Рассказ девятый о неслучайно подброшенных уликах

 Порфирий жалел о том, что к золотому перу не удалось привязать хотя бы нитку. Или, ещё лучше, уздечку. Но вот как бы он это сделал – он понятия не имел. Зато он имел понятие о том, что это перышко его нервирует и очень сильно.
 В полумраке подземелья он еле успевал бежать за ускользающим золотым отблеском, виляющим и заворачивающим за каждый угол. Порфирий уже забыл считать, сколько поворотов он сделал, сколько коридоров прошёл и…
 А. вот оно остановилось. Перо дрогнуло и застыло в воздухе. Вампир тоже замер. Он огляделся и не понял, где находится. Потом понял, что заблудился. И он умудрился заблудиться в самом страшном месте самого страшного мира из всех миров. Он совершенно не помнил, куда ему надо идти и как ему пройти обратно к выходу.
- О, боже… - выдохнул он.
 Кажется, он снова сделал что-то не то. Хель рядом снова не было. Голоса Аида в голове не слышно – связь здесь не работает. И он… Эй, а куда делось перышко?
 Порфирий сипло вдохнул – золотого пера нигде не было. Ну вот – он и проводника потерял. А нет, вот оно.
 Впереди и слева виднелся золотой отблеск. Перо дёрнулось, как бы подманивая к себе. Порфирий решил не поступать снова безрассудно и посмотрел на эту проблему вампирским зрением.
- Это место проклято, - сказал он, увидев бездонную штольню прямо перед собой. Пёрышко продолжало ждать, и оно явно наслаждалось своей властью над этим жалким яблочным кровопийцей.
 Порфирий в свою очередь хмыкнул, запрыгнул на потолок, перешёл через штольню по нему, и спрыгнул уже с другой стороны.
- Так всё, хватит! – не сдержался он и схватил перо рукой. – Ты немедленно ведёшь меня туда, куда нужно, я там собираю улики, а потом!..
 Договорить вампир не успел. Пёрышко разозлилось от такой наглости и рвануло дальше в шахты. Порфирий вскрикнул и полетел вслед. На проверку оно и правда было золотым – холодное и больно впивается в кожу.
«Хорошо хоть не серебряное!» - мелькнула в голове мысль.
 Перо летело дальше, Порфирий еле успевал уворачиваться, чтобы не считать рёбрами все деревянные опоры и каменные стены. Проводник его помотал ещё минуты две, резко влетел в дыру в очередной стене, а потом снова застыл.
 Вампир этому немного обрадовался, потому что от этой  прогулки его уже начало немного мутить.
- Ох, - он стал держать левую руку у рта и медленно осматривался. Его очень не устраивало то, что он не может достать ногами до пола. Он опустил взгляд – нет, пол недалеко, в полуметре от ног, только он какой-то… неправильный что-ли?
 Перо нервно дёрнулось и выскочило из кулака вампира, больно резанув его по коже. Порфирий снова вскрикнул, взбрыкнул руками и упал. Пол оказался под углом - и вампир весело поехал вниз по скату. Случайно наклонившись вперёд, он перевернулся несколько раз, и наконец растянулся на более-менее пологой части пола.
- Ох… Ох.. Я здесь? – спросил он в пространство.
 Не получив ответа, он сел и поморщился от боли в правой ладони. Перо сильно порезало её и сгибы пальцев. Вампир невольно начал зализывать раны языком. Через полминуты он остановился.
«Так. Стоп. Я что – животное? У меня нет что – ни мази, ни бинтов с собой? А да, а правда нет. Больно… Стоп! Ещё раз! Что-то знакомое».
  Порфирий вытер губы и понял, что показалось ему знакомым. Глиняная пыль – знакомый вкус. Именно тот, что и был в образцах, что остались от голема.
- Я здесь. Это то самое место, - и вампир понял, что он на месте преступления. Точнее на месте, откуда начиналось преступление.
 Вот только подозреваемого не было видно.
***
 Порфирий решил не торопиться с выводами и с телодвижениями тоже. Кто его знает, что здесь может быть? Медленно осматриваясь, он оглядел эту самую штольню, в которую они так долго шли (а дошёл пока только он – что его весьма расстраивало!). Склон занимал всё видимое пространство перед ним, причём посередине был глубокий жёлоб – глина там была утрамбована очень плотно, как будто там что-то покатывалось вперёд-назад много раз. По бокам это этого жёлоба были отпечатки босых ног.
 Порфирий сглотнул и присел на корточки.
- Влажная, - пробормотал он, потрогав глину. – Здесь иногда пускают воду, чтобы сделать склон более скользким? Чтобы было сложнее закатывать камень? Или же нет?
 Подниматься по скользкому склону без опоры было нежелательным, поэтому Порфирий подошел к левой стене.
- Минуточку, - он нащупал руками выемки на стене. Перед ним на склоне у самой стены виднелись углубления – корявые, бесформенные и крайне неаккуратные.
 По склону поднимались и спускались много раз. Так много, что здесь образовались ступеньки – для рук и для ног.
- Очень интересно, - Порфирий держась за стену стал медленно подниматься вверх. Под ногами неприятно хлюпало, пальцы скользили.  В голову пробиралась наглая мысль выпросить у короля после этого выходной.
