Пустяки

               

-  Мама, ну куда ты опять собралась? - слегка раздражённо спросила пятидесятилетняя дочь восьмидесятилетнюю мать. - Мы живём не в своём доме, и даже не в собственной квартире. Мы обитаем на шестом этаже общежития, со множеством выходов и поворотов, где ты тут же заблудишься. - Улыбнувшись, мягко добавила. - И будешь блуждать по этажам не один год.
-  Мне надо навестить Нину, - упрямо сказала старушка, медленно шаркая в прихожую.
      Дочь взяла её под руку и, нежно развернув, повела обратно в комнату, тихо нашёптывая:
-  Мамочка, дорогая, тётя Нина умерла два года назад, теперь она живёт в другом месте, а тебе туда ещё рано. Пойдём, я включу тебе телевизор и ты посмотришь старое доброе кино, а я схожу приму душ.
      Усадив мать в мягкое кресло, дочь включила телевизор, настроила на канал "ретро", поцеловала в щёку и шепнула на ухо:
-  Мамуля, отвлекись от мрачных мыслей, а я через полчасика вернусь и мы с тобой поговорим.
      Подойдя к входной двери, она заперла её на ключ, а сам ключ бросила в карман первой попавшейся куртки, висевшей в прихожей, не подозревая, что хитрая старушка за ней подглядывает. Дочь же, с чистой совестью и с полным чувством удовлетворённости от принятых мер безопасности, скрылась в душевой комнате. Как только дверь за ней закрылась, тянуть и откладывать столь удобный момент для побега мать не стала. Тихонько кряхтя, обулась, нашла заветный ключ, открыла замок, бросила взгляд на дверь душевой, за которой слышался шум падающей воды, и шагнула в длинный коридор, точно зная, куда ей следует идти.

