Кошачий бог 40. Притча

40. Притча


     Генетическая сетка слежения просигналила угасание ДНК-метки главного прозектора. Вживление искусственного сердца и вентиляция легких с полноценным прогоном крови по всем органам и тканям не помогли. Организм не принял помощи, человек умер. Летальный исход профессора шокировал специалистов. Отмирание клеток сердечной мышцы было необъяснимо. Для обширного инфаркта не было причины, ничто не мешало свободному поступлению кислорода и питательных веществ в миокард, но метаболизм плавно замедлялся и прекратился без видимых причин. Смерть из серии: уснул и не проснулся.

     В секторе Утилизаторов ждали, что Академик примчится и сотворит чудо, но тот сухо осведомился о соблюдении санэпидрежима при работе с микропрепаратами по объекту. Предложил применить к усопшему замораживающий микротом для экономии времени и заказать у технарей саркофаг для друга. Выказал недовольство, что до сих пор не догадались роботизировать опасные процессы, запросил возобновить передачу он-лайн тестирования первого трупа и второго, конечно.
- Прежде вы на мышах ставили опыты, - пробурчали ему в ответ потомки Петровича.
- Исполнять в режиме «Пять икс», – прервал он сеанс связи, не зная, что и подумать.

     Они отвыкли за тысячу лет от обычной смерти. Его задача срочно исключить иные причины. Почвенники повсеместно отчитались, что ничего из особо опасных инфекций не найдено. 
- А что найдено, кроме красного калифорнийского червя?! – Озадачил он все центры.

     После продолжительной паузы стали поступать отчеты биохимиков и молекулярных биологов. Неизвестные неклеточные формы жизни, одно- и многоклеточные организмы. Патогенность не изучена.

     Академик курсором отмечал снимки, внося в базу данных искусственного разума с автонумерацией, в конце добавил колбочку и черную корону под названием «Мозгоед». Полистал имеющиеся программы, выбрал несколько подходящих, загрузил файлы с задачей классифицировать, прогнозировать рост в трехмерном измерении, тестировать всеми доступными средствами. И через час, и через три терминал отклонял новые запросы, ссылаясь на перезагрузку.
- Это тебе не в шахматы меня обыгрывать, - заключил он зло и покинул кабинет.

     Нора приподняла голову, ожидая приглашения на прогулку. Ненаглядная отложила книгу, поднялась навстречу из кресла. Васька не возвращался третий день. Загулял.

- Какой ты резвый, ты решил проблему? – спросила она, целуя его.
- Нет. Никто не хочет думать, даже искусственный разум! Пойдем на крышу, а потом с Норой погуляем.
- Хорошо. А что тебя так позабавило?
- Ничего. Просто жизнь. Когда ее остается на полпинка, радуешься беспричинно, как маленький ребенок.
- Я сегодня слушала сказку от двадцать седьмого клона. О жизни и смерти, для самых маленьких.
- Расскажи своими словами, мне некогда слушать записи.
- Так вот. Младенцу в утробе матери тепло, уютно, он доволен, и когда рождается на свет Божий, ему больно, страшно и холодно. Ему кажется, что он умирает. Но потом ему начинает нравиться новый мир, который он видит, может потрогать руками. Играя, малыш учится думать и забывает о страхе и боли, что недавно испытал. Взрослый человек хочет жить вечно, так прекрасен мир наслаждений, и когда приходит время рождаться в новую духовную жизнь - ему вновь кажется, что он умирает… Еще он сказал, что у Бога все живы, что завтра будут читать панихиду по усопшему. Кто это?
- Очень нужная притча. Надо жить, а не ждать смерти, как мой старинный приятель. Надо же! Биороботы нас решили очеловечить. Весьма забавно. Пойдем по земле пройдемся, говорят, твои  волчата прорыли лазейку на ферму, зови Нору, посмотрим.
- В гости зайдем?
- Зайдем по-соседски. Сдается мне, что не надо вмешиваться в законы, придуманные не нами.
- Вчера Александр ХII вещал о законе Божьем, ты разве слушал передачу?
- Нет. Сам догадался. Был бы я студентом сейчас, я бы по внешнему виду написал бы посмертный эпикриз, ни на миг не засомневался в причинах естественного исхода. А сейчас обязан тысячекратно перетестировать все возможные и невозможные варианты. Настолько наша жизнь стала условной.
- Увы, мой милый, наша жизнь незаслуженный подарок. Мы бы уже рассеялись пылью, если бы тебе не открылся эликсир долгожительства.
- Я не думал об открытии, я Ваську спасал. Счастье, что я случайно услышал его писк…
- Счастье случайным не бывает. Может быть, нам последний шанс выпал на возрождение человечества. Прощение…
     В ответ Академик сжал Ненаглядную, в неистовом порыве поцеловал в губы. Все его знания не могут гарантировать возлюбленной даже часа жизни для этой планеты.



08.01.18


Рецензии