Последний шаг над пропастью вдвоём - глава шестая

     На отпевание Майи Павловны народу пришло с тысячу. Все улицы у храма были запружены. Провожали люди свою кормилицу, при которой под прилавками ничего не пряталось, продавалось всё свежим и качественным. Скромная их жизнь с Саввой у всех была на виду. Мало у них друзей было, а что толку с ними дружить, блата они не признавали, сами жили абы-как и для других блага не дарили. Мебелишка не блеск, машины не было своей, одежда, как у всего люда местного, ширпотреб сплошной, на руках по кольцу обручальному. И это при их-то должностях хлебных.  Брат Саввы и то жил богаче. Дом построил, обставил импортной мебелью, полы коврами устлал. Детей им с женой боженька не подарил, так вот теперь племяш достался, тихоня, с глазами ягнёнка.

     Многое было непонятно в истории этой семьи. Ладно, Савва болел, но Майя здоровёхонькой была. Поговаривали о злом роке над семьёй. Досужие кумушки закатывали глаза, обсуждая эти события.

     Всю службу Любава чувствовала на затылке испепеляющий взгляд, обжигал он ненавистью. Пару раз оглянулась, но никого не заметила. Стояла рядом с Олежкой, обняв его за плечи. Осунулся крестник, круги чёрные под глазами, трясёт всего, а слёз нет. Кабы опять беда с ним не приключилась. После пропетых батюшкой слов молитвы:
     "Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы, перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен, щит и ограждение - истина Его."

     Оглянулась Любава и увидела до боли знакомое лицо, такое родное, и, в тоже время, смотрящее на неё с лютой ненавистью. От этого взгляда холод по спине пробежал. Это было лицо девочки, как две капли похожей на её Георгия, стоявшего рядом, её Гошеньки с фотографий из его детства, что берегла она в своей памяти, любя мужа всем сердцем своим. Мелькнула мысль, что не всё ей известно про мужа.

     В толпе началось движение и Любава потеряла из виду девочку. Не увидела её и на кладбище. Гоша заметил постоянный взгляд жены на себе и спросил:

     - Что случилось, Любава? Рассматриваешь меня, будто видишь впервые.

     - Потом, Гошенька, поговорим, после поминок, не время сейчас. Народу много, всех надо принять. Столы во дворе у нас накрывают, хорошо, что погода солнечная.  Мною всё проплачено и уговор есть с рестораном принять всех, до последнего человека. Там и сотрудники Майи подключились...

     Прозвучали последнии слова прощания. Обрядив могилу цветами, все пошли к выходу. Олежек шёл постоянно оглядываясь. Потом вдруг вырвал свою руку из ладони Любавы и кинулся обратно. Крик, вырвавшийся из его груди, мало был похож на крик человека. Он подбежал к могиле родителей и, упав на цветы, затих, потеряв сознание.

     Кто-то вызвал скорую. Любава и Гоша уехали с ним в больницу. Сидели в коридоре обнявшись. Вышел врач и сказал:
 
     - Вам можно зайти в палату, мальчику сделали укол и он уснул. Было резкое повышение давления, но всё обошлось. Явно, он стал малолетним гипертоником, такое не проходит бесследно.

     Оставлять крестника одного в больнице не захотели, сидели рядом у постели Олежки, тихо разговаривая. Любава рассказала о девочке, увиденной в храме, о её абсолютном сходстве с Гошей. Тот долго молчал.

     - Сдаётся мне, Любава, что не на меня она похожа, а на папашу моего. У меня детей не может быть. То-то моя жёнушка так быстро убралась. Теперь многое и в жизни родителей стало понятным. Жили-жили душа в душу, а в последние годы молчком и по разным комнатам. Видимо, маманя меня берегла. Так и ушли в мир иной не помирившись, чужими. Найти мне надо бывшую, разузнать, где живут и чем живут. Мне о них ничего не известно. Моя-то в город на заработки приехала, а вскоре и выскочила за меня. С матерью своей не захотела знакомить, пьяницей её называя. Развели нас по её заявлению, я только и подписал бумаги, даже не встречаясь. Ай да папаня! Раз девчонка здесь, значит и мамаша её рядом. Мне кто-то говорил, что опустилась она на нет, спилась. Завтра же поищу. Ясности хочу! Своя кровь! Может помощь какая нужна. Праведно, не праведно рождена, но сестра, похоже, мне.

