли. Платону и Александру Алексеевичам Мещерским принадлежали 840 душ крестьян.
Кроме князя Мещерского  четверо представителей  из «роя поклонников и воздыхателей»  были постоянно рядом с Наталей Гончаровой. Все женихи были из богатых семей.   Мать настаивала на князе Мещерском. 

Пушкин, который год назад сделал предложение Наталье, отказ не получил, но был встречен холодно.

Тут царевна заиграла
И столь сладко припевала,
Что Иван, не зная как,
Прикорнулся на кулак;
И под голос тихий, стройной
Засыпает преспокойно.

Наталья Ивановна вообще кандидатуру Пушкина в женихи дочери не рассматривала.
12 марта газеты сообщили: «был дан концерт в пользу Московской глазной больницы; Его Императорское Величество изволил осчастливить оный своим Высочайшим присутствием; многие обоего пола особы, споспешествуя благотворительной цели в пользу страждущего человечества, украсили оный концерт своими талантами; съезд состоял из 2657 особ, из числа коих на хорах было 600»..
Четырнадцатого марта Пушкин писал Вяземскому: «3-го дня приехал в Москву и прямо из кибитки попал в концерт, где находилась вся Москва. Первые лица, попавшиеся мне навстречу, были N. Гончарова и княгиня Вера, а вслед за ними братья Полевые. Приезд государя сделал большое впечатление». Император Николай I обратил  внимание на юную Натали и  отметил в беседе с фрейлиной Наталией Кирилловной Загряжской красоту Натальи. Император, при этом, поинтересовался, как бы   из любопытства:   «Слышал, что Пушкин делал ей предложение, и как? Она дала согласие?», тем самым  царь дал понять, что  внимательно следит за ней и Пушкиным.
Я тебя едва узрел —
Сильной страстью воскипел.
Соколины твои очи
Не дадут мне спать средь ночи
И во время бела дня,
Ох, измучают меня.
 Именно в этот момент грандиозного успеха юной красавицы, в момент зенита своей славы в московском обществе  Натали неожиданно изменила свое отношение к Пушкину с холодного на благожелательное.   Обрадованный Пушкин сделал вторично предложение, и оно было принято.
Говорит Иван, вставая, -
“Ты в другой раз не уйдешь
И меня не проведешь".
Тут в шатер Иван вбегает,
Косу длинную хватает...
"Ой, беги, конёк, беги!
Горбунок мой, помоги!"

Позже Пушкин, восстанавливая в памяти прошедшие события в марте-апреле 1830 года, все больше убеждался, что вторичное его предложение было принято неслучайно, и что он, как жених, был одобрен императором, и через своих людей это пожелание было доведено до Гончаровых. По сути дела, он стал исполнителем  коварного плана императора,   в соответствии с которым он должен был ввести Натали в высшее общество и познакомить с государем. Мать ее знала, какие порядки творятся в этом узком кругу,  так как когда–то была фрейлиной, и догадывалась, для какой цели ее приглашают, выдавая замуж за поэта. 
Знакомая Гончаровых Н. П. Озерова писала: «Утверждают, что Гончарова-мать сильно противилась браку своей дочери, но что молодая девушка ее склонила. Она кажется очень увлеченной своим женихом». Наталья согласилась выйти замуж за Пушкина против воли матери. Такое могла совершить дочь, переставшая быть покорной, и полюбившей жениха так сильно, что готова была идти на разрыв с матерью. А могли ли  такие чувства  возникнуть у Натали? Она   видела Пушкина мимолетно, с ним наедине не общалась, восхищалась его творчеством, но еще ходили о нем  слухи и самые ужасные. Она страшилась его непредсказуемости.  На фанатку, которая знала каждую  строчку его стихотворений, она не была похожа ни до замужества, ни после. Любовь редко объединяла семейные пары. Дочерей с детства воспитывали в понимании главного правила жизни женщины – она должна подчиняться интересам семьи, а в будущем своему мужу, и неважно какой он будет: старый, кривой, больной, бабник или картежник. Родители решали, с кем дочь  должна идти под венец. «А я другому отдана и буду век ему верна». Таков был порядок, и женщинам приходилось нести свой крест.  В высшем обществе  образованная финансово обеспеченная женщина могла проявить в семье свой характер, потребовать больше свобод для себя и даже развестись. Натали, по всем правилам того времени, должна была выйти замуж за князя Мещерского, как хотела и требовала мать, но вмешался император. И Пушкин, счастливый, стал осуществлять план императора  также, как был вынужден поступить Иван-дурак. Со второго захода он сумел поймать царь-девицу и привел ее в Царское  Село, где она «случайно» встретилась с царской четой. И ее пригласили на бал в особняке графа Кочубея, а затем и в Аничков дворец, в узкий круг семьи императора. Ухаживания императора за его красавицей бесили Пушкина, а его открытие, что Сашка-рыжий - не его сын, не давали ему покоя.
В сказке он не мог допустить, чтобы царь-девица стала женой  старика царя. Пушкин ищет  предлог, чтобы его царь-девица сумела отсрочить свадьбу ей, и находит, царь должен достать  ее перстень, без которого она не может выйти замуж.

