От казаков днепровских до кубанских ч. 53

Штурм Очакова. Гравюра А. Берга. 1792 год

На мой (автора) вопрос в январские дни 2005 г., когда проходила 1-я Рада, к уважаемому атаману Международного союза казаков «Запорожская Сечь» Евгению Андреевичу Близнюку (бывший зам. командующего Каспийской флотилии, капитан 1-го ранга, ныне покойный) почему так? Ответ был однозначным - это предатель. Оказавшись перед историческим выбором, кошевой Калнышевский выбрал не войну, а... позор. Помните хрестоматийное: выбирая вместо войны позор, получишь и войну, и позор. Так вышло и с последним запорожским атаманом: и Сечь потерял, которая была полностью уничтожена, и свободу - аж на четверть века. А что приобрёл некогда лихой степной рыцарь, как называли в народе запорожцев? «Душевное спокойствие смиренного христианина, – эти слова из эпитафии на могиле кошевого, – искренне познавшего свои вины». Сопоставимая ли цена? И каждый из нас имеет при себе твёрдый или не совсем твёрдый ответ на этот вопрос. Далее можно сказать, что сколько трудно было вести первую турецкую войну (1769-1774 гг.), столько и славы доставила она России. Об успехах русского оружия знал весь мир, а русские полководцы вызвали всеобщее удивление. А между тем всё это было только началом тех славных деяний, которые ознаменовали собою царствование Екатерины II. В 1780 г. Россия объявила «вооруженный нейтралитет», направленный против Англии в защиту только что образовавшихся (США) Северо - Американских Соединённых штатов, что сильно обострило и ухудшило русско-английские отношения. В те же годы Императрица энергично проводила в жизнь так называемый Греческий проект, инициатором которого был Г.А. Потёмкин. Суть его состояла в изгнании турок из Европы и создании в восточной части Балканского п-ова Греческой империи, главой которой предполагался внук Екатерины - Константин. Первым шагом в осуществлении задуманного проекта была ликвидация Крымского ханства - последнего осколка, канувшей в Лету Золотой Орды. 

ПРИСОЕДИНЕНИЕ КРЫМА

Ещё в ходе Русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Россия в ноябре 1772 г. заключила договор с крымским ханом Сахиб-Гиреем о переходе Крыма под протекторат России и его полной независимости от султанов. Однако часть крымских вельмож по-прежнему тяготела к Стамбулу, надеясь на возврат старых порядков. Не желая решать крымский вопрос силой, Потёмкин в 1779 г. организовал переселение из Крыма почти всех христиан в основном армян и греков, составлявших массу торговцев и ремесленников. Данная акция сильно подорвала экономику ханства. В Крым была направлена дивизия генерал-поручика А.В. Суворова, а офицером, на которого возлагались поручения политического и дипломатического свойства, оказался полковой командир М.И. Кутузов. Именно он и возглавил процесс по переселению христиан из ханства на земли Новороссии. Кроме того, принял активное участие в организации дворцового переворота в Бахчисарае, когда на смену про турецкому Давлет-Гирею был посажен угодный Екатерине Шагин-Гирей. Однако в 1782 г. толпы религиозных фанатиков свергли Шагин-Гирея и, граф Потёмкин поручил восстановить его на троне Кутузову и генерал-майору де Бальмену, что и было сделано быстро и почти бескровно. И всё же положение русского ставленника Шагин-Гирея оставалось весьма шатким, так как против него начали мятеж его братья - Батыр и Арслан. В этой связи Шагин-Гирей бежал на русском корабле в Керчь и в феврале 1783 г. объявил, что не желает быть повелителем «такого неспокойного и коварного народа». Его отказ от престола явился следствием длительных переговоров хана с Г. Потёмкиным. По их результатам Екатерина II 8 апреля 1783 г. подписала манифест о присоединении Крымского ханства к России. На усмирение бунтовщиков по приказу Потёмкина была отправлена собранная А.А. Головатым тысячная команда бывших запорожцев под началом Сидора Белого. Потёмкин и Суворов пытались реабилитировать казачество как боевую силу.

