Беседы с мудрецами Роберт Льюис Стивенсон

Сегодня наш медиум мысленно связался британским писателем Робертом Льюисом Стивенсоном и вступил с ним в воображаемую беседу.

Роберт Льюис Стивенсон: «Простые дела и простой хлеб — лучшее, что может быть»

Краткая биографическая справка:

Британский писатель и поэт шотландского происхождения, автор приключенческих романов и повестей, крупнейший представитель английского неоромантизма.
Родился 13 ноября 1850 г., Эдинбург, Шотландия, Британская империя
Умер 3 декабря 1894 г. (44 года), Vailima, Самоа


М. – Уважаемый мистер Стивенсон, за свою сравнительно недолгую жизнь Вы успели написать десять романов, причем «Остров сокровищ» (Treasure Island) принёс Вам мировую славу, стал образцом классического приключенческого романа. Вами написаны такие классические повести как «Клуб самоубийц»,«Бриллиант Раджи», «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда»,множество рассказов, сказок, знаменитая баллада «Вересковый мед», а также стихи и статьи. Вероятно, Вы рано обнаружили в себе писательское призвание и всегда трудились не покладая рук?

Р. Л. С. – В детские и юношеские мои годы меня считали лентяем и как на пример лентяя указывали на меня пальцем; но я не бездельничал, я был занят постоянно своей заботой – научиться писать. В моем кармане непременно торчали две книжки: одну я читал, в другую записывал. Я шел на прогулку, а мой мозг старательно подыскивал надлежащие слова к тому, что я видел; присаживаясь у дороги, я начинал читать или, взяв карандаш и записную книжку, делал пометки, стараясь передать черты местности, или записывал для памяти поразившие меня стихотворные строки. Так я жил, со словами.

М. – Детские годы считаются самым счастливым и беззаботным временем жизни, но Вы росли болезненным ребенком. Какое впечатление от детства у Вас осталось?

Р. Л. С. – Детство моё – сложная смесь переживаний: жар, бред, бессонница, тягостные дни и томительно долгие ночи. Мне более знакома «Страна кровати», чем зелёного сада.

М. – По Вашим произведениям этого не скажешь.

Р. Л. С. – В своих произведениях я невольно отворачиваюсь от всего болезненного, не желая ворошить пережитые печали.

М. – Это очень ценное качество литератора, да и человека вообще. С таким человеком приятно общаться и радостно читать его книги. С другой стороны, ведь чтение – один из видов общения.

Р. Л. С. – Литература во всех её видах – не что иное, как тень доброй беседы.

М. – То есть, Вы считаете, что чтение не может заменить живого собеседника?

Р. Л. С. – Книги могут быть неплохи по-своему, но, тем не менее, это весьма бескровная замена жизни.

М. – Может быть, в этой «бескровности» есть своя прелесть? Что до меня, то я вполне разделяю мнение Л. П. Смита: «Я слышал, что жизнь – неплохая штука, но я предпочитаю чтение». Кроме того, от тех, кто предпочитает чтение, зависит успех или неуспех книг, а, следовательно, и сам автор.

Р. Л. С. – Успех произведения зависит не только от того, кто его написал, но и, в неменьшей степени, от врожденного чутья того, кто его прочитал.

М. – Конечно. А что для писателя самое главное и наиболее трудное в его работе?

Р. Л. С. – Сложность литературы не в том, чтобы писать, а в том, чтобы писать то, что думаешь.

М. – Да, вот Ваш соотечественник Олдос Хаксли тоже так считал: «Искренность в искусстве – это не вопрос метода, вкуса или нравственного выбора между честностью и бесчестьем. Это, прежде всего, вопрос таланта. В искусстве искренность – синоним одаренности».
Скажите, если бы люди не оценили по достоинству Ваши произведения (ведь успех к Вам пришел не сразу), что придавало бы Вам силы продолжать, несмотря ни на что?

Р. Л. С. – Если человек любит повседневный труд своей профессии, не стремясь ни к успеху, ни к славе, – это значит, что его почтили вниманием сами боги.

М. – Что почтили боги, это приятно, а вот мир может измениться к лучшему под влиянием искусства, в частности, литературы?

Р. Л. С. – Напечатаете вы три или тридцать статей в год, допишете или не допишете свое эпохальное аллегорическое полотно – все эти вопросы не представляют для мира решительно никакой ценности.

М. – У Вас довольно трезвый взгляд на жизнь. Значит, надо просто следовать своему призванию и не ждать от мира благодарности за труды?

