За руку с феей - на поиски смысла

***
Обыкновенное хмурое сентябрьское утро. Я иду на работу. Так-так, где там нужный мне дом? Ага, вот тут! Заметив потускневшую табличку с номером дома, я вспомнила сбивчивый голос моей клиентки, объяснявшей дорогу по телефону: «Найдёте, значит, второй подъезд слева, там позвоните в седьмую квартиру. Это мы». Интересно, какой конец дома она имела в виду? Вздохнув, я направилась ко второму подъезду от того места, где стояла я. В конце концов, не первый раз путаю квартиры! Однажды попала не туда, так никто сразу и не догадался: уже было приступила к работе, как вдруг выяснилось, что квартира не та, да и дом вообще соседний. Я называю это «издержками профессии»: дело в том, что я работаю феей по вызову. Вот, у меня даже визитка есть соответствующая: «фея по вызову, первый разряд, телефонный номер такой-то», а в верхнем правом углу красуется Динь-Динь из диснеевского мультика о Питере Пене. Звучит смешно, конечно, но руководство моего феерического агентства полагает, что о своих услугах нужно заявлять как можно проще и доходчивее: мол, так клиент сразу поймёт, с кем имеет дело. Я не спорю. Тем более, работа мне нравится. Каждый день – маленькое приключение. Итак, посмотрим, что же у нас тут на этот раз?
В чистом подъезде было невероятно уютно. Такие встречаются на моём пути нечасто. «О, даже картины на стенах висят и цветы на подоконниках не вянут! Ну вообще роскошь!» - подумала я. Что же случилось у обитателей такого приятного дома? Я нажала на белую кнопочку дверного звонка, и на той стороне послышалась мелодичная трель. Через минуту щёлкнул замок на двери, и передо мной возникла миниатюрная женщина лет тридцати в безупречном деловом костюме и гладко зачёсанными волосами, которые сзади были собраны в аккуратный пучок. Кажется, она собралась уходить на работу: в руках у неё был огромный кейс, едва ли не больше её самой.
- Проходите-проходите, - засуетилась женщина. – Вы извините, что так в спешке – мне к девяти нужно на пару успеть, а сейчас уже полвосьмого… Ну ничего, студенты всё равно опаздывают. Да вы не стесняйтесь, вот вам тапочки, - гостеприимно пригласила меня в дом хозяйка.
Надо сказать, что я сразу без всякого стеснения начала осматривать прихожую, успела заглянуть в кухню и уже готова была босиком топать в гостиную, как клиентка протянула мне белые пушистые тапочки. «Ну как можно от такого отказываться!» - подумала я и с радостью нацепила этот пуховый предмет домашнего гардероба. Пока я осматривалась, хозяйка с минуту недоверчиво на меня глядела, а затем, не выдержав, проговорила с сомнением в голосе:
- Хм, а вы точно фея? Что-то вы какая-то… обычная.
- Точно-точно. Вот, можете на визитку взглянуть, - я сунула ей под нос тот самый прямоугольничек с Динь-Динь. По-видимому, женщину это успокоило.
- Хорошо, вот сюда, - клиентка показала на дверь, справа от кухни.
- Так, а в чём, собственно, дело? – опомнилась я. – Я пока не вижу у вас никаких проблем. Энергетика в доме чистая, желания исполняются, привидений тоже нет. Разве что, домовой пошаливает: я видела у вас холодильник характерно подрагивает, в моей практике такое уже не раз бывало…
- Нет-нет, дело вовсе не в этом, - замахала руками меня хозяйка, а затем спешно взглянула на часы.
Я отворила указанную дверь. За ней скрывалась небольшая комната с синими обоями. С первого взгляда было понятно, что это бывшая детская, только ребёнок, видимо, уже подрос, и неизменные атрибуты в виде люльки и погремушек ушли в прошлое, но в углу ещё остался ящик с игрушками, на стене висел рисунок, изображавший нечто разноцветно-лохматое – подпись «папа» всё объяснял, а на подоконнике стояла картонка с пыльной пластилиновой аппликацией. А вот и сам хозяин комнаты – мальчик лет восьми. Когда мы вошли, он тихо сидел за письменным столом и что-то писал. Хм, прирождённый гений, что ли? Или просто мамаша перестрожила? «В любом случае, это не моя проблема, - подумала я. – Если хотят, пусть к детским психологам идут».
