Кошачий бог 39. Неопределенность

 39. Неопределенность


     Александр ХI начинал вещание с объявления дня, месяца и года по старому стилю от Рождества Христова. Доходчивые объяснения, вкрадчивый тембр голоса ласкал душу, молитва Иисусова вселяла надежду. Невольно заслушавшись, он навел курсор на код вещателя, увидел его блаженную улыбку при чтении книги, лежа на диване. Быстро же обучаются клоны обращению с оргтехникой. Молодцы, больше нечего сказать.
 
     Академик обозрел камеры видеонаблюдения. Главный прозектор спал в разложенном анатомическом кресле с пультом управления на груди. Видимо, он рассчитывал на скорое начало опытов. Капюшон с защитной маской свешивался набок. Петрович старожил, а так расслабился, что нос посинел от холода в ожидании команды.

     Черная корона не оставила следов проникновения в мозг, значит, с током крови занесло ее в питательную среду. Несчастный был молод и не знал натуральной еды, остается только воздушно-капельный путь заражения. Логично?! Северный поток размыл могильник мегаполиса, ливни захлестывали за стены города, вот вам и задача номер один. Последствия катастрофы ищите в просохшей почве. Задача номер два: сверхскоростное размножение червей из почвы другого региона.

     Тысячу новых лет назад Академик знал, что нарушенная экология рано или поздно обрушится на человека. Химические осадки протравили и почву, и воду. Биологические системы, биосфера кардинально изменились. Глобальное потепление привело к смещению орбиты, по которой Земля вращается вокруг Солнца. Изменился климат и угол вращения планет. Тропические заболевания в холодных краях были преодолены еще при целостности прежней системы. Экологическая катастрофа прекратила войны, оборвала информационные связи. Не стало ни бедных, ни богатых, людей почти не осталось на планете, только невиданные сорняки выросли поверх трупов.

     На Антарктическом полуострове научные станции слились в город-отшельник, технически поддерживались Академиком, пилюли способствовали и выживанию, и продлению рода. Континент был изолирован ветрами и течениями, угрозы не представлял. Скудное питание благотворно сказалось на природном инстинкте выживания. Прежние люди слишком много потребляли пищи, услаждая вкусовые рецепторы, никак не расходуя избыток энергии, что служило скорому развитию заболеваний органов и естественному вымиранию. Окисление океанов и распад функционирующих экосистем происходит и сейчас. Все, ранее известное в микробиологии, погибло. И после затишья народились неизвестные, не поддающиеся прежней классификации. Вряд ли имеющиеся реагенты помогут разобраться, с чем придется работать.
     Он с утра таскал Ваську на руках, прижимая его голову к щеке, кот понимающе терпел хождение из комнаты в комнату. Хозяин думал и ничего не мог придумать, заглядывая в различные окна терминала связи.

     Ненаглядная вышла в парк, долго смотрела в безлунное небо. Нора оставалась на пороге. Он включил им лунный свет, она улыбнулась, взяла в руки видеофон, висевший на цепочке как медальон.

- Привет-привет. Ты еще не работал? Не знаешь с чего начать?
- Не знаю, милая… Ничего не знаю. Прийти за тобой?
- Я могу и сама прийти, Нора проводит, если не помешаю размышлениям.
- Приходи, не помешаешь. Ждем.

     Переулки были темны, но собака уверенно вела коротким путем. Короткие световые дни слабо подзаряжали батареи, город жил в режиме сверхэкономии. Вдруг овчарка преградила ей шаг, замерла, прислушиваясь. Хозяйка включила фонарь на медальоне, впереди зеленым светом сверкали две пары глаз, кто-то летел, сломя голову.
- Б-бухх! – предупредила Нора. Белка и Стрелка радостно повизгивали, притормозив около них.
- Охотнички! Ну-ка, марш домой! Вас никто не выпускал!
     Крупные щенки кинулись наутек.

     Дверь была приоткрыта, кот Васька ощетинился, увидев огромное черное чудовище, и сиганул с рук хозяина на подоконник, собака проигнорировала его возмущение. В спальной комнате по потолку летели облака.
- Экое расточительство! – покачала она головой.
- Хотел тебя порадовать, иди ко мне, - ответил он.
- Я очень рада, что ты со мной… Я готова быть с тобой до конца. Именно этим отличается любовь от страсти.

     Они проснулись от непривычного звука. Нора царапалась и подскуливала, что совершенно неприлично для мудрой овчарки.
- Неужели с Васькой передрались? – спросил Академик.
- Наверно, на двор приспичило, пойду, выпущу, - откликнулась она.

     В открытую дверь вломилось кошачье семейство под предводительством царь-кошки Миляуси и Макса.
- Пойдем на кухню, кофейку выпьем, отметим первый день совместной жизни, - предложил он.
- С удовольствием, милый, но они захватят наше лежбище, они привыкли быть со мной!
- Прекрасно, тебе не будет скучно, я никогда там не спал, всегда жил в кабинете. Знаешь, я никогда не был так счастлив, как сегодня.
- Я верю, что все наладится.
- Я постараюсь, не волнуйся.

     Васька повел носом и мгновенно улизнул на улицу, видно, кошачий бог услышал его. Пришла пора гулять, одичавший нестерилизованный молодняк признавали только зов природы.



08.01.18


Рецензии