Последний шаг над пропастью вдвоём - глава восьмая

     Однажды осенью, завершив уборку во дворе магазина, Алиса притулилась к стене рядом с окном кабинета хозяина. Дул пронизывающий ветер, но в магазин ей заходить запрещала хозяйка, а родители ещё не управились с уборкой. Идти домой одной по трассе было небезопасно. Всякое могло случится.

     Там, в кабинете, набирал силу очередной скандал, дошло до швыряния предметов. Что-то тяжёлое грохнуло по стеклу и в тот же миг осколки полетели в Алису. Один из них вонзился ей в щёку и она почувствовал горячую струйку, стекающую по шее за ворот кофточки. Она вскрикнула. Олег подошёл к окну, но ничего не увидев, кинулся во двор. В догонку слышалась брань пьяной Нинки. Родители Алисы, побросав швабры, побежали следом за хозяином во двор, поняв, что с дочерью случилась беда.

     Во дворе стояла машина хозяев. Олег взял аптечку, посадил Алису на водительское сиденье, надел резиновые перчатки, аккуратно вынул осколок. Кровь начала течь сильнее. Он быстро обработал рану, наложил повязку и, осмотрев всю голову Алисы, нашёл ещё два пореза.

     Из магазина пошатываясь выбежала Нинка, надевая на ходу пальто. Увидев Алису на сиденье машины, закричала:

     - Ты чё с ней возишься? Гони её прочь! Пусть мамашка отведёт её на хрен к себе домой и там перевязывает. Она своей кровью испачкает нам салон...

     Олег оглянулся. Нинка по взгляду мужа поняла, что ей несдобровать и спешно  попятилась к магазину, быстро вошла, закрыв дверь на засов, продолжая визжать за дверью ругательства в адрес девочки.

     - Ты машину водить умеешь? - спросил Олег отца Алисы, не обращая внимание на визг Нинки. - Я крепко выпил, а девочку надо срочно везти в город, в больницу, шов придётся накладывать, рана большая. У меня там друг работает, отличный хирург. Я так понял - она ваша дочь.

     - Могу, конечно, могу водить! Двадцать лет на большегрузах проработал и свой москвичок был пять лет, - ответил отец Алисы. - Меня Славой зовут, а жену - Тоней. Наша дочка, Алисой зовут. Помогает нам уборку делать. За час не управиться во дворе и магазине, вот она и помогает.

     - Почему за час? А, впрочем, об этом в другой раз. Нам спешить надо...

     Олег сел впереди на пассажирское кресло. Алису с Тоней посадили сзади и поехали в город. Всю ночь пробыли в больнице. Наложив три шва на лице и голове, тщательно забинтовав, Алису оставили на несколько дней в больнице.

     Пришедшие утром работники магазина увидели кровь у стены под окном кабинета хозяина и разбитое стекло. Всякое лезло в голову. Подумали, что хозяева упились вдрызг и, как всегда, дело дошло до драки. Дверь была заперта изнутри, долго стучали, уже и первые покупатели шли к магазину. Хотели к участковому идти, но внезапн дверь отворилась и все увидели Нинку, то бишь, Нинель Ивановну. Видок у неё был страшенный. Глазки почти не смотрели на белый свет, лицо опухшее до неузнаваемости, но синяков не было. На полу торгового зала были брошены вёдра и швабры. Нинка дала команду застеклить окно в кабинете Олега, докончить уборку и только потом открыть магазин. Взяв бутылку пива, выпила её залпом и ушла в подсобку, где стояла раскладушка. Работники поняли, что и ночью она спала здесь, но расспрашивать побоялись, а она сразу захрапела, едва опустила голову на подушку.

     - Господи! Что же у них здесь произошло? Вы видели сколько кровищи у окна кабинета и на месте стоянки машины? Кто-то шёл от окна и оставлял дорожку. Хоть бы жив был хозяин, - тихо зашептала старшая продавщица Глаша.

     Все молча принялись наводить порядок в магазине. Неизвестность пугала, но надо было открываться и все разошлись по своим отделам.

