Как Тёма с дедом рыбу ловил

Часть I. Матросики

         Тёмка проснулся рано. Ещё с вечера они с дедом собрались на рыбалку. Долго убеждали бабушку, что сейчас самое подходящее время для клёва и они наловят много рыбы. Во что бабушка не верила и только посмеивалась над рыбаками. Тёмка злился и никак не мог примириться с тем, что бабушка подтрунивает над их с дедом способностями и затеей.

- Какая рыба? – смеялась бабушка. – Не раз вы ходили и ещё ни одного хвоста не принесли. Лучше бы занялись чем – нибудь   полезным.

        Тёма бегал хвостиком за бабушкой и канючил:

- Отпусти, чего тебе стоит?! Ну не поймаем мы рыбы, зато  от нас отдохнёшь. Ты же сама говорила, чтобы мы тебя оставили в покое хоть на минутку.

Бабушка сдалась и согласие, наконец, было получено. Лицо Тёмки засияло и он стал готовиться к рыбалке. Это было не просто приготовление к рыбалке, а целый ритуал со своими строго определёнными правилами и приёмами.

Для начала нужно накопать червей и не просто земляных, а необыкновенных. Они "водились" в компостной яме на даче.

Черви, действительно не были похожи на обыкновенных земляных – это были тёмно-красные, с множеством оранжевых колец шустрые особи. Между собой Тёмка с дедом называли их матросиками. И, действительно, они были похожи на матросскую тельняшку, только другого цвета.

В своё время дед привёз этих существ с животноводческого комплекса и они размножились в компостной яме до неимоверного количества. Черви были в "авторитете" у рыбаков и как отметил Тёмка: отличались большой увёртистостью. Когда их насаживали на крючок, они не просто там висели, как сосиска, а извивались, привлекая к себе рыбу.

Компостная яма с ранней весны и до поздней осени наполнялась различными растительными и животными остатками, поэтому недостатка в пище у червей не было. Они плодились в таком большом количестве, что рыбакам не составляло труда их накопать.

В жаркие дни черви забирались поглубже под растительные остатки и без устали денно и нощно трудились перерабатывая их в питательный гумус и подрастая на глазах.

 Тёма держал наготове баночку, а дед вилами переворачивал пласты мусора. Матросики отличались разным размером, но не было очень больших, что хорошо подходило для насадки на крючок. Несколько движений вилами и вот уже полная банка червей собрана. Тёма деловито накрыл её крышкой с множеством мелких дырочек для воздуха, предварительно насыпав в неё щепотку перегноя.

- Дед, а они доживут у нас до утра, хватит ли им еды? Банка маленькая, а в компостной яме такое раздолье, ешь не хочу.

Дед засмеялся:

- Хватит, Тёма и, ещё останется. Нужно только баночку в тёмное место поставить, а то на солнцепёке они все изжарятся.

Нашли укромное и, что самое главное, прохладное место в дровянике за сараем.

- Ну "отдыхайте", а нам нужно снасти посмотреть, - деловито высказался Тёмка и пошёл снимать удочку. Она всё время висела в сарае и была готова в любую минуту "броситься" в бой за рыбой. Всё дело в том, что рядом с садовым участком находится водоём, в котором в изобилии водятся караси. Нельзя сказать, что большие, но и отрицать то, что на уху вполне сгодятся, было тоже нельзя.

Тёма с дедом регулярно их ловили. Иногда клёв был просто отменным. Не успеешь закинуть крючок, как поплавок уже плывёт по водной глади куда-нибудь в водоросли. Это значит, что карась подошёл к наживке. В такие минуты Тёма не сдерживает восторга и не произвольно восклицает:

- Дед, смотри, интересуется.

Карась рыба осторожная, но азартная. Живёт в сильно заиленных травянистых местах, любит мелководье.

-Дед, а какого размера бывают караси? - шёпотом спрашивает Тёма.

