Там, где детство. Часть 1. Женька. Глава 3

                Вопросы без ответов



- Ты будешь знаменитой и богатой, - молодая цыганка Делла сделала вид, что очень внимательно всматривается в ладонь девочки, изучая ее линии судьбы и жизни. Что-что, а играть на публику Делла умела, в таборе была первая актриса.

- Ты уже мне сто раз об этом говорила. А счастливой?  - переспрашивала девчонка, заглядывая молодой цыганке вглубь ее бездонных черных глаз. – Ты никогда не говоришь о счастье, только о богатстве и знаменитости.

- Для женщины быть знаменитой и  богатой – то же, что и  счастливой, - ушла от ответа Делла.
 
- Делла, не сели надежду в  маленькое сердечко этой  вертихвостки, - остановила молодую цыганку  старая  Аза. – Женя, тебе пора возвращаться в интернат. Опять будут ругать. Не стоит злить воспитателей. Ласковому козленку больше молока достается.

- А я не хочу в интернат. Мне там плохо! Можно, я с вами?  Вы же на юг снова? Трясти карманы запоздалых курортников?
 
- Мы не трясем. Они сами не прочь отдать. Мы им шоу, они нам деньги. Так нужно. Мы привыкли  путешествовать. Здесь нам не очень – то и рады. Вчера участковый приезжал, угрожает, что  если не уберемся, повесит две кражи. И повесит, я такой сорт людей знаю. Чтобы увеличить раскрываемость, он нас готов и убить, - Аза достала из-под полы пышной яркой юбки, где находился только ей известный потайной карман,  начатую пачку сигарет. – Женя, беги в интернат, а то я  сейчас дыметь буду, нервы подлечить нужно, расшатались.

- Азочка, я ведь могу красиво танцевать, и пою  я так, что все рыдают. Почему мне с вами нельзя?  Я бы помогла много зарабатывать на  раззявах туристах на юге, - умоляла девчонка.

- Потому что ты воспитанница интерната. Нас обвинят в твоей краже и все, сезон накроется медным тазом. Я тебе подарков привезу. Хочешь, красивое платье?

- Не нужны мне подарки, Аза. Я с вами хочу. Почему ты меня сдала в интернат? Я ведь похожа на твою Мирелу, - допытывалась Женька, пытаясь прочесть ответ в  уставших, но блестящих глазах Азы.

- Так было нужно. Ты не цыганка. Когда-то ты меня поймешь и поблагодаришь, может быть. В интернате ты в безопасности, - Аза  уже не могла сдерживаться и попросила  красивого молодого цыгана Янко разжечь ее сигарету. Тот незамедлительно это сделал. И не потому, что Аза была матерью его  будущей жены, а потому, что Азу слишком уважали в  таборе – она была второй важной персоной после барона Миро, своего меньшего брата. Когда Миро уходил по делам, Аза оставалась главной. Но даже когда Миро был в таборе,  как сейчас, Аза  все равно воспринималась на уровне королевы.

- Какая безопасность? Меня эта дура Крыса все время за волосы таскает, - возмущалась Женька, пытаясь надавить на жалость и надеясь, что вдруг передумает Аза, смилуется и возьмет с собой.

-  Не  Крыса, а воспитательница.  Как там ее, Наталия Ивановна, кажись. Таскает, потому что не заплетаешь волосы. Ты должна жить по законам интерната, а не тащить в интернат законы цыган, - строго ответила Аза. – А вообще, небольшая взбучка тебе не помешает, закалит, научит  держать удар. Привыкай, жизнь – не сказка.
Откуда Азе было известно о ней, Женьке, все, последняя даже не спрашивала, потому как  Аза знала все о всех, но о многом молчала. Это молодые цыганки обещали наивным прохожим сказочные выигрыши и любовь неземную, способную свалиться на голову, как снег. Аза действительно обладала даром предвидения. Но даже если  она «видела» неприятности в судьбе жертвы, случайно попавшейся ей на дороге, Аза не всегда о них говорила, наученная еще своей бабкой, мудрой Кайлой:

- Бойся изменить судьбу человека. Не всегда испытания – плохо, часто это путь в рай!

