От казаков днепровских до кубанских ч. 42

Кресты казацкие: старый и новый, на месте Каменской Сечи.

Выйдя в Днепровский лиман, запорожцы разделились - Чалый пошёл Козлову (татар. Гёзлов, совр. Евпатория), а Мороз остался в море. Неподалёку от Козлова запорожцы разорили две деревни, затем подошли к Очакову и были атакованы турецкими кораблями, высадились на берег и два дня отбивались. После этого ночью снова сели в лодки и поднялись вверх по Днепру. Вновь высадились и пошли пешком левым берегом. Здесь подверглись нападнию татар и янычар, гнавшимся за ними от Очакова. 27 августа весь день длился бой, но под конец 340 казаков решило сдаться. Атаман Яков Чалый был казнён. Отряд Якова Мороза был более удачлив. В море казаки взяли на абордаж 3 турецкие корабля, а затем вернулись в Днепр, затопили свои челны и, благополучно миновав татарские дозоры, вернулись в Сечь. Армия Б.П. Шереметева и И.С. Мазепы простояла всё лето на р. Берестовой, ожидая возможного нападения татар, но орда, также простояв по Сивашом, не решилась на вторжение. Последующие годы прошли в непрерывных стычках с турками и татарами, на Азовском направлении, и в низовьях Днепра, вплоть до заключения 30-летнего перемирия в 1700 г., закрепившего за Россией крепость Азов - главное приобретение этой войны. Отправка в Сечь очередного жалования конфликт не погасила, при этом запорожцы, забыв о Тавани, зато вспомнили о своих «обидах» на р. Самаре - построенных крепостях при князе Василии Голицыне, а также селитренных промыслах на той же реке, ведомых без согласия войска низового. В довершение всего по условиям перемирия между Россией и Турцией, подписанного 3 июля 1700 г. в Карловичях, казакам запрещалось ходить в набеги на турецкие и крымские города, а также предстояло срыть крепости на Днепре, в т. ч. и Тавань, которую запорожцы сами брали, затем обжили её и считали свой собственностью. Но настоящий взрыв негодования у них вызвало строительство очередной крепости.

Её закладывали неподалёку от совр. г. Никополя, у р. Белозерки напротив Никитинского Рога, в пристойном месте, у Каменного Затона. Ген., князю И.М. Кольцо-Мосальскому было поручено руководить работами, на которые выделялись 3558 чел. от Белгородского и Севского полков с 6 тыс. казаков Мазепы. В ответ ватаги сечевиков стали устраивать всевозможные препятствия – одна захватила капитана Суховольского с охраной, направлявшегося на стройку с царской казной, офицера и солдат убили; другая угнала лошадей; третья разгромила «промышленных» людей Полтавского полка на пасеках и рыбных промыслах. Запорожцы грозились разорить всю добычу селитры по р. Самаре, так как добытчики ценного сырья из Прилуцкого полка Д. Горленко, отказались им платить пошлину в размере 100 злотых с котла. И, наконец ограбили греческих купцов из Стамбула, а это уже являлось прямым нарушением только что заключённого мира с Турцией. Первое время царь Пётр смотрел сквозь пальцы на художества запорожцев, однако последний случай возмутил его настолько, что он приказал срочно разыскать виновных и учинить им жестокую казнь. Казаки вернули часть награбленного в Переволочну, остальное частично компенсировали деньгами. Делегация во главе с Герасимом Крысой была направлена в Москву по этим вопросам и заодно за жалованием, но по прибытии была в полном составе взята под домашний арест в Посольском приказе и ей грозила смертная казнь. Запорожцы тем временем обвинили во всём кошевого Петра Сорочинского, скинули его и избрали Костю Гордиенко. Запорожцы продолжали «куражиться» и вести переписку с царём. По истечении почти двух лет Герасим Крыса с казаками из Москвы был отпущен и, благодаря проведённой работе со стороны гетмана Мазепы ещё и был избран кошевым взамен Гордиенко. Железной рукой новый атаман Герасим Крыса стал наводить порядок.