Но, несмотря на записки о том, что без сильной легкой кавалерии рассчитывать на победы в современной войне невозможно, им это сделать не удалось. Императрица не благоволила к казакам после восстания Пугачева. 28 июня 1783 г., в очередную годовщину вошествия Екатерины на престол, крымчаки принесли присягу на верность России. В октябре 1783 г. русские войска вошли в Крым и заняли все важные пункты полуострова. За то, что Крым - древняя Таврида (греческое название Крыма) - стал частью Российской империи Потёмкин был возведен в княжеское достоинство с присовокуплением к титулу «Светлости», а спустя год стал и генерал-фельдмаршалом. Теперь он имел самый пышный в России титул: «Светлейший князь Григорий Александрович Потемкин - Таврический, российский генерал-фельдмаршал, командующий всею конницею регулярною и нерегулярною, флотами Черноморскими и многими другими сухопутными и морскими силами, Государственной Военной коллегии президент, Ея Императорского Величества генерал-адъютант, Екатеринославский и Таврический генерал-губернатор, Кавалергардского корпуса и Екатериновского полка шеф, лейб-гвардии Преображенского полка подполковник, действительный камергер, войск генерал-инспектор, Мастеровой и Оружейной палат верховный начальник, разных иноверцев в России обитающих, по комиссии новоиспеченного уложения опекун, Российского Святого Апостола Андрея, Святого Александра Невского, военного Великомученика Георгия и Святого Равноапостольного князя Владимира Больших крестов, Прусского Черного Орла, Датского Слона, Шведского Серафима, Польских Белого Орла и Святого Станислава орденов кавалер». Наступило мирное время, и Государыня усердно принялась за устройство России. Из русских вельмож теперь ещё больше выделился умный и усердный слуга престолу - князь Потёмкин и, именно ему было поручено устроить те новые территориальные приобретения, которые достались России на Юге.

Низовья Днепра и земельные пространства до Буга, а также огромные площади (округа) ликвидированной Запорожской Сечи. Г.А. Потёмкин позаботился и о полном, без кровопролития, присоединении Крыма. Татары добровольно признали власть царицы и отдались России: «Крым - лучшая жемчужина в моей короне», любила говорить Екатерина об этом роскошнейшем полуострове. Кроме татар, в Крыму ещё оставалось много греков и армян. Теснимые татарскими ханами, они отдались в подданство Императрице, которая предоставила им много льгот и разрешила переселиться в тогдашнюю Азовскую губернию. Греки основали на берегу Азовского моря г. Мариуполь, армяне же на берегу р. Дон - г. Нахичевань (ныне большой жилой район, в восточной части г. Ростова на Дону). Присоединённые к Российскому государству земли на юге образовали Новоросийский край - Новороссию и уже в 1775 г. его генерал-губернатором был назначен талантливый, энергичный и облечённый огромными полномочиями Г.А. Потёмкин. Центром Новороссийской губернии сперва был Кременчуг. В 1776 г. царский наместник Потёмкин, по указанию императрицы заложил новую столицу - Екатеринослав. А потом перенёс административный центр поближе к морю, в другой новый город, Херсон, с казармами для войск и корабельной верфью. Вблизи устьев Буга также стал строится г. Николаев с крепостью и тоже с верфью. Заметив, наличие на черноморском побережье Крыма превосходную бухту для целого флота, князь Г.А. Потёмкин поспешил заложить город Севастополь. С учётом появившихся условий началось строительство Черноморского флота (ЧФ). Некогда пустынный, но плодоносный край интенсивно заселялся, преображался, и для этого не экономили ни сил, ни средств. Среди новых поселенцев опять же были греки и армяне, а также немцы, молдаване, болгары, сербы, арнауты (албанцы).