- Аза,  если я не цыганка, значит, ты знаешь моих родителей. Кто  они? – настаивала Женька.- С некоторых пор этот вопрос стал ее волновать очень сильно.

- Не знаю я твоих родителей. Нашли мы тебя, - врала Аза, но так мастерски, что Женька не смогла определить эту ложь.

-  Чего себе не оставила? Я б росла с твоей Мирелой.

- Документов на тебя не было. А в интернате у тебя будут документы. Все, девочка, иди  и ничего у меня не спрашивай, - Аза совсем не была настроена на длительные объяснения. Женька тоже не собиралась сдаваться, но тут  из-за деревьев появился Васька:

- Пойдем, тебя уже ищут. Темнеет.

Аза одним взглядом дала понять Женьке, что разделяет мнение мальчишки. 

Когда Женька ушла, Дела подсела к Азе и  тихонько спросила:

- Ты уверена, что ей в  интернате будет безопаснее?

- Так правильно. Там у нее будет другое имя, другая судьба, документы и выбор… С нами у нее выбора не будет. Да и ангел-хранитель при ней. Все правильно!

- Аза, девчонка выросла. Раньше таких вопросов не задавала.

- Я заметила.

- Если кто из наших лишнее ляпнет?

- Не ляпнет. Просто мы больше сюда не вернемся. Все, завтра с утра в дорогу.

Только Дела  ушла  собираться, как к Азе, докуривающей сигарету, подсел Миро. Он все это время наблюдал со стороны за происходящим, а теперь решил  высказаться:

- Зря ты ее не хочешь забрать. Нарядили бы в цыганское – не отличишь от наших. Только что глаза синие, а так – наша. Даже говорить по-нашему умеет.

- Нет, Миро! Слишком привлекает внимание. И вообще еще не время ей высовываться. А если что – мальчишку рядом видел?  Этот  как за родную сестру  горло перегрызет.  Здесь ей надежнее.

- А, может, стоило ей все рассказать, как есть?

- Всему свое время. Проблема многих людей в том, что они торопятся. Научись ждать – и подарки судьбы будут сладкими. Это кстати касается и твоей Лалы. Не готова она тебя как мужчину принять.  Дай время и придет сама. Применишь силу – уйдет навсегда… к другому, - Аза специально переключила мысли Миро  на  его личные проблемы, чтобы он меньше думал о Женьке. Ведь реши Миро, что Женьку можно забрать в табор – так и будет, потому что Миро – барон.
***
- Чего ты приперся в табор?   Я бы, может, Азу уболтала и в Крым с ними ушла? Море бы увидела, – набросилась Женька на мальчишку, идущего за ней, словно тень.

Чего он пошел за ней? Он почувствовал, что  она может уйти. Васька боялся не того, что Женька уйдет из интерната, он боялся, что уйдет из его жизни.

- Я не заметил, что они тебя хотели забрать.  Сдали в интернат, значит, не нужна, - резко и больно полоснули эти слова по  сердечку девчонки.

- Ой, много ты знаешь, что они хотели, - вспылила красавица и  убежала в  спальный корпус интерната. Это значило, что обиделась, что на время поссорились. И снова Васька ругал себя последними словами, что не сдержался и не промолчал.

Женька и Васька ругались довольно часто. Дулись друг на дружку, а потом снова мирились, потому что долго порознь не могли. Много  общих дел в их еще небольшой жизни объединяло.
 
И вот теперь, сидя в  самом укромном местечке интернатовского сада, Женька с улыбкой вспоминала все выходки, оставившие в  сердце яркую и  незабываемую страницу жизни. Ведь шкодничали чаще вместе. Первой самой памятной проделкой стал их зооуголок. Вообще-то Женька хотела целый зоопарк устроить…  Местом для зоопарка были выбраны умывальники. Женька с Васькой старательно  собрали в тряпочки жаб разных цветов и размеров. Потом накопали червей – еды для жаб. Женька даже пробовала проводить исследование: какой червяк длиннее.

