Как у нас, но без прикрас

В 1989 году французский биолог Дидье Дезор провел впечатляющий эксперимент. Он поместил в клетку шесть голодных крыс, а пищу закрепил на стенке бассейна, попасть в который можно было только по тоннелю с водой. Крысам пришлось плыть, хватать еду и возвращаться назад, чтобы поесть.

Сначала плавали все, но затем группа распалась на двух эксплуататоров, двух эксплуатируемых, автонома и «козла отпущения».
Эксплуататоры отнимали еду у эксплуатируемых и тем удавалось поесть, только когда первые насытятся.
Автоном сам добывал и сам съедал пищу, не позволяя никому отнять ее.
Шестой участник эксперимента за пищей не плавал, а довольствовался тем, что оставалось от трапезы других.

Расслоение!

Исследователь проверил результат на двадцати партиях по шесть участников и во всех воспроизводилось то же расслоение. Тогда он собрал группу «избранных» - шесть крыс-эксплуататоров - и повторил свой опыт. К его удивлению эти доминанты вновь разделились на двух хозяев, двух слуг, автонома и изгоя.

В дальнейшем ученый много раз повторял эксперимент, сводя вместе то угнетенных, то автономов, то парий, и всякий раз они распадались на те же 2+2+1+1!

В завершение своего эксперимента неутомимый Дидье Дезорн разместил в клетке аж две сотни крыс. И что же? Они яростно бились всю ночь, да так, что наутро три растерзанных отщепенца висели на ограждении, но жесткая иерархия была установлена. Она оказалась еще более сложной, чем прежде: класс угнетателей распался на суперэксплуататоров и их заместителей. Первые не утруждали себя даже «отъемом чужой собственности» - ее доставляли им заместители…

Безрадостная картина, что и говорить. Некоторым утешением может служить то, что самые хищные и сытые одновременно были и самыми нервными. Исследование показало, что битва за выживание нервировала всех участников эксперимента, но самый высокий уровень стресса приходился, как это ни странно, на долю эксплуататоров. Им было, что терять, и они жутко боялись оказаться внизу…

Вряд ли корректно переносить крысиные нравы на человеческое общество, но и игнорировать биологические корни тоже не стоит: пусть не крысиные, иные, но древние инстинкты то и дело напоминают о себе. А братья меньшие могут послужить нам зеркалом - заглянем в них, а увидим себя.

Как говорят в народе, мелок ген, да в нем намек, а читателям урок.


                * * * * * * * * * * * * * * * * * *


А вот как проявляет себя биология у нас.
Доктор исторических и философских наук Б. Ф. Поршнев считает, что на заре человеческой истории наши далекие предки – палеоантропы – делились на 4 подвида:

1. Суггесторы, навязывавшие другим свою волю с помощью внушения (суггестии).
2. «Средний класс», подчинявшийся гипнотическому воздействию, но и сам способный воздействовать на класс «низших».
3. Угнетаемые – особи, безропотно подчинявшиеся своим повелителям.
4. Непокорные – те, кто даром внушения не обладал, но психическому насилию сопротивлялся (сначала тем, что избегал суггесторов; затем - вырабатывал способы защиты от внушения)

Прошли тысячелетия, но и сегодня не счесть и первых, и вторых, и третьих. Четвертых, правда, маловато (как, впрочем, и автономов в экспериментах Дезора).


Рецензии
Почему не корректно переносить на людские нравы? Я не считаю это некорректным.

Денис Чиж   03.06.2019 10:30     Заявить о нарушении
Ну, наверное, поведение людей сложнее и не сводится к следованию инстинктам. Наверное, свой вклад вносит и сознание. Не знаю пока, поэтому и написал эту фразу. Но её всё равно проигнорировали критики, которые полагают, что между крысой и человеком нет ничего общего. Мы же венец, а они...)))
С уважением,

Томас Твин   03.06.2019 10:56   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.