Селенофобия

- Опять эта круглолицая пришла... А кто тебя звал? ... Знаю, ты всегда приходишь без приглашения... Что ты смотришь своими бесцветными глазами?... Люди не видят, что у тебя есть глаза, а я вижу. И рот, и нос у тебя есть. И взгляд, и выражение лица. Ненавижу твой взгляд! Ненавижу твою ироничную улыбку! Ты улыбаешься? Ты всегда улыбаешься. Знаешь, что я ничего не могу тебе сделать... Ты слишком много видела. И я бы убил тебя, если бы мог достать... И волосы у тебя есть. О том, что у тебя есть волосы точно никто не знает. Этот сизый ореол вокруг тебя - словно седина. Да ты вся седая, старушка! Сколько тебе лет? А, ну конечно, ты не скажешь, ты же женщина. Вы, женщины, никогда не скажете, сколько вам лет. Но я знаю, что ты древняя! Не было ещё всех этих городов, людей, цивилизаций, а ты уже была и смотрела. Ты видела, как по Земле ходили динозавры. Но ты не расскажешь о них. Ты вообще никому ничего не расскажешь. Никому и ничего. Ты нема! И это хорошо...
  Роберт страдал селенофобией - боязнью луны. Он всегда тщательно занавешивал окно плотным тяжёлым покрывалом, заменявшим штору, и заботливо подтыкал все уголки и щёлочки, чтобы ни одна капля лунного света не просочилась внутрь его жилища. На покрывале со всех сторон были пришиты петли, которые цеплялись за вбитые по периметру оконной рамы гвозди, чтобы ткань покрывала не сползла нечаянно в сторону и    не пропустила лунный свет. Роберт всегда заблаговременно занавешивал окно, но сегодня он задремал в кресле у окна и не успел. Луна застала врасплох. Он и проснулся-то потому, что почувствовал её. Мужчину слегка лихорадило, а спина покрылась липким потом. "Проклятое полнолуние!"
  -А ты поправилась, старушка! Помнится, ещё пару дней назад ты была худее на левый бок. Скоро ты опять начнёшь худеть. Станешь тощей, как анорексичка. А потом сдохнешь вовсе. Скорей бы ты сгинула, проклятая! Но ты всегда рождаешься заново. И так всегда, тысячи и миллионы лет подряд. Как бы я хотел, чтобы ты исчезла и больше не появлялась. Но это не в моей власти, к сожалению...
  Скорей занавесить... Вот так, чтобы не было её видно... Руки дрожат... Вот так, хорошо.
  Надо выпить успокоительное и попытаться уснуть. Что-то в последнее время слишком расшатались нервы.
... Что за стук? Как знакомы эти звуки... Ах, это музыка. Всё та же музыка. Начинается балет. Вот и она, балерина. Который раз она выходит на сцену в этом балете? Пачка накрахмалена жёстко-жёстко... У балерины луна вместо лица. Выходят другие артисты, у них у всех лица-луны.
"Опять ты идёшь ко мне, балерина-Луна..."
Музыка превращается в вой.
-Н-нет, не подходи! Уйди! Нет, я не хочу, я не могу больше! Зачем ты меня мучаешь? Хватит! Ты же умерла!...
Но танцовщица с лунным лицом продолжала кружиться под музыку-вой посреди комнаты словно по сцене. Она купалась в потоке серебристого света. Такого густого, как дым, плотного, почти осязаемого. Роберту невыразимо хотелось отряхнуться от этого света-дыма, словно припорошившего его. Но он не мог пошевелиться. Страх сковал его. Струйки пота, холодного пота ужаса, текли по лицу мужчины. Сердце билось на пределе, в висках стучало - казалось, это ноги танцоров по полу отдаются у него в ушах. Прима, грациозная и холодная, двигалась всё ближе к Роберту. Она уже почти касалась его.
-Пошла прочь! Ты же мёртвая, ты сдохла! Сдохла!!! - голос сорвался в хрип.
Губы Луны тронулись знакомой, когда-то до боли родной улыбкой. Мужчина издал крик, переходящий в вопль, не в силах больше вынести эту пытку.
Балерина протянула к Роберту лунно-прозрачную руку, коснулась его щеки. Ему показалось, будто по коже провели лезвием. В следующий миг сначала рука её, а затем и вся она покрылась трупными пятнами. Нестерпимо завоняло смертью.
Роберт упал на пол и попытался уползти отсюда, но не хватало сил, руки и ноги не слушались. Хватило сил только достать платок и зажать нос. Попытаться спастись хотя бы от запаха.
-Что, милый, тебе не нравится, как я пахну? Ты брезгуешь мной? А ведь эти Духи ты сам мне подарил!...
-Какие духи? Что ты несешь?!... - ему было невероятно страшно, зубы стучали.
 
Продолжение следует....


Рецензии
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.