Призвание варяга гл 77 Доказательства

Улицу окутали сумерки. Было еще не так поздно, но уже совсем темно. Варвара неторопливо зажигала свечи, задумчиво глядя на вспыхивающие огоньки. Зимние дни необычайно коротки. Впрочем, день начал прибавляться. Но ей ли сейчас мечтать о ласковом солнце? На весну намечены последние в ее жизни «забавы». Кто-то из судей предложил привязать к ее ногам камни, а потом бросить не умеющую держаться на воде княгиню в бурную реку. А там дальше ее судьба будет зависеть от высших сил. Если она выплывет, то, значит, боги даровали ей прощение. А если нет – то и не жалко. Виновницу настигнет кара.

Варвара вошла в горницу, где ее помощница играла с ребенком. Одетая в длинную шерстяную рубаху девочка пробовала стоять на ножках. Держась пухлыми ручками за край лавки, маленькая княжна пошатывалась, но не падала. А Мира подбодряла ее песенкой, поддерживая ладонью у спинки.

Увидев свою дочку, делающую первые шаги, Варвара опустилась на скамеечку. Безмолвные губы дрогнули. Из-под ресниц выкатилась слеза. Со дня судилища прошло несколько времени. И она успела немного успокоиться. Но положение ее, по сути, не изменилось.

- Княгиня…- Мирава подняла голову, улыбаясь. Она хотела сообщить радостную новость – у Ендвинды получается уверенно держаться на ножках. Но заметив, что глаза Варвары на мокром месте, растерялась.

- Ох, Мирося...- видя личико своей маленькой дочки, Варвара поняла, что сейчас хочет жить так сильно, как никогда прежде. Раньше она не ценила времени, потому как думала, что еще много его будет впереди. Но теперь, когда показался край, все переменилось. Она смотрела на свое дитя и чувствовала себя слабой, готовой на что угодно, лишь бы остаться со своей малюткой.

- Почему княгиня плачет? – взяв на руки ребенка, Мирава подошла к Варваре и посадила малышку той на колени.

- Если я не увижу, как она будет расти…- по щекам Варвары заструились слезы. Во рту сделалось солено. Она крепко прижалась к малышке, которая не обращала внимания на материнские печали и продолжала беззаботно играть, на сей раз с веревочкой на воротнике Варвары. – Кто позаботится о ней, если меня не будет рядом…Кто защитит ее…

- Ну, может, все еще обойдется, - попыталась утешить Мирава, которая, как и весь город, уже знала о суровом приговоре, нависшем над княгиней. – До весны еще есть время…Вдруг что-то изменится…

- У меня будет поручение для тебя…- Варвара посмотрела на потолок, и ее слезы вскоре начали таять. - Возьми с собой Любаву, и идите вместе с Ендвиндой в бывший терем Росы. Он пуст. Заночуйте там…Сегодня ко мне придет наш князь…- Варвара утерла слезы со своей щеки.
 
- Вечером придет? – отшатнулась удивленная Мирава. – То есть…До утра останется здесь?

- Да…- ответила Варвара, уперев лоб в ладонь. Ее лицо было хмурым, как зимнее небо.

- Какая распрекрасная новость! – заулыбалась Мирава. – Нужно получше подготовиться! Я помогу. Я знаю, как надо! А плакать нельзя. А то вежды вспухнут!

- Не переживай, и так сгодится…- усмехнулась Варвара.
 
- Нет, так не сгодится, - покачала головой Мирава. – Если боги окажутся благосклонны, то княгиня скоро окажется с ребенком в животе! И тогда ей не о чем будет волноваться! Никто ее в реку не бросит!

- Еще как бросят, Мирося…- Варвара вспомнила лица своих судей и поняла, что в людях мало жалости к тем, кого считают преступниками. - Даже если в моем животе будет дюжина детей, от реки мне не убежать…По крайней мере только не так…

В этот момент послышались шаги в сенях. Затем дверь в горницу отворилась, порог  переступила Любава. Ее нос и щеки рдели, а верхняя одежда на ней казалась сырой.