Он истребил ряд гулящих ватаг и, запорожцы вновь взбунтовались, подстрекаемые бывшим кошевым К. Гордиенко. Они разорили несколько селитренных заводов по р. Самаре. Мазепа был вынужден придвинуть поближе к запорожским владениям один сердюцкий полк и Полтавский малороссийский полк. Под влиянием графа Ф.А. Головина, ведавшего вопросами внешней политики России, а также Малороссийским приказом Пётр I изменил своё решение и в грамоте от 27 ноября 1703 г. вместе с очередным жалованием, отдал запорожцам «самарские грунты», при этом указал, что предстоит размежевание земель по Самаре между запорожскими казаками и гетманскими. Запорожцы не успокоились, очередная рада скинула Г. Крысу и вновь избрала Гордиенко. Столкновения с жителями и ратными людьми в месте строительства крепости у Каменного Затона продолжились. Более того, недовольство казаков-сечевиков усилилось, в связи с началом работ комиссии по размежеванию земель между Россией и Турцией. Запорожцы считали, что устройство сухопутной границы в районе Днепра значительно ограничит их владения, так как стороны и прежде всего турецкая, будут устраивать пограничные крепости и с их помощью медленно продвигаться вперёд, сдвигая и границу. Казаки считали, что последняя точка их владений - урочище Сто Могил у правого берега р. Буг и левого берега лимана (Тарутино Очаковского р-на Николаевской обл. Украины), включая морское побережье пока конь копытами дно достаёт. Трёхлетнее дело по размежеванию закончилось только на бумаге, да и то по правобережью Днепра, от польской границы вниз по Бугу до Ташлыка, далее через степь и реки Большой Ингул и Малый Ингулец до впадения реки Каменка в Днепр. Русское правительство всё ещё продолжало терпеливо смотреть на недовольства запорожцев поскольку к юго-западным рубежам уже приближались шведы, а в Астрахани вспыхнул бунт.

В июле 1706 г. царь Пётр прибыл в Киев и лично заложил там крепость под Печорским монастырём. В это же время царь посылает грамоту в Сечь и призывает запорожцев выделить некоторое число добрых казаков для укрепления армии. Охотников собралось много и отряд во главе с Игнатом Галаганом выступил из Сечи. Гонцы сразу затребовали у гетмана Мазепы жалование, но что тот ответил, что войско сперва служит, а потом и оплату требует и просил Ф.А. Головина услать сечевиков куда-нибудь подальше. Закончилось всё тем, что большой отряд вернулся назад в Сечь, но при этом И. Галаган остался у Мазепы - командовал компанейским полком, ушёл с ним к шведам, но тут же вернулся и от стародубовского полковника Ивана Скоропадского получил в подчинение Чигиринский полк и остался на Правобережье. В Запорожской Сечи, вновь и вновь меняются кошевые – после Гордиенко стал Лукьян Тимофеенко, а его сменил Пётр Сорочинский. Он воспротивился приезду Кондрата Булавина, прибывшего к запорожцам за подмогой и его переизбрали, вернув булаву Константину Гордиенко. Несколькими партиями около 3 тыс. сечевиков добровольно ушли к К.А. Булавину, намереваясь по пути разгромить российские городки по реке Самаре. Сразу же после измены Мазепы Пётр срочно обращается к запорожцам и предостерегает их от перехода на сторону гетмана. В грамоте также идёт речь о направлении выборных казаков для предстоящего избрания нового гетмана в Глухове. Сверх того, сообщалось об увеличении казакам низового войска жалования, которое уже направили в Сечь. В ответ запорожцы выдвинули ряд требований, заранее неприемлемых для царя. Далее была Переволочна, которая поверглась такой же участи, причём были сожжены и все суда, что сыграло свою роковую роль после Полтавской битвы. Затем Яковлев разорил Старый и Новый Кодаки прибыл к русской крепости Каменный Затон, где получил усиление в 772 солдата.