- Иногда трёх килограммов достигают, но я таких не ловил, только в книжках читал, - также шёпотом отвечает дед.

- А почему тогда поплавок не тонет, раз она такая тяжёлая, эта самая рыба? – не унимался Тёмка.

- Карась, как бы тебе это получше сказать, рыба капризная. Берёт неодинаково: то медленно ведёт, как сейчас, поплавок в сторону, погружая его в воду, то теребит, отчего поплавок немножко подрагивает, а иногда кладёт его на воду.

- Так чего же ты медлишь, вон поплавок уже почти в тине запутался, а ты всё чего-то ждёшь?

- Тихо, здесь главное не торопиться и не нервничать. У карася слабые губы и зачастую, ты сам это испытал, карась обрывается с крючка едва вытащишь его из воды.

На этот раз карась был пойман. Это была рыбка величиной с ладошку. Всех пойманных рыбок Тёма с дедом отпускали в огромную двухсотлитровую бочку с водой. Иногда их там набиралось до тридцати штук. Через какое-то время вся эта шустрая компания вновь отправлялась в водоём.

Тёма уже привык к тому, что главное не рыба – главное процесс. Так постепенно он узнавал многое о рыбе, приобретал навыки ужения, учился готовить снасть и управляться с нею.

Он уже знал, что караси бывают двух видов: красный (золотой) и белый (серебряный). В водоёме водились и те и другие. У красного тело выше, круглее. У белого есть интересная особенность – его популяция состоит из самок, а оплодотворяют икру его красный тёзка и другие карповые рыбы.

- Дед, а как ты поступаешь, когда у тебя кончается наживка?  Ведь не всегда же рассчитаешь, сколько её потребуется?!

- Тут, Тёма, целая наука есть. Бывало и такое, что оставался без единого червячка. А рыба, как назло, отменно клевала. Но я не отчаивался. Смекни, в водоёме обитает несметное количество червячков, жучков, личинок и разной живности. Вот этим, в крайнем случае, я и пользуюсь. А чего ты спросил, боишься, что червей не хватит?

 - Нет, просто хочу знать, на всякий случай.

- На берегу вряд ли удастся накопать, а вот в воде, пожалуйста. Сегодня я тебе расскажу, а завтра и покажу, как это делается.

- Рассказывай, дед. Я запомню.

- Прежде всего найди мелководье, чтобы войти в воду в резиновых сапогах (я надеюсь на рыбалку все ходят в них) или босиком. Поднимай все веточки и сучки, именно на них ты и найдёшь наживку. Аккуратненько переворачивай топлячок и отправляй в коробочку всю мелкую живность, которая прилепилась к нему. Можно перевернуть и камушки, но живности там гораздо меньше.

- А что собирать-то, дед?

- А всё подряд. И буро-красных пиявок, и веснянок, и ручейников, и разных личинок. Потом будешь разбираться, что годится на крючок.

- А как доставать личинку ручейника, он же в домике находится?

 - Да, правда, ручейник живёт в чехольчике, склеенном из песчинок, хвои и прочего подводного хлама. Пусть тебя это не смущает. Хоть он и цепко держится в своём домике, но его легко можно оттуда "выкурить". Слегка нажми на хвостик, как только червячок высунет тёмную головку, тогда и тяни легонько и плавно его из своего убежища. 

- Но, дед, бывает так, что на рыбалку приходишь в кроссовках, а вода холодная, как тут-то быть?

-  Проще-простого. Найди палку, чем длиннее, тем лучше, с рогулькой на конце и опусти её в воду в самую гущу водорослей. Затем поверни палку вокруг своей оси раза два и ты вытащишь на берег пучок травы, а в ней массу разной живности.

Если знать все эти не хитрые приёмы – никогда не останешься без наживки. Ну всё! Иди за удочкой и будем собирать рюкзак.