- Не разоблачайся! – скомандовала Мирава жене Лютвича, чем огорошила последнюю. – Сейчас пойдешь в терем Росы и истопишь там печь. Туда отправимся ночевать с тобой сегодня. И маленькую княжну с собой возьмем. А я пока все необходимое для ночлега соберу.

Любава ничего не спросила. Но ее лицо выражало вопрос. Брови чуть удивленно вскинулись ко лбу, а в глазах повисла догадка. Первая мысль, которая пришла ей в голову была нелепа – княгиню повечеру казнят. Хотя вроде сплетни обещали сие событие на весну. Значит, что-то другое. А вдруг…

- Сегодня сюда придет князь! – Мирава лишь на мгновение опередила мысль Любавы.

- А, понятно…- Любава попыталась улыбнуться в ответ. Но у нее не получилось изобразить радость. Услышанная новость оказалась для нее неприятна. Неожиданно в сердце будто воткнулась заноза. Кажется, ей, несчастной Любаве, нравилась добрая княгиня. Хотя разве ей может нравиться жена Рёрика?

****
- Как все удачно слагается. Княгиня должна радоваться! – не унималась Мирава, помогая Варваре причесаться. – Если князь придет сюда…То это же верный способ избежать того…Как это…

- Оrdalium, - мрачно изрекла Варвара, глядя на спиленный сучок в бревне стены.

- Вот-вот, именно оно…- Мирава распушила Варваре волосы. - Княгине надо сделать все возможное, чтобы поскорее получить ребенка…

- Мирося, перестань, - Варвара убрала от себя гребень, который держала Мирава, встала со скамеечки и отвернулась к свечам. - Ты не знаешь, о чем говоришь…

- Нет, это я дело говорю, - настаивала Мирава. Подойдя к Варваре, она отогнула той ворот сорочки, так что шея и грудь оказались на виду. – Вот так-то! Вот, как надо! Уж я-то знаю!

- О, боги, Мирося…Я не останусь в таком облике, - предупредила Варвара, кивнув на постель, где был разложен наряд. Платье с длинными рукавами, сужающимися книзу. Четыре юбки. Темная шерстяная понева с широким поясом. Убрус с тесемкой. Накидка на плечи. Несколько тугих браслетов и причудливый металлический кулон на цепи.

- Ну не знаю…- Мирава скривила губы, выражая тем самым неудовольствие от наряда, который больше подходил ко встрече со знакомыми или пиру, а не к ужину наедине с супругом. – Убрус, уж точно, можно не надевать. Зачем мы тогда столько времени расчесывались?! – ворчала Мирава. - Тем паче, посторонних тут все равно не будет. Можно не переживать за волосы. А платье…Оно, конечно, красно и нарядно…Но зачем оно, вообще, нужно? Еще и с ворохом юбок! Говорю верно, не надо всего этого. Князь должен прийти и увидеть пленительную женщину…В прекрасной легкой сорочке…А не в этом утяжеленном одеянии, которое вместе со всеми юбками, накидками и украшениями - по весу то же, что песцовая шуба!

- Помоги мне одеться и не болтай, - отрезала Варвара.

- Как угодно…- обиженно пожала плечами Мирава, помогая Варваре одеться. Рукава платья были такими длинными, что спускались почти до колен. Их предстояло уложить складками и закрепить браслетами на запястьях. - Все-таки, это слишком…Такие наряды только на людях надевать…- продолжала бубнить Мирава. - Сорочки и платка хватило бы за глаза…А понева зачем еще тут! – Мирава ткнула пальцем в темную набедренную повязку, которую следовало надевать поверх всех остальных юбок обычно лишь в особые дни каждого месяца.

- Не оставим. Без нее никак. Затяни пояс потуже, - приказала Варвара, поправляя короткую верхнюю юбку.

- О боги…Это что же, выходит...К княгине «гости» пожаловали?! – отшатнувшись, шепотом уточнила Мирава о запретном женском естестве.

- Да, не видно что ли…- вздохнула Варвара, которая несколько последних дней чувствовала себя так, словно ее переехала телега. Впрочем, в этом она винила вовсе не свое самочувствие.

