Ушедшие в туман

В начале ноября погода удивляла; двадцать градусов тепла и голубое, ясное небо и даже  деревья — одни  как бы растерявшись, остались в зелёных нарядах, а другие быстро сбросили пожелтевшие листья. И  я  осмелилась взять отпуск, и отдохнуть на берегу Северного моря.
Прямой, как стрела, автобан привёл меня к живописному приморскому городку "Norden" (Север). Гостевой  домик, в котором я поселилась,  находился на улице "Nord Stern" (Полярная звезда), а к ней примыкала  "Nord Licht" (Северное сияние).
Солнце, будто обрадовавшись новому отдыхающему, засветило, как мне показалось, ещё ярче, а на берегу моря было так тепло, что пришлось снять куртку.

Морская гладь встретила полным штилем. Невольно вспомнился великий путешественник Фернан Магеллан, который за всё время плаванья по Тихому океану не попал ни в шторм, ни в ураган, и поэтому нарёк его Тихим, и на все века заставил  удивляться потомков столь противоречивым названием.

На прибрежной зелёной лужайке многочисленные любители воздушных "змеев"  управляли своими изделиями, а они, яркие,  разнообразных форм и расцветок, парили так высоко и грациозно, что заставляли  залюбоваться ими.
Огромная бабочка, с фантастически красивыми крыльями, чуть не коснулась меня, а затем плавно взмыла ввысь, возвращая и меня в далёкое детство, в котором я бежала за прекрасной жар-птицей, сделанной из подручных материалов моим отцом и так же легко парившей в почти такой же, но среднеазиатской небесной сини, и над почти такой же зелёной травой.

До самого позднего вечера солнце цеплялось за море, неохотно погружаясь за горизонт, и огненная дорожка, протянувшаяся от него по неподвижной воде, казалась золотой, и мне подумалось, что по ней можно дойти до самого светила.

Следующий день встретил меня так же приветливо. Дул приятный, чуть колыхавший волны, свежий ветерок, и воздушные "змеи", всё также парившие высоко и выделывавшие всевозможные пируэты, будоражили сознание. Чайки притихли...

Прогулочная аллея привела к пирсу с пришвартованными к нему кораблями. Их было много — и больших, и маленьких. Белоснежное судно доставило к материку туристов, которые посещали  один  из островов в открытом море и я решила следующим утром тоже совершить  маленькое морское путешествие.

После обеда вдруг всё окуталось туманом. Стало ясно, отчего взгрустнулось чайкам. Но у меня имелся выбор и я пошла в сторону многочисленных сувенирных магазинчиков и лавок.

Утром следующего дня выход в открытое море на кораблике пришлось отложить на неопределённое время. Видимости, практически, не было никакой. Я будто находилась в белом коконе, через который едва проглядывала кромка берега. Море, укутанное бело-серым "одеялом", продолжало спать.

Неожиданно появившиеся в сизой дымке, курлыкающие журавли, белые, как призраки, летели в только им известные дали, и  я, завороженная столь необычным зрелищем, едва успела запечатлеть их на камеру прежде, чем они исчезли в пелене тумана...
— Вот же не повезло, не успела сделать фотку, — услышала я реплику и оглянулась. Рядом стояла молодая женщина с фотоаппаратом в руках.
— А я вас узнала! Мы ведь живём в одном домике, — приветливо обратилась она ко мне. Так я познакомилась с Бригитой.

Вредный туман решил испортить настроение отдыхающим надолго, так как и  на следующее утро, он закрыл почти всё, что можно было видеть из окна домика.
Но неугомонной Бригите он, видимо, не казался помехой и она  уговорила меня прогуляться.

Вскоре мы спускались с заградительного вала к морю.  Холодный, порывистый ветер заставил одеть капюшоны и спрятать руки в карманы.
На прибрежной аллее никого кроме нас не оказалось, так как погода явно не благоприятствовала прогулкам.
Озябнув, я собралась уже возвращаться в своё тёплое временное "гнездышко",
но почувствовала, что кто-то тянет меня за рукав. Это Бригита, приложив палец к губам, показывала в сторону лужайки, на которой я по-приезду, любовалась воздушными "змеями".

