Мать-Земля. Часть 4

- И какое, по-твоему, направление можно считать годным? - хмуро спросил Альфред, проводив взглядом прокатившуюся мимо железную бочку. За ней, матерясь, пробежал Уильям, который не ожидал от пустой тары такой резвости.
- Мы уходим не прямо сейчас, - отозвался Митрофан.
Мужчины сидели на выбеленной солнцем колоде и рассматривали начерченную в пыли схему, которую в задумчивости набросал майор. Три толстые стрелки указывали на север, расходясь носами. Карты, хоть и устаревшие, логика и интуиция говорили, что северо-западное направление может дать хоть какую-то надежду. Северное сулило неизвестность. Сердце покалывало при мысли об Алисе, и взгляд так и задерживался на северо-восточной стрелке.
- Два дня — это почти «прямо сейчас». В сборах пролетят, не заметим, - старый охотник раздражённо почесал бинты.
- Достаточное время, чтобы вернулись разведчики, - Митрофан поднялся. - И достаточное, чтобы, выслушать их и принять решение.
Альфред только хмыкнул. Он неплохо изучил за годы своего боевого командира и сейчас все его сомнения мог читать, как открытую книгу. Впрочем, у него самого уверенности в чём-либо было и того меньше. Как и остальные, он привык называть этот пустой и ржавый лагерь домом. Уже успел забыть, что когда-то у него был другой, небольшой и светлый, с трепещущими на морском ветру занавесками и тёплой женой в постели. В прекрасном новом мире тот берег был недостижимо далёк, да и едва ли вообще не был стёрт с лица Матери-Земли.
- Майор! - позвал Калинина Данас.
Техник за последние трое суток почти поселился в трофейном камазе, что-то подкручивая, подпиливая и подчищая. Покойный грузовичок тоже пошёл в дело. Часть его внутренностей Данас как-то упихал под капот камаза, заявив, что это уменьшит расход топлива и укрепит... что именно укрепит, Митрофан не запомнил. Он считал себя вполне специалистом по авторемонту, но, когда за дело брался пожилой киборг, все остальные превращались в несмышлёных детей.
- Смотри, майор, что я за переборкой нашёл, - техник протянул подошедшему бойцу увёрнутую в несколько слоёв грязного полиэтилена книгу.
Митрофан бережно принял сокровище, неторопливо развернул. Потёртая твёрдая обложка, формат совсем небольшой, в четверть листа. Краска печати с зелёного картона стёрлись, но тиснение осталось.
- Лермонтов. Твою-то через коромысло... - Калинин провёл по выбитым буквам пальцами, не веря глазам. Потом аккуратно открыл томик. Переплёт ездил в руках, но держался. Видимо, предыдущий хозяин ценил книгу и сберегал, как мог. Страницы, конечно, были грязными, пожелтевшими, у пары были оторваны края, но Митрофану сейчас казалось, что в руках у него по меньшей мере священное писание в золотом окладе.
- Майор! - раздалось у него над ухом, и тот понял, что зовут его не первый раз. Он встряхнулся и посмотрел на Данаса.
- С меня... не знаю, что. Но я твой должник.
- Да что я? Не я писал, не я туда прятал. Почитать дашь, и сочтёмся. Ты мне скажи, чего тут в кузове оставлять, чего убирать. Нас-то поменьше, чем тут посадочных мест.
Майор увернул книгу обратно в целлофан, спрятал в широкий карман на штанине и забрался вслед за техником внутрь сейфоподобного кузова. Через некоторое время его голос зазвучал, будто в бочке, отражаясь от металлических стенок.
До медблока, впрочем, донёсся только неясный отзвук. Софи, помогавшая Елене собирать оборудование и медикаменты, даже не обернулась.
- Всё ещё считаешь, что нужно сидеть на месте? - спросила она, аккуратно складывая ленты выстиранной и порванной на бинты ткани.
- Мы знаем эти места. У нас здесь есть вода, укрытие какое-никакое. Мы знаем, как здесь добыть еду. А что мы найдём в пустыне? - женщина подняла на профессора усталый взгляд. - У нас почти все с ранениями. Найджил только-только вставать начал...
- Гайрик говорит, что с охотой всё хуже. Скоро здесь совсем не будет еды.
- Но пока она есть! У нас есть время! А Митрофан тащит нас в неизвестность немедленно из-за пустых бредней какого-то бродяги, - Елена со злостью захлопнула старый железный чемоданчик, и тот, видимо, обидевшись, плюнул в неё защёлкой. - Чёрт!
- Дай сюда, - Софи терпеливо отобрала защёлку и стала прилаживать её на место. - Есть ли у нас время — вопрос спорный. Митрофан говорит, и я ему верю, что следующей атаки мы не выдержим. У нас минус боец, раненные, как ты верно заметила. В дороге от врага можно сбежать. И потом, какая разница, сейчас или через год? Может, через год от нас и не останется ничего...
- А с чего твой всезнающий Митрофан вообще взял, что атака будет? Мы уничтожили эту банду!
- С того, что вообще появились банды. Их ведь не было много лет. Песок наступает, люди снимаются с насиженных мест. Что им остаётся? Только отбирать чужое.
- Оправдываешь их?
- Вот ещё, - фыркнула Софи. - Просто делаю очевидные выводы.
- Которые тебе назвал очевидными Митрофан.
- Чего ты взъелась на него? - озадаченно спросила профессор, уловив в голосе женщины слишком уж явную злость.