- Так, а в чём дело? – спросила я.
- Вот, посмотрите, - всплеснула руками женщина.
Я вновь перевела непонимающий взгляд на мальчика, потом обратно на мамашу.
- Сидит целыми днями здесь взаперти. В школу, разве что ходит, но учителя говорят, что и там он весь в себя погружён вечно, плохо слушает на уроках, ни с кем не общается. Мы уже всех психологов обегали! Папа у нас строгий, за ремень думал взяться, но тут коллега вас порекомендовала, и я уговорила его попробовать последнее средство. Я, конечно, во всю эту мистическую чепуху не верю, но, если это поможет… - объяснила клиентка с мученическим выражением лица.
- Хм, мальчик чистый, вроде никаких проклятий. А как зовут его? – во мне начало просыпаться любопытство.
- Вань, скажи, как тебя зовут! Отвлекись хотя бы на секунду – к нам гости пришли, ну! – обессиленно взывала мать к сыну. Видно было, что она проделывала подобное не раз и совершенно выбилась из сил. Но сын так и не откликнулся.
- И он всегда такой? – поинтересовалась я.
- Так в том-то и дело, что нет! Всегда был активный общительный ребёнок, а полгода назад как будто переключатель щёлк! и как подменили. Мы сначала подумали, что заболел, так врачи разуверили: сказали, что полностью здоров. Ну мы тогда давай по детским психологам – те тоже разводят руками.
- А сам Ваня ваш что говорит? Вы у него спросить пробовали? – решила на всякий случай уточнить я.
- Да что он? Молчит целыми днями, говорю же! Да вы сами посмотрите на него! Ва-ань! Ну Ваня, к нам гости пришли, что ты в самом деле! Ой, слушайте, мне пора бежать. Пара уже через десять минут начнётся, а мне ещё ехать полчаса. Ключи, если что, на тумбочке в прихожей. Оплату переведу на карту, как договаривались.
Я рассеянно кивнула, и мамаша, попрощавшись с сыном и подхватив с пола свой огроменный кейс, спешно ретировалась. Мне показалось, или, покидая квартиру, она действительно с облегчением вздохнула?
Мы остались в комнате одни. Я и мальчик по имени Ваня. Сказать по правде, я не очень хорошо лажу с детьми. Почему-то все думают, что раз я фея, то целыми днями пропадаю в детских садах! Как бы не так! И вообще, специализация у меня – чистка пространств. Когда я оканчивала феерическую академию, то представляла, что на работе только и буду делать, что наводить энергетический марафет у каких-нибудь богачей, да договариваться с полтергейстами и домовыми. К сожалению, именно в год моего выпуска настал экономический кризис, и с тех пор наше агентство вынуждено брать любые заказы, чтоб хоть как-то оставаться на плаву, а фей не хватает – каждый крутится, кто как может. 
- Ну, в общем… привет! Меня зовут Дина, и я…
Я не успела договорить, как мальчик повернул голову в мою сторону и окончил фразу за меня:
- Фея. Я слышал. Моё имя вы уже знаете, - его голос звучал спокойно и рассудительно, а ещё при этом он одарил меня таким серьёзным взглядом, что я даже как-то смутилась. Захотелось вытащить визитку и удостовериться, что на ней действительно написано «фея первой категории».
- Ага, Ваня, - кивнула я. – Слушай, Вань, у меня проблемы. Я, кажется, вляпалась по самое не хочу. Дело в том, что это не моя специализация. Я вообще-то, грубо говоря, фея-уборщица. Ну, ещё с домовыми и привидениями хорошо лажу, а тут твоя мама… Она хочет, чтобы я тебя за день привела в порядок, но ты ведь не станешь приводиться в порядок, так ведь? – состроила я жалобное выражение лица.
- Так нечего было браться за эту работу, если вы не-ком-пе-тен-тны, - по слогам выговорил Ваня сложное слово.