Теперь же над зелёной травой завис один, но очень большой "змей", похожий на правильный многогранник, окантовка которого чуть подсвечивалась голубоватыми огоньками. В какой-то миг ледяной ветер вдруг прекратился и всё замерло. Лишь чайка, сидевшая на шесте с указателями направлений, гортанно закричала и улетела прочь.

"Змей" плавно опустился на землю и от него отделились три фигуры, которые стремительно приближались к нам. Это были ничем особо не примечательные две женщины средних лет и пожилой мужчина. Какая-то сила сковала нас и заставила только смотреть. Они подошли к скамейке, стоящей неподалёку.  У каждого из них  в руках было что-то, похожее на сумку.

Вдруг таинственные незнакомки начали спешно переодеваться,  а мужчина спустился к морю по бетонной лесенке, у которой случайно оказались и мы. Теперь можно было разглядеть его лицо, испещренное глубокими морщинами.
Он опустил руки в чуть колыхающуюся воду и через несколько минут вернулся к спутницам, а потом мы увидели, как загадочная троица, облачённая в костюмы для подводного плаванья, медленно  шла по отмели, пока белая стена тумана не поглотила её.

Из оцепенения нас вывел крик чайки. Она пролетела над нами и вновь уселась на шест. Опять подул ледяной ветер и туман начал рассеиваться. Мимо прошла влюблённая парочка, потом мамаша с детской коляской. Редкие прохожие с удивлением смотрели на три сумки,  лежавшие у скамейки, и брезгливо сторонились их.

Это длилось недолго, потому что подъехавшая мусороуборочная машина поглотила единственные свидетельства недавнего таинства, окончательно вернув нас в действительность противным скрежетом своих агрегатов.
Не сговариваясь, мы побежали к месту приземления необычного воздушного "змея" и увидели лишь помятую траву, выделявшуюся правильным кругом...

— Но в небе же висел многогранник! — в изумлении воскликнула Бригита и наши взгляды вновь устремились на водную гладь. Она ещё больше очистилась от сизой дымки и притягивала к себе. Жгучий ноябрьский ветер выдавливал слезы. Наши лица замёрзли, а руки окоченели. Но я  решила всё же  прикоснуться к морской воде. Она показалась тёплой, но это длилось не долго. Накатившаяся волна ошпарила холодом. Отдёрнув руку, я поспешила в отель. Рядом семенила Бригита.
— Наташ, а что это было? — в удивлении округлив глаза, спросила она.
— Что-что! Инопланетяне! — ответила я, растирая замёрзшие ладони.

Очутившись на тротуаре, ведущем к нашему временному жилью, мы немного согрелись. Туман, лишь немного подразнив наметившимся прощанием, вновь сгустился не на шутку. Автоматически зажглись уличные фонари, хотя их свет еле мерцал в серой мгле.

Дверь номера оказалась незапертой и к моей радости, на пороге нас встретил Вальдемар — мой парень. Он задержался по делам фирмы и как обещал, приехал, как только смог. Бригита сразу приуныла и  поспешила  в свои апартаменты.

На столе меня уже ждали кофе и бутерброды. "Как хорошо, что есть такие гостиницы, где можно самим готовить еду, без назойливых взглядов со стороны, почти как дома, и наслаждаться горячим напитком", — размышляла я, пока Вальдемар нарезал колбасу и сыр. Его прибытие на время отодвинуло мысли о событии на берегу.
 
Вальдемар же, убирая со стола початую бутылку виски,  с удивлением посмотрел на меня и я, поперхнувшись, выронила чашку с кофе. "Ну какой идиот стелет светлое ковровое покрытие на кухне?!" — расстроилась я, глядя на растекающееся бурое пятно.

Из минутной задумчивости меня вывел вопрос любимого:
— Где вы были в такую погоду, подкрепившись спиртным?
Метнувшись к мойке, он схватил посудный полотенец и попытался стереть пятно. В его движениях мне показалось что-то неуловимо знакомое, недавно виденное на берегу. Так двигал руками старик-пловец, опустив их в ледяную морскую воду.