- Я не взъелась. Я боюсь его. Мне кажется, если придётся, он всех нас не глядя в расход пустит. Кроме, может быть, Алисы, да и ту он раненную отпустил, а она его родная дочь.
- Где ты набралась этих глупостей? Митрофан за любого из нас жизнь отдать готов.
- Ему плевать на нас. Ты видела на его лице хоть какие-то эмоции, когда Роджер погиб? Раньше, несколько лет назад, когда нас меньше становилось, он переживал. Но теперь... вон даже Каунасу не позволил скорбеть. Это неправильно. К Найджилу, пока тот без сознания лежал после операции, один раз зашёл. А Найджил его звал в бреду.
- А ты хотела, чтобы наш боевой командир всё бросил и сел рыдать у постели твоего мужа? - довольно грубо поинтересовалась Софи, резко закрыв многострадальную защёлку и снова её отломав. - ...дь! На, чини сама. И дуру выключай. Калинин всё правильно делает. Он понимает, что нам нужен боевой командир, а не сопливая баба.
- Нам нужен боевой командир потому, что Митрофан пророчит бои. Он всегда плохое пророчит, - Елена обиженно отвернулась.
- Благодаря этому мы в последнем бою выжили, - сухо напомнила профессор и вышла из вагончика, хлопнув дверью. Почти не нарочно.
Снаружи полным ходом шли приготовления. Все имеющиеся ёмкости стаскивались к насосу, Альфред возился с выкаченным из-под крыши прицепом, в который планировалось погрузить изрядную часть запасов, Кара на вышке сортировала патроны, которые у покойных хозяев камаза были просто ссыпаны в один ящик. У самой Софи всё необходимое уже давно было собрано. Почему-то сердце не щемила тоска, пропало чувство, будто она покидает свой дом. Её дом там, где её люди, а здесь просто несколько ржавых стен и пыльных воспоминаний. Лагерь превратился в собственный призрак и уже ничем не напоминает тот, в который профессор Лоран, только получившая звание, прибыла с большими мечтами и верой в науку. Терять больше нечего, теперь только находить.
Мысли сами собой обратились к разведчикам, а взгляд — к северу. Нашли ли что-то Гайрик, Алиса и Кристиан? Главное, чтобы не свою смерть. Потерь общине уже довольно, она и так обескровлена.
- Ветер крепчает, - послышался за спиной голос Найджила.
Софи обернулась, и песок хлестнул по глазам. Мужчина стоял на пороги их с Еленой вагончика, куда он вчера перебрался из медблока. Он опёрся плечом на дверной косяк, скрестив руки на груди. Движения его были осторожными, чтобы не потревожить заживающую рану.
- Ветер, - повторил он в ответ на немой вопрос Лоран. - Пока я спал, он ведь так и не стихал, верно?
Софи с удивлением поняла, что он прав. С тех пор, как зюйд-зюйд-вест принёс лодку Али и унёс её вдаль, он только усиливался. На долину и раньше налетали ветра, но такого постоянства в них не было. Да и силы, пожалуй. Бури налетали несколько раз, но были кратковременными, иногда приносили и уносили едкие ливни. Вот так равномерно и постоянно ветер до сих пор не дул. По крайней мере, Софи такого не помнила.
Мимо красноречиво прокатилась очередная пустая бочка, подгоняемая ветром и матерком Уильяма.
- Ты прав, он крепчает. У нас действительно совсем нет времени, - профессор принюхалась. Пахло жарой и пылью.
- Возможно, с отъездом стоит поторопиться, - Найджил говорил тихо. Трещина в грудине мешала ему глубоко вдохнуть. - Зря Кристиана отпустили...
- Хотя бы его дождаться надо. Но с Митрофаном я поговорю, - Софи направилась к грузовику, из которого доносились голоса и лязг железа.
И в этот момент с вышки донёсся голос Кары:
- Двое с северо-запада!
***
Разбитая дорога споро ложилась под колёса, и Гайрик улыбался, как идиот, уже второй раз за эту вылазку. Он побывал в раю, и ему разрешили вернуться. А за его спиной, прижимаясь к нему весьма приятной грудью, сидел ангел. Рику к явному раздражению Мака отправили в качестве сопровождения, чтобы Том не заблудился на обратном пути. Ну и чтобы пристрелить его, если окажется, что он соврал. Это Гайрик понимал и вполне верил, что ловкая сильная женщина может с ним справиться. Он, впрочем, и сопротивляться бы не стал. Особенно, если бы она решила биться с ним в рукопашную.
Когда Егерь объявил о своём решении перед собранием жителей (далеко не всех, Том в этом был уверен), Мак резонно поинтересовался:
- А не лучше отправить с чужаком пару мужчин? На всякий случай.
На что Егерь, странно усмехнувшись, ответил:
- Мужчин этот чужак может и убить, хотя я ему почти верю. А вот Рику он точно не тронет. Во всяком случае, не причинит ей вреда.
Мак тогда просто смирился с решением главного и проводил уходящих по узкой тропе таким взглядом, что у Тома заломило между лопатками. Но сам Гайрик по взгляду Егеря понял, что тот прочитал его мысли. Рика безумно понравилась Тому, и он мало того, что сам бы никогда ей вреда не причинил, но сильно постарался бы, чтобы его не причинил кто-то другой. Дело было не только в том, что охотник изголодался по женской ласке. В Рике было то, чего он и до Катастрофы в окружающих его женщинах не встречал — притягательность, от которой бросало в дрожь, настоящая женственность. Рика умела и любила нравиться, а Гайрик с удовольствием показывал ей, насколько она нравится ему. Однако границы нарушать она ему не позволяла. Поэтому она вполне могла прижаться к нему грудью, сидя сзади, а вот он её коснуться по собственной инициативе не мог. Это заставляло Тома снова чувствовать себя неопытным студентиком, и ему это нравилось.
