Арарат - второй поклон горе

Подходит к концу пятый час восхождения, а вершины Арарата из-за густого тумана все не видать. Хотя по прошлому разу я знаю, что путь от второго лагеря на высоте 4200м до вершины длится максимум пять часов. Не добавляют оптимизма и мороз в 20 градусов, и ураганный ветер.
Но тут, как поется в одной альпинистской песне, «не век же лезть – вершина есть!», - мы влезаем на высшую точку Масиса. На часах - 7.30 утра, прошло ровно пять часов, как мы вышли из второго лагеря.
Два года назад в Армению в 10-дневный пеший тур приехали три друга из Москвы: два Александра – Олейник и Курищев, и Борис Говорков. За это время они побывали в самых популярных достопримечательных местах от Ахпата до Татева, поднялись на Южную вершину Арагаца (3878м). Потом они напишут о своих впечатлениях: «Несколько дней дома, а уже не хватает Армении! КАК ЖИТЬ ДАЛЬШЕ? Очень надеемся, что увидимся еще».
Тогда, в конце июля 2009г., сразу после их отъезда в Москву, я впервые поднялся на Арарат. И вот, в мае 2011г. ребята снова обратились ко мне с просьбой повезти их, на этот раз – на Арарат.
Начались различные согласования с партнерами из Догубаязета для получения разрешения на подъем на Масис. Наконец все вопросы улажены и 16 июля я встречаю москвичей в аэропорту «Звартноц». На этот раз их пятеро: к прежней троице примкнули двое – Сергей Копанев и Владимир Красовицкий.
По заранее оговоренной программе мы сразу едем на склон Арагаца: ребятам перед восхождением на Арарат необходимо пройти высотную акклиматизацию. Ночуем в палатках у крепости Амберд, а наутро поднимаемся на Южную вершину Арагаца.
Погода отличная, настроение тоже. К вечеру спускаемся в знойный Ереван и устраиваем гостей на ночлег в гостинице.
18 июля, в семь часов утра, трогаемся в дальний путь. Хотя дорога из Еревана в Догубаязет по прямой заняла бы максимум часа два, нам приходится ехать через Грузию. В итоге мы приезжаем туда поздно вечером через 16 (!) часов.
Наутро, сразу после завтрака, загружаем вещи в машину и едем на склон Арарата, на высоту 2200м, к бывшей курдской деревне Элли. Отсюда вещи погружаются на лошадей и муллов, которые понесут их до первого лагеря (3200м), а мы пойдем пешком.
В прошлый раз мы преодолели этот путь за четыре часа, в этот - за три. Этот лагерь находится на одной высоте с озером Кари-лич на склоне Арагаца. Там находится высокогорная лаборатория Института Физики. Впрочем, для некоторых ориентиром служит совсем другой объект на Арагаце – самая высокая в Армении хашная.
Здесь довольно комфортно, зеленая поляна, да и тепло. Но вершина Арарата теряется в облаках. Курды готовят для нас сытный ужин с обязательным чаепитием, после чего уютно устраиваемся в спальных мешках и пытаемся отдохнуть перед завтрашним подъемом во второй лагерь.
Разница в часах между Арменией и Турцией составляет два часа, поэтому я проснулся по турецкому времени слишком рано – в пять утра. Пока ребята спали, решил прогуляться по окрестностям. Но то и дело бросал взгляд на скрытую в облаках вершину Арарата. Не скрою, это обстоятельство вызывало некоторую тревогу, поскольку непогода в горах может за секунду смешать все карты даже для опытных альпинистов. А тут ребята, которые всего несколько раз поднимались на вершины. Не зря грузинская пословица гласит: «Путник в горах – что слеза на ресницах».
Курды зовут на завтрак, ребята с удовольствием подходят к столу. После собираем палатки, которые снова грузятся на вьючных животных, мы же медленно начинаем подъем во второй лагерь. Нашему проводнику Адаму всего 15 лет, но он уверенно идет впереди. Мы все идем в горных ботинках, он же – в простеньких сандалиях. Здешние мальчишки сызмальства ходят по горам, сопровождая взрослых. Подъем крутой, поэтому высоту в один километр по вертикали преодолеваем за 2,5 часа.