Вспомнив странное трио на пляже и необычный воздушный "змей", я принялась с упоением рассказывать бойфренду о том, чему стала свидетельницей вместе
с Бригитой.
— Как ты думаешь, кто это мог быть? — задала я в конце истории мучивший меня вопрос.
Вальдемар, переставший с середины моего рассказа жевать бутерброд и пить кофе, внимательно слушал, а вместо ответа спросил:
— А зачем вас понесло на берег в такой туман?
Вскочив со стула, он начал нервно ходить взад-вперед, глубоко озабоченный.
— А что не так? — в свою очередь удивилась я.

Таким я его ещё не видела, хотя встречались мы уже год. Его красивые чёрные брови сошлись на переносице, а зеленовато-серые глаза отстраненно блуждали по стеклу широкого окна, закрытого туманом, словно серым листом бумаги.
Вдруг он остановился и повернулся ко мне:
— Если ты хочешь узнать, кто это был, нам придётся прогуляться к морю.
— А Бригиту возьмём с собой? — уже спешно одеваясь, спросила я.
— Нет, не в этот раз, — не согласился он.
 
Чтобы дойти до побережья, нужно было миновать множество сувенирных магазинчиков. Неожиданно Вальдемар остановился перед входом одного из них.
Пока я,  задержавшись, рассматривала  витрину, где лежали пакеты с наборами ракушек и другие сувениры, мой парень вошёл внутрь, а потом в дверях я столкнулась с ним.  Улыбаясь, он протянул мне увесистый пакет:
— Держи! Иначе ты до вечера ничего не выберешь.
Я радостно взвизгнула и обняла его ...

Вскоре мы стояли у бетонной лестницы, по которой ушли в море загадочные пловцы.
— Смотри внимательно! — воскликнул мой спутник, — сейчас ты увидишь, куда делись те трое. На какой-то миг в тумане образовался прозрачный коридор, в котором по морю плыли ажурные позолоченные замки, белые башни и удивительно красивые цветы, не похожие на земные.
Видение было столь прекрасным и неожиданным, что я оцепенела, зажмурившись, а когда открыла глаза, всё исчезло.
— Вальдемар, это мираж?
— Нет, это мир, в котором я родился. Те трое тоже из моего мира.
— Ты шутишь? Какие другие миры могут быть  в океане? — начала сердиться я, — тогда почему о них никто не знает?
— Потому что океан очень огромный!
— Но ведь ты нормальный человек, хватит меня разыгрывать,  пошли лучше домой. 
После этих слов  моё сознание отключилось…

Утром следующего дня Вальдемар, вернувшись с пробежки, обрадовал меня сообщением о рассеивающемся тумане и показавшемся солнце. Страшно болела голова, а  перед глазами крутилось видение загадочного города.
— Вальдемар, мне приснился странный сон, — обратилась я к любимому и тут же осеклась, присаживаясь к столу, где стоял сувенир — на тоненьком стержне парил воздушный "змей" в форме многогранника, окантовка которого светилась голубыми огоньками. А ведь я в разговоре с любимым не упоминала форму огромного "змея", а сказала лишь, что он очень большой…

Вальдемар разливал кофе, а я смотрела; то на сувенир, то на чистейший ковёр под ногами, на который будто и не было ничего пролито. Увидев мою растерянность, бойфренд обнял меня и тихо прошептал:
— Главное,  мы любим друг друга и больше ни о чём не думай.

Стук в дверь заставил подняться и открыть раннему гостю. Бригита приглашала пойти в местный музей. Я поставила для гостьи третью чашку и увидела, как она крутит в руках… сувенирный кораблик, в который волшебным образом превратился воздушный "змей".


Рецензии
+100. Немножко перекликается с одним случаем на Балтике, про видения сквозь время. Вывешу у себя.

Владимир Чекмарев   21.01.2018 20:05     Заявить о нарушении
Владимир!

Сердечное спасибо за такую высокую оценку моей работы.

С уважением, Наталья.

Наталья Майхофер   21.01.2018 20:17   Заявить о нарушении