Говорит ему царевна:
«Если хочешь взять меня,
То доставь ты мне в три дня
Перстень мой из окияна!»

Этим перстнем, бриллиантом должна была стать задуманная им «История государства Российского» от Петра I до современности (черновой вариант текста  «История Петра I» был подготовлен). Для написания этого многотомного произведения нужны были  новые достоверные источники: документы, договора, письма, воспоминания. Многие из них лежали в архивах в разных местах по всей стране. Поиски их, как предполагал Пушкин,  будут  нелегкими и долгими, и придется  проехать по стране не одну тысячу километров. Его поэзия и проза, и его талант должны были ему помочь.

Горбунок летит, как ветер,
И в почин на первый вечер
Верст сто тысяч отмахал
И нигде не отдыхал.

Там далеко на востоке, за Уралом раскинулись просторы Сибири, где поселились мужики, построили остроги, села, города, распахали земли. Сибирь - страна великая, как чудо-юдо рыба-кит, улегшаяся поперек от Северного Ледовитого океана  до Тихого:

Все бока его изрыты,
Частоколы в ребра вбиты,
На хвосте сыр-бор шумит,
На спине село стоит;
Мужички на губе пашут,
Между глаз мальчишки пляшут,
А в дубраве, меж усов,
Ищут девушки грибов.


Десять лет назад эта благодатная земля превратилась в каторгу для многих близких Пушкину семей. В   утробе рыбы-кита, в темноте томились тысячи заключенных, трудились на рудниках в кандалах, и никто из них не знал, увидят ли они солнце и выйдут  ли на свободу.

   « за то несет мученье,
Что без Божия веленья
Проглотил среди морей
Три десятка кораблей».

Цифры в сказке имеют лишь смысловое значение:
• 3 вершка – узкая талия, низкий рост у конька-горбунка,
• 2 аршина – длинные уши, 
• 50 жар-птиц и  30 кораблей – громадное количество,
• 15 лет царь-девицы – еще юная,
• 70 летний царь – старик.

Задача с написанием истории России без тайн, которые  хранились за семью печатями в императорской семье, была бы неподъемной и неразрешимой без помощи  потусторонних  сил.  А  секретов государственной важности накопилось за двести лет необычайно много:
• почему умер в таком малолетнем возрасте царь Петр II,
• каким образом пришла к власти Анна Иоанна,
• в каких застенках томился  и погиб  Иван VI,
• кто убил императора Петра III,
• был ли  император Павел сыном Петра III,
• участвовал ли Александр I в заговоре и убийстве отца Павла,
• был ли Николай I  сыном Александра I,
• и находились ли все правители России после Петра I на троне по закону.


Иван отправился на Небеса:
Вот конёк во двор въезжает;
Наш Иван с него слезает,
В терем к месяцу идет
И такую речь ведет:
"Здравствуй, Месяц Месяцович!
Я - Иванушка Петрович,
Из далеких я сторон
И привез тебе поклон".

Персонаж Месяц Месяцович, пребывающий в тереме, на башне которого православный крест из звезд, - особенный. С одной стороны, месяц (Луна) – мать царь-девицы:

«Говорит ему царица:
"Месяц - мать мне. Солнце - брат"».

О своих переживаниях  Луна (Месяц) говорит от женского лица:

«Оттого-то, видишь, я
По три ночи, по три дня
В темном облаке ходила,
Все грустила да грустила,
Трое суток не спала,
Крошки хлеба не брала,
Оттого-то сын мой красный
Завернулся в мрак ненастный.

И скажи моей родной:
"Мать твоя всегда с тобой”».

С другой стороны, Месяц – лицо мужского рода:

"Ну, Иванушка Петрович!”-
Молвил Месяц Месяцович,

Как мать,  Месяц – творец жизни,   как мужчина – источник света, просвещения и освещения тайн, скрытых во мраке темноты.

Иван  обращается к нему за советом:

Есть еще к тебе прошенье,
То о китовом прощенье...