Сюда же перебирались малороссы (особенно с польского Правобережья), оседали отставные русские солдаты, офицеры. Переезжали многие вельможи, которые получали земельные наделы и переводили сюда крепостных из русских имений. К этому времени относится основание Ананьева, Тирасполя, Ольвиополя, Овидиополя и ряда других городов и сёл. Началось земледелие, овцеводство, скотоводство, виноделие, шелководство, и т. п. Малороссию включили в Киевское генерал-губернаторство. Была упразднена полковая структура управления и, её заменили обычным, как в России, административным делением на уезды и волости. Не стало и малороссийских казачьих полков, на их базе создавались полноценные части регулярной кавалерии. Но кавалер Георгиевских орденов, граф Потёмкин был не просто прекрасным администратором, но и опытным военным. Созданный в портах военный флот подавал надежды, что в войне он не уступит славному сухопутному войску. Прошло несколько лет, и край был заселён, он преобразился и явились богатства, о которых раньше никто и думать не мог. В 1783 г. А. Головатый и С. Белый подали челобитную первому правителю Екатеринославского наместничества ген. И.М. Синельникову (являлся правой рукой и лучшим другом всесильного Потёмкина), которого просили пожаловать армейскими чинами почтенейших старшин бывшего Запорожского войска, приложив список; по другому же списку менее заслуженных и бедных старшин просили освободить от всяких тягостей и повинностей, налагаемых на них местным начальством. У князя Г.А. Потёмкина утвердилась мысль, воссоздать казацкое войско с целью охраны границ Новороссии. В его первой особой «прокламации» от 1 июля 1783 г. говорилось, - «Объявляю чрез сие из пребывающих в Азовской губернии, Славянской и Елизаветской провинции жителей, кои в бывшем войске Запорожском служили, что полковому старшине и армии капитану Головатому Антону препоручено от меня приглашать из них охотников к служению в козачьем звании под моим предводительством».

Аналогичные полномочия 12 октября 1783 г. Потёмкин выдал З.А. Чепеге-Кулишу. В открытом листе, в частности, говорилось - объявляю чрез сие всем и каждому... что господин капитан Захарий Чепега, исполнен будучи похвальной ревности и усердия к службе Ея Императорского величества ...предъявил желание собрать волонтёров и с оными употреблен быть при армии, моему начальству вверенной. А потому и дозволяю ему набрать охотников из свободных людей... В наборе казаков участвовал и Сидор Белый (Легкоступ), а также другие бывшие запорожские старшины. Пунктом сбора казаков был назначен г. Берислав. Официальное приглашение запорожцам на военную службу волонтёрами, огласили и во всех уездных учреждениях. Однако казаки поначалу не спешили, как они говорили, «писаться в солдаты», но постепенно ситуация стала меняться. Казакам пошли на уступки, правительство предоставило запорожцам место в урочище Васильково у Бугского лимана для основания войскового коша. Вскоре же выяснилось, что бывшие запорожцы были не единственными хозяевами на этих землях, так как там селились также отставные офицеры и помещики. Дабы не путать запорожцев, оставшихся в России и верно несущих службу, с запорожцами, ушедшими на Дунай, будущий Великий гетман императорских казацких войск екатеринославских и черноморских, князь Потёмкин, приказал первых именовать «верными», а вторых - «неверными». Основная деятельность Потёмкина по освоению Новороссии и присоединённого в 1783 г. Крыма была столь успешной, что он решился пригласить сюда саму императрицу. В одном из писем он писал, - «Я, матушка, прошу воззреть на здешнее место, как на такое, где слава твоя оригинальная и где ты не делишься ею с твоими предшественниками. Тут ты не следуешь по стезям другого». Она приняла предложение, увидеть всё своими глазами и, стала собираться в громадное и торжественное путешествие.

