Глокая куздра. Гл. 7

   Сомнительная подруга

   Работа, запланированная Михаилом на третий день командировки, с трудом уместилась в десять часов каторжного труда. Оформив с комбатом все необходимые документы, он уточнил у начальника штаба план полетов авиации. К сожалению начальника штаба и к счастью Гончарова, полетов в ближайшие два-три дня не планировалось из-за неблагоприятных метеоусловий. Все дела были сделаны, и у Михаила появлялась возможность провести еще несколько суток с Анной.

   Наскоро поужинав в солдатской столовой, Гончаров поехал в гостиницу. Сменив форму на спортивный костюм, Михаил зашел к Анне. Она сидела перед зеркалом, наброшенный на плечи полупрозрачный халатик слегка прикрывал ее наготу, мягкими тенями подчеркивая легко угадываемые детали. Так хороша в его глазах она еще не была! Анна в зеркало смотрела на Михаила, ее глаза светились необыкновенным радостным светом.

   - Наконец-то, я освободился! Соскучился по тебе! - Он обнял ее плечи. - Ты сегодня чертовски хороша!

   - Здравствуй, дорогой мой! Весь день жила ожиданиями сегодняшнего вечера, но сколько не планируй, ничего из этого не получится, – Аня с сожалением вздохнула, - нас пригласила в гости Лилия.

   - Лилия? Что за причина для праздника? – в свете вчерашнего разговора о необходимости знакомства с подругой приглашение напоминало лихую кавалерийскую атаку.

   - А просто так, без причины. Просто пригласила в гости. Сказала, что вчера она с тобой договорилась, а сегодня, очень кстати, у нее оказался свободный вечер. Придется идти…

   - Ты веришь, что просто так, без причины? После вчерашней встречи с ней мне этого не показалось! Да уж, было дело, приглашала, хотя ни о чем я с ней не договаривался! Правду говоря, мне совсем не хочется заводить с ней какие-либо отношения, от нее веет какой-то опасностью. Да и вообще, мне кажется, что в этом приглашении есть какой-то скрытый смысл. Но если ты настаиваешь – придется идти. Кстати, прости за нескромный вопрос, - Михаил испытующе посмотрел на Анну, - а она, случаем, к тебе не пристает?

   - Ну что ты! – Аня с укоризной посмотрела на Михаила. ; Не фантазируй! Просто Лиля хочет провести с нами свободный вечер. Она очень одинока и ей недостает нормального общения, в том числе и с мужчинами. На ее работе мужской контингент весьма своеобразен, и какое-либо общение с ним начисто исключено. А я, как ты понимаешь, всего лишь подруга по несчастью и не могу заменить всего, что может не хватать нормальной женщине.

   - Согласен, всего не заменишь. Но частично – весьма вероятно. Знаю я эти столичные штучки. – Михаил посмотрел на смутившуюся и покрасневшую Анну. – Она женщина непростая, и сможет бед наделать предостаточно!
 
   - Не выдумывай! Пойдем, она ждет. Только сразу тебя предупрежу ; ничему не удивляйся, принимай все, как есть. – Аня внимательно посмотрела на Михаила и, улыбнувшись, добавила: - Да и готовила она сама, поэтому если что не так – не подавай виду. Обидится на всю жизнь! Пойдем! - Анна поднялась, и легкая одежда заструилась с ее плеч. От вида обнаженной Анны у Михаила перехватило дыхание:
 
   - Аня, надень на себя что-нибудь, не терзай меня! - он смотрел на Анну, не в силах сдвинуться с места. – Какая, к черту, Лилия!

   Анна улыбнулась, поцеловала его в лоб, и, накинув на себя легкое платье, взяла Михаила под руку:

   - Тебя нравится мое платье?

   – Ты сейчас похожа на молоденькую медсестру, которая идет спасать тяжелобольного человека - один только взгляд на тебя воскресит любого!

   – Другие мужчины в гостинице практически не водятся, и воскрешать, к счастью, некого! – Аня рассмеялась и прильнула к Михаилу в нежном поцелуе, – Ну, идем уже! Ждет!