Отсюда в Сечь, с письмом был послан казак Сметана, которого там запорожцы казнили. Тогда Яковлев направил письмо от себя и, запорожцы отписали, что не считают себя бунтовщиками, признают над собой власть царя, но никого к себе не впустят. Заодно просили время на раздумья, ссылаясь на отсутствие на месте кошевого атамана. Петра Сорочинского действительно не было на Сечи. Он уехал в Крым договариваться с ханом о помощи и вместо него временно оставался некий Яким Богуш. Полковник Яковлев, выжидая три дня, времени зря не терял и достаточно хорошо обследовал подступы к Сечи. Получилось тогда, что вода в Днепре стояла высокая и Сечь фактически стала островом. Попытка штурма с воды на лодках была неудачной. Подпустив поближе нападавших, сечевики дружными залпами убили около 300 солдат (26). Русские войска попытались возвести укрепления и обстреливать с них запорожцев, но слишком большое расстояние не причиняло ядрами никакого вреда обороняющимся. 14 марта к Сечи подошла конница И. Галагана, которую запорожцы приняли за конницу кошевого Сорочинского с татарами и пошли на вылазку. Этот ошибочный шаг позволил казакам Галагана и драгунам ворваться в Сечь и начать расправу с её защитниками. Таким образом, Запорожская (Чертомлыкская) Сечь, выступившая на стороне шведов была разорена и закончила своё существование. Только части казаков Якима Богуша удалось вырваться и уйти вниз по Днепру, где они основали в устье р. Каменки, на правом берегу Днепра - Каменскую Сечь — административный и военный центр запорожского казачества (ныне с. Республиканец Бериславского р-на Херсонской обл.). Сечь действовала в 1709—1711 гг., находясь под протекторатом турецкого султана. Его владениями признавали земли от Каменки, Олешок, Переволочной и Очакова над Днепром и Чёрным морем до Буджака. Казаки имели право собирать пошлину с перевозок по Днепру и Бугу.

Известно, что Каменская Сечь была укреплена валом и рвом. В Сечи находились походная церковь, курени, количество которых почти равнялась их количеству на Чертомлицкой Сечи. На Каменской Сечи был пригород с ремесленными мастерскими (среди них - кузница и оружейная мастерская) и кабаками. Было костеобработное изготовление, литье цветных металлов, изготовление железа на основе сыродутного процесса, гончарное изготовление посуды, изразцов, казацких трубок. Существование на границах империи враждебной Москве казацкой группировки беспокоило российское правительство, и в 1711 г. по приказу царя Петра І Каменская Сечь была разрушена. Каменская Сечь - единственная из Запорожских Сечей, место которой сравнительно хорошо сохранилось. Археологические исследования проводились в 1913 г., 1957 г., 1976 г., 1990-1991 гг., 2009 г. После разгрома, в этом же году, запорожцы основали Олешковскую (Алешковскую) Сечь, в урочище Алёшки (ныне г. Цюрюпинск). Из российских пограничников запорожцы превратились в протурецкую военную силу и даже расширили свои владения в 1712 г. на север до рек Орель и Самара за счёт российской территории после неудачного для России Прутского похода. Алешковская Сечь просуществовала 19 лет, а в 1728 г. запорожцы опять осели в Каменке, где до перенесения на р. Подпольную ещё семь лет находилась Сечь. В период Северной войны (1700-1721 гг.) в апреле 1709 г. шведские войска Карла XII, вторгшиеся в 1708 г. в пределы России, начали осаду г. Полтавы. Её гарнизон (4 тыс. 200 солдат и 2500 вооруженных горожан) под командованием полковника Алексея Степановича Келина успешно отразил ряд штурмов. В конце мая в район Полтавы подошли главные силы русской армии во главе с Петром I. По данным А.А. Васильева они составили 40 пехотных и 27 драгунских полков и 3 эскадрона. На военном совете 27 июня (16 июня по ст. ст.) было решено дать генеральное сражение.

