Глокая куздра. Гл. 4

    Чем черт не шутит…

   …Неожиданно скрипнула дверь, и в комнату вошла Анна, держа поднос с чашками чая.

   - Простите меня, Миша, моя подруга пришла с работы, и заговорила меня вконец. – Анна поставила на стол поднос и разлила крепко заваренный чай. – Получилось, как в известном анекдоте: «Я на пять минут выйду к соседке, а ты через каждые полчаса помешивай кашу!». Держите чашку! – Анна посмотрела на Михаила повлажневшими глазами. - В разговоре на кухне я видела в ваших глазах мучительный вопрос, на который, как мне показалось, вы не находили ответа. - Ее голос пресекся от волнения. - Весь вечер я не могу решиться спросить у вас кое о чем. Для меня очень важен ваш ответ. Он все расставит по своим местам. Как мне быть? - Она присела рядом с Михаилом, касаясь его бедром.

   - Да просто – спрашивайте! Военного человека смутить весьма и весьма сложно! – Михаил чувствовал исходящее от нее тепло прикосновения, и от волнения у него темнело в глазах и сжимало грудь, не давая дышать.

   - Хорошо, я попробую! - Переведя дыхание, Анна продолжила, словно бросившись в холодную воду. - Помните темную осеннюю ночь и плачущую под кустом девушку? Ее звали Нюра, то есть Анна…

   - Анна…Аня…Нюра! - Михаил вскочил с дивана, задохнувшись от кипящих в нем чувств. - Так это все-таки ты! Твой голос… Черт меня забери! Ну как же я сразу не сообразил!

   …Конечно, он помнил ту ночь до мельчайших подробностей! Как поздним вечером Михаил привел в маленькую комнатушку с солдатской койкой, запахом гуталина и кожаных сапог замерзшую и насмерть перепуганную девушку. Полутени качающегося света стеариновой плошки делали ее лицо загадочным и прекрасным, и огромные глаза блестели в неверном свете. В руках Михаила тихо пела гитара, у Ани был прекрасный слух и удивительно приятный низкий голос. Он вдыхал аромат ее волос, пахнувших осенью,   влюбляясь в эту девушку все сильнее и сильнее. Казалось, что весь мир, загадочный и романтичный, раскрыл им свои объятия.

   - Мы будем любить друг друга всю жизнь! – Их долгий поцелуй прервался воем сирены…

   …Рано утром, едва забрезжил рассвет, батальон, в котором служил Михаил, подняли по тревоге – их войсковая часть уходила эшелоном на учения. Уже днем, выкроив в суматохе сборов несколько минут, Михаил помчался в свой сарайчик. В опустевшей комнате на столе рядом с раскрытой планшеткой лежал листок бумаги: «Мужчины так не поступают» И размашисто подпись: «Нюра». Ни фамилии, ни адреса. Ни-че-го...

   - Да, это я! - Аня стремительно поднялась навстречу. – Это я, та самая твоя девушка из крымской ночи! – Напряжение в голосе нарастало, и она с трудом договорила. – Где же ты был так долго… Ведь я пропадала без тебя…

   … Воспоминания были стремительными и яркими. Кто бы мог подумать, что спустя почти двадцать лет, в забытом Богом захолустье, Михаил вновь встретит самую прекрасную женщину своей жизни! Невероятно! Как ей сказать о том, кем она была для него все это время? Что приготовила ему судьба в этом тихом колымском городке? Много воды утекло с той поры, да и не войти в нее дважды. Вопросы, вопросы… И кто знает, какими будут ответы на них...

   … Мягкий полумрак комнаты оттенял ее темные глаза, делая их огромными и бездонными, ее кожа была так же бархатно нежна и упруга, высокая полная грудь вздымалась от сильнейшего волнения, сбрасывая с себя легкую ткань невесомой одежды. В приоткрывшемся разрезе Михаил увидел темнеющую на стройном бедре ту самую родинку. Ошеломленный происходящим, он осторожно обнял ее. ; Я люблю тебя, Анечка моя милая! - Он целовал ее мокрое от слез лицо, ее шею и грудь, и память, словно машина времени, возвращала его в ту самую ночь.

   Аня смотрела на Михаила с надеждой и любовью, роняя бусины слез ему на грудь. Казалось, что силы покинули ее.

   - Я люблю тебя! – Еле слышно прошептала она. - Я люблю тебя больше жизни!
Неистовые ласки и страсть на грани безумия утомили их.…

   … Не дав времени на отдых, будильник разбудил их рано утром. С трудом найдя выключатель, Михаил включил свет и, приподнявшись на локте, посмотрел на спящую Анну. Ее лицо было по-детски безмятежно, она улыбалась во сне чему-то своему, наверное, очень доброму, и не собиралась просыпаться. Испытывая чувство щемящей нежности, он поцеловал ее и поднялся с постели. Опять служба и опять надо расставаться тогда, когда этого совершенно не хочешь.

   - Анюта! – Михаил слегка дотронулся до ее щеки. - Анюта, девочка, пора вставать!

   С трудом приоткрыв глаза, Аня широко улыбнулась, и крепко обняв его за шею, притянула к себе. - Я никуда тебя сегодня не отпущу. Позвоню на работу и отпрошусь!

   - Анечка, милая моя, я не могу остаться, мне надо быть на службе. - Он поцеловал ее в припухшие губы. - Через пару дней я освобожусь, а пока мы расстанемся до вечера.

   - Опять ты уходишь… Обещай, что вернешься, как только сможешь? – Анна улыбнулась и, поцеловав его в губы, закрыла глаза. - Я не доживу до вечера, возвращайся поскорей!

 (продолжение http://www.proza.ru/2018/01/25/430)


Рецензии
жду продолжения. Давно не читал о чистой любви.. Владимир Шевченко

Владимир Шевченко   25.01.2018 03:48     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир! Только что опубликовал все 11 глав первой части. Приглашаю!
С уважением!

Геннадий Крук   25.01.2018 11:30   Заявить о нарушении