- Ой, не ко времени-то как…- закрыв ладошкой рот, покачала головой Мирава. – Чтобы ребенка получить, нужно было, чтоб пораньше…Ну или наоборот, когда все пройдет…

- Мирося, хватит, - Варвара уже начинала злиться. Ей не нравилась поднятая тема, которую бойкая помощница никак не желала оставить. - Теперь волосы собери, - попросила Варвара. – И закрепи какой-нибудь лентой, чтоб не мешали…

- Может, хоть волосы трогать не будем? Пусть будут распущены, - разочарованно вздохнула Мирава, уже предвкушая ответ княгини.

- Нет, ты делай, как я говорю…

****
Ненастная ночь навалилась на землю, словно раненый зверь. Из-за непогоды Варвара еле разобрала голоса на улице, хотя ждала и прислушивалась. Сердце ее беспокойно заныло. Набросив на плечи шерстяную шаль, она выбежала на мокрое крыльцо. Навстречу ей, поднимаясь по ступеням, шел Рёрик. За его спиной серой стеной моросил ледяной дождь. На улице было зябко. Внезапный порыв ветра сердито рванул платок с волос Варвары.

- Уже ждешь? – поднявшись на крылечко, Рёрик обнял Варвару и поцеловал. Варвара ничего не сделала, только встрепенулась от неожиданности. – Ты сущая ежиха, - пошутил Рёрик. Вместе с ним было еще четверо гридей. Двое из них остались на улице, бродить вокруг терема, а два других – следовали за князем, вероятно, собираясь разместиться в сенях. – Ты замерзла, пойдем в дом, - Рёрик открыл дверь, пропуская Варвару вперед.

В горнице было тихо и пустынно. Дрова прогорели. Печка уснула. Даже кошка куда-то запряталась.

- Ты одна? – Рёрик распахнул тяжелую меховую доху и прошелся по теремку, осматриваясь.

- Да…- Варвара в волнении покусывала губы.

Сняв шубу, Рёрик бросил ее на высокий сундук возле двери. Расположившись в кресле возле стола, оглядел Варвару. Что-то теребя в дрожащих руках, она возбужденно  сновала по горнице.

Во дворе забрехала собака. Затрещали свечи, будто обсуждая лай между собой. Варвара запнулась, непроизвольно обратив глаза в сторону окна, которое было закрыто тяжелыми зимними ставнями и не могло показать улицы.

- Это что? – спросил Рёрик, заметив у Варвары какой-то небольшой предмет, похожий на кулон с цепочкой, который она никак не желала выпускать из рук.

- Это так…Чтобы…Ох, - выдохнула Варвара, так и не закончив речь. Ее думы умчались от нее слишком быстро. И в голову ворвались уже новые мысли.

- Дай-ка, - Рёрик протянул Варваре ладонь, на которую после некоторого промедления легло небольшое лезвие размером всего в одну пядь. – О, Перун, я не ошибся. Это действительно оружие, – несмотря на шутливый тон, Рёрик, и правда, удивился находке. Ею оказался не обычный какой-то нож. Маленький кинжал, имеющий форму половины креста, на первый взгляд не внушал опасений. Кажется, простое лезвие для обработки шкур. Короткий клинок, очевидно, предназначенный для расположения между средним и безымянным пальцами, переходит в широкую рукоять, упирающуюся в ладонь. Несомненно, этот нож почти невозможно выбить из руки. И все же сражаться таким оружием было бы в высшей степени неразумно. Но использовать его как последнее средство самообороны вполне возможно. Безусловно, что нанесенный им колющий удар, особенно с последующем поворотом, может причинить сопернику тяжелое увечье или даже лишить жизни. Однако для подобного действа нужны силы и хоть какой-то опыт. – Ох, ну и что же за коварный злодей вручил тебе сие…Ты хоть знаешь, как им пользоваться?

- Наверное, им можно перерезать горло. Или что-то из того…- Варвара не слыла умелой воительницей и оружие имела лишь для душевного успокоения. Расточение ничем не подкрепленных угроз было для нее проверенным способом устрашения, в большинстве случаев не требующим каких-то доказательств.

