Глава 1. Среди пустошей

Поезд, пыхтя и скрипя тормозами, медленно остановился на краю маленького городка. Хлопнула вагонная дверь. Мастер Вильсон, зябко кутая свою тощую фигуру в длинный плащ, вышел на пустой перрон и огляделся. Весь его убогий багаж, состоящий из потёртого саквояжа и зонта, без труда помещался в его руках.
Скучающий носильщик смерил его оценивающим взглядом, зевнул, и пошёл прочь, даже не попытавшись предложить свои услуги.
-Эй, мистер, - окликнул его Вильсон.
-Сэр? – лениво обернулся носильщик.
-Где я могу найти дилижанс, или наёмный экипаж?
-Обойдите здание вокзала по гравийной дорожке, сэр. Там, кажется, ещё стоит пара кэбов.
-Благодарю Вас, - ответил путешественник, и несколько смутившись отсутствием лишнего фартинга на чаевые, побрёл в указанном направлении.
Позади беленького домика, носившего гордое звание городского вокзала, оказалась круглая площадь, пересечённая длинными косыми тенями домов. На площади стояли два экипажа – кэб, запряжённый пегой кобылой и маленькая открытая двуколка, запряжённая уэльским пони.
Подойдя к кэбу, молодой человек сдвинул виснущий на ушах котелок с прыщеватого лба и спросил:
-Сколько стоит добраться до усадьбы Сноуфилд?
-Сноуфидл? – Возница скосил недовольный взгляд на путника, немного поёрзал на козлах и наконец пробормотал что-то невнятное.
-Так сколько же? - настаивал молодой человек.
-Время уже позднее, сэр, дорога плохая. Может, довезти Вас до гостиницы? Переночуете, а утром найдёте подходящий экипаж.
Молодой человек покраснел. Ночлег в гостинице проделал бы солидную брешь в его скромном состоянии. Да и зачем ночевать в гостинице, когда можно до темноты успеть в имение к тёте, где ему несомненно будут рады. Зачем лишнюю ночь кормить гостиничных клопов, да ещё за немалые деньги?
-Благодарю Вас, сударь, но я не спрашивал Вашего совета. Можете Вы отвезти меня в Сноуфилд? Мне непременно сегодня нужно попасть туда.
Возница снова заёрзал:
-И охота Вам на ночь глядя тащиться в такое место?
-Я дам Вам шиллинг! – нетерпеливо провозгласил мастер Вильсон
Но вместо заискивающей улыбки, на обветренном лице возницы возникла мрачная усмешка:
-Простите, сударь, но я еду домой. Если угодно, могу подбросить до гостиницы. Это по пути, а если нет, ищите другой экипаж.
-Но зачем же Вы стояли здесь! Предыдущий поезд был более получаса назад. Кроме меня, других пассажиров нет. Если Вы собирались домой, зачем же ждали полчаса, почему сразу туда не поехали?
-Простите, сударь, но это уже моё дело. – Возница тронул поводья, и кобыла нехотя потащила кэб прочь от площади.
-Вот чудак! – воскликнул мастер Вильсон и, пожав плечами, направился в сторону двуколки.
-Сэр? – Владелец уэльского пони вежливо приподнял шляпу.
-В поместье Сноуфилд! – сказал молодой путник, занося ногу к подножке экипажа.
-Вряд ли Вы в такой час сможете найти экипаж до Сноуфилда, - пробормотал помрачневший возница?
-Но почему? – искренне удивился пассажир. - Время ещё позволяет засветло добраться до Сноуфильда.
-А обратно? – осведомился возница. - Обратно мне придётся возвращаться в одиночестве, да ещё в полной темноте.
-Ну и что? - Недоумевал мастер Вильсон. - Я готов заплатить шиллинг. Разве Вам не нужны деньги?
-Вот, что, сударь, - возница доверительно склонился к молодому человеку. – Я вижу, вы человек в этих местах новый, многого не знаете. А только вряд ли вы найдёте чудака, который согласится за шиллинг на ночь глядя сунуться в такое место…
-Какое такое место? – воскликнул молодой человек. – Леди Сноуфилд – моя родная тётка. Я же Вас не в вертеп разбойничий нанимаю. Что такого в том, чтобы отвезти путника в приличный дом?
-Вы уж не прогневайтесь, сударь, а только проклятое это место. Поговаривают о нём недоброе. Вы уж как хотите, а я за шиллинг рисковать не стану.
-Какой вздор! – воскликнул мастер Вильсон. – Моя тётушка уже лет тридцать живёт в этой усадьбе, и ничего – жива-здорова. Неужели слабая женщина может там жить, а Вы – крепкий сильный мужчина боитесь заехать туда даже на полчаса?
-Эх, сударь, Ваше счастье, что мне очень нужны деньги. Пожалуй, за четыре шиллинга я бы рискнул.