- Ты это моему начальнику объясни! – вздохнула я. – Стой, а ты ведь разговариваешь со мной! Мама уверяла меня, будто ты всё время молчишь…
- Я так решил. Не хочу, чтобы мама и папа беспокоились, - Ваня вернулся к письменному столу и возобновил работу. Я подошла поближе: оказалось, он методично заполнял альбомный лист восьмёрками разных цветов. «Сюда бы Диму, - подумала я. – Он специалист по числам. Может, мальчика взяли в плен нумеровщики-вредители?»
- Так всё-таки что-то случилось? – осторожно спросила я.
Ваня снова отложил своё занятие и глянул на меня исподлобья, словно колеблясь, говорить мне или нет.
- Даже если скажу, вы всё равно не поймёте, - видимо, он решил, что говорить мне о своих трудностях бесполезно. «Ещё бы! Врачи, наверное, его уже замучили», - догадалась я.
- Слушай, ну почему только восьмёрки? – мне уже порядком поднадоело глядеть, как он методично выводит одну и ту же цифру, меняя только цвет карандаша.
- Если расскажу, обещаете никому не говорить? – внезапно спросил он, отложив в сторону жёлтый карандаш.
- Обещаю. Мне нужно заказ выполнить до конца дня позарез, - имитируя режущее движение, я провела ладонью возле своего горла. - Дело тут непростое, это уж и ёжику понятно! – воскликнула я.
Ваня развернул вращающееся кресло в мою сторону и пару секунд молчал, видимо, собираясь с мыслями. Обстановка в комнате воцарилась торжественная, и я тоже внутренне невольно как-то вся подобралась.
- Однажды утром я проснулся и понял, что смысла в жизни нет, - просто заявил он.
Я ожидала чего угодно, но только не такого поворота событий. Воцарилось гробовое молчание. Ваня сидел, сложив руки на коленях и угрюмо уставившись в пол. Я же полностью опешила, не зная, что и говорить. Тем временем, восьмилетний Ваня продолжил:
- Вообще-то мама с папой наврали вам. Я сначала не молчал, а спросил у них, какой смысл в жизни. Спросил и в школе. Потом начались психологи – у них тоже спрашивал, - видно было, что этот разговор давался ему нелегко.
- И что они? – тихонько спросила я.
- И маму, и папу эти вопросы только расстраивали. Ну а после того, как наша классная руководительница сильно рассердилась, когда я задал этот вопрос при всех за обедом, я решил, что больше не буду со взрослыми на такие темы разговаривать, - понуро опустил он голову.
- Мда… И поэтому ты пришёл к выводу, что смысла в жизни нет? – заключила я.
- Нет, всё было не так. Сначала я думал, что вопрос самый обычный, и поэтому пошёл к маме. Я всегда так делаю, когда мне что-то не понятно. Мама у меня работает учёной по физике в институте. Например, когда я в пять лет спросил её, что такое радуга, она объяснила мне, что это дис-пер-си-я, - снова по слогам выговорил Ваня. – Просто свет так рассеивается в атмосфере, - пояснил он, видя моё изумлённое выражение лица. – Так вот, я как всегда пошёл к маме с вопросом о смысле жизни, а она вдруг вся разволновалась. Запретила мне думать о всякой чепухе, вроде этой. Сказала, что есть только один смысл – изучать всё, что видишь. Ну, то есть, всё что есть на самом деле. А о том, чего нет, нужно просто не думать. Тогда я спросил её, что со мной будет, когда я умру. Ой, что тогда с мамой было! - Ваня закрыл лицо ладошками и с минуту шумно сопел.
Всё это время я сидела неподвижно и внимательно его слушала. Что мне ещё оставалось делать? Наконец, мой собеседник успокоился и продолжил:
- Тогда я пошёл к папе. Папа не испугался: он у меня смелый. И у него был ответ на мой вопрос!
- Так это же здорово! – просияла я, подумав, что сейчас он сам решит нашу общую проблему, и мне не придётся отдуваться перед начальством за провал.