К 6 июля (25 июня по ст. ст.) русская армия, состоящая из 42 тыс. чел. и 72 орудий, расположилась в созданном ею укрепленном лагере в 5 км севернее Полтавы.7 июля (26 июня) была создана передовая позиция из 10 редутов, занятая двумя батальонами, за которыми расположилось 17 кавполков под командованием Александра Даниловича Меншикова. Карл XII решил атаковать русские войска, рассчитывая одержать победу и этим побудить Турцию выступить против России. Для атаки в Полтавской битве было выделено около 20 тыс. чел. и 4 орудия (28 орудий остались в обозе без боеприпасов). Остальные войска (до 10 тыс. чел.), в том числе часть запорожцев и украинских казаков, обманутых изменником гетманом Иваном Степановичем Мазепой, находились под Полтавой, в резерве и на охране коммуникаций. Карл XII, раненный на рекогносцировке 28 июня (17 июня), передал командование фельдмаршалу Карлу Густаву Реншильду. 8 июля (27 июня) в 2 часа ночи шведская пехота 4 колоннами двинулась на русские редуты, за ней следовало 6 колонн конницы. После упорного двухчасового боя, шведам удалось овладеть лишь двумя передовыми редутами и, они начали перегруппировку влево для обхода поперечной линии редутов. При этом 6 правофланговых шведских батальонов и несколько эскадронов генерала Росса и Шлиппенбаха оторвались от главных сил и отошли в лес севернее Полтавы, где были разгромлены двинувшейся за ними конницей Меншикова и сдались. Остальная часть русской конницы под командованием ген. Родиона Христиановича Боура по приказу Петра I стала отходить к лагерю. Шведы прорвались между редутами, но попали под артиллерийский и ружейный фланговый огонь из лагеря и в беспорядке отошли в Будищенский лес. Около 6 часов Петр I вывел армию из лагеря и построил её в две линии, имея в центре пехоту Бориса Петровича Шереметева и на флангах конницу Александра Меншикова и Родиона Боура. В лагере был оставлен резерв в количестве 9 батальонов.

Главные силы шведов выстроились напротив русских войск. В 9 часов стороны сошлись в рукопашный бой, а русская конница начала охватывать фланги противника. Шведы начали отступление, превратившееся к 11 часам в беспорядочное бегство. Русская конница преследовала их до Переволочны, где остатки шведской армии сдались в плен. Карл XII и Мазепа с небольшим отрядом бежали на территорию Османской империи. Шведы в Полтавском сражении потеряли 9334 солдата убитыми и свыше 2977 чел. пленными, орудия и обоз; при отступлении потери увеличились до 13 тыс. 281 чел. В Переволочне (по данным шведского историка П. Энглунда) сдались в плен 3 генерала, 11 полковников, 16 подполковников, 23 майора, 256 ротмистров и капитанов, 304 лейтенанта, 323 корнета и прапорщика, 18 квартирмейстеров полковых, 27 адъютантов, 12575 унтер-офицеров и рядовых, из которых 9152 кавалериста, 3286 пехотинцев и 137 артиллеристов. Сюда можно отнести ещё 3402 чел. нестроевых и штатских, в том числе 1657 женщин и детей. То есть всего 16958 чел. из них – 13556 военных. Потери русских войск составили - 1345 чел. убитыми и 3290 ранеными. В результате этой битвы военное могущество Швеции было подорвано и в войне произошёл перелом в пользу России (27). Отступавший к Переволочне Карл XII прибыл в сопровождении 2-3 тыс. шведов. На ту сторону Днепра переправилось 1300 шведских солдат и 3-4 тыс. казаков. Д.И. Яворницкий указывает, что на берегу оставалось 220 запорожцев, часть из них была захвачена в плен и казнена самыми жестокими способами (28). Часть казачьей старшины вместе с казаками и компанейцами сдалась после сражения русским. Полк А. Маламы был в полном составе принят на службу и позднее отправлен под Ригу и Ревель. Историк Костомаров говорит о 2700 казаках, переведённых в крестьянское сословие, Дмитрий Яворницкий сообщает о 15 тыс. казаках, вернувшихся и сдавшихся к 7 июля, которых постигла та же участь.

Продолжение следует в части  43                http://proza.ru/2019/11/01/2144            


Рецензии