УходишьТы или я? Отрывок из книги8 Послание о Пути

Живу и живу, словно бегу.

Остановился.

На дорогу смотрю.

Вроде, в корчму прибежал. Зайти?

А, зачем? Был там вчера и днями раньше.

Различна одежда у встречных,

А даю\получаю одно и то же всегда.



Кидаюсь к питью и еде, касаюсь людей,

Слышу слова от меня и от них,

А, в итоге, опять то же:

Неудовлетворенность собой.

Неудовлетворенность,

Что покой пожирает внутри у меня.



Чего же хочу? Чего я ищу?

Будто имею я всё как и все:

Дом/квартира (а, может — нора?),

Автомашина (а, может — бег прочь от себя?),

Деньги и вещи (а, может — отвлеченье от сути?).



Чего же мне надо еще?



А, может, не мне, не тому, кем считаю себя?

Может, кто-то другой неявно о себе говорит

И постоянно шепчет безмолвно,

Что иду по дороге не той,

Которую видит он, некто иной,

А не я.



Я — раздвоился?

Я — это тело сие или есть антитеза ему?



Надо это понять…



Оглянулся и вижу.

Полыхает жаркое пламя, что питают горячие страсти, поиск выгоды личной, насилье, жестокость…

Нигде не найти спасительной влаги — чувств красоту…



Марш демонстрантов. Колонны идут и идут…

Ликующим хором пешеходы и начальники сканди­руют указанное: «Мы! Самый! Счастливый! Народ!»

— Мы все равны! — доносится указ из кресла, усеянного бриллиантами.

— Мы! Все! Равны! — радостно хор наготы, босоты подтверждает…



Сашок слушает и видит как образы, словно в кино сменяют друг друга. Был он мальчишкой, а теперь — взрослый, мужчина. Искать начинает Любовь, но — во вне. Встречает ее, но не знает еще, что ВСЕ находится в нем.
Встречает, теряет, в поиск бросается снова, а на деле, от сути уходит. Уходит от Истины той, познать которую можно лишь в покое, оттолкнув суету.

***



«Ищу и ищу, а что — не пойму… Мчится автомашина, оставляя за собой людей и дома, блеск прозрачных витрин позади, а с нею — и я, будто с тобою, но без тебя. Виденья сменяют друг друга, словно по кругу.

Свадьбу играли — это будто вчера.

Плавные звуки мелодии нежной нашего вальса. Кру­жим с тобою в желанных касаниях тел. Танцуем с вол­шебными тактами вместе.

Раз-два-три, — делаешь па и улыбаешься мне. Лицо и вся ты — в дивном свечении чувства любви.

Песня нашей любви — все время во мне…

Любовь — это Жизнь!

А сегодня? Скрежет металла, грохот падения дома, облако пыли — там, за углом.

Встал. Не иду. Сердце не бьется. Другие мимо бегут. Как одиноко стало мне вдруг!

Не иду и всем прохожим, не желая ответа, кричу: «Что там случилось?!»

Один и второй: «Хоронят Любовь.»

То — не скрежет металла, а марш похоронный?

То — не грохот падения дома, а ушел человек?

То — не облако пыли, а черные птицы в стае летят?

— Любовь — и хоронят? — шепчу. — Как печально. Больно кому-то…

— То — любовь умерла, — подтверждают и, глаза отводя, добавляют: «Крепись…»

Не понимаю. Безмолвно смотрю: «Крепись» — это мне?»

— Твоя Любовь умерла.

Рассекают меня и сердце мое пополам.

Закрываю глаза: «Умерла?»

Удар — и по сердцу! Остановилось оно…

***



Как проявленье Отца, Духа во мне, в моем теле-храме из веку жила Душа и направленье давала всему. А, сегодня? Вещи и вещи, удовольствия тела, обладание тленным…



Приобретает что-то один, вещи хватает другой…

Люди танцуют на глади жаровни и снизу — корысти пламя… Все круче подскоки, но не желают уйти из огня, где страсти — дрова…

***

Мчится машина, оставляя людей и дома позади, а с нею — и я, без тебя.

Без тебя, и виденья сменяют друг друга.

Свадьбу играли и песня нашей любви — все время во мне…

Раз-два-три, — делаешь па. На руку гибким станом легла. Взглядом обняв, на миг замерла…

Ступаю к невесте — жене и снова, кружа, прижимаю к себе. Веду я тебя, и мы — словно одно. Единение танца, замирания сердца порывов, движений, касаний и тактов…

А здесь!