Они выехали в путь на рассвете и ехали уже целый день. Где-то за правым плечом садилось за обломанные очертания горизонта багровое солнце. Несмотря на то, что места, которые они пересекали, по словам Рики считались крайне неспокойными, людей им за тринадцать часов не встретилось. Только один раз вдалеке, между развалинами придорожного кафе, мелькнул силуэт мотоциклиста, но поскольку агрессии он не проявил, на него не стали обращать внимания. Зато хищников хватало. Двух путников провожали голодными глазами и львы, и какие-то покорёженные Катастрофой гиены. Ни те, ни другие, впрочем, не пытались поймать шуструю, рычащую мотором и плохо пахнущую топливом и порохом добычу. Видимо, хватало сурового жизненного опыта.
Гайрик уверился уж было, что весь путь так мирно и пройдёт. Где-то переночевать, потом Нью Вентурас, через который Абдур обещал пропустить, а там и... дом. Благо, топлива должно хватить. Четыре квадратные канистры, навешанные по бокам от седла, изрядно прибавляли весу, нагружая движок, но давали уверенность в ближайшем будущем. Жизнь начала налаживаться.
- F...ck! - внезапно выругалась над ухом Рика, и Том вынырнул из своих мыслей.
- Действительно, f...ck, - не смог не согласиться он.
Дорогу впереди перегораживал небольшой завал из мусора и кусков покорёженного железа. Гайрик затормозил в резком развороте и сдёрнул с плеча одолженную Егерем винтовку, ища глазами укрытие. В доступной близости ничего сносного не было, а перестреливаться возле мотоцикла с четырьмя канистрами бензина ему совсем не улыбалось.
- Вон там и там, - Рика указала на куски бетонных стен по бокам от дороги.
Видимо, в далёком прошлом это был пост дорожной полиции. Теперь здесь засели обычные грабители. Вслед за спутницей Том разглядел и багровые блики на стволах, и тени самих стрелков. До противника оставалось ещё метров сто пятьдесят.
- Вроде по двое в каждой норе. Чего не стреляют, непонятно, - он поднял ствол и прицелился, но тень из окна тут же исчезла.
- Далеко. Не хотят потерять добычу. Я бы не хотела. Рванёт ненароком, и считай, зря патроны потратил.
- Назад и в объезд? - спросил Гайрик, но вместо Рики ему ответил шум мотора.
Том резко обернулся. С запада наперерез пути отступления нёсся корявый багги, и его водитель недвусмысленно размахивал короткоствольным автоматом.
- О, транспорт, - ухмыльнулся охотник и хорошенько прицелился.
Двигалась цель, конечно, чуть быстрее, чем те, к которым он привык, но это лишь маленькая поправка на скорость...
- Ты спровоцируешь... - Рике не дал договорить грохот выстрела.
Багги, подъехавший уже на расстояние метров в сто, резко вильнул, и водитель безвольно свесился сбоку, волоча автомат по пыли. Автомобиль проехал вокруг тела по дуге, замедляясь, и лениво боднул засохшее деревце. Из развалин поста послышались вопли. А через миг остатки асфальта под ногой взрыл выстрел.
- Они психи что ли? А если в канистру?! - возмутился Том, стреляя в ответ.
- Я не хочу в этот момент оказаться рядом, - Рика слетела с мотоцикла и, бросившись наземь, закатилась за какой-то каменный обломок, едва пригодный, чтобы спрятать хоть голову.
- Брось... - начал, было, Гайрик, но пуля в этот миг красноречиво вгрызлась в потёртое седло мотоцикла. - Вот же ...дь!
Охотника тоже как сдуло на землю, и он залёг по другую сторону дороги. Один его выстрел зацепил цель и если не убил её, то вывел из строя точно. Но трое других были вполне живы и очень злы. И разозлились ещё сильнее, когда выстрел Рики зацепил высунувшемуся в окно чужаку плечо.
А в следующее мгновение противники пошли в атаку. Они выбрались из укрытия, неся перед собой импровизированные щиты из какой-то металлической обшивки. Теперь уж и не опознать было её прежнего назначения.
- Херово, - заметил Том и яростно зашипел, поймав пулю плечом.
Он мысленно успел попрощаться и с Эдемом, и с ангелом Рикой, но на поле боя появилась третья сила. За спинами наступающей тройки раздалось угрожающее рычание, заставившее одного из бойцов притормозить и оглянуться. Что он заорал, Гайрик не разобрал. Крик всё равно оборвался очень быстро, когда мохнатая серая тварь, появившаяся, видимо, из-за дальних развалин, стремительным броском пресекла его существование. Второй боец в смятении открыл бок, когда оглянулся на шум, и Том незамедлительно воспользовался этим. Вопль неудачника слился с леденящим душу визгом твари, в которую третий успел перед смертью выстрелить. Видимо, прицелиться он не успел. Пуля, застрявшая где-то в массивной туше, вреда зверю не причинила, и он, нависнув над раненным в бок, в одно движение перегрыз страдальцу горло.
- Твою пещеру! - Рика вскинула винтовку, когда тварь, мотнув окровавленной мордой, направилась в их с Томом сторону.