- Я так и подумал, - усмехнулся князь. - Как бы там ни было, тебе это не нужно, - Рёрик всегда полагал, что вручить женщине оружие – это худшее, что можно для нее сделать. Подобный дар приведет лишь к заблуждениям, относительно истинных возможностей и навыков «воительницы». Последних обычно нет вовсе или они столь плохи, что лучше совсем не пускать их в ход, дабы не разозлить нападающую сторону только еще сильнее.

- Женщины же тоже могут иногда ходить с оружием, - Варвара вспомнила былины о знаменитых своими подвигами поленицах. Она, разумеется, не богатырка. Тем не менее, с самого утра она сама не своя, взбудораженная, хотя еще ничего не произошло. И совершенно естественно, что ей пришло в голову вооружиться.

- Ну это, может, какие-то другие женщины. Но только не ты, - Рёрик еще раз оглядел оружие. А Варвара только вздохнула в ответ. - Посмотри сюда…Привычной рукоятки здесь нет, только упор, и тот - без накладки. Так что, предположим, если клинок и достигнет цели, то в любом случае врежется торцом в твою ладонь. А если при ударе к тому же попадет, скажем, в кость твоего врага, то может провернуться и сломать твои пальцы.

- О, боги, - Варвара и не подозревала, что ее орудие может оказаться столь опасным для нее самой. Она допускала, что в худшем случае враг может лишь отнять у нее кинжал. – Как же мне тогда защищаться?..

- Никак. Для тебя лучше всего  прятаться за своих защитников, - Рёрик воткнул кинжал острием в расщелину в подоконнике. - Итак, хочешь мне что-то сказать напоследок?

- Да…Пока есть возможность…Я хотела попросить…За одного человека…- последние слова Варвара добавила совсем тихим голосом.

- «Пока есть возможность», попроси лучше за саму себя, - посоветовал князь, взяв Варвару за запястье и усадив ее на свое колено.

- Да, но…- продолжала Варвара, сбиваясь с мысли. - И все же, прошу выслушать меня…

- Нет, это ты выслушай, - Рёрик обратил лицо Варвары к себе. Сегодня она была очень красивой, даже торжественной. И настолько же грустной. Ни нарядное платье, ни яркие украшения не могли отвлечь внимания от ее глаз, от взгляда затравленного зверька, с обреченностью покорившегося обстоятельствам. – Твоя собственная доля пока незавидна. Не пытайся сейчас помочь другим. Спасай саму себя всеми силами.

- Я думала, мой князь поверил мне и простил меня, - растерялась Варвара.
 
- Я поверил. Но не прощал. Потому как никому ничего не прощаю, - Рёрик убрал с лица Варвары прядь волос, выбившуюся из общей прически. - И если выяснится, что ты все-таки виновата, то тебе не помогут ни люди, ни боги, ни намеченный Оrdalium...- Рёрик находился в явно приподнятом настроении. Он говорил шутя даже о серьезном, хотя сегодняшний вечер не располагал к излишнему веселью.

- И весной ты бросишь меня в реку, - угрюмо закончила Варвара предложенную мысль.
 
- Все гораздо хуже. В этом случае ты даже не доживешь до весны.

- Клянусь, я сказала правду, - Варвара вдруг ощутила себя так, словно день ее казни уже настал. После того ужасного суда у нее не осталось друзей во всем городе, который вмиг стал ей чужим. Единственный, кто в силах помочь ей – это Рёрик. Однако разве можно на него полагаться? Кто знает, каковы его истинные мысли. Как бы там ни было, даже если он прямо теперь, не дожидаясь весны, захочет открутить ее пустую голову, никто даже не вступится за нее.