Скоро ль кончится мученье?
Чем сыскать ему прощенье?
.
Мудрый Месяц учит, как избавиться от страданий:

«Он за то несет мученье,
Что без божия веленья
Проглотил среди морей
Три десятка кораблей.
Если даст он им свободу,
Снимет бог с него невзгоду.
Вмиг все раны заживит,
Долгим веком наградит,

Кто этот персонаж: созидатель жизни и источник знаний,  Творец и одновременно  просветитель? Таким лицом, в понимании Пушкина, мог быть только Петр I. (предположение, что за образом Месяца Месяцовича скрывается Петр I, высказала Елена  Шувалова, http://www.proza.ru/2015/09/09/1331

Тайны императорской семьи мог помочь  открыть  только находившийся на небесах Петр I,  не причастный к  вакханалии смены правителей. Его душа могла бы просветить и подсказать, как действовать, какие силы, какие люди могли бы помочь в этой отчаянной войне с самозванцами.  Его светлое имя, по мнению Пушкина, должно было  помочь открыть архивы, и тогда он сможет сказать правду об этих правителях. Это будет книга, которая заставит людей по-иному взглянуть на все происходящее, изменит  отношение общества к вышедшим на Сенатскую площадь в декабре 1825 г.,  и оно перестанет считать этих заключенных преступниками. И тогда темницы рухнут, и они выйдут на свободу.

Чудо-кит зашевелился,
Словно холм поворотился,
Начал море волновать
И из челюстей бросать
Корабли за кораблями
С парусами и гребцами.

Птенцы гнезда петрова, к которым причислял себя и Пушкин (Иван Петрович), получив сигнал от духа Петра (Месяца), активно примутся за поиски документов, и главный архивариус, похожий на ерша, откопает спрятанную глубоко под землей библиотеку и передаст сохраненные фолианты весом  более тоны, поэту.

В омут кинулся он смело
И в подводной глубине
Вырыл ящичек на дне -
Пуд по крайней мере во сто.

«История государства  Российского» должна была рассказать правдиво  о победах и поражениях России, о  взлетах и падениях, почему на Руси  народ бунтовал, кто плел заговоры,  и что хотели создать те яркие  личности, болевшие за будущее страны, те беспокойные умы, которые вышли на площадь в декабре. Пушкин писал об особенности России: «Россия никогда ничего не имела общего с остальной Европою; что история ее требует другой мысли, другой формулы, как мысли и формулы, выведенные из истории христианского Запада». Эта «История…» должна была привести общество к осознанию, что в стране должны произойти перемены, должны быть проведены реформы во всех сферах деятельности  государства, а   царю придется принимать решение и пройти через серьезное испытание (стихийное бедствие, бунт, заговор, война).

Вот, коль хочешь ты жениться
И красавцем учиниться, —
Ты без платья, налегке,
Искупайся в молоке;
Тут побудь в воде вареной,
А потом еще в студеной,
И скажу тебе, отец,
Будешь знатный молодец!»

Это испытание,  как предсказал Пушкин, император   перенести не сможет, он погибнет. А Пушкина спасет его конек-горбунок (его творчество), и выйдет он после них преображенный и величественный.

И такой он стал пригожий,
Что ни в сказке не сказать,
Ни пером не написать!

После завершения банного процесса в трех котлах  конек-горбунок исчезает. И, видимо, Пушкин, не упомянул его преднамеренно, предоставляя читателю возможность догадаться, что он к этому моменту сам творить перестанет, что его к этому времени в живых не будет. Но книги его  читать будут  на Руси все. Пройдя испытания,   Пушкин  вместе со своей красавицей Натальей (царь-девицей)  будет вознесен на Олимп, и  станет он, как Зевс, духовным царем русского народа.

«Слух обо мне пройдет по всей Руси великой,
И назовет меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикой
         Тунгус, и друг степей калмык.
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я Свободу
         И милость к падшим призывал».

Эпилог.

Пушкину  «Историю государства Российского» написать не удалось, перемены, предсказываемые поэтом, произошли в стране позже. И сыграли в них свою роль изданные вновь его сочинения.

 Зимой 1850 г. Наталья Николаевна  решила издать   вновь сочинения Пушкина. 21 мая 1851 г. Иван Васильевич Анненков,  флигель-адъютант Николая I,  подписал с Н.Н.  Ланской  (Пушкиной) письменный договор, по которому она уступила ему право на издание  сочинений ее первого мужа. Два сундука бумаг Пушкина были переданы Павлу Анненкову, брату Ивана. 26 марта 1854 г. цензура рассмотрела добавления и поправки к биографии Пушкина, представленные П.В. Анненковым на особое рассмотрение. 7 октября было дано разрешение на издание сочинений Пушкина, включая его биографию. Первый и второй том вышли в свет в январе 1855 г.,

18 февраля (2 марта) 1855 г российский император Николай I скоропостижно скончался во время Крымской войны. Он простудился и умер от пневмонии. Ходили слухи, что он покончил жизнь самоубийством - отравился.