- Не стреляй! - Гайрик вдруг расхохотался, выпуская напряжение из натянутых до предела нервов. - Это Грей. Привет, Грей!
Зверь на миг замер, принюхался, чихнул и затрусил к Гайрику, заметно припадая на левую сторону. Рика не сводила с него прицела, осторожно поднимаясь на ноги. Вблизи тварь выглядела ещё жутче. Холкой она могла коснуться груди женщины, а массивные челюсти смахивали на медвежий капкан. Когда Грей на миг обернулся и рыкнул, видимо, огрызаясь на винтовку, Рике захотелось с криком убежать подальше.
- Ни хрена себе, у тебя приятели, - она попыталась сказать это не испуганно. Не вышло.
- Я тоже удивился, - отозвался охотник и протянул руку, чтобы погладить гиенопса по голове, но тот резко увернулся и клацнул зубами в сантиметре от его пальцев.
- Ох ты ж ...дь! - Том резко отдёрнул руку. - Ладно, понял, на фамильярности не перехожу. Рад видеть.
Грей, словно в ответ на эти слова, ткнулся носом ему в живот, отвернулся и затрусил прочь.
- Эй, Серый, ты с нами не пойдёшь? - крикнул ему вслед Том, но зверь не обернулся.
- И откуда такое чудо? - Рика только теперь опустила ствол.
- Расскажу, когда найдём не такое открытое место. Надеюсь, багги там не сильно убился.
Багги убился не сильнее, чем был измят до последнего столкновения. Том выкинул из него труп, приспособил внутрь канистры, а Рике оставил мотоцикл. Прежде, чем искать пристанище для ночлега, они решили отъехать как можно дальше от места перестрелки. Поэтому через несколько минут, собрав с тел патроны, они двинулись дальше на юг, по изрытой когда-то взрывами саванне объехав завал. Может быть, Гайрику померещилось, но в последних закатных лучах пару раз по левую руку мелькнула крупная серая тень.
Ночевали в развалинах придорожного магазинчика, дежуря посменно. Ночь прошла тихо, и только под утро к укрытию приблизилась стая злобных шестиногих гиен. Гайрик приготовился, было, стрелять, но одного рыка притаившегося под стеной Грея хватило, чтобы стая, ощетинившись и огрызаясь, обошла развалины стороной.
- Какие ещё у тебя сюрпризы, кроме ручного монстра? - потягиваясь, поинтересовалась Рика.
- Тебе действительно интересно? - ухмыльнулся Том, с трудом переводя взгляд с обрисованной майкой груди.
- Ну, это смотря какие сюрпризы, - промурлыкала женщина и к разочарованию спутника, набросила плотную кожаную куртку. - Пора выдвигаться.
- Да, командир, - вздохнул Гайрик и пошёл откапывать из-под маскировочного мусора транспорт.
Вскоре моторы уже слаженно рычали над изодранной временем асфальтово-бетонной полосой. На этот раз Гайрик уже не сомневался, что Грей его сопровождает, и старался ехать помедленнее, чтобы прихрамывающий зверь не отставал. Тот, впрочем, вполне уверенно держал скорость около сорока миль в час. Уже перед закатом гиенопёс ненадолго исчез. Охотиться, не иначе. Том разглядел вдалеке, у чахлого деревца, какое-то копытное, похожее на потомка зебры и радиации. Под невинным предлогом он предложил остановиться на короткий привал. Грей вскоре вернулся с довольной и окровавленной мордой, и теперь уже следовал за путниками, не скрываясь.
- Эх, надо тебя научить и нам добычу таскать, - завистливо вздохнул Гайрик, жуя жёсткую солонину.

К Нью-Вентурасу подъехали уже в первых сумерках. Том подозвал своего монстра и попытался ему объяснить, что тот должен держаться рядом и казаться послушным, иначе злые местные человеки с пушками его обидят, а то и убьют. Во время этого разъяснения Грей смотрел на охотника с откровенной иронией, потешая уже попривыкшую к жутковатому спутнику Рику. Однако к увещеваниям зверь прислушался, затрусив рядом с едущим на минимальной скорости багги.
В город въехали медленно, осторожно и по возможности тихо. Грей с любопытством оглядывался и недовольно фыркал на запахи. Крыс в этот раз Том не увидел ни одной. Зато местных жителей внезапно обнаружил немало. Единственную сносную улицу, по которой они с Рикой двигались, перекрывала ощетинившаяся стволами баррикада. Была она, видимо, на колёсах, поскольку в прошлый раз её здесь не стояло, да и земли она касалась не везде.
- Стоп, вашу мать! Кто такие? – прозвучал по ту сторону ржавого железа хриплый голос.
- Гости Абдура! – отозвался Гайрик, спокойно подняв руки.
- Нам стопари не начальники! Выметайся из транспорта и пешком вали, откуда пришёл. И тварь забери. Бабу можешь оставить нам, - усмешку сопроводил звук затвора.
- Что-то в прошлый раз вам наглости не хватало здесь сидеть! И я пока не вижу никого, что имел бы право мне приказывать!
- Ты уверен, что не стоит объехать город? – поинтересовалась Рика, недовольно глядя на темнеющие стволы.
- Негде там объезжать. Я сверху, с гор, видел. Перепахано всё к херам. Да и не отпустят нас уже, - хмуро ответил Том.
- Ты нас видеть хочешь? Не боишься, что это будет последнее, что ты увидишь? – снова донеслось из-за баррикады.
- Сложно бояться того, кто ссыт нос высунуть и лично поприветствовать гостей! - насмешливо выкрикнул Том, положив руку на лежащую рядом винтовку. – Абдур в курсе, что вы тут расхозяйничались?