Среди мальчишек во втором лагере узнаю старого знакомого – Мурада, окликаю его. Он с удивлением подходит и страется вспомнить, но... ему это не удается. Не мудрено: в день на Арарат поднимаются до ста человек из разных стран мира.
Быстро устанавливаем палатки, поскольку есть вероятность дождя. Знакомимся с нашим проводником Мусой, который поведет нас на вершину. Ему лет 30, довольно сносно говорит по-русски. Оказывается, он год работал в Москве, продавал занавески. Сейчас живет в Варшаве, женат на польке, а в летние месяцы приезжает на родину, чтобы работать горным гидом.
Возможно, завтра на леднике придется надеть на ботинки «кошки» - специальные приспособления с острыми зубьями, чтобы не скользить по льду. Москвичам никогда не приходилось ходить в «кошках», поэтому Муса решает провести для них занятия по хождению в «кошках», правда, на снегу рядом с палатками.
Муса уже целую неделю живет во втором лагере, поднимая каждый день на вершину новую группу. По его словам, «кошки» вряд ли пригодятся, поскольку на леднике выпал снег и по нему вполне можно пройти в обычных ботинках. Добавлю от себя, что для человека, который не имеет навыков хождения в «кошках», лучше их не надевать вообще. Дальнейшие события показали, что снега действительно много и их не пришлось надевать.
Так как подъем назначен на час ночи, то укладываемся спать сразу после ужина, в семь часов. Сон долго не приходит, и только в пол-одиннадцатого впадаю в дремоту.
В час просыпаюсь как по будильнику и вылезаю из палатки. Внизу светятся огни Догубаязета, но вершина по-прежнему в облаках. Просыпаются и ребята и начинают готовиться к выходу. В кромешной тьме, пусть даже с налобными фонариками, сделать это непросто.
Муса приглашает всех позавтракать в большом шатре. Горячий чай бодрит, сон бесследно исчезает и все мысли только об одном – о вершине.
В половине третьего начинаем восхождение по крутой каменистой тропе. Удивительно, как Муса находит тропинку в темноте и в густом тумане. Примерно через час начинает светать, фонарики отключаем и продолжаем подъем уже по довольно отчетливой тропе. Через три часа выходим на ледник, крутизна выполаживается. По снегу идти легче, но бьющий в лицо порывистый ветер в лицо мешает продвижению.
По прошлому разу помню, что отсюда хорошо видна вершина, которая находится чуть правее. Сейчас же только приходится догадываться об этом. Еще час идем до крутого предвершинного склона. По нему поднимаемся зигзагообразно, маленькими шагами. «Ну, где же она, вершина?», - вертится в голове. Когда ее видно, ты примерно представляешь, сколько еще идти до нее. Но сейчас, когда видимость максимум метров пять, ты поднимаешься в неизвестность. Наконец видим установленный на вершине столб: все – выше уже некуда...
Обычно полагается сфотографироваться на вершине, полюбоваться открывшимся видом. Но здесь совсем не тот случай: где-то поблизости гремит гроза, поэтому необходимо сразу же спускаться. Успеваю сделать всего один снимок, после чего мой «Canon» надолго запирается в себе и отказывается щелкать. Та же ситуация у ребят.
Жалко, конечно, подняться на библейский Арарат и ничего не увидеть. Но человеку не дано заказывать погоду. Пока, во всяком случае.
В этот же день спустились до самого Догубаязета. Вечером, за ужином, я поздравил ребят с этим восхождением. Да, с погодой не повезло, но в случае с Араратом это – не самое главное: ведь это не просто вершина, а сам АРАРАТ!

Ашот ЛЕВОНЯН.
Опубликовано в газете «Голос Армении» 28 июля 2011г.
На фотографии: на вершине Арарата.
Фото Александра Курищева.


Рецензии
«Путник в горах – что слеза на ресницах»- "образное" выражение... Особенно в отношение скалолаза или скалолазочки во время "отрыва"...

Геннадий Кислов-Абатский   09.04.2019 00:18     Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.