- Может, ты и сказала правду, - Рёрик поймал себя на том, что загляделся на Варвару. Сегодня она была привлекательной как-то иначе. Вопреки обыкновению, она не улыбалась и не смотрела на него. По ее виду было совершенно ясно, что у нее есть только одно желание – поскорее выбраться из западни, в которую угодила. И ей уже не до смеха. Эта неожиданная серьезность оказалась ей к лицу. И если бы на ней не было подозрений, он сам теперь вел бы себя иначе с ней. – Но при всем том, как нынче смотрюсь я? В глазах не только Новгорода, но и всех соседей? – Рёрик немного слукавил, дав понять, будто его сильно волнует мнение окружающих. В действительности оно давным-давно перестало значить для него что-либо. Освободившись от гнета чужих суждений, он стал свободнее и сильнее. О нем бродило множество слухов, и почти все – некрасящие его имя. В таких обстоятельствах представления соседей – что-то уж совсем незначительное.

- Я не знала, что так получится, - Варвара виновато опустила голову. - Прошу меня простить...

- Твои извинения мне, как обычно, не к чему приложить. Я уже множество раз предостерегал тебя. И просил быть осмотрительнее. Но ты не останавливаешься. И я не знаю, что мне с тобой делать.

- Отныне я буду послушной. Тихой и незаметной, - пообещала Варвара, подняв на Рёрика жалобные глаза, заблестевшие от сдерживаемых слез. – Я лишь хочу быть с нашей дочерью. Мне больше ничего не нужно, - после слов о малютке голос Варвары дрогнул. – Я на все готова ради нее. Прошу, помоги…

- Я делаю для тебя все, что могу. Поскольку самостоятельно тебе уже не выбраться из этой беды. На сей раз все зашло слишком далеко. Даже твои любимые новгородцы, и те - осудили тебя. Я уже не предполагаю, кого нужно было звать на тот суд, чтобы тебя оправдали. Но ты сама все видишь. Тебе не верят даже те, кто любил твоего отца.

****
- На улице совсем гадостно, - Васса отряхнула снег с сапог, прежде чем войти в сени.

- Ты чего не спишь? Поздно уже. Проходи…- подернув плечом от залетевшего в переднюю холода, Вольна вернулась в натопленную горницу.

- Из гостей возвращалась, - пояснила Васса, скидывая промокший кожух. – Дети уснули?

- Давно уж, - Вольна зевнула и заскользила к лавке. – Садись у окна.

В горнице было светло. Свечей в этом доме не берегли. На печи стоял горшок, от которого поднимался пар. В воздухе плыли пряные запахи трав и кореньев.

- Время позднее, а ты еще на ногах, – Васса расправила юбки и уселась на лавочке. – Князя дожидаешься?

- И да, и нет, - Вольна плеснула в деревянные мисы по черпаку сбитня. Затем привычным жестом достала из-под стола кожаный мешок и выдернула пробку. В горницу ворвался терпкий аромат крепкого меда. – После того поганого суда мы повздорили, - сообщила Вольна, доливая мисы доверху. – Если б тогда ты поддержала меня, а не улизнула, то, возможно, все было бы иначе!

- Так я же не знала, что понадоблюсь тебе, - возразила Васса нарочито удивленно. – Буде ты с самого начала меня предупредила б, я бы ни на шаг со двора, - заверила Васса.

- Ну в любом случае с тех пор он ко мне не идет, - подытожила Вольна, обхватив мису изящными перстами.

- Ну сегодня-то, точно, не придет. Не жди, - Васса отхлебнула согревающего напитка и довольно улыбнулась то ли вкусу, то ли самой себе.

- Это почему еще? - усмехнулась Вольна. Ее рассеянный взгляд блуждал где-то в углу горницы, путаясь среди веников и щеток. На самом деле этим вечером она и так не ждала Рёрика. Вернее, ждала его поначалу, к ужину. Но когда он вновь не явился, то поняла, что сегодня можно уже не надеяться. Потому и позволила себе выпить немного хмельного, пока никто не видит.

- Понеже сегодня он с Варварой, - облизнувшись, Васса, как ни в чем не бывало, сделала новый глоток.

- Чего речёшь?! - взгляд Вольны сделался сосредоточен.

- Я же говорю. Князь. Взошел на ее крылечко, - продолжала Васса, словно не замечая ошарашенного вида Вольны. - Она уже ждала его. Принаряженная такая…Стояла, кутаясь в платок. Он ее обнял крепко. Поцеловал в губы. Затем в дом повел. Так бережно…Я мимо той порой проходила и все видела, хоть и темень была.
 