- Папа сказал, что он, оказывается, тоже спрашивал о том же, когда был маленьким. И ему тоже было плохо долго-долго. А потом пришла его мама, моя бабушка, то есть, и посоветовала ему отправиться в церковь. Он пришёл, а там батюшка ему всё и объяснил: «Молись Богу, и всё пройдёт». Он начал молиться, изучать священные писания, и понял, что на самом деле мы дети божьи, и смысл нашей жизни в том, чтобы повиноваться воле Бога. Ну, это значит, как я слушаюсь своего папу, так и все люди должны слушаться Бога. А что он любит? Он любит, чтобы мы молились и каялись. Потому что мы грешные. А чего он не любит? Нуу, много чего! – и Ваня начал по памяти перечислять десять смертных грехов и иже с ним.  – Конечно, папа и о смерти сказал. По его словам, всё просто: соблюдаешь заповеди, ходишь в церковь, молишься как следует, и после смерти обязательно попадёшь в рай, а там вечное блаженство. Он не объяснил, что конкретно это за место, но зато подробно описал ад: это ужасная яма, где черти постоянно жгут костры и в котлах на кипящем масле жарят грешников. Грешники – это те, кто не молятся и в церковь не ходят. Ну, то есть, такие люди, как мы с мамой. По папиным словам, если мы не опомнимся, нас ждёт такая же участь, - сделал он страшные глаза.
- Мне как-то не по душе такой расклад, - честно призналась я, скривившись.
- Мне тоже, тётя фея! А затем я у бабушки нашёл книжку. Называлась она «Кувшин с кармой». Ой, или как-то по-другому? Я забыл, простите. В общем, там про этот кувшин как раз и говорилось. В детстве у всех людей он пустой, но проходит время, и он наполняется нашими грехами. Так вот, когда кувшин заполнится, он переворачивается, вода выливается, и человек умирает. Но это не конец! Если ты не сумел сохранить кувшин пустым, тебе придётся родиться ещё раз. Только вот почти никому не удаётся прожить так, чтобы кувшин не заполнялся водой.
- И что же в книге было написано по этому поводу? – полюбопытствовала я.
- Там было сказано, что нужно выполнять какие-то сложные упражнения, долго голодать, и вообще лучше уйти в горы подальше от всех людей. Тётя фея, я бы и рад! Только как же мама? Она не пойдёт со мной в горы голодная! Да и школу я бросить не могу…
- Хм, и вот тогда ты решил, что смысла никакого нет?
- Нет, я тогда решил, что стоит всё хорошенько обдумать. Стал думать. И вот думаю, думаю, но пока ни до чего не додумался. Есть ли Бог на самом деле? Если нет, то, может быть, мы просто результат какой-нибудь случайной катастрофы? Мама что-то говорила про большой взрыв… А если есть, то зачем Богу нужны мы? Папа вроде говорил, что Он самодостаточный. И как вообще можно быть счастливым, только и делая, что постоянно подчиняясь воле Бога и каясь? А ещё этот кувшин мне покоя не даёт. Как представлю, что это никогда не закончится, так сразу в дрожь бросает. То есть, даже если решишь умереть, всё равно это ничего не решит, понимаете? – в отчаянии воскликнул Ваня. – А, может, я больше не хочу держать этот кувшин! Что, если моё мнение не совпадает с мнением Бога? Значит, за это я сразу в ад должен попасть?! Папа говорит, что Бог любит нас. Но что такое любовь, в конце концов? Разве это любовь, когда тебя постоянно контролируют и хотят исправить? Может быть, у Бога просто психологическая травма и теперь он страдает от болезненных проекций? Мне так одна тётя-психолог сказала. Только тогда, конечно, она про меня говорила, а не про Бога. Значит, Он сам не знает, в чём смысл! - лицо Вани пылало от возбуждения.
Я улыбнулась. Кажется, ключик к этой загадке мне подобрать удалось.
- Пойдём! Прогуляемся. Найдутся ответы на твои вопросы, не переживай, нужно просто хорошенько их поискать, - я встала с кровати, где сидела всё это время, и протянула мальчику руку.
- Неужели вы знаете, где искать ответы на эти вопросы, тётя фея? – недоверчиво покосился на меня Ваня.
- Знаешь, не буду тебе врать, это первый раз, когда я отправляюсь на их поиски, но город я знаю очень хорошо, так что им от нас не скрыться. Собирайся скорей!   
Решив, что поиски лучше всего начать из самого центра, мы отправились на набережную – там, по словам самого Вани, был центр, это ему так мама и по совместительству – учёный-физик – сказала. До центра добирались на метро.