-Че… Че.. Четыре шиллинга? – Мастер Вильсон чуть не поперхнулся, внимательно вглядываясь в лицо возницы, стараясь разглядеть в нём признаки безумия. – Но я на поезд меньше потратил!
-Что же? Дело Ваше! Я просто хотел войти в Ваше положение, сэр. Но, если Вас не устраивает цена, может быть, оно и к лучшему. Оба целее будем.
-Но от чего же так дорого?
-Какое место, такая и цена. Не хотите – идите пешком.
Возница тронул своего пони. В этот момент мастер Вильсон вдруг осознал, что если он промедлит ещё минуту, то останется один среди пустой сумрачной площади с перспективой ночевать в гостинице, или торчать всю ночь на вокзале под уже начинавшим накрапывать промозглым дождём, или, что ещё хуже, идти пешком по незнакомой местности, где и дорогу-то спросить будет не у кого.
-Эй, мистер, - крикнул он. – Ладно, постойте, я согласен.
Возница нехотя натянул поводья.
-И деньги вперёд! – пробасил он, глядя прямо перед собой в пустое пространство.
Скрепя сердце мастер Вильсон вынул свой тощий кошелёк и отсчитал требуемую сумму.
Двуколка довольно быстро проехала весь городок, простучала по булыжнику главной улицы, мягко прошелестела по немощёной улочке предместья между живых изгородей и вступила на извилистую дорогу среди унылых вересковых пустошей.
Заходящее солнце проступило сквозь серую пелену туч зловещим багровым пятном. Трава приобрела красновато коричневый оттенок, а купы вереска на её фоне казались абсолютно чёрными.
Мастер Вильсон покрепче сжал в руке рукоятку зонта и невольно придвинулся к могучему плечу возницы, сидевшему рядом с ним на тесной скамье двуколки. Было так тихо, что отчётливо слышалось даже дыхание пони, скрип хомута, полязгивание ржавых рессор.
Молодой путник то и дело озирался по сторонам, но всюду была одна и та же картина угрюмой холмистой пустоши.
С каждой минутой день угасал. Откуда ни возьмись, стали наползать клубы тумана – то бледные полосы, то густые белые столбы. Иногда в белесых полосах были видны то ли чёрные коряги, похожие на чудовищ, то ли черные чудовища, похожие на коряги.
-А что такого говорят о здешних местах? – нарочито весело спросил мастер Вильсон, когда тишина стала совсем невыносимой.
-Всякое говорят, - неопределённо пожал плечами возница. – Может, и врут, - добавил он, помолчав.
-А всё же? – поинтересовался пассажир, уже отчасти досадуя на своё малодушие. Надо же так нелепо поддаться детским страшилкам и столь бездарно просадить целых четыре шиллинга!
-Слышал я, будто люди здесь пропадают, - угрюмо сообщил кучер, глядя почему-то не на собеседника, а на круглый зад своего уэльского пони.
-Как пропадают?
-Обыкновенно как. Вышел утром по делам, а вечером домой не вернулся. Вот и пропал.
-Но, мистер, такие случаи везде бывают, а не только здесь.
-Может быть, и так, - пожал плечами возница.
Мастеру Вильсону почему-то не понравилось, что кучер так легко с ним согласился. Лучше бы спорил, доказывал. Можно было бы возражать и тем укреплять свою смелость.
Туман становился всё гуще. Пейзаж из багрового становился всё более серым. Впереди из тумана всё отчётливее стало выделяться что-то огромное и чёрное. Когда подъехали ближе, мастер Вильсон вдруг понял, что это лес, голый осенний лес. Дорога привела их под ажурные своды сплетённых ветвей.  По обеим сторонам дороги в тумане угадывались чёрные кривые стволы деревьев. Пахло сыростью.
-А ещё поговаривают, - неожиданно продолжил беседу возница.
Мастер Вильсон замер ожидая, что сообщит ему возчик. Но тот медлил, как будто сомневался, стоит ли говорить.
-Ну, чего поговаривают? – нетерпеливо спросил пассажир.
-Поговаривают, будто волки здесь пошаливают.
-Но волки везде есть! – неуверенно сказал Вильсон.
-Везде, да не так, - вздохнул возница. – Иной раз тут такое найдут, что даже крепкие парни в обморок падают, словно барышни.
-Чего находят-то?
-Останки разные.
-Какие останки?
-Недоеденные.
-Человеческие? – Голос мастера Вильсона предательски задрожал.
-Животных, в основном, - успокоил его возница. – Человеческие – это уж не так часто.
-Вы сами это видели?
-Нет, просто поговаривают.