   Комната Лилии оказалась рядом, наискосок напротив, и через пяток шагов они постучали в дверь. Все говорило о том, что Лилия действительно их очень ждала: она была одета в красивое длинное платье лилового цвета, волосы цвета спелой пшеницы были уложены в изящную прическу. Беглый взгляд  Михаила не обнаружил у Лилии и намека на нижнее белье.
 
   «Здравствуй, дорогая моя! Здравствуйте, Миша! Я очень рада видеть вас в моем доме! – Торжественно сказала Лилия, глядя на них сияющими глазами. Она тягуче расцеловалась с Анной, после чего протянула Михаилу руку. – Я давно не принимала гостей, поэтому не судите меня строго, Михаил! Располагайтесь, будьте, как дома!» – Она жестом указала на диван. – Присаживайтесь!

   Обменявшись взаимными любезностями с хозяйкой, Анна с Михаилом расположились на диване, который был точной копией его с Анной старого знакомца, да и обе комнаты, как две капли воды, были похожи друг на друга.

   – Анечка, милая, я так рада встречам с тобой! – Лилия произнесла эту фразу так, что Михаилу на мгновение показалось, что они не виделись со времен всемирного потопа. – А с Мишей я хочу познакомиться поближе! Мне кажется, мы станем друзьями! Не так ли, Миша? Поухаживайте за дамами!

   – Вы – прекрасная хозяйка! – нейтрально ответил Михаил дежурной фразой, наполняя рюмки неизвестно откуда взявшимся «Шартрезом». Оценив по достоинству зеленый напиток, компания начала неторопливый, постепенный разговор обо всем, и ни о чем. Женщины туманили взоры воспоминаниями о прекрасных днях недалекого прошлого, беззлобно сетовали на свое одиночество в стенах этой гостиницы, причем последнее занимало Лилию в гораздо большей степени.

   Беседа производила на Михаила странное впечатление – она напоминала скрытый торг, предмет которого был ему поначалу не совсем понятен. Но вникнув в скрытый смысл некоторых фраз и намеков, он понял, что у него на глазах разыгрывался хорошо срежиссированный Лилией спектакль соблазнения и мягкого, давящего на психику, шантажа. Роль соблазняемой невинности отводилась ему самому.

   Лилия постоянно сновала по комнате, то ставя, то убирая что-то со стола, при этом не упуская возможности, как бы невзначай, прикоснуться к Михаилу то округлым бедром, то тяжелой и, на удивление, упругой грудью. В один из таких моментов его взгляд невольно остановился на ее красивом глубоком декольте. Аня перехватила взгляд, и по ее лицу пробежала тень беспокойства и обиды.

   Постепенно отдаляясь от разговора, Михаил извинился перед женщинами и вышел покурить на кухню. Размышляя над всем услышанным и увиденным, он пришел к выводу, что Лилия как подруга Анны, скорее всего, потребует и для себя кусочек женского счастья. Что и говорить, в недалеком прошлом он не отказался бы от близких отношений с красивой и сексуальной женщиной. Она и впрямь была хороша собой, и, в определенной ситуации, посторонняя помощь в знакомстве вряд ли была бы необходима.

   Но то, что в этом спектакле Лилии замешана Анна, убеждало Михаила в существовании интереса более значимого, нежели простой флирт с приезжим мужчиной. Маловероятно, что Ане отводилась роль обычной сводни, мол, ты сама его привела! За всем этим крылась какая-то тайна. «Что ж она задумала, эта милая дама?» – подумал Михаил, обеспокоенный поведением Лилии. – Кажется вчерашнее предупреждение комбата имеет под собой нешуточное основание!» В ситуации предстояло разобраться, и, по возможности, сегодня.

   Вернувшись в комнату, Михаил застал подруг с налитыми рюмками Шартреза. Беззаботно улыбаясь, Лилия предложила тост за присутствующих, их здоровье и счастье. Она расцеловала Аню и прямиком направилась к Михаилу, вытянув пухлые губы смешной трубочкой. В последний момент Михаил подставил ей для поцелуя щеку с полусуточной щетиной, чем вызвал довольную усмешку Ани.