Р. Л. С. – Мы должны навсегда вычеркнуть два слова из нашего словаря: благодарность и благотворительность.

М. – Вы имеете в виду, что надо помогать, кому можешь, не считая это благотворительностью, и не ждать за это благодарности? Тогда не будет обидно, если ее не дождешься.
 Знаменитый писатель Курт Воннегут писал: «Мы здесь для того, чтобы помочь друг другу пройти через это, что бы это ни было». Так он определил назначение человека. Вы с ним согласны?

Р. Л. С. – Быть тем, что мы есть, и стать тем, чем мы способны стать, – в этом единственная цель жизни.

М. – Но ведь все люди уже такие, как есть, –  и часто это не лучший вариант.
 А кем они способны стать, они сами не всегда понимают. Хорошо тем, кто, подобно Вам, смолоду чувствует свое призвание. Многие делают свой выбор случайно, в силу обстоятельств, и всю жизнь проживают безрадостно, занимаясь не своим делом.

Р. Л. С. – Если какое-либо занятие человеку явно не по душе, неприятно, необязательно и, в сущности, бесполезно, то чем скорее он его бросит, тем лучше для него самого и для всех, кого это касается.

М. – Это верно. Но часто трудно признать свои ошибки, и люди не готовы менять свою привычную жизнь в поисках неизвестного.

Р. Л. С. – Мы готовы признать, что совершали ошибки на всех предыдущих этапах своего жизненного пути лишь в том случае, если пришли к неожиданному и твёрдому убеждению, что уж сейчас-то мы совершенно правы.

М. – Такое убеждение, вероятно, приходит, когда человек достиг своей цели, преуспел в жизни, испытывает законное удовлетворение и гордость?

Р. Л. С. – Кажется, ничто в жизни не приносит такого разочарования, как достижение цели, как исполнение задуманного.

М. – Неужели? Тогда зачем прилагать столько усилий, если не радоваться успехам?

Р. Л. С. – Наша задача в этом мире состоит не в том, чтобы добиться успеха, а в том, чтобы терпеть неудачи без малейшего уныния.

М. – Для этого надо обладать немалым терпением и мужеством. Ведь жизнь полна неприятностей, болезней, всевозможных несчастий – как иногда не впасть в уныние?

Р. Л. С. – Держите свои страхи при себе, а мужеством делитесь с другими.

М. – Тогда поговорим о других. Аристотель считал: «Дружба – самое необходимое для жизни, так как никто не пожелает себе жизни без друзей, даже если б имел все остальные блага». Вы тоже придерживаетесь такого мнения?

Р. Л. С. – Та непосредственность и лёгкость, что делает мужскую дружбу столь приятной, её же в дальнейшем и разрушает.

М. – Как распознать, что эта приятность и легкость впоследствии приведут к разрыву?

Р. Л. С. – Только когда рухнуло и рассыпалось тщательно возводимое здание наших амбиций и желаний, только когда мы сидим понурившись среди обломков – только тогда познается истинная цена дружбы.

М. – Это верно. Великий Демокрит говорил: «Мы не столько нуждаемся в помощи друзей, сколько в уверенности, что мы ее получим» и «Хороший друг должен на веселие являться по зову, на бедствие же друга приходить без зова». Однако Вольтер, который хорошо знал жизнь и понимал, что истинная дружба встречается не так уж часто, горько заметил: «Все почести этого мира не стоят одного хорошего друга». Как Вы думаете, почему настоящие друзья – такая редкость?
 
Р. Л. С. – Жизнь – это поле битвы, ведь даже самые дружеские отношения – это всегда борьба; и если мы не отстоим собственные ценности, нам предстоит всю оставшуюся жизнь краснеть под укоризненным взглядом своего двойника,  всю жизнь терпеть поражение – и в любви, и в несчастьях.

М. – «Зато любовь красавиц нежных надежней дружбы и родства:/ Над нею и средь бур мятежных вы сохраняете права» – писал наш великий поэт.
Как Вы думаете, любовь обязательно поднимает дух человека, делает его счастливым или, напротив, приносит разочарование и горе?

Р. Л. С. – Нет обязанности, которой пренебрегали бы больше, чем обязанность быть счастливым.

М. – Не знаю, кто вменил человеку такую обязанность,  но разве не любовь – залог супружеского счастья?

Р. Л. С. – Лев – царь зверей, но для домашнего животного он вряд ли годится. Точно так же и любовь – слишком сильное чувство, чтобы стать основой счастливого брака.

М. – Как же так? Ведь влюбленные всегда стремятся вступить в брак, надеясь воплотить в нем свои мечты.