 

Часть II. Дуб

 Удочка всегда висела на своём привычном месте в сарае под потолком. Удилище из углепластика находилось не сложенным, как полагается, а всегда готовым к "бою", то есть каждое колено выдвинуто одно из другого до упора и составляет шести метровую палку с металлическими кольцами для лески.

 Тёма вошёл в сарай, задрал кверху голову и ахнул. Удочки на месте не было:

 - Дед, а дед – удочки нет, ты не брал её случайно!?

 - Нет, Тёма, не брал.

 - Так куда же она запропастилась? – испуганно спросил Тёма.

 - Не знаю, не помню, надо поискать.

 После этих слов деда они стали методично обшаривать все углы сарая и садового домика, но удочки нигде не было.

 Тёмка расстроился не на шутку:

  - Ну и куда теперь нам матросики? Если не найдём удочку, то и на рыбалку, значит, не пойдём? Все матросики передохнут.

 - Ладно, Тёма, не расстраивайся, чего-нибудь придумаем. Я помню, как в детстве мы сами делали удилища из тоненьких молодых берёзок.

 - Как это?

 Тёмка, житель огромного мегаполиса даже не предполагал, что кроме искусственных удочек могут быть вполне сносные, самодельные.

 - А вот так! Ищешь молодую, стройную, и ровную, как струна берёзку, срезаешь её и очищаешь от веток. Берёзку лучше брать из чащи, там она ровнее, тоньше и длиннее, так как растёт в тесноте и всё время тянется ввысь. Сейчас прямо и пойдём искать удилище.

 Мы долго бродили в лесочке за речкой, но никак не могли отыскать подходящей берёзки. Тёме надоело это занятие и он стал ворчать:

 - Сдалась тебе эта берёзка, вырежи осиновую, вон их сколько здесь.

 - Нет, Тёма, мы найдём берёзовую. Осина "тяжёлое" дерево и с такой удочкой не будет удачи, на своём опыте проверено.

 Дед сказал это для того, чтобы подбодрить внука, а может это и в самом деле так? И они продолжили поиски.

 Неожиданно Тёма закричал:

 - Дед, я нашёл то, что нужно, иди скорее сюда!

 Деревце берёзки стояло рядом с огромным дубом и густым семейством осинок. Это была тонкая палка высотой около пяти метров и почти без веток.

 - Молодец! Именно то, что нам нужно, сказал дед. Он согнул берёзку почти возле самых корней и двумя ловкими движениями срезал её.

 - На, срезай веточки – это будет твоя удочка, а мне мы найдём ещё.

  Искать пришлось не долго, другая берёзка находилась тут же в нескольких метрах от неё, рядом всё с тем же дубом. Он стоял почти на краю поля, на пригорке. Это было дерево в десятки раз старше остальных деревьев, толпившихся вокруг него, в десятки раз толще и раза в три выше каждой берёзки.  Огромный, в два обхвата дуб, с обломанными сучками и верхушкой, с огромными своими неуклюже растопыренными корявыми "руками и пальцами" и с обгорелой корой, заросшей старыми болячками, явно выделялся среди всей толпы худосочных деревцев. Дуб был старым, сердитым, презрительным, но гордым уродом среди молодняка берёзок и осинок.

 В былые времена, когда в него ещё не ударила молния, дуб слыл красавцем.  Его густая крона привлекала и одинокого путника, и заготовителей сена, и пастухов и случайного прохожего.

 -Дед, а ты раньше видел этот дуб, смотри, какой он красивый, только почему он весь обугленный и без верхушки? Чего ты о нём знаешь, расскажи!?

 - Тебе, наверное, будет не интересно и скучно слушать, да и не очень понятно. Сейчас другие времена, а то время, когда дуб был молоденьким ушло безвозвратно, да и давно это было, - произнёс дед с какой-то грустью.

 - Расскажи, дед, расскажи, я всё пойму. Ведь есть же у этого дуба какая-то тайна или своя история, мне кажется ты её знаешь?!