     Ближе к обеду приехал Олег. Был он чисто выбрит, одет в новенький с иголочки костюм и, на удивление сотрудников, абсолютно трезвым. За короткое время, что его не видели, все отметили большие перемены в нём. Глаза смотрели на окруживших его сотрудников с теплом, голос был ровным.

     - Вчера осколками разбитого стекла была серьёзно ранена девочка Алиса, убирающая двор. Она в больнице, с ней сейчас всё хорошо, но крови она потеряла много. Я был у участкового нашего станичного и всё подробно изложил письменно. Вас беспокоить не будут. Попрошу приготовить мне передачку ей в больницу. Ну там, фрукты, шоколад чёрный, сливки, что-нибудь из выпечки. Да что вам говорить! Вы и сами знаете. Бульон матушка её приготовила. Сейчас заеду за ней и поедем в больницу, - сказал Олег и хотел идти к себе в кабинет, в котором сотрудники навели полный порядок, но путь ему преградила Нинка, вышедшая из кладовки со словами:

     - Какую ещё такую передачку? С какой стати? Не хватало мне ещё нахлебников на мою голову! Нечего под окнами стоять, рот разевать на чужую жизнь..., - но увидев свирепый взгляд Олега осеклась на полуслове.

     - Чужую жизнь?!! То, как мы живём, ты называешь жизнью? Собаки так не живут. Посмотри на себя в зеркало! На кого ты похожа? Поезжай домой, приведи себя в порядок, а вечером поговорим. Ни слова больше! - резким голосом сказал Олег.

     Олег уехал. Нинка ещё повизжала с полчаса на сотрудников, но потом пошла домой по лесной просеке. Голодный пёс встретил свирепым рычанием. Нинка стала побаиваться его в последнее время. Он издалека чуял спиртной запах и становился неуправляемым. Выпускать его на ночь, пожалуй, она не будет, страшно, - подумалось Нинке.

     В саду на деревьях краснели вызревшие яблоки, наступала пора их сбора. Сорвав яблоко и надкусив его, Нинка почувствовала нежный аромат и медовый вкус. Никогда не любила яблоки, а тут вдруг захотелось.

     В больнице Олега и родителей Алисы ждала неутешительная новость. Врачи не могли понять причину, по которой у девушки резко поднялась температура, она впала в беспамятство. Раны на лице и голове были сухими, без нагноения и покраснения, а девушка металась по кровати.

    - А она не могла простудиться накануне? Ведь почему-то она жалась к стене. Может это воспаление лёгких в тяжёлой форме? - спросил у дежурного врача Олег.

    Проведенный рентген подтвердил слова Олега. У девочки началось крупозное воспаление лёгких. Тоня тихо плакала на плече мужа. Стало страшно за жизнь дочери, а дома ещё трое ждут. Теперь хозяйка выпрет их с работы, вон как орала вчера. На что жить будут неизвестно.

    - Давайте-ка я вас отвезу домой, - произнёс Олег. - Сам я вернусь и побуду с девочкой. Это лучше, чем пить в одиночестве виски. А завтра поговорим и о вашей работе. Непонятно мне, как можно с такими площадями управиться за час. И о зарплате надо поговорить.

     Всю дорогу молчали. Олег вернулся в больницу и сидел на стуле у постели девочки. Ей стали колоть антибиотики, температура слегка спала, но в сознание она не приходила. Олег не заметил, как задремал. Почувствовал прикосновение руки на плече и тихий голос медсестры:

     - Вы бы прилегли на кровать. Палата двухместная, ваш друг распорядился никого не размещать более. Если что, то я вас разбужу.

     Он уснул и увидел во сне свой сад в весеннюю пору, когда от лепестков шёл тонкий аромат. Дивился во сне такому диву, который перестал почему-то замечать наяву. Каждую весну проходил мимо... 

Продолжение следует:

http://www.proza.ru/2018/01/25/739

 

 


Рецензии
Может, ещё не всё потеряно в жизни Олега? Хотя, верится с трудом, что справится сам с Нинкой. Если только кто поможет противостоять.

Вера Полуляк   28.01.2018 11:59     Заявить о нарушении
Взрослеет душа человеческая...Очистится желает...

Надежда Опескина   28.01.2018 20:22   Заявить о нарушении