Р. Л. С. – Если бы люди вступали в брак лишь тогда, когда они влюбляются, большая часть людей умирали бы в безбрачии.

М. – Неужели? Тогда что Вы думаете об браке?

Р. Л. С. – Брак – это долгий разговор, прерываемый спорами.

М. – Что нужно, чтобы разговор не терял своей прелести с годами? Возможно, супругам следует быть терпимыми и покладистыми, чтобы избегать ненужных ссор?

Р. Л. С. – Чтобы прожить вместе всю жизнь и при этом ухитриться друг другу до смерти не надоесть, необходим талант, и немалый.

М. – Любой талант – это дар богов, а они не столь щедры, чтобы одаривать всех подряд. Тем не менее, большинство людей проживают как-то жизнь бок о бок, другое дело, не всегда счастливо. Ваше отношение к супружеству довольно скептическое. Почему?

Р. Л. С. – Когда ты женишься, ты уже ничего не можешь сделать для себя –  даже самоубийства.

М. – Если брак удерживает человека от суицида, это уже неплохо.
Кроме того, у любого члена общества, будь он холост или женат, действительно есть определенные моральные и прочие обязанности.

Р. Л. С. – Доброта и бодрость важнее любой морали; они есть наша главная обязанность.

М. – Это все прекрасно, но что Вы имеете против моральных или, если хотите, нравственных устоев?

Р. Л. С. – Если ваши нравственные устои вгоняют вас в тоску, знайте: ваши нравственные устои никуда не годятся.

М. – В конце ХХ века, на обломках социализма, наши бывшие партийные и комсомольские функционеры тоже решили, что «нравственные устои вгоняют их в тоску», присвоили себе общественную собственность и стали олигархами. Теперь их дети – потомственные миллионеры.

Р. Л. С. – Быть может, судьба более благосклонна к тому, кто любит собирать ракушки, чем к тому, кто родился миллионером…

М. – Почему Вы так думаете?

Р. Л. С. – За деньги мы вынуждены платить свободой.

М. – Свободу в этом суровом мире вообще трудно сохранить, если не отказаться от многих соблазнов и не вести аскетический образ жизни.

Р. Л. С. – Простые дела и простой хлеб – лучшее, что может быть.

М. – Да, вот и Эпикур так думал: «Свободная жизнь не может обрести много денег, потому что это не легко сделать без раболепства перед толпой или правителями; но она имеет все в непрерывном изобилии».

Р. Л. С. – Лучшие вещи находятся рядом: дыхание в ноздрях, свет в глазах, цветы под ногами, заботы в руках, дорога перед тобой. Имея это, не нужно черпать пригоршней звезды. Просто делай то, что предлагает тебе жизнь.

М. – К сожалению, многие люди проводят жизнь в суетном приобретении вещей, которые не делают их счастливыми, и приходят к пониманию простых истин слишком поздно, если приходят вообще.

Р. Л. С. – Идя по жизни, мы вдруг обнаруживаем, что лёд у нас под ногами становится всё тоньше, и видим, как вокруг нас и за нами проваливаются под него наши сверстники.

М. – Увы, это так. Причем не только сверстники, но и сравнительно молодые люди – у каждого своя судьба.

Р. Л. С. – Старые и молодые – мы все вышли в наш последний круиз.

М. – Это правда. Благодарю Вас, уважаемый сэр, за интересную беседу.
Скажите на прощание нам, живущим в ХХI веке, нечто главное, что Вы поняли в жизни, своего рода девиз.

Р. Л. С. – Суди о прожитом дне не по урожаю, который ты собрал, а по тем семенам, что ты посеял в этот день.

Поделившись с нами этим мудрым советом, дух писателя нас покинул…


Рецензии
Интересная форма подачи.
Оригинальный изобрели жанр - беседы с умершими.
Хорошая концентрация мудрости на единицу печатной площади.
С уважением и признательностью,

Анатолий Шуклецов   29.05.2018 00:05     Заявить о нарушении
Благодарю, Анатолий, за понимание.
По правде говоря, для меня эти люди живее многих ныне здравствующих.
Мне интересно с ними общаться, и можно многому научиться.
Разговаривая с такими собеседниками, невольно подтягиваешься и стараешься соответствовать.
С уважением,

Елена Пацкина   29.05.2018 11:59   Заявить о нарушении
В искусстве нет смертей, там все существуют одномоментно.

Анатолий Шуклецов   30.05.2018 01:27   Заявить о нарушении
Вы правы, поэтому я с ними и общаюсь.

Елена Пацкина   30.05.2018 12:07   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.