Как только мы встали на эскалатор, мой спутник внезапно поинтересовался:
- А вдруг смысл скрывается под землёй?
- Интересная идея, - отозвалась я. – Можно спросить у местных духов – тоннельных гусениц!
- Что это за тоннельные гусеницы? – недоверчиво покосился на меня Ваня. – Всё-то вы выдумываете, тётя фея!
- Ничуть! Ты знаешь, кто роет подземные тоннели, по которым ходят поезда?
- Конечно, знаю! Рабочие в касках роют. Я по телику видел, - сказал он так, словно я его за дурачка считаю.
- Хм, верно, а знаешь ли ты, что рабочим помогают рыть тоннели духи огромных гусениц? К сожалению, их видят только те, кто в них верит, поэтому ты по телику и не мог их заметить, ведь ты тогда даже не знал, что они существуют! – рассказывала я, пока эскалатор спускал нас всё ниже и ниже к платформе.
- А вы их видели? Какие они?
- Конечно, и не раз! Большие такие, зелёные и светятся в темноте.
- То есть, вы хотите сказать, что, раз я теперь знаю о их существовании, то тоже смогу их увидеть? – недоверие всё ещё сквозило в голосе моего спутника.
- Если поверишь, обязательно сможешь! Тем более, у нас к ним есть дело, - уверяла его я.
Мы вышли на опустевшую после утреннего час-пика платформу. Поезд ещё не пришёл, и стояла торжественная тишина. Было прохладно, и из тоннеля доносился знакомый запах машинного масла. Минуту мы стояли молча, ничего не происходило, но вот на рельсы упал яркий луч, и из тоннеля, громыхая, выполз синий состав. Мы вошли в полупустой вагон, и я сказала:
- Смотри в окошко. Обычно тоннельные гусеницы дают о себе знать красными огоньками. Увидишь такой – сразу задавай свой вопрос. Быть может, самих гусениц тебе с первого раза и не получится углядеть, но они обязательно тебя услышат, - посоветовала я. Ваня тут же прилип к окошку. Так мы проехали несколько остановок, как вдруг он вскричал:
- Видел! Видел красный огонёк. Не успел спросить, правда… Поезд так быстро идёт!
Мужик напротив, всё это время спавший, развалившись на полскамьи, услышал детский возглас, приоткрыл сонные глаза, но тут же снова уронил голову на грудь.
- Ну это ничего, - успокоила его я. – Главное, что дух тебя заметил. Ты теперь вот что сделай: сядь прямо и закрой глаза. Просто закрой и не шевелись, - Ваня сделал всё, как я сказала. – А теперь слушай… слышишь?- сказав это, я тоже прислушалась.
Поезд набрал высокую скорость и на всех парах мчал вперёд. Вагон убаюкивающе раскачивался из стороны в сторону. Ветер свистел в ушах. Было в этом свисте что-то необычное: звук шёл прерывисто, с перепадами, иногда к основным шумам примешивались посторонние. Казалось, что тоннель наполнил стрёкот мириад кузнечиков. А может, то были голоса тоннельных гусениц?
- Я слышу, - через какое-то время ответил Ваня. – Но гусеницы говорят, что понятия не имеют, где прячется смысл. Они уже тут всё исползали, но такого не встречали. Ползать по тоннелям и помогать людям их рыть – это всё, что им нужно в жизни.
- Ну, значит, идём на набережную, - ответила я, и на следующей остановке мы вышли из вагона.
Стояла поздняя весна. День выдался жаркий, но ветреный. Ветер нагонял облака, и они хмурыми громадами проплывали мимо по небу, то и дело пряча за собой солнце. Мы побродили вдоль реки в поисках моста, откуда бы лучше всего было видно город. Наконец, такой нашёлся, и мы тут же забрались на самую его середину. Мелкая рябь бередила водную гладь. Вдоль реки тянулись бесконечные вереницы домов, далеко впереди раскинулся ещё один мост. Мимо то и дело проплывали прогулочные катера. Белые большекрылые чайки реяли у воды, качаясь на воздушных волнах. Пару раз метнувшись из стороны в сторону, они на пару мгновений зависали в воздухе, чтобы в ту же секунду, издав призывной клич, стрелой ринуться вниз. Я невольно залюбовалась красивым видом, и Ваня тоже с интересом вертел головой по сторонам.