-Может, сплетни?
-Может, и сплетни.
Вдруг повозка так внезапно остановилась, что юноша, чуть было, не ткнулся носом под хвост уэльского пони. Только с большим трудом ему удалось сохранить равновесие. Он поправил на голове фетровый котелок, который был, надо сказать, великоват ему и при толчке съехал на глаза.
-Что случилось? - спросил он.
Возница щёлкнул бичом, но пони только захрапел и немного попятился.
-Ну, чего ты, дурень, опять испугался? – ласково сказал возница, вглядываясь вперёд.
На дороге, сквозь рваные клочья ползущего тумана можно было различить какой-то неподвижный тёмный предмет.
-Что это, мистер? – спросил пассажир.
-Кто его разберёт в таких сумерках? – пожал плечами возница. – Может, ветка упала после вчерашней бури? Держите ка поводья, сударь, я схожу, посмотрю.
Медленно, держа наготове хлыст, кучер подошёл к тёмному предмету, лежащему на дороге. Постоял немного.
-Что там? – напряжённо спросил молодой человек.
-Да, ничего страшного, сударь. Просто волки ещё одну овцу задрали. Что я Вам говорил? Совсем обнаглели хвостатые!
Положив хлыст на землю, кучер брезгливо оттащил что-то с дороги в придорожную канаву.
Вернувшись, он тщательно вытер руки платком, достал из кармана спички и зажёг два фонаря, по бокам от переднего борта двуколки. Теперь в самой двуколке и вокруг неё стало как-то тепло и уютно. Но окружающий туман слился в густое непроницаемое молоко.
Сев на своё место, возница щёлкнул бичом, и, скрипнув рессорами, двуколка снова двинулась в путь.
«Не смотреть! Ни в коем случае не смотреть!» – подумал мастер Вильсон и даже зажмурил глаза, но в последний момент всё же не удержался и глянул в кювет, где лежала тёмная масса.
От представшей глазам картины его чуть не вывернуло.
В канаве на прелой разноцветной листве, хорошо освещённое светом карбидного фонаря, лежало тело овцы. Оно было как-то зверски растерзано. Клочья мяса и шкуры свисали с костяка рваными лохмотьями. Вместо живота была черная пустая дыра. Все внутренности были кем-то выедены. Острые концы рёбер торчали кверху. Шея животного была перекушена и держалась только на кожном лоскуте.
В жизни молодой человек не видел ничего более омерзительного. Похоже, неведомый хищник сожрал от силы треть мяса. Остальное было просто растерзано, разорвано, растрёпано без всякого смысла.
-Это волки? – спросил мастер Вильсон.
-Может, и волки, - отозвался возница.
Лес кончился так же внезапно, как и начался. Стало чуточку светлее. Снова потянулись укутанные в туман пустоши. Из мутного белёсого марева то там, то здесь торчали какие-то тёмные предметы, толи камни, толи коряги.
-Если бы не крайняя нужда, ни по чём не повёз бы Вас сюда! – вдруг вымолвил кучер. - Но, как ни крути, если я к понедельнику не добуду пять фунтов, то и пони и коляску заберут за долги. Что я скажу жене? Вот и приходится рисковать… Помру, так хотя бы не придётся оправдываться.
На душе у мастера Вильсона почему-то полегчало. Теперь он уже не чувствовал себя обманутым простофилей, у которого ловкий возчик выцыганил четыре шиллинга. Теперь он себя чувствовал добрым и благородным человеком, который помог ближнему в нужде. Да и страхи местных жителей, как оказалось, имели под собой почву.
Ограда усадьбы возникла из тумана совершенно неожиданно. Только что ехали по глухой пустоши, и вдруг, словно по волшебству, оказалось, что двуколка едет уже вдоль кованой ограды, прутья которой были увенчаны острыми пиками.
Кучер натянул поводья и остановил свой экипаж возле больших решетчатых ворот.
-Усадьба Сноуфилд! – торжественно провозгласил он.
Мастер Вильсон подхватил саквояж и слез с повозки.
-Вы уверены? – спросил он, озираясь по сторонам.
Вместо ответа кучер щёлкнул кнутом, развернул коляску и, не попрощавшись, быстро покатил прочь.

Продолжение http://www.proza.ru/2018/01/02/876


Рецензии
А ведь здорово ...

Сергей Гарсия   01.07.2019 00:22     Заявить о нарушении
Да, вот такая беда...

Михаил Сидорович   07.07.2019 07:16   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 22 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.