- Брешешь же…- ошеломленная Вольна помотала головой. Она не могла допустить даже в мыслях ничего подобного, о чем рассказывает подруга. – Трунишь что ли?

- Я так и думала, что не поверишь, - махнула рукой Васса. – Ладно, забудь.

Вольна с минуту сидела без движения. В горнице было тихо, лишь Васса иногда прикладывалась к напитку, сочувственно вздыхая.

- Не может такого быть. Она же его на весь Новгород обесславила…– не то спрашивала, не то утверждала Вольна. Она старалась принять неприятную новость с достоинством, но в ее глазах от обиды уже мигали блики. – Он же…Он не мог, Васса…Ты не ошиблась ли?

- Нет, совсем не ошиблась, - заверила Васса, потянувшись. Она бы хотела сопереживать с Вольной, но та не выглядела нуждающейся в сочувствии. Лишь единственная морщина переломила гладкий лоб красавицы. Но не было ни слез, ни криков, ни прочих признаков страдания.

- Я же его предупреждала, что не потерплю…- Вольна запнулась.

- И ты, истинно, веришь, что он так уж испугался твоих угроз? - зевнула Васса. – Не пугай щуку морем. Лучше делай вид, что ничего не ведаешь.

****
Непогода разыгралась во всю силу. К ледяному дождю примешивался тающий в воздухе мокрый снег, не успевающий достигнуть земли. Ветер рвал столь сильно, что когда Варвара вышла на крыльцо, ее пробрала дрожь. Ночь казалась глухой и одинокой. Не видать даже несущих дозор стражей.

Варвара оглядела опустевшую улицу. И тут почти сразу  показался страж из-за угла.
 
- Подступи, - поежившись на ветру, подозвала Варвара брежатого.

Прячась от непогоды за пушистым воротником, страж приблизился к крыльцу. Вероятно, до этого момента он прятался между построек, где ветер не столь неистов, а под крышами капает не так сильно.

- Ты один? – удивилась Варвара. – Вас вроде двое было.

- Нас и есть двое, - подтвердил страж, кивая за угол, откуда уже выглядывал его напарник.

- Тогда вот, что…Иди скорее к Арви…К тиуну то есть…Разбуди его и скажи, чтоб явился…- запинаясь, распорядилась Варвара. - Князь ожидает его…

- Сей час ожидает? – переспросил страж.

- Сейчас, сейчас, - нервно подтвердила Варвара. – И вот, что…Тот второй…- кивнув на другого стража, продолжала Варвара. – Пусть идет и найдет…То есть…Приведет врачевателя...

- Случилось чего? – позволил себе полюбопытствовать стражник.

- Ты не задавай вопросов, а лучше делай, как велено, - наказала Варвара. - Да поспеши…

Стражники разбежались в разные стороны. И Варвара осталась одна на замерзшем крыльце. Она вглядывалась в исчезающие во мраке снежинки, но ничего, кроме пустоты, за ними будто не было. Лишь ветер протяжно и беспокойно завывал. Варвара запахнулась покрепче в накидку, которая совсем не грела ее. И что ей теперь делать? Кричать на весь двор? Или размахивать гаснущей свечей? Или, может, платком?

Варвара простояла на ступенях совсем недолго, но успела продрогнуть. Пронизывающий ветер пробирал до самых костей. И в тот момент, когда она уже собиралась вернуться в дом, из темноты вышел мужчина. Казалось, что за его спиной разверзлась бездна, а не привычный двор.

- Бивой…- выронила Варвара. – Ты пришел...
 
- Замерз я совсем. Почему так долго?! Ладно…Надо торопиться, - Бивой оглядел темнеющую пропасть улицы, в которой скрылись стражники с поручениями от Варвары. – В сенях кто-то есть?

- Двое. Но они спят, - предупредила Варвара. - Не трогай их. Ты обещал.

- Я помню, - Бивой открыл дверь и подтолкнул Варвару к порогу.