- Вот бы стать таким же маленьким и лёгким, как птица! Если бы я каждый день так летал, все мысли точно бы выветрились, – с завистью протянул он, глядя на снующих вверх-вниз чаек.
- А вот мы у них сейчас и спросим! – обрадовалась я его внезапному интересу. – Попроси какую-нибудь из них, какая тебе больше нравится, покатать тебя на спине!
- Как же это? – смутился Ваня. – Я слишком большой для них. Да чайка утонет вместе со мной, если я на неё сяду!
- Ну так ты сам не садись – посади лишь своё воображение. Этого будет достаточно. Смотри, вот эта, кажется, согласна тебя прокатить, - кивнула я на крупную птицу, деловито чистившую перья неподалёку от нас на перилах. Ваня сделал шаг ей навстречу, и чайка заклокотала, громко взмахнув сильными крыльями, как бы приглашая его присоединиться к полёту. Мой спутник закрыл глаза и сосредоточился.
- Так, мы летим очень быстро. Ветер нестабилен. Нас кидает из стороны в сторону. Ух, чуть не упали в воду! По курсу мост. Эй, чайка, не врежься в него! – командовал Ваня.
Я улыбнулась: кажется, дело пошло на лад.
Полёт закончился тем, что чайка высадила его на кораблике.
- Ну что ж, ничего не поделаешь, - развела руками я. – Пойдём покупать билеты.
Мы спустились к причалу, и через десять минут наш прогулочный катер отплыл от берега.
- Чайка сказала, что уже долго лет летает по воздуху, но со смыслом жизни так и не встречалась, - грустно возвестил Ваня. – Но было весело! – тут же прибавил он.
- Хм, ну тогда едем дальше, - пожала я плечами.
- Кстати, а куда мы едем? – спросил Ваня.
- Из одной реки попадём в другую, а там – в третью… - мечтательно протянула я. Водная прогулка меня разморила, и клонило в сон.
- И что, так до моря доплывём?
- Ну, это вряд ли, - с сомнением ответила ему я. – А что, море – это хорошая идея! В море столько разных существ обитает, в том числе и разные духи. Спросим у них! Может, твой смысл затерялся на дне океана? – предположила я, изо всех сил пытаясь совладать со слипающимися глазами.
- Да, но я никогда не плавал в море. Откуда ж мне знать? – спросил Ваня, но я уже спала.
.
.
.
- Тётя фея, тётя фея! Очнитесь! – кто-то тряс меня за плечо. Я открыла глаза и поняла, что катер давно вернулся к тому самому причалу, откуда мы отплывали. Мой восьмилетний спутник с волнением заглянул мне в глаза:
- Кажется, нам пора.
Мы выбрались на сушу, и Ваня с блеском в глазах начал рассказывать:
- Когда вы заснули, тётя фея, я тоже было немного задремал. Но тут с правого борта появился самый настоящий дельфин! Ну я у него и спросил, прячется ли смысл жизни на дне океана, а он мне и отвечает: «Поплыли со мной, поглядишь!». Выплыли мы, значит, в открытое море. Там кругом одна вода, а на небе ни тучки, как в том фильме, который мы с мамой в прошлую субботу смотрели. Но тут дельфин приказал: «Держись!» - и мы вместе окунулись в воду с головой. А там… Чего только там не было! Рыбки всякие, акулы, водоросли – всё это мимо нас проплывало, и я у всех спрашивал, не видел ли кто смысл жизни. Но никто не видел. А потом мы доплыли до дна, а оно всё усыпано жемчугом, и сундуки повсюду валяются с золотом пиратов. У меня глаза разбежались, и я подумал, что вот он, наверное, и есть мой смысл! Я б там навеки остался. Но дельфин грустно покачал плавником и сказал, что ему эти сундуки вместе со мной наверх не поднять. Тогда я задумался: что ж это за смысл такой, если он на дно меня тянет? Пришлось оставить драгоценности и плыть наверх… По дороге нас хотела съесть акула, но, когда я её о смысле жизни спросил, она как-то озадачилась и решила, что у неё будет несварение желудка, если она съест такого, как я, так что мы подружились, - восторженно разглагольствовал Ваня.