                *******

      Был выходной и Виталий проснулся поздно, после восьми, без надоедливой трели будильника. Минут пять полежал с закрытыми глазами, получая удовольствие от отсутствия пяти-, а то и, что очень часто случается в тёплый сезон, шестидневного будничного режима. Из своих сорока лет жизни он лет восемнадцать проработал экскаваторщиком-бульдозеристом, и без ложной скромности считал себя профессионалом своего дела, что, впрочем, подтверждалось всеми, от директора до рабочего, с кем когда-либо ему доводилось работать. А его профессионализм и добросовестное отношение к работе зачастую нещадно эксплуатировалось не слишком щепетильными и добросовестными коллегами и начальством.
      Натянув спортивные брюки и сунув ноги в тапочки, Виталий отправился на утренние процедуры. Проходя мимо детской, он тихонько приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Сын Влад ещё сладко спал. Из кухни по коридору расползался приятный аромат готовящейся пищи. Там уже хозяйничала жена Марина.
-  Привет, - поздоровался муж, заглянув на её вотчину.
-  Доброе утро, - Ответила та, улыбнувшись. - Я сейчас заварю чай.
-  Отлично. А я сейчас приду, лишь проделаю две процедуры, - сказал Виталий, любивший иногда побалагурить. - Первая процедура, это естественная необходимость, но духовно немного унижающая человеческое достоинство и идущая вразрез с утверждением, что человек, это звучит гордо. Вторая - искусственная необходимость, чуть сглаживающая первый печальный факт и позволяющая хотя бы внешне выглядеть если не достойно, то вполне ухоженно и даже прилично.
-  Иди-иди, философ-юморист, - смеясь, ответила Марина. - Самое главное, не перепутай очерёдность процедур.
      Спустя энное количество временных единиц, Виталий пил горячий чай и разглагольствовал о повседневном житейском бытии, от которого не могут избавиться даже натуры возвышенные и крайне одухотворённые.
-  Уже в который раз убеждаюсь в человеческой скупости, снобизме и крайней дотошности, когда дело касается их лично. Вчера одному высокочинному хмырю дачу облагораживал. Мужик при должности, с высшим техническим образованием, а знаешь, как он объяснял мне фронт моих работ?
-  Ну? - скупо спросила жена.
-  Он больше рассказывал не что надо делать, а как, где жесты и мимика доминировали над речью. Суетится, по территории прыгает, руками машет, пальцами тычет. Я ему говорю:" Вы мне скажите спокойно и толково, где и на какую глубину выкопать? Где, куда и под каким углом спланировать?" Он взял себя в руки и успокоился. Минут на пять, грамотно объясняя словами и всё время заглядывая мне в глаза, но потом всё равно перешёл на старый и привычный метод беседы. То ли ему самому так привычнее давать указания, то ли он всех нижестоящих считает недоумками и думает, что только так должен понять даже дурак. Хотя, мне кажется, дурак от такого объяснения запутается окончательно, что неминуемо приведёт к последующему конфликту с массой более доходчивых слов. Я-то, хоть и без высшего образования, а значит - дурак, но сразу понял все его планы и замыслы. Однако продолжал терпеливо и внимательно слушать из чистого уважения к его статусу заказчика, да и очень любопытно было наблюдать со стороны за этой пантомимой. Наконец, он выдохся, а я, твёрдо уверив, что всё понял, приступил к работе. Конечно, под неусыпным наблюдением и контролем хозяина. Пять часов пахал без перекура, пока не сделал всё как он хотел, порой выслушивая совершенно детские советы и просьбы. Другой бы там дня два корячился, если, конечно, выдержал бы первый. Ну вот, работа закончена, я вздыхаю с облегчением, а он, бедняга, вижу, как-то сник и приуныл.
     Виталий сделал паузу, а через мгновение, с улыбкой, подвёл печальный вывод:
-  Да, даже старую нашу традицию убивает жадность.
-  Что, даже на бутылку не дал? - догадавшись, спросила Марина.
-  Единственное благое дело, на которое он соизволил снизойти, это подписать путёвку на восемь часов и сказать "спасибо". В наше время и это уже не мало.
-  Мельчает человек. И чем больше у него денег, тем он становится более скуп. Ну да ничего не поделаешь. Что там нового у отца?
-  Ничего хорошего, - Виталий тяжело вздохнул. Потом сорвался. - И ведь что за люди! Человек больше полугода принимает "химию" и никто нигде не намекнёт, что нужно сделать группу, чтобы покупать лекарства за десять процентов от стоимости! А лечащий врач больницы вообще сволочь! Старый пьянчуга! Ладно, ничего не сказал про группу, но он вообще ничего толкового не говорит. Всё мимолётом. Он весь в каких-то своих делах, в кабинете застать практически невозможно. А когда это удаётся, то легче и понятнее не становится. " Пустяки, всё нормально, осложнений нет". Вот его постоянная фраза, а бате-то всё хуже. Хоть бы отрабатывал деньги, которые за это время ему всунули! А этот старый хрыч даже не удосужился все данные вносить в компьютер. Лечащий онколог поликлиники сделал запрос, а там о "химии" ни слова, только о предшествовавшей операции. Потом он конечно подсуетился и всё исправил. Не, ну каков подлец, а?