В сенях действительно дрыхло двое гридей. Один почивал, зарывшись носом в пушистый рукав. Второй отдыхал, уложив голову на локоть. Его сонных зениц не было видно, но очевидно, что он тоже спал. Бивой и Варвара молча прошли мимо започивавших мужчин.

Оказавшись в горнице, Бивой первым делом осмотрелся. Заглянул в закрытые двери. В тереме было пусто. Только кое-какая еда, забытая на столе, да высокий деревянный кувшин говорили о том, что недавно тут ужинали.

Бивоя что-то смутило то ли в облике своей помощницы, то ли в образе спящих стражей, то ли в тишине безмолвствующих хором. Но он был слишком занят, чтобы отвлекаться на предчувствия. Дабы развеять неясные ощущения, он полагал действовать, а не вдумываться в их суть.

- Где он? –вполголоса справился Бивой, расстегивая на ходу шубу.

- В опочивальне, - Варвара бросила взгляд на дверь.

- Ну вот видишь…А говорила, что не сможешь, - одобрительно усмехнулся Бивой. – Он спит?

Варвара утвердительно кивнула. Она смотрела на Бивоя и не могла оторвать от него глаз.

- Значит, он простил тебя? – взгляд Бивоя коснулся наряда Варвары. Длинные рукава ее платья были аккуратно уложены умелой рукой в складки и прихвачены на запястьях кольцами. Украшенный россыпью бисера пояс блестящей змеей спускался по подолу. На белоснежных перстах сверкали огни колец. Бивой оскалился, вспомнив, как неумело она пыталась растопить печку. Теперь уже ее бесполезность не удивляла его. Привыкла вышагивать в пышных одежах, в которых не то, что печь топить, да за стол сесть, и то – несподручно.

- Ну я же не виновата в том, что ты меня похитил! - подчеркнула Варвара громче, чем нужно.

- Я тоже был ни в чем не виноват, - напомнил Бивой, двинувшись к дверям опочивальни. – И говори тише, разбудишь...

- Обожди, - прошептала вдруг Варвара еле слышно.
 
- Чего еще? – Бивой сердито оглядел свою вновь колеблющуюся помощницу. С самого начала он был вынужден тормошить ее. Она все время сомневалась и норовила отступить. А он не позволял ей этого. И теперь не позволит.

- Бивой…Отменим все, - шепотом предложила Варвара, озираясь, словно в тереме, кроме них двоих, есть еще кто-то бодрствующий. – Твой замысел почти удался. Считай, ты победил. Потому - передумай сейчас. И уходи, пока ты еще ничего не натворил.

- Обратной дороги нет. Уйди, - Бивой отстранил с дороги Варвару и переступил порог опочивальни.

В комнате было тихо и темно. Ни свечей, ни лучин. Бивой с усилием разобрал в углу очертания высокого ложа, над которым навис тяжелый полог.

Сейчас Бивой опасался только одного – в темноте запнуться обо что-нибудь. Потому он ступал медленно, стараясь носком сапога сперва проверять путь. И все же половицы, как назло, предательски скрипели. И хорошо еще, что за окном слотило, заглушая все прочие звуки.

Наконец Бивой оказался возле ложа. Было так темно, что он лишь на ощупь разбирал обстановку. Промелькнула мысль, что Варвара могла бы постоять в дверях со свечей.
Вынув из-за пояса кинжал, Бивой не стал тянуть время, замахнулся и ударил по спящему силуэту.

Гл 78 Козни http://www.proza.ru/2018/02/22/145


Рецензии
Замечательно пишешь, дорогая Анна! Я вновь с огромным удовольствием погрузилась в древний мир, пожалела несчастную Варвару. Ужаснулась Вольне. Окончание главы интригует, заставляя вздрогнуть! Хочется знать, в чём же там дело! Но сегодня уже дочитывать не могу - поздно! До завтра, дорогая! С уважением,

Элла Лякишева   08.04.2018 20:38     Заявить о нарушении
Спасибо за добрые слова, Элла ! :) Рада, что глава Вам понравилась.

Лакманова Анна   08.04.2018 22:24   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.