- Я ещё раз повторяю для тупых! Это наша земля, а не стопарей! – явно разозлился голос, но стрельбы не последовало. Видимо, надеялись взять на испуг и патронов не тратить.
- Это сейчас кто сейчас изо рта говорить посмел? – раздался внезапно ещё один голос, рычащий и раскатистый.
Из-за ближайшего дома появилась пятёрка разномастных мужиков с намалёванными «кирпичами» на одежде, и Гийрик обрадовался им, как родным.
Из-за баррикады ругнулись матом и таки выстрелили в грудь первому из пятёрки. Тот шатнулся, но видно, под курткой прятался броник. Боец презрительно сплюнул и, вытащив из кармана гранату, меланхолично метнул её за ограждение. Окопавшиеся там с воплями бросились в стороны, побросав оружие. Бахнуло, эхо раскатилось по развалинам. А следом оглушительно прогремело несколько выстрелов. Всех, кого не покрошила граната, подчистили трое автоматчиков.
Всё это случилось так быстро, что Том успел только проматериться, а Рика – спрятаться за скелет полицейского «стакана». Грей залёг у её ног, глухо рыча.
- Совсем оборзели, - сплюнул предводитель отряда стопарей и заглянул за баррикаду. – Чисто, откатывай.
Мужики вчетвером навалились на один край и столкнули заграждение в сторону. Оно и впрямь оказалось мобильным – куча железного мусора была хаотично наварена на старенький автобус.
Наконец предводитель соизволил обратить внимание на багги.
- Кто такой?
- Томас Гайрик. Несколько дней назад Абдур обещал меня и моих людей мимо пропустить.
- А, слышал такое. Дубс, - представился крупный лысый боец, протянув руку выбравшемуся из транспорта Тому, и кивнул в сторону выглянувшей из укрытия Рики. – Это и есть твои «люди»?
Четверо его бойцов заухмылялись, радостно скаля зубы.
- Это… мой проводник. Рика. Мы можем проехать? – Том внезапно разозлился на этих дикарей, так нагло разглядывавших его женщину.
- А это? Тоже проводник? – вытянулось лицо у Дубса, когда рядом с женщиной возник зверь.
- Это просто приятель. Так мы можем проехать?
- Пока нет. На той стороне города тоже кое-кто оборзел, и до утра там будет несколько небезопасно. Коль скоро вы гости самого Абдура, он будет недоволен, если с вами на его земле что-то случится, да ещё от рук всякого мусора. Я вас в резиденцию провожу. Ночевать будете там, где скажет Абдур. И город покинете, когда он скажет.
Угрозы в голосе не было, только спокойная констатация факта, но Рика занервничала.
- А какие гарантии того, что нас потом отпустят?
- Слово Абдура тебе гарантия, женщина, - нехорошо прищурился Дубс. – Если этот вот парень его ничем не прогневал, то слово останется сказанным.
- Рика, не спорь. Я этих ребят, можно сказать, знаю. Абдур – мужик с понятиями, - тихо попросил Том.
- Надеюсь, что так, - женщина недовольно повела плечами и вернулась к мотоциклу, неприязненно глянув на Дубса. – Веди, раз предложил.
- Хороша. С характером, - подмигнул тот Гайрику и повернулся к своим. – Позиции держать. Если эти крысы опять вылезут, всех гасить. А то страх потеряли.
- Так точно, - отозвался один из бойцов, заросший косматой бородой до самых глаз.
- А вы – за мной, - Дубс зашагал по улице, и путники на тихом ходу последовали за ним.
Вскоре Гайрик узнал высящийся впереди купол. Над ним всё так же развевался флаг. В стремительно густеющей темноте рисунка на нём уже было не разглядеть.
- Кто?! – рявкнули с ближайшего аванпоста.
- Свои! – отозвался Дубс.
Их пропустили, в унисон ругнувшись при виде Грея.
Вскоре впереди показалось крыльцо с балконом. На нём угадывалась худощавая тень, излучающая харизму даже на расстоянии.
- Вернулся, - спокойно заметил Абдур, не повышая голоса, однако путники его услышали. – Будьте сегодня гостями. В городе неспокойно. За машинами мои люди присмотрят. А вот за зверем присмотрите сами. Если кого поранит, это будет твоя вина, Томас.
- Всё будет, как ты скажешь, Абдур, - кивнул Гайрик и добавил: - Рад тебя видеть.
- И я рад, что ты не сгинул. Вижу, вместо дома ты нашёл себе жену?
- Эй! Я не жена ему! – возмутилась Рика.
- Не женщина решает, - усмехнулся Абдур, сделал приглашающий жест и исчез с балкона.
- Мусульманин? – поморщилась Рика, повернувшись к Тому.
- Я бы на твоём месте уважал это, пока мы тут, - мягко улыбнулся Гайрик спутнице.
- Если он будет меня уважать, - ощетинилась та.
- Он будет. В меру своих взглядов. Идём.
- В рот мне стринги! Том! – раздался радостный вопль, и из дверей выкатился Боров. – Вернулся живой! И… О-о-о, с бабой! Леди, позвольте, как это… выразить вам восхищение, во!
Рика посмотрела на Борова с тем же выражением, с каким недавно на Тома смотрел Грей. Том фыркнул.
- Рад видеть, дружище. С леди поуважительнее, а то Серый шутки плохо понимает, - он кивнул в сторону гиенопса, состроившего на редкость невинную морду.