26 августа 1856 г., в день своего коронования, император Александр II помиловал всех декабристов, но многие не дожили до своего  освобождения

В конце 1857 г. был издан седьмой том «Сочинений Пушкина». Несмотря на крайне строгие  цензурные требования, Анненков смог впервые дать русскому читателю в «Материалах» живое представление не только о Пушкине-поэте, но и о Пушкине-человеке. Добролюбов поместил в первом номере «Современника» за 1858 г. рецензию на седьмой том: «Русские, любившие Пушкина как часть своей родины, как одного из вождей ее просвещения, давно уже пламенно желали нового издания его сочинений, достойного его памяти, и встретили предприятие г. Анненкова с восхищением и благодарностью». Кроме «Современника» с положительными рецензиями на «Материалы для биографии А. С. Пушкина»  П.В. Анненкова выступили почти все русские журналы 50-х годов.

П. Пышш писал о «Материалах для биографии А. С. Пушкина»: «Предприятие Анненкова было особенно ценно в обстоятельствах, среди которых жила тогда наша литература. < > Окруженная тяжелым недоверием и подозрениями, литература едва хранила нить предания сороковых годов, и издание Пушкина приобрело цену нравственного обозрения; это было притом не только напоминание, но в значительной степени и реставрация писателя, который для критики сороковых годов был величайшим явлением русской литературы и залогом ее будущего».

А в 1859 г. критик  Аполлон  Григорьев высказал мысль  о Пушкине, которая стала доминирующей в русской и советской литературе все последующие годы:

«Пушкин - наше все: Пушкин - представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашем душевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другим миром».

Пушкин взошел на Олимп. Все  произошло  так, как предвидел поэт в сказке.


Рецензии
Гелий Николаевич, спасибо за мистификацию, узнал немного нового.
Но написал "Конька-Горбунка" всё таки Александр I после того как "всю жизнь провел в дороге, простыл и умер в таганроге" за три недели перед восстанием декабристов в 1825 г. Пушкин в 1833 г. возвращаясь с Яицкого городка с В.И.Далем и К.Д.Артюховым заезжал в "царство славного Салmана" и забрал сказку у А.П.Романова (Александра I-ого в отставке) для доработки и издания. "Руслан и Людмила" писал не Пушкин, а родственники Салmана- в миру он Кузьма-купец, поп (отец)толоконный лоб, по матери Салманов. Мать его соответственно Кузькина мать. Первые наброски "сказки" о Салтане Пушкин сделал в кишинёвской командировке, где встречался с военным топографом ГенШтаба из свиты царя Кек В.Т. (он тоже по матери Салманов)... Все "сказки" с подписью "Я там был, мёд, пиво пил..." написаны с натуры о реальных персонажах-современниках Пушкина и Александра I и коррелируют на одну и ту же местность - имение Кеков в Пензенской губернии ("три девицы под окном" и "не на небе, но земле - жил старик в одном сел", где "царь" Салmан басурманил христиан и с 1825 по 1836 г. жил и участвовал в управлении государством Александр I. С сентября 1836 Александр I появляется старцем Федором Кузьмичом в Сибири... "Царь" Салтан-Кузьма ~1773- ~1833г. Гвидон зачат в декабре 1814, а родился за рубежом к исходу сентября 1815г. трижду гостил нелегально (комаром, мухой, шмелем) у отца-купца Салтана-Кузьмы и вне "сказки" стал Дантесом-Геккерном, а Пушкин стал Дюма. Могилу "царя" Салmана я нашел!

Виктор Дмитриев 3   09.08.2018 20:51     Заявить о нарушении
Добрый день, Виктор. Вашу фантастическую историю я бы прочел с удовольствием, если Вы приведете факты, документы и сумеете обосновать высказанные Вами предположения.
Есть легенды, но они не стали фактами истории, так как их доказательная база чрезвычайно слабая. У Вас есть какие-либо доказательства, что царь Александр I писал стихи? Откуда Вы взяли, что поэма "Руслан и Людмила " написана не Пушкиным? Какой документ Вы нашли, который подтвердит Ваше соображение?
Постарайтесь написать статью, книгу на эту тему. Она могла бы быть сенсацией, если Вы сможете серьезно обосновать Ваши идеи(нужны факты, факты, документы). Успеха Вам.
Гелий Николаевич.

Гелий Клейменов   16.08.2018 16:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.