   Уверенность Михаила в правильности его предположений была еще раз подтверждена приоткрытыми и зовущими губами Лилии и жестко подставленной щекой Анны. Анюта выглядела усталой, и ее глаза смотрели на него со скрытой тоской. Разговор постепенно угасал, как костер, в который давно не подбрасывали дров, и Михаил с Анной засобирались восвояси. Вечер в гостях закончился. Поблагодарив Лилию за гостеприимство и пожелав ей спокойной ночи, они отправились в комнату Ани.

   Возле двери Аня обернулась к Михаилу и неожиданно спросила:

   - Скажи, а ведь Лилия и впрямь очень хороша? Я видела, как ты смотрел на нее», – В ее напряженном голосе были и горечь, и нешуточное волнение.

   – Да, она действительно красивая женщина, – Михаил помнил перехваченный Анной взгляд и попытался предотвратить возможный всплеск ревности, – но это не моя женщина, терпеть не могу блондинок!

   – Когда ты ушел курить, мы с Лилей говорили о вас, – голос Анны дрожал, как натянутая тетива.

   – Прости, о ком? Обо мне с Лилей??? С какой такой стати и в каком смысле?    Что-то я не совсем понимаю, какое отношение твоя подруга имеет ко мне? Разве я дал ей повод? – резко переспросил Михаил.
 
   – Что ни на есть прямое – она моя подруга, и мне здесь с ней жить! У нее есть просьба к тебе. И если ты меня любишь, то все поймешь и сделаешь, как я тебя попрошу! Но об этом – завтра! А сегодня мне хочется побыть одной. Не обижайся, мой милый, я очень устала! – Не глядя на Михаила, сухо ответила Анна. Пожелав ему спокойной ночи, закрыла за собой дверь.

   «Интересно, – подумал Михаил, – что произошло в мое отсутствие? Скорее всего, Лилия или потребовала, или попросила Анну «поделиться» мужчиной. Такие случаи мы знаем, проходили. Тем более, в ситуации, когда более или менее приличного мужика, да еще и свободного, здесь не найти. А то и просто даже нельзя искать, будучи у всех на виду. Другое дело, когда нежданно-негаданно рядом появляется совершенно неизвестный в этих местах мужик, когда-то оказавший услугу подруге, а потому «внушающий доверие». Тем более, что замуж подругу не зовет. Рекомендации – выше всяческих похвал. Да и прошедшие ночи тому подтверждение. И уж тут, если повезло одной, то грех не «поделиться» и обидеть подругу.

   Риск нарваться на сплетни минимален. Мужик чужой, здесь его никто не знает, прилетел и улетел. Выходит, пока я курил на кухне, Лилия подвела итог моих смотрин. Похоже, она «задавила» Анюту, пользуясь своим местным положением. Вот только Аню это вряд ли устраивает. Да и меня гражданка полковник забыла спросить! Хотя… А о чем, собственно, спрашивать? Не желаю ли я оказать услугу некоей даме весьма приятной наружности? Или что-то в этом роде? …Такая просьба не исключена. Чем же она так давит на Аню?»

   Михаил, привалившись к стене, в раздумье стоял возле Аниной двери. Вдруг до него донеслись тихие всхлипывания, напомнившие ему события их крымской ночи. Не спрашивая разрешения, он вошел в комнату, и в полной темноте нашел Анну, ничком лежащую на диване. Уткнувшись в мокрую от слез подушку, они тихо плакала.

   – Анюта, девочка моя, что произошло?

   – Не спрашивай, милый! Не сейчас! Давай все оставим до завтра! Завтра я все тебе объясню, а сейчас иди к себе, я хочу побыть одна.

   - Хорошо! - Нежно поцеловав Анну в затылок, Михаил тихо вышел в коридор. Настроения было препротивнейшее. Войдя в свою комнату, он, не раздеваясь, завалился на кровать. Организм потребовал отдыха, и Михаил провалился в глубокий сон. … Утро вечера мудренее!

(продолжение http://www.proza.ru/2018/01/25/616)


Рецензии