«Что за глупые шутки!» — в надежде твержу и твержу…

Уставились в землю.

«Не верю!» — бегу и бегу, чтобы мне не упасть.

А мелодия — громче. А мелодия — выше.

Бегу. Ближе к грустному хору рыдающих звуков и вижу?!

Медленно в ногу идут и несут, головы к долу склоня. Несут на плечах они ношу.

В ОДЕЯНИИ БЕЛОМ, В ТЕМНОМ ГРОБУ — МОЯ! НЕДВИЖНО ЛЕЖИШЬ!

***

Всеобщее благо, мораль и противопоставление им благо группы, корпоративной морали…

Один из множества фактов. Обычный студент, ведомый благородством, разнимает троих, незнакомых драчунов. Всех забирают в полицию. Двое из них (один из которых — сын начальника в Министерстве внутренних дел) оказывается грабили третьего, иностранца. Скандал. Отец грабителя назначает следователя, студента арестовывают. Суд. В итоге, истинные преступники невиновны, а студента осудили как разбойника…

Корпоративная мораль, захватив властные структуры, убивает принцип всеобщей справедливости, без которой Ты-Я-Он-Она-Душа уходим в ничто…



***



В ОДЕЯНИИ БЕЛОМ, В ТЕМНОМ ГРОБУ — МОЯ! НЕДВИЖНО ЛЕЖИШЬ!

Тут и судья, прокурор. Утирают сухие глаза общим платком.

Слышу гвалт, режущий слух, детский гвалт из приюта!

Подбегаю к тебе: «Милая, прелесть моя!» — касаюсь ладонью лица: «Ты — прекрасна. Ты — шалунья моя. Но не надо, не надо, не смей так шутить!»

Шаг: «Не мучай меня, не пытай», — скорбные такты: «Ай-яй!»

«Поскорее вставай», — а такты все те же: «Ай!»

«Вставай же скорее», — говорю, целую, шепчу, но рвутся слова: как капли они — слезы и слезы — «Вста­вай» — тереблю, тормошу.

Секунды-мгновенья-года и сердца удары: «Слишком долго играешь. Такая игра — жестокая казнь!

Встань, перестань так шутить, я очень прошу…»

***



Нашей Душе силу Жизни приносят, дают дела, дающие благо другим, любви теплота и, если их отняли, как без солнца никнет трава, так и она…

***



«Глаза закрываю и вижу, любимый, тебя, улыбку твою.

Не могу без тебя.

Приходи поскорей: не могу без тебя.

Глаза открываю: не вижу тебя!

Люблю я!

Ты слышишь меня?

А в ответ — тишина…

Нет никого. Кругом пустота?

Губы шепчут твои и мои о любви, но не слышу тебя.

Любовь — это мираж?

Руки к тебе все время тяну, касаюсь лица, но нет, ведь, тебя.

Руки тяну, но меж нами — разлука и касанье такое — жестокая казнь.

Жизнь — это плаха?

Любовь без тебя — это мираж…

Жизнь без тебя — это плаха…

Сплю, грежу в гробу?»

«Скорее, скорей приходи!

Улыбаешься мне: всюду вижу тебя.

Мы видим друг друга, мы любим друг друга — это счастье и жизнь.

Чувствую губы, руки твои, заботу, тепло…

Чувствую губы, руки, ласку, улыбку твою и ужасно боюсь, что сотрется вдруг все.

Сотрутся следы поцелуев, касанье твое, что сладость мне дарят. Люблю я…»



***



Все мы — различны, но противоположности объединяются в Единстве, где все мы — Одно, что первично и есть Дух, а проявленье его в каждом из нас — это Душа. Она — как искра — родить может пламя или погаснет…, что зависит только от нас: тебя, их и меня.

В нашем Мироздании все взаимосвязанно и действия на физической плоскости отражают результат на духовной…



***



«Что-то шепчешь, любимая, мне, но не слышу тебя и несутся безмолвно по кругу слова: «Ты — мужчина и не смеешь рыдать…»

На свадьбе танцуем — это будто вчера…

Лучатся голубые огромно глаза, играет улыбка на сладко-алых губах. Играет, словно в полет приглашая…

Раз-два-три, — в вырезе платья — бело-прекрасные волны — груди твои и купаются в них поцелуи мои. Прозрачность фаты прячет волос завитки. Мне не сдержаться и снова, снова целую тебя…

Наши души, веря в вечную силу Любви,

в танце слились и также — тела…



На улице я!

Смотрю и иду, иду и смотрю: «Куда же уносят тебя? Прочь от меня?»