- Ох, …ть мой сундук! Ты где нашёл такое чудовище? – охнул Боров, только теперь заметив зверя.
Тот в подтверждение полученной от чужака характеристики глухо зарычал.
- Понял. Со всем почтением, уважаемый Серый, - мужик сглотнул и кивнул на двери. – Заваливайте. Небось и помыться охота, и выпить. Тока… Серого куда?
Но тот сам выбрал место. Он по-хозяйски вошёл в здание, критически оглядел стоящие там автомобили, а потом увидел в углу вырванный из какого-то старого люксового авто диван. С видом царя если не всего мира, то уж данной местности – точно, он улёгся там и блаженно засопел.
- Ладно… я в хаммере перекантуюсь, - вздохнул выглянувший из-под ближайшей тачки техник.
Том оставил рядом с диванчиком немного солонины, вежливо попросил Грея вести себя хорошо и вслед за Боровом и Рикой потопал наверх.
- У вас и вода есть? – изумилась женщина, когда Боров продемонстрировал гостям вполне ухоженную душевую.
- А почему бы ей не быть? Тут, кстати, был спортзал раньше. А в подвале огромная резервуарная. Так вот наш техник чего-то поколдовал и соорудил очиститель. Мы тут можем сидеть, пока генераторы работают.
- А на чём они работают? – в свою очередь удивился Гайрик, но Боров резко осёкся и снова, как когда-то при первом знакомстве, превратился из добродушного толстяка в машину для убийства.
- Не надо тебе этого знать. Работают, и Аллах с ними.
- Как скажешь, - примирительно поднял руки Том и жадно покосился в сторону душевой. – Дамы вперёд.

Час спустя чистый и счастливый Гайрик сидел в баре с Боровом. От пива он отказался, и приятель его понимающе усмехнулся:
- Правильно, бабы не любят запаха кислятины.
- Да я не…
- Не дури. Она там чистая, свежая, на настоящей кровати. Ты тоже в коем-то веке не псиной воняешь. Когда у тебя ещё такой шанс будет? Или ты хочешь, чтобы вместо тебя к ней кто-то из наших пришёл?
- С хера? – ощетинился Том.
- Спокойно, дружище, спокойно. Такие тут понятия: если есть женщина, то её надобно любить. Неизвестно ведь, какой день последним станет. И если на женщину её мужик не лезет, значит, свободно место. Уразумел?
- Уразумел, - стиснул зубы всё ещё сердитый Гайрик.
А потом ему представилась описанная Боровом картинка: Рика, раскинувшаяся на постели, пахнущая гелем для душа, коего здесь оказалось в избытке…
- Ты извини, приятель, я с тобой как-нибудь потом поболтаю, - резко поднялся он.
- Иди, иди, - добродушно фыркнул Боров. – Я вообще не пойму, чего ты тут до сих пор.
Гайрик понял, что собеседник прав, как никогда, и быстро направился по ржавым ступеням на второй этаж. Здесь всё было разгорожено на отдельные комнаты, и некоторые из них, пустующие, предоставлялись гостям. Том с удивлением узнал от Борова, что таковые здесь хоть и редки, но бывают. Абдур поддерживает отношения с какими-то военными, с бандой, контролирующей завод в десятке миль и с кем-то ещё. Но со своими гостями Абдур обычно своих людей не знакомил.
Комнатка, которую отвели Рике, оказалась даже симпатичной. Для неё, совсем небольшой, хватало света двух толстых самодельных свечек. Стены, как могли, задрапировали тканью, поставили весьма изысканного вида комод и столик, а в центре красовалась двуспальная кровать размером с боксёрский ринг. На кровати лежала Она. Когда Том приоткрыл хлипкую дверь, и раздался тихий скрип, она даже не обернулась.
«Дверь не заперла», - мелькнула мысль. От невежливого вторжения ржавый шпингалет бы не спас, а от вежливого – вполне. Том окончательно убедился в правильности своих действий и аккуратно закрыл за собой дверь на этот символический замок.
Рика лежала на животе, укрытая тонкой простынёй. И под этой простынёй, похоже, никакой одежды не было. Том понял, что теперь даже если она начнёт сопротивляться, он не остановится. Но сопротивляться она не стала. Когда он навис сверху и, убрав влажные волосы с её шеи, коснулся губами нежной кожи, она только томно потянулась.
Том медленно потянул вниз простыню и неторопливо прошёлся губами вдоль позвоночника. Хотя хотелось торопливо. И резко. И грубо.
Рика мурлыкнула и перевернулась на спину. Гайрику стало жарко. Он понял, насколько давно не видел обнажённой женской груди. Приятно округлой, с розовыми сосками…
Она улыбнулась, поймав его безумный, вожделеющий взгляд, и скользнула руками под его футболку, утягивая её вверх и попутно лаская крепкое тело. Том резким движением окончательно избавился от футболки, на миг поморщился от вспыхнувшей боли в перевязанном плече и тут же забыл о ней. Её пальчики скользнули под ремень штанов. Он жадно прижал Рику к себе, впившись в губы долгим глубоким поцелуем, огладил ладонью грудь и потянулся ниже. Она выгнулась под ласками и выдохнула его имя…

Тома разбудил стук в дверь. Он с трудом вынырнул из глубокого и очень сладкого сна и к несказанному своему удовольствию обнаружил в своих объятиях ничуть не приснившуюся ему Рику.
Стук повторился.
- Кто бы вы ни были, идите на хер, - добродушно проворчал он.