Из записок французского посла графа Сегюра известно, что в кортеж входило 32 высших чиновника. А если учесть лакеев, другой обслуживающий персонал, в том числе кучеров, поваров с поварятами, форейторов, парикмахеров, камердинеров, кондитеров, музыкантов, скороходов и даже двух арапов, то наберётся почти 200 чел. 6 января в Царское Село (г. Пушкин) собрались все приглашённые в путешествие. В 9 часов утра 7 января 1787 г. стоял крепкий, для сырого Санкт-Петербурга, морозец - 18 гр. Царица вышла в суконном кафтане на меху, со шнурами впереди, в высокой собольей шапке. Была она улыбчива, весела и самоучка художник Шибаев сделал с неё дошедший до нас портрет. Императрица подошла и уселась в своей шикарной шестиместной карете, обитой изнутри войлоком, зелёным сукном и тиснёной желтой кожей. Карет произведено для Государыни было две, (одна запасная), обе раззолочены, с гербами империи и вензелями Екатерины II. Когда все расселись по местам, кортеж, состоящий из 14 карет, 124 саней с кибитками при 40 запасных санях двинулся в путь, растянувшись на версту. Поездка на Юг, длившаяся до 11 июля (ст. ст.) вовсе не была никчёмной блажью правительницы и её любимца, хотя и обошлась стране в несколько млн. руб. Путь был не близок: через Смоленск и Чернигов на Киев и далее до Чёрного моря. Царицу сопровождали иностранные посланники: австрийский граф Кобенцаль, французский граф - Луи Филипп Сегюр, английский – Фиц-Герберг и два «гранд-эспань» - принцы Карл Иосиф де Линь и от Киева - Карл Генрих Насау-Зинген. При этом важно отметить, что граф де Сегюр (недруг), находившийся в России с марта 1785 по 11 октября 1789 г. в качестве посла, позже член французской академии наук, является автором 8 переведенных на русский язык книг. Он также оставил интереснейшие свидетельства путешествия;

Карл-Генрих Нассау-Зинген (принц Нассауский), находившийся на военной службе во Франции, Испании, Австрии, а с 1788 по 1794 год и России, писал ежедневные письма своей жене, оставшейся в Варшаве; другие принцы также вели переписку и дневники - тоже важные документы. Они опубликованы в дореволюционных журналах, в частности «Русской старине». 27 февраля 1787 г. Потёмкин подписал документ о формировании нового иррегулярного казачьего «Войска Верных Казаков». Во время поездки императрицы Екатерины по новороссийским степям в Крым, запорожские казаки уже состояли в её конвое. Потёмкин постарался на славу: в каждом городе и городке, в каждой деревне путешественников встречали пышно, ярко и всегда по-новому. По всем сёлам, от Кременчуга и далеко вниз по над правым берегом Днепра, как писал в своей первой монографии ведущий историк запорожского казачества академик Яворницкий, в памяти старожилов сохранилось много рассказов о путешествии Екатерины II. С 30 января 1787 г. царица, прогостив в Киеве, 22 апреля в сопровождении принца нассауского де Линя, английского посланника Фиц-Герберта и многих других вельмож отправилась вниз по Днепру на 80 специально приготовленных галерах, разукрашенных амурами, флагами, снабженных музыкантами, певцами и вмещавшими в себе, кроме отборной и блестящей свиты, больше 300 чел. прислуги. Вдоль берега выстроились конные полки с саблями наголо. Приветствуя речной караван, ударили холостыми зарядами пушки. Спустившись ниже Киева, императрица сделала остановку в Каневе, где к ней присоединился польский король С. Понятовский. Следующая была 30 апреля в Кременчуге, где её встречал властитель южных провинций империи князь Потёмкин. Именно в этом городе (а позже ещё и в г. Бериславе), граф представил Екатерине делегацию казачьих старшин, ликвидиро¬ванной в 1775 г. Запорожской Сечи: С. Белого, З. Чепегу, А. Головатого и др., состоявших в конвое.

Продолжение следует в части  54             http://www.proza.ru/2019/09/14/1223          


Рецензии