Недвижна. Лежишь. Застыла улыбка на милых губах и не дрогнут ресницы.

Разбита семья… Разорвали Единство Отца, Сына, и Духа Святого…

Дико смотрит мальчишка… Сжалась пугливо дев­чушка…

Иду и не верю, смотрю: «Ну, ладно, шутка твоя уда­лась. Довольно, хватит, — со стоном шепчу, зову и прошу: Вставай, рассмеемся. В поцелуе сольемся, — рвутся слова, — Ты слышишь меня? Улыбнись поскорей. Взгляни на меня, неутолимо — желанная жажда моя.

Закрыты глаза, и все также молчишь…»



***



Обстоятельства сегодняшнего, предметного мира, куда нас загнали, утверждают только то, что можем пощупать. Все дальше, уходит в забвенье вторая, главная, часть единого мира — духовность и ее составляющие: Любовь, Состраданье…



***



«Как быстро мгновенья летят. Уводят тебя. Разлука опять.

Хочу я смеяться. Хочу улыбаться, к тебе прижиматься, принимать поцелуи.

Уводят тебя: разрывают на части меня.

Люблю. А ты? Жду, когда скажешь мне «да»…

В ответ — тишина.

Уходишь: шаги замирают и я умираю… А как же наша любовь?

Шаг как удар: умираю — боль от разлук. Любовь — это мираж?

Шаг как удар: погибаю — боль от разлук. Любовь — это крик?

Шаг как удар: задыхаюсь — боль от разлук. Любовь — это слезы?

Шаг и снова, снова, снова удар.
Разлука опять. Навсегда?

Уходишь. Уводят. Молчу, а слезы текут. Хотела быть сильной как ты, но видишь: опять не могу — слезы текут и текут…

Шаг, каждый шаг, уводящий тебя, словно в могилу толкает меня, где пронзительный холод и буду одна…

Исчезли все звуки, кругом — темнота…»


***



В обществе нашем деньги учат считать… А, где же мудрость, Душа? Где программы, школы, книги об этом? Сокрыто! Не найти… и все глубже, и глубже в болото-невежества трясину погружаемся мы…, где одна за другой гаснут искры…



***


«Наша свадьба играет, пляшет, играет. Хватаю, шут­ливо пугаю и в польке веселой несемся, кружимся по залу. Твой стан крепко держат руки мои. Они — опора твоя.

Ладони твои лежат на плечах у меня. Ты, прелесть моя, смеясь, веселясь, то в щеку, то в нос, то в губы, играясь, целуешь меня…

Лежись! Не дышишь?

С верой в любовь руки на плечи кладу. Сейчас под­ниму. Ты не хочешь? Коснулся щеки — холод недвижный лица!

Вместо ласки родного тепла — холод, стынь безучаст­ного тела. Пытливо в лицо любимой смотрю: «Что здесь происходит?»



«Шаг… Умираю… Одна…»



«Что здесь происходит?» — смотрю и шепчу, — «За­крыты, закрыты глаза и морщинка у губ твоих сладких. Морщинка, мучительно-горькая складка, какую не видел я раньше: чужая морщинка, не наша она, ведь, знаю я, знаю, ведь, губы твои — и мои. Чужая морщинка.

— Все ясно! — отступаю назад. — Ты — не моя. Моя не смогла бы уйти от нас без меня! Моя не смогла бы оставить меня одного! Одного средь жестоких людей — кто вместо сердца носят будильник в себе. Моя не ушла!

А может моя? А может сошел я с ума?»


***

Смысл, Цель нахождения человека на планете Земля — это деятельность для приобретения таких качеств, чтобы стать Богом и все мы, поэтому, должны строить наши отношения, организации для достижения этого результата.

В прошлом так строили, но затем ввели вестернизацию.



Переведя внимание человека на потребление, уводя его прочь от созидающей мощи Любви и заменив ее насилием, мы теряем-хороним богоподобие в себе.

Мы приучены-приручены уже все измерять принципом выгоды, что отдаляет нас от истинного созидания-сотворчества с Богом.

Так нас направили и удерживают в рабстве ради блага группки лиходеев, захвативших власть и Знание.



Общество, где расширяясь росла главная из всех божественных составляющих — духовность, сейчас в забвении…



У нас, сегодня, люди, по статусу призванные утверждать СПРАВЕДЛИВОСТЬ, ее уничтожают!

Куда нас ведут? Ненормальных уже столько, что они разумных причисляют к сумасшедшим. Кто же я?................



***


Рецензии
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.