- Мой длиннее! – пошутил Васька, так Женька своего так растянула, что бедный  червячок превратился в двадцатисантиметровый шнурок. Юным натуралистам, бегающим  по близлежащей к интернату местности, посчастливилось  обнаружить, а также поймать ужа и спящую летучую мышь. Женька все  жалела:

- Эх, ворону не поймали. Давай хоть голубя  словим, а?

Какой тогда ор поднялся в умывальниках, когда  вечером  дети пошли умываться. А Женька бегала и кричала на всех:

- Тю, турки! Вы что, червей не видели? Ты! Иди сюда, ты жабу раздавил, падло!  Ты что это сделал? Да убить мало. Оно маленькое такое, а ты, верзила жирная. Так, положи квакшу на место, в миску… она без воды не может… А ты в другом месте умоешься, все равно всегда грязный,  как свинья. Вода таким грязным рожам не поможет.

Воспитательница  Женьку за это шоу  побила мокрой тряпкой. Ваське тоже попало  за соучастие, правда, словесно, потому что его злобный взгляд из-под серых глаз всегда останавливал, не позволял применить силу против этого паренька. Васька больше боялся не того, что его побьют, унизят при всех, а Женькиных слез. Но ее слез не видел никто. Девочка забилась в уголок, перестрадала свою жизненную неудачу, свалив все на то, что ее огромного гуманного порыва души не поняли, наедине с собой выплакалась, вытерла глаза, умылась и на этом все закончилось. Но с той поры при слове «зоопарк» Васька улыбается, а Женька  с ухмылкой вспоминает инцидент.

Дружат Васька с Женькой уже шесть лет. И столько всего было за это время, что  даже для того, чтобы перечислить, понадобятся километры бумаги.  А если вспоминать, то  не один день. Любимыми занятиями осени можно считать  стихийные набеги на сады местных жителей частных домов, соседствующих с интернатом, и побеги.  Есть яблони  и груши в интернатовском саду, но они, видимо, не такие сладкие и привлекательные, как в частных садах. И ведь там, за забором, не только фрукты, но и эмоции.  Боишься, волнуешься, страх подкашивает ноги, но если удалось остаться незамеченным – то появляешься, как герой, в интернате с  торбочкой  слив, груш, яблок. Не важно, с чем, важно, что сорванным в чужом саду. Поэтому хозяева  соседних фазенд  враждебно относились к воспитанникам интерната и считали заведение «выплодком бандитов», а детей часто называли саранчой.
Частенько Женька с Васькой удирали с интерната. Впервые они ощутили волнующее чувство свободы, когда убежали во время экскурсии в лес. Когда их отыскали, то врали в один голос: «Заблудились!» Но сами то знали, что удирали, держась за руки, бежали, куда глаза глядят, а потом, обессиленные, объедались земляникой и припасенными пряниками. Планировали прожить в лесу, как Робинзоны. Вот и год назад тоже пытались сбежать. Правда, неудачно.

Женька пребывала в плену воспоминаний и даже встрепенулась, когда пред ней появился Васька.

- Ты? – не надеясь увидеть его так рано, удивленно спросила Женька.

- Что, уже сам на себя  не стал похож? – пошутил Васька и присел рядом. Повздорили из-за Женькиных выбрыков,  а мириться  пришел первым Васька. – Давай не будем ругаться?

-  А мы вроде как и не ругались, – Женька улыбнулась. О, эта удивительная улыбка! Она способна сделать с кем угодно что угодно.

- Тогда хорошо! – обрадовался мальчишка. - Ты до сих пор хочешь увидеть море? – вдруг спросил Васька, но вопрос больше звучал, как непреложная истина. Женька только утвердительно качнула головой.

- Тогда давай убежим…, -  удивил Васька.

Ее глаза вспыхнули огнем свободы, заблестели, но потом резко потухли. Васька, такой умный, мудрый, взрослый…  И вообще говорит  только то, в чем уверен, теперь, наверно, решил поиздеваться, или что?

Продолжение  http://www.proza.ru/2017/12/28/4


Рецензии
Какая же тайна у этой девчонки...

Галина Анастасиади   29.09.2019 17:29     Заявить о нарушении
Это не сразу раскроется. Интрига...

Ксения Демиденко   29.09.2019 18:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.