      Дела по опекунству над Олегом заняли много времени, а когда кинулись искать бывшую жену, то узнали об её отъезде неизвестно куда.

      Бежало время. Квартира родителей была заколочена до лучших времён. Не хотели крёстные родители, чтобы в ней жили чужие люди, а потому в аренду не сдавали. После окончания школы Олег поступил в институт. Ни с кем не встречался из девушек, избегая каких-либо отношений. Его сходство с дядей Гошей всех сбивало с толку. Поговаривали, что всё не так просто. Помнили красавца Савву, сравнивали и осуждающе говорили о Майе Павловне. Никого не смущало, что нет их в живых.

     Двадцатилетие Олега решили отметить с размахом. Народу набилось в доме - не пройти. Крёстные расстарались. Вино рекой, от закусок столы ломились. Люди шли до позднего вечера. Олег подустал и пошёл к себе в комнату. Лежал в темноте, не раздеваясь. Дверь резко отворилась, из коридора блеснул пучок света, послышался звук поворота ключа в замочной скважине. Хотел крикнуть, но женская рука закрыла ему рот и он услышал шёпот:

     - Молчи, глупенький! Это я, Нинка! Не узнал меня вчера, мимо прошёл и не обратил внимания. Я в городе уже неделю, понаблюдала за тобой. Мамка моя под поезд угодила. Она стрелочницей устроилась, но продолжала пить. Шла с работы и загремела, а меня попёрли из служебного жилья. Вот и решила я к тебе приехать.
Пора тебе долги, Олежек, отдавать. Завтра ты объявишь о нашей женитьбе и не вздумай со мной шутить. Помнишь мои слова, сказанные раньше? Ты никогда и никого любить не будешь, только меня одну или я тебя прирежу, сладенький, охнуть не успеешь, а сейчас я хочу заняться любовью. Это будет наша первая брачная ночь.

     Утром Любава увидела у окна в своей кухни силует женщины. На той была рубашка Олега. Вскрикнув от неожиданности, она спросила:

     - Кто вы? Как вы тут оказались? Я вчера проводила всех гостей и проверила весь дом, никого не было.

     Женщина обернулась и Любава узнала в ней девочку из храма. Та ответила, нагло ухмыляясь:

     - Меня зовут Нинка. Я невеста Олежки, приехала вчера и забыла вас с мужем поставить в известность. Сегодня воскресенье, а завтра мы идём в Загс подавать заявление. Свадьбы нам не надо...

     - Кому тут свадьбы не надо? - весело спросил вошедший Гоша и остановился в растерянности. - Так вот ты какая! Точно наших кровей! Что смотришь на меня таким знакомым взглядом папаши. Сестра ты мне, а значит, родная тётка твоему жениху. О женитьбе и речи быть не может.

     - Поздно, братец! Я вашему Олежке честь свою отдала. Он теперь навсегда моим будет. Не вздумайте мне мешать оба. Мне родственные чувства не знакомы. Про наше родство крестнику ни слова. Его пожалейте. Узнаю что за моей спиной мутите, он и пострадает.

Продолжение следует:

http://www.proza.ru/2018/01/21/1578


Рецензии
Монстр, а не человек.
Спаси и сохрани от подобных тварей.
Таких надо травить, как крыс, пока они других не отравили!

Лариса Потапова   16.05.2019 22:33     Заявить о нарушении
Одно зло рождает другое...Ящик пандоры открыл глава семейства...
Жила бы Нинкина мать рядом со своим мужем, но зло...

Надежда Опескина   16.05.2019 23:56   Заявить о нарушении
Всё верно. Зло породило зло...

Лариса Потапова   17.05.2019 09:47   Заявить о нарушении