-  У нас замечательная медицина только в телевизоре и в газетах, а что творится на самом деле, знают люди, столкнувшиеся с этой бедой вплотную.
      Виталий отодвинул кружку и попытался сгладить столь категоричный нелицеприятный вывод о медицине.
-  Обобщать, конечно, не следует, всё зависит от человека, но вот то, что люди становятся всё более алчными и завистливыми, что приводит к безразличию на уровне цинизма к собратьям и сосёстрам, это факт. А когда дело касается медицины - это уже катастрофа! Разве не ужасно, когда жизнь пациента для врача становится пустяком? И лишь частные нелегальные финансовые вливания помогают врачам хоть на время вспомнить клятву Гипократа. Если не повернуть этот порочный прогресс вспять, то... Так, ладно.
      Жена, видя, что муж собрался уходить, обратилась к нему с обычной хозяйственной просьбой:
-  Виталя, вынеси мусор.
      Виталий молча взял ведро и вышел из блока. Дойдя до ближайшего выхода, он уже ступил на первую ступеньку, чтобы спуститься к мусорным бакам, как вдруг увидел на межэтажной площадке старушку, замершую в нерешительности на месте. Сильно обострённое внутреннее чувство, именуемое интуицией, заставило замереть и его. Ещё бы секунд десять и, скорее всего, он ушёл бы, но тут старушка стала медленно спускаться - шаг, второй, третий. Неожиданно голова женщины чуть дёрнулась, нога подвернулась, рука, державшаяся за перила, разжалась и старушка начала падать головой вниз.
      Виталий, худощавый и спортивный мужчина, среагировал мгновенно. Бросив ведро, которое, выбрасывая из себя содержимое, покатилось вниз по ступеням, он сделал три молниеносных прыжка и оттолкнувшись, с вытянутыми вперёд руками, нырнул навстречу бабушке.
      Голова старушки от удара была спасена, а спасатель отделался ушибами локтей, колен и рёбер. Виталий усадил пожилую женщину на ступеньку, прислонив спиной к стене, и стал тихим голосом задавать разные вопросы - где болит? куда идёт? где живёт? Бабушка лишь бессмысленно смотрела и с трудом повторяла, что ей надо идти. Мужчина понял, что ничего путного от неё не добьётся и решил сходить за женой. Но тут сверху спускался парень лет тридцати, и Виталий отстранился в сторону, давая тому проход. Парень ухмыльнулся и спросил:
-  Добиваешься взаимности?
      Виталий вскипел и уже хотел ввернуть крепкое, из категории непечатных, словцо, но, неожиданно для себя сдержавшись, лишь глухо спросил.
-  Случайно не знаешь этой бабули?
      Всё так же весело парень ответил:
-  Закономерно не знаю и даже не испытываю ни малейшего желания знакомиться.
      На этот раз Виталий ругнулся, но не громко, чтобы не оскорбить своим поведением старую женщину, и пошёл за женой. Та осмотрела, заглянув бабушке в глаза, и дала заключение:
-  Скорее всего, у неё микроинсульт. Надо вызывать скорую.
      Но тут сверху поспешно спускалась дама в халате, которая, увидев беспомощную больную, с возгласом "мама" бросилась к ней.
      После объяснения ситуации, Виталий помог женщине довести её мать до их комнат, откуда та сразу же вызвала скорую помощь. И уже после этого растроганная женщина прослезилась и поблагодарила мужчину:
-  Большое вам спасибо! Вы очень добрый человек, теперь это уже большая редкость.
      Мужчина смутился и слегка даже покраснел.
-  Ну что вы, не стоит благодарности. Это же такой пустяк, - ответил Виталий и, поворачиваясь уходить, добавил. - А добрых людей не так уж мало, просто мы их не замечаем до поры. - И вдруг, улыбнувшись, привёл такой пример. - Если бы следователя год не отпускать домой, а только допрашивать подозреваемых, то потом сразу выпускать на улицу уже было бы социально опасно.
-  А вы следователь? - спросила лукаво дама.
-  Обошлось. Я не сажаю, я созидаю, и людей встречаю много и разных. До свидания.
      А спустя неделю, когда Виталий уже и вспоминать перестал об этом случае, нечаянно вновь встретился с дочерью спасённой старушки.
-  Здравствуйте! - улыбаясь, первым поздоровался он. - Ну как наша бабушка? Ещё в больнице?
      Женщина грустно улыбнулась в ответ.
-  Уже нет. Она, всё-таки, не зря собиралась в дорогу. Через три дня она ушла, как того и добивалась.
      Виталий всё понял.
-  Извините. Примите мои соболезнования.
-  Спасибо. Надеюсь, что там ей теперь хорошо?!
-  Дай Бог? - пожелал погрустневший и задумавшийся мужчина. - Будьте здоровы.
-  И вам - всего самого лучшего!


Рецензии
Спасибо за доброе повествование, Александр.

Владимир Кирилуша   31.10.2018 18:56     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир, за добрые слова. И, кстати, в этом повествовании, вплоть до имён главного персонажа и его семьи, правда. Я лишь слегка художественно оформил это реальное событие.
С уважением - Александр.

Александр Сих   01.11.2018 05:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.