  Дело близилось к вечеру. На тротуарах один за другим стали зажигаться фонари. Небо расчистилось, и на востоке уже еле заметно перемигивались между собой первые звёзды. Я решила, что, пожалуй, на сегодня хватит, и пора возвращаться домой, а то клиентка будет волноваться, как вдруг Ваня, проследив за моим взглядом, спросил:
- А как вы думаете, тётя фея, звёзды знают, в чём смысл жизни? Они ведь на небе высоко-высоко висят, и им, наверное, оттуда всё видно.
Я запрокинула голову наверх и уставилась на небо, где с каждой минутой всё ярче проступали силуэты звёзд.
- Ты знаешь, - задумчиво протянула я. – Когда я вот так смотрю на звёзды, мне иногда всерьёз чудится, что я родилась на одной из них, - сказала я и сама себе удивилась. Ваня смотрел на меня немигающим взглядом. – Да-да, я… ой, как же! Было время – тогда я была помоложе, – вспоминала я, - мне доводилось даже танцевать со звёздами. В то время я ещё не работала феей. Так вот, когда мне становилось грустно, я закрывала глаза и представляла, как танцую со звездой, - вспоминала я.
- Ага, а она такая пушистая и обнимает всеми своими лучами, - еле слышно проговорил Ваня, глядя на небо.
- Да, так всё и было… Ой, а откуда ты знаешь? – изумилась я.
- Знаете, тётя фея, я только сейчас вспомнил. Когда мне было четыре года, мне приснился сон, где я тоже танцевал со звёздами. Они были тогда близко-близко ко мне, так что я мог без труда дотянуться до них. Совсем рядом – не то, что сейчас. Сейчас звёзды так далеко, - Ваня опустил голову, казалось, что он вот-вот расплачется.
- Та пушистая звезда, с которой ты танцевал во сне… она говорила тебе что-нибудь? – медленно спросила я, боясь нарушить важность момента.
- Говорила, вот только я не расслышал, - мальчик поднял на меня взгляд, полный слёз. – Тётя фея, мне кажется, она хотела мне сказать нечто важное, о чём даже мама с папой не знают!
Вот тебе и раз, подумала я про себя. На глаза навернулись предательские слезинки: мне вдруг вспомнился танец со звёздами, когда я впервые расслышала их голос во вселенской темноте. Тогда-то я и решила, что стану феей, чтобы помогать людям обрести связь с волшебством этого мира. Да только со временем рутина затянула в своё болото: в конце концов, все человеческие проблемы похожи одна на другую. А потом волей-неволей начинаешь браться только за те дела, которые приносят прибыль: «проклятая» недвижимость, порчи и наветы, энергетические замыкания, и всё такое прочее. Вот и на этот раз бралась за рядовое дело, а оно привело меня обрытно к звёздам… «Значит, не всё ещё потеряно?» – подмигнула я пятиконечной прямо над моей макушкой.
- Это хорошо, что небо ясное! – заметила я с воодушевлением. – Мне кажется, мы с тобой нашли того, кто ответит на твой вопрос, как тебе кажется?
Ваня смотрел на меня растерянно, но вместе с тем в его глазах блестела неподдельная надежда. Я порадовалась своим успехам. Утром мой восьмилетний спутник встречал меня совершенно потухшим взглядом, а сейчас в нём всё переменилось. «А всего-то стоило подождать, когда стемнеет!» - улыбнулась я про себя.
- Знать-то знаем, только вдруг мне так никогда и не удастся услышать свою звезду? – в голосе Вани звучала тревога.
- Как знать, - вздохнула я. – Но ты уже счастливый человек – ведь ты танцевал там, со звёздами. Многие люди живут долгую жизнь, но так и умирают, не узнав, что это за танец такой.
- Да? Но вы же фея! Можно вас попросить передать звезде, чтобы в следующий раз говорила почётче?