- Я бы на твоём месте тоже всех послал, но вам надо подниматься, - отозвался с той стороны Боров. – Через час дорога будет свободна, а позже – уже не факт. Мы тут планируем шороху навести.
- Я тебя услышал, - вздохнул Том.
За дверью послышались удаляющиеся шаги. Рика зевнула и прижалась к охотнику грудью.
«Час – это много», - решил Том.

- Кролики, чтоб вас, подъём! – минут через сорок возмутился под дверью Боров, и Гайрик под серебристый смех Рики отозвался матом.
Вставать не хотелось, но тем не менее, пришлось. Абдура они за утро так и не увидели, и Том попросил Борова передать ему благодарность.
- Мы слышали ночью, что ты благодарен, - ухмыльнулся тот и пошёл вперёд, показывая дорогу.
Выспавшийся Грей потрусил следом за бойцом и выглядел при этом крайне довольным.
- Вы его кормили что ли? – покосился на пёсью ухмылку Гайрик и забрался в багги.
- Он убедительно просил, - проворчал Боров и, махнув охране аванпоста, двинулся по улице.
Гайрик заметил, что чуть на отдалении их сопровождают пятеро вооружённых до зубов бойцов стоп-банды. До окраин города, впрочем, их никто не тронул.
- Абдур велел тебе передать, - заговорил Боров, когда они достигли того завала, где встретились впервые, - чтобы ты не совался сюда очертя голову, когда будешь со своими людьми. Если будет неспокойно, постарайся добраться до кого-то из нас, чтобы тебя проводили.
- Почему Абдур так за меня беспокоится? – спросил Том, заглушив на время перегретый низкими оборотами движок.
- Он дал слово. Его слово нерушимо, - пожал плечами боец, будто говорил о чём-то само собой разумеющемся. – Бывай. Удачи. Если где найдёшь ещё одну такую красотку, поделись с другом. Везунчик, чтоб тебя.
- Уговорились, - хмыкнул Гайрик и завёл мотор.
Вскоре Нью-Вентурас уже остался далеко внизу, а два мотора слаженно ревели, поднимая путников по разбитой дороге через перевал.
По ту сторону гор стало ощутимо жарче. Знакомо захрустел песок на зубах, и ветер стал не в пример сильнее прежнего. Дорога, по которой приехал сюда Том, покрылась песком на два пальца.
- Хреново, - прокомментировал охотник, когда путники остановились на короткий привал. – Ветер с юга. Несколько часов едем, а он всё хлещет по глазам.
- Егерь предполагал, что такое случится. Скоро здесь всё песком занесёт, - Рика окинула взглядом затянутую пыльным облаком панораму. Она щурилась даже под видавшими виды тёмными очками.
- Он здесь бывал? – удивился Том.
- Он везде бывал. Или ты думаешь, он родился в Эдеме? Нет, ему и его людям просто повезло первыми занять долину. Ты уверен, что от твоего дома ещё что-то осталось?
- Должно. Община худо-бедно защищена от ветра.
- Тогда не будем терять времени.
***
- Двое с северо-запада! – Кара вгляделась в две кометы с пыльными хвостами через прицел винтовки. – Вернее, две с половиной!
- В каком смысле, с половиной? – высунулся из кузова камаза Митрофан.
- С ними какая-то тварь! Видимо, ручная! Коленвал мне в карман! Это Гайрик! – голос испытанного боями сержанта Томпсон внезапно сорвался на девчачий визг. – Это наш Том!

Вскоре в ворота вкатили оба транспорта, и неторопливо, по-хозяйски вошёл Серый.
- Гайрик, откуда ты умудрился притащить вместе и ангела, и демона? – майор Калинин не знал, на кого смотреть – на чудовищную гиенопсину, или на ладную блондинку.
- Рика, - протянула руку последняя.
- Мой проводник в рай, - добавил Том с улыбкой и посерьёзнел. – Майор, я нашёл нам новый дом. И боюсь, нам стоит поторопиться.
- Идём, поговорим, - Митрофан отложил ключ на тридцать, которым до этого жестикулировал, и указал на свой вагончик. Полный песка ветер мешал говорить на открытом пространстве. – Вилли, смени Кару, она мне нужна.
Пробегавший мимо парень кинулся исполнять, и вскоре все взрослые поселенцы собрались в тесном жилище Калинина. Рику Митрофан тоже пригласил на импровизированный совет. От него не укрылось напряжение, мгновенно возникшее между гостьей и Еленой. Майор взял это на заметку, понимая, что в ответственный момент это может стать проблемой.
- Рассказывай, Том, - обратился он к разведчику, и тот заговорил.
Когда он закончил, в вагончике повисла тишина, нарушаемая только шорохом песка, швыряемого ветром в металлические стены.
- И ваши люди в самом деле готовы нас принять? – первой заговорила Софи.
- Егерь поручил мне принять это решение, а я вижу в вас то, что нам нужно, - спокойно отозвалась Рика. – Вы умеете выживать и умеете выживать сообща. Егерь считает, что в Прекрасном Новом Мире может существовать только тот, кто готов быть частью чего-то большего, чем одно «я». У нас действительно Эдем. Но нас меньше, чем необходимо, чтобы защитить его в случае нападения. Прокормить эта земля сможет многих, но принимаем мы не всех. Однажды нам случилось ошибиться. Было много жертв.
- И вы не боитесь ошибиться сейчас? – Кара внимательно посмотрела на «ангела».
