Молодые математики в Москве

     Было это в восьмидесятых годах прошлого столетия. Я только начинала работать на кафедре математики в Шуйском пединституте. Как-то в перемену подозвал меня к себе наш заведующий кафедрой Евгений Валерьевич и сказал, что в МГПИ собирают молодых преподавателей математики, до тридцати лет, а так как у нас на кафедре только я удовлетворяю этому условию, то мне и придется ехать туда. Вот так я и отправилась в Москву.
     Так как я не знала, где именно нас собирают, то, прежде всего, явилась в главный корпус Московского пединститута. Там мне я узнала, что мне нужно на матфак, а это около площади трех вокзалов. Что делать, я вернулась к вокзалу. Походила около площади, нужного переулка не нашла. Спросила у молоденького милиционера, где находится этот переулок, тот ответил, что в Москве он служит недавно и улиц Московских пока, как следует, не знает, поэтому ничем помочь не может. Немного позже спросила у прохожей женщины, не знает ли она где находится здание пединститута, она раздраженно ответила, что всю жизнь, а это больше сорока лет, живет тут, она показала рукой в каком именно доме, но ни про какой пединститут не слышала, нет его тут. Я растерялась: в главном корпусе мне уверенно сказали, что матфак должен быть в этом районе. Пошла искать дальше, по случайности завернула за тот дом, про который дама сказала, что она там живет, и остолбенела: рядом с ним было нужное мне здание. Я обрадовалась и побыстрее зашла туда. Там быстро разобралась со всеми формальностями и получила направление в общежитие. Оно было, как мне объяснили, неподалеку от главного корпуса, и я опять поехала в ту сторону.
     Проблем с поисками общежития никаких не оказалось, я очень быстро нашла его и там получила ключи от выделенной мне комнаты. Она, впрочем, была рассчитана на двоих и вскоре в комнате появилась соседка. Ее звали Леной, и она была заметно моложе меня. Приехала она из Шадринска, а это очень далеко от моей родной Шуи. Мы разговорились, очень скоро выяснилось, что, несмотря на большое расстояние между нашими городами, у нас есть общий знакомый, он раньше работал на нашей кафедре, а вот теперь работает у них в пединституте. Хотя Лена лишь незадолго до поездки окончила институт, с математикой у нее были явные проблемы. Она боялась, что ей будут задавать вопросы по пройденному курсу, и просила меня объяснить непонятные ей вещи. Я, конечно, не возразила. Удивило меня то, что вопросы она задавала по школьному курсу математики.
     На другой день мы отправились на матфак. Громадная аудитория оказалась целиком заполнена. Перед доской был поставлен большой стол, за него сели пришедшие вскоре преподаватели МГПИ. Как объяснил заведующий кафедрой математического анализа, серьезные математики спохватились, что они-то стареют, а на смену им почти никого нет. Так, что они надеются найти среди нас учеников для себя. После этого вступления, он рассказал, чем именно он занимается, как математик и чего он ждет от будущих аспирантов. Следом за ним выступили в том же ключе и остальные преподаватели. Увы, с более или менее большим интересом слушали только заведующего кафедрой информатики, предлагающего аспирантуру по методике преподавания информатики. Большинство в нашей аудитории, недостаточно знало вузовскую математику, чтобы заниматься ей в аспирантуре. Если среди нас и были серьезные математики, то это может быть всего несколько человек. Небольшая часть математику знала в пределах пединститутской программы, а этого слишком мало для аспирантуры, а остальные и этого-то не знали. И после всех этих выступлений потянулись к заведующему кафедрой информатики. Я относилась к той части, которая прилично знала математику и вовсе не знала информатику, так как в мое время в пединститутах она не изучалась, поэтому об аспирантуре по информатике думать не приходилось.
     Потом нам объявили, что назавтра будет читать лекцию академик Александр Данилович Александров. Это известие взволновало всех: еще бы, до сих пор никто из нас не видел ни одного академика, кроме как по телевизору. Его портрет в одной из аудиторий нашего пединститута находился рядом с портретом Лобачевского. Среди математиков не было, таких, кто не слышал бы об Александре Даниловиче. Это ленинградский математик, одно время ректор ЛГУ. В молодости занимался теоретической физикой, после войны – дифференциальной геометрией и топологией (разделы геометрии). Мастер спорта по альпинизму, первый совершил одиночное восхождение на безымянный пик Шахдаринского хребта, который по его предложению назвали Пиком Ленинградского университета.
     На следующий день мы собрались в той же аудитории. Затем туда быстро вошел седой, белобородый мужчина, очень похожий на деда Мороза. Сказал, что у него мало времени, всего 25 минут и начал читать лекцию. Эта лекция нас просто потрясла: за 25 минут он рассказал нам всю историю топологии от Евклида до наших дней, кроме того рассказал о своей поездке в Америку и не забыл ввернуть пару анекдотов. Видимо, преподаватели МГПИ предупредили Александра Даниловича о нашем пединститутском уровне знаний, потому что, несмотря на сложность темы, рассказывал он так, что будь в аудитории школьники старших классов, и они бы наверняка его поняли.
     После лекции один из парней, успевший засечь время, ошеломленно говорил, что лекция, в самом деле, длилась ровно 25 минут, другие удивлялись тому, что за такое малое время было выдано такое количество информации: одна соседка, которая считала себя выдающейся методисткой, призналась, что не успела бы столько рассказать и за полуторачасовую лекцию. Все присутствовавшие, я уверена, навсегда запомнили этого удивительного человека.


На фото академик А. Д. Александров, гораздо моложе и еще не выглядит таким "Дедом Морозом" каким мы его видели.


Рецензии
Когда Александров был ректором Ленинградского ун-та, партийное начальство потребовало устроить на работу в университет проф. И.И.Презента. Последний был активным лысенковцем, причастным к травле и гибели ак. Н.И. Вавилова, и принять его в ЛГУ Александров категорически отказался.На собрании актива ленинградской партийной организации 7 мая 1954 года Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв разразился гневом:
"Ведь нельзя же делать так, как ректор Университета т. Александров. Что он здесь заявлял? Вот, говорит, Презент мне не нравится, приказали назначить на работу, но я не назначил и не буду назначать. Дорогой товарищ, за такое отношение вас можно исключить из партии, не за Презента, конечно, а за то, что не выполняете решения, не подчиняетесь государственной дисциплине. Товарищи, если у нас не будет дисциплины, не будет партии (аплодисменты), не будет государства (аплодисменты). Мы не можем так относиться, как т. Александров, который проявил полное непонимание партийной и государственной дисциплины. Вы выступили как анархист: „выбираю, что мне нравится, провожу, что нравится, а что не нравится — не провожу“. За такие дела во время гражданской войны, во время Отечественной войны расстреливали".

Юрий Козиоров   13.04.2019 15:42     Заявить о нарушении
Спасибо за новые для меня сведения. С уважением, Светлана

Светлана Борисовна Волкова 2   13.04.2019 17:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.