 -Ну, слушай и не перебивай. Было это лет сорок-пятьдесят назад. Тогда в деревнях жило полно народу, жизнь "била" ключом. Сельское хозяйство – на подъёме. Как грибы росли животноводческие комплексы.

 -А что такое животноводческий комплекс?

 - Раньше, Тёма, почти в каждой деревне была своя ферма, где держали коров. Стада были маленькие до тридцати-сорока коров, но кому-то в голову пришла идея, что это не совсем выгодно и удобно. Вот и решили собрать коров со всей округи под одной крышей в одно стадо, в одно место. Раньше коров доили руками, а на комплексе внедрили машинную дойку – это облегчило труд.

 Но коровы-то есть хотят, а сенокосные угодья далеко остались, корм не выгодно стало возить. Пришлось делать мелиорацию. Уничтожался смешанный лес, не представляющий интереса. Как правило – это были заросли ивняка, ольхи, осины, клёнов и дубков. Елей там почти не встречалось. Сколько леса под нож пустили, одному богу известно. А теперь снова всё зарастает. Чудно всё это! Да и из деревень люди стали разбегаться, работы не стало.

  Ну это я отвлёкся, прошлое вспомнил. Мелиораторы не тронули молодой дуб – то ли пожалели, то ли за красоту его не стали уничтожать, но его на всём поле только одного и оставили.

 Время шло. Дуб разрастался, обрастал сучьями и листочками, толстел стволом. Его могучие корни, как щупальца охватывали всё вокруг. Один корень выступал над землёй; то ли уродился таким, то ли трактором задели и выворотили из земли во время мелиорации, не известно. Он образовал некую дугу. Со временем под ним образовалось пространство, а лисы доделали своё дело и устроили логово. Каждый год здесь появлялось большое семейство лис. Однажды пастухи гнездо разрушили, а взрослых лис убили.

 Спустя какое-то время в дуб ударила молния. Под ним обнаружили убитого пастуха. Все стали говорить, что это в наказание за разорение логовища. Так природа отомстила человеку за его жестокость. Вот и вся история. Хотя при чём здесь дуб, я не понимаю?

 Давай ошкурим удилища и домой, будем делать удочки.

 - А зачем ошкуривать? – спросил Тёма и удивлённо посмотрел на деда.

 - Если ошкурить, то оно станет легче. Мы их потом положим под навес, за ночь их продует ветерком и подсушит. С таким удилищем легче управляться.

 Рыбаки быстро добились нужного результата острыми перочинными ножами. Сырая шкурка берёзы легко отделялась от стволика и ровными лентами падала на землю.

  - Тёма, самую макушку не трогай, пусть шкурка остаётся.

 - Почему, дед?

  - Прочнее будет. Тяжести от неё никакой, а польза большая. Оставь сантиметров семьдесят, а то и с метр. Когда деревце высохнет, верхушка будет хорошо гнуться и пружинить, но не сломается. Это важно.

 - Дед, дед, смотри, я кажется гриб нашёл?!

 - Где, не вижу?

 - Да вот же он, в березнячке.

 И правда, гриб рос среди молодых берёзок, стайкой толпившихся вокруг дуба. Это был большой с тёмной шляпкой поддубовик. Когда его срезали, он скрипел, как снег под ногами в зимнюю пору. Он был крепкий и без единого червячка. Рядом стояло ещё несколько таких же красавцев поддубовиков.

 -Дед, а они съедобные?

 - Очень даже и нет ничего вкуснее белого гриба. Повезло нам, отменный суп получится. Видишь два дела сделали и удилища нашли и грибов набрали. Спасибо дубу. Ну, давай, возвращаться, пора снасти готовить, а то не успеем к рыбалке подготовиться. И они зашагали по полю, уже зарастающему кустарником и маленькими деревьями к себе на дачу.
(Продолжение следует)


Рецензии