- Мы научились быть внимательнее. Нам предстоит хоть и недолгий, но крайне небезопасный совместный путь. Он покажет, кто вы, - Рика ответила таким же пристальным взглядом.
- И, если мы тебе не понравимся, нас пристрелят на подходе, - хмыкнула Кара.
Митрофан понял, что обе женщины друг другу уже понравились.
- Всё так, - почти улыбнулась гостья.
- А то, что мы можем не захотеть туда отправляться, не предполагается? – Елена остро глянула на Митрофана и перевела взгляд на Софи. – Ты считаешь, что это нормально – рисковать жизнью только потому, что можешь кому-то не приглянуться?
- Не дури, Элен, - нахмурилась та. – Речь не идёт о банальной симпатии. Речь идёт о команде, а тебе это понятие знакомо.
- Похоже, из нас только ты опасаешься, что нас пристрелят на подлёте к раю, - хмыкнула Кара и получила от Елены взгляд, похожий на пощёчину.
- Софи, - медик снова обратилась к своему единственному авторитету, – ты раньше такие вопросы решала голосованием всей общины.
- А чего тут голосовать? – вместо профессора ответил Найджил. – Эль, бросай дурить и начинай собираться.
- Или можешь оставаться здесь одна, - спокойно добавил Митрофан. – Что?
На него обратились все взгляды, но выражение у всех было разное. Елена молча поднялась и вышла, выразительно хлопнув дверью вагончика. Найджил, немного поколебавшись, поковылял за женой.
- Она у вас кто? – невозмутимо спросила Рика.
- Медик, - отозвался Гайрик. – Очень хороший медик.
- Жаль. А то бы я её сразу пристрелила. Собирайтесь что ли. Я смотрю, у вас тут ветрено. Глядишь, какую Мери Поппинс принесёт, а то и целый отряд Поппинсов.
- Нам нужно немного времени… разведчики, - Софи посмотрела на Митрофана. Тот ответил тяжёлым взглядом.
- Сколько? – Рика многозначительно оглянулась на дверь, которую, не прикрытую Найджилом, теперь трепал ветер.
- Один вернётся через два дня. И мы сразу тронемся. Вторая… не знаю, - майор поморщился. – Я оставлю ей знак, в каком направлении нас искать.
- Вот этого не надо. Знак может и кто другой найти, - чуть резковато заметила Рика.
- Другой не поймёт. Она моя дочь, я смогу оставить послание только для неё.
Рика сочувственно кивнула и посмотрела на Гайрика.
- Ты куда-нибудь пристроишь меня на это время?
- Идём, покажу мою обитель, - ухмыльнулся тот, и оба покинули вагончик.
Следом вышел и Данас, одним взглядом показав майору, что согласен с любым его решением.
- Кажется, Том не только дом отыскал, - хмыкнула Софи.
- Повезло ему, - кивнул Митрофан, но взгляд у него был отсутствующим.
- Переживаешь, - профессор не спрашивала, а утверждала.
- Когда я буду уверен, что вы в безопасности в этом Эдеме, я пойду её искать. Она моя связь с этим миром. Я не могу её потерять. Я ей ещё Лермонтова не почитал…
- Не раскисай, майор. Алиска в тебя пошла. Любому голову отгрызёт, а себя в обиду не даст. Вместе искать пойдём, - мозолистая ладонь сержанта легла на пальцы Митрофана, и ему внезапно стало тепло на душе.
- И в конце концов, у нас есть ещё два дня, - сказал он бодрым голосом.

Однако через два дня Алиса не вернулась. Не вернулся и Кристиан. Напрасно весь день поселенцы смотрели на север. Напрасно прождали до утра третьего дня. С тяжёлым сердцем грузили последнее необходимое в камаз, всё так же оглядываясь на север. Ветер не утих, даже стал как будто ещё крепче. Долину заволокло пылью. Сама природа настаивала на том, что людям здесь больше не место.
Митрофан, закинув сумку в кабину трофейного грузовика, вернулся в свой вагончик. Здесь стало совсем пусто. Майор опустился на койку, оглядываясь. Вспомнилась почему-то мать Алисы, давно ушедшая в небеса, а потом и сама Алиса, восьмилетняя и до ужаса озорная.
- …давай опять в шпионов! Ну пааап! – носик забавно сморщился.
- Ну давай. Шифровка для агента Элис уже спрятана.
Девочка радостно кинулась обыскивать вагончик, прячась от воображаемых вражеских резидентов. Иногда она целилась в них из тяжеловатого для неё отцовского пистолета. Когда Софи впервые увидела такую игрушку в руках ребёнка, с ней чуть не случился сердечный приступ, и как Митрофан ни убеждал, что внутри ни одного патрона нет, профессор всё равно обозвала его идиотом.
- Нашла! – радостно взвизгнула девочка.
На внутренней дверце железного шкафчика было нацарапано: «Агент Э. Смотрите вверх!» Агент Э. знала, что по секретному уставу секретной имперской службы шифровку следовало читать наоборот, а потому стала искать на полу. Стрелка, которую Митрофан намалевал куском песчаника, указывала на дверь, и Алиса радостно помчалась на улицу…
Митрофан тяжело вздохнул, вдруг почувствовав себя старым. Поднялся и открыл шкафчик. Вынул из кармана отработанную гильзу и на и без того исцарапанной поверхности накарябал: «Агент Э. Место встречи резидентов 520 миль строго на юго-восток».
Больше не задерживаясь, резидент К. покинул штаб-квартиру и направился к уже тарахтящему любовно вычищенным двигателем камазу.
***


Рецензии