- Э, ну ты и загнул! – невольно воскликнула я. – Я всего лишь обыкновенная фея. Если б мне были известны тайны Вселенной, стала бы я тут ошиваться! – продолжала я, но, видя смятение Вани, смягчилась: - Думаю, раз ты столько времени уже потратил на размышления, то значит, для тебя это важный вопрос…
- Это вопрос первой важности, тётя-фея, - живо откликнулся Ваня.
- Ну, тогда звёзды обязательно тебе раскроют свои секреты. Ты главное им там лучи не оттопчи, когда будешь танцевать в следующий раз, - подмигнула я, улыбаясь.
- Вот это вы зря, тётя-фея, я, между прочим, танцую очень хорошо! – возмутился мой восьмилетний спутник.
- Ладно-ладно, танцор ты наш, пойдём-ка домой, а то, боюсь, твоя мама не оценит наших полуночных прогулок и чего доброго объявит о твоей пропаже в полицию…
***
С того дня, когда я и восьмилетний искатель смысла жизни бродили по городу в поисках ответа на извечные вопросы, прошло недели две. И хотя после этого я поклялась относиться к своей работе с энтузиазмом новичка и не брать исключительно прибыльные заказы, кризис напополам с нехваткой квалифицированных кадров заставили меня вновь разгребать завалы с полтергейстами и духами-вредителями в квартирах богачей. В один из таких дней, когда я, сидя в своём тесном кабинете, пыталась как можно более реалистично нарисовать очередного зловредного духа, прикованного цепями к вертелу над адским костром, раздался телефонный звонок. Я подняла голову от своих профессиональных зарисовок и с мыслью о том, как я не люблю отвлекаться, нехотя подняла трубку:
- Фея первой категории Дина у аппарата, - как-то уж слишком замогильно произнесла я и тут же откашлялась, смягчив тон своего голоса. – Могу я вам чем-то помочь?
- Да вы уже помогли! Спасибо вам большое! Вы исправляли моего сына две недели назад, помните? – женский голос дрожал от радости.
Скривившись на фразе «исправляли сына», я как можно более вежливо спросила:
- Ну и как он там? Больше не молчит?
- Нет, что вы! После вас он стал прежним. Вы действительно волшебница, права Светка была! Мальчик стал как новый!
- Хм, - нахмурилась я. Лексикон клиентки меня начинал порядком раздражать. Зловредный дух на вертеле как назло косил на меня лукавым глазом.
- Знаете, после этой вашей прогулки ему приснился сон, где он танцевал со звездой, - продолжала клиентка.
- Тааак, - а вот это уже было ближе к теме.
- Так вот, представляете, вбегает он утром к нам с мужем в спальню и во весь голос кричит: «Я расслышал слова звезды!». Ну мы, понятное дело, сначала не на шутку перепугались. Совсем, думали, плохо нашему сыну. Но потом выяснилось, что это всего лишь добрый сон, и всё благодаря вашей с ним прогулке по городу! Видите ли, мой муж в последнее время очень увлёкся духовностью: как выходные – так сразу на природу да в церковь. Я целыми днями на работе. Некогда ребёнка даже в цирк сводить, - вздохнула клиентка.
- Понимаю, - протянула я, одновременно радуясь за мальчика и раздражаясь на непонятливость его родителей. – Знаете, мне тут в голову только что пришло… это так, в качестве профилактики, чтобы с вашим сыном больше такого не происходило – читайте ему на ночь сказки.
- Знаете, - вдруг призадумалась женщина. – Странное дело, но с того самого дня, как ему приснился тот сон, он всерьёз заинтересовался астрономией. И, кажется, не только ей! Муж тоже говорил, что он спрашивал у него, что такое Небеса. Сказал, что, когда вырастет, хочет открыть новую планету, но при этом, правда, прибавил, что без помощи Всевышнего ему не обойтись. Откуда он только всего этого понабрался? – в голосе клиентки сквозило удивление.
- Может, звёзды ему нашептали? – подсказала я.
- Да? Ну может быть, - засмеялась женщина на другом конце провода. – В любом случае, спасибо вам огромное!
- Да не за что, - отмахнулась я. – Я всего лишь обычная фея первого разряда. Обращайтесь в наше агентство, если в квартире заведутся духи, и всего вам волшебного, - сказала я на прощание и подрисовала своему духу-вредителю на вертеле весёлую ухмылочку. 


Рецензии