 Тут правая рука соскользнула и он, развернувшись, чуть не полетел вниз. Невольно прислонившись спиной к стене, Порфирий перевёл дыхание.
- Скользкая… вода! – выдохнул он и подтянулся назад. Нащупав правой рукой течь, он кое-как к ней подобрался и встал на одно колено напротив неё.
- Вот почему склон мокрый, - рассудил он, внимательно присматриваясь к дыре.
  Она была достаточно большая – диаметром с кулак. Из неё тонкой струйкой текла вода, понизу на стене и на скате были борозды, по которым она стекала вниз. Это было по всему склону.
- Он много раз ходил к этой дыре. Зачем? Что он хотел?.. И зачем вода? Откуда?  Так, минутку.
 Он слегка провёл рукой у мокрой стены. Глина поддалась и часть её осталась у него на ладони.
 Она размокла. Значит её можно взять с дна шахты и… И принести к этой дыре. Зачем?
 Порфирий наклонился к дыре и присмотрелся к воде. Потом прислушался. У него галлюцинации? Ему кажется, что кто-то кричит. Тихо, приглушённо, как из тоннеля.
 Это же вода. Вода кричит.
«Так, ладно. В этом мире может быть всё что угодно!»
- Наверное, резонанс, - проворчал он и достал из переднего кармана брюк небольшую склянку, набрал в неё воды, плотно закрыл и положил пузырёк обратно в карман.
- Так можно выяснить, откуда течёт эта вода, впрочем, у меня уже есть предположение… - Порфирий потёр подбородок. И понял, что испачкал его глиной.
 Пытаясь оттереть липкую глину, вампир понял, что он чувствует что-то. В спёртом воздухе шахты он почувствовал знакомый запах.
 Тот, что придаёт свежести и немного успокаивает нервы.
 Запах мяты.
 Вампир перевёл дух и заметил, что из дыры тянется тонкий корень. Опутывая стену и цепляясь за глину, он полз наверх. Порфирий внимательно всматривался вверх и пытался понять - куда же он тянется. Но пойти и проверить он не мог – ступеньки заканчивались здесь, а глина выше дыры была совершенно сухая.
- Выше мне не пройти, - пробормотал он. – Хотя… Эх, видимо придётся использовать непроверенный метод.
 Спина ещё не пришла в себя после удара, так что крылья взяли временный отпуск. Прогулка по потолку тоже отменялась – нелицеприятные глыбы, которые вот-вот могли упасть, не были лучшим местом для гуляния.
- Ну, что ж. Придётся идти по склону на своих двоих, - тихо проворчал он себе под нос и наклонился вперёд. Нет, он уже делал это раньше! И у него получалось – в большинстве случаев. Правда, пару раз он всё же кувыркнулся с башни принцесс, когда устанавливал там распылитель пыльцы. Но это ведь не считается, так?
 Неуклюже оперевшись на пальцы, он вытащил ногу из глубокой ступеньки и наступил на сухую глину. Вроде не скользит. Перенеся вес на ногу, он ещё раз шагнул. Тут его дёрнуло, он чуть не потерял равновесие и схватился пальцами за стену.
 Вампирские силы сработали вовремя, и он не полетел кубарем вниз.
- Ох, - еле отдышался он, стоя в полуперевёрнутом  состоянии на сухой глине, одной рукой прислонившись к стене. – Вперёд.
 Неторопливо, он шёл вверх, замечая краем левого глаза зелёные побеги на стене. Они всё так же шли наверх, как какой-то поручень.
- Очень странно. Мята так не растёт. У неё не такая сильная корневая система! Тем более, что почва глиняная и… - он замолчал. Корень закончился. А нет! Он пополз вверх на потолок.
 Порфирий остановился и увидел, что он почти дошёл до верха ската. Перед ним был огромный и, судя по всему, тяжёлый камень. Корни буквально вплели его в верхний угол между стеной и потолком.
 Вампир остановился. Он всё понял.
 Сизиф сбежал отсюда. Это он доставал глину для голема. Вода, текущая из этой дыры, размягчала глину, он собирал её и, поднимаясь по этой «лестнице» к дыре, передавал глину небольшими порциями тому, кто сделал эту течь. Побеги и корни перемещали комки этой глины. А, чтобы камень не мешал ему проделывать эту нехитрую работу, эти же корни подвесили знаменитый камень к потолку, избавив его от бессмысленной работы.
- Он действовал не один, - Порфирий вытер пот с лица. – Я уверен, что эта вода – из реки Кокит. И побеги мяты… Они с нимфой Мятой были в сговоре – это точно.
 Вампир даже немного улыбнулся сам себе. Он почти разгадал загадку – и ему это очень понравилось. Но где искать Сизифа? Его же надо привести на суд к королю! А где он – этого сейчас никто не знает.
 Порфирий знал, что для обвинения в суде ему нужны будут доказательства. Но простой склянки с водой будет мало.
 Ему в голову пришла странная идея – надо взять с собой одну веточку мяты.
« Я очень надеюсь, что обойдётся. Жаль, что без этого не обойтись».
 Он отклонился от стены, протянул руку и оторвал маленький побег мяты с цветением.
 В ту же секунду корни сжались и оборвались. И перестали держать камень.
«Чужой!» - прошипел неприятный женский голос по всей камере. – «Ищейка короля!»
***
 Порфирий при жизни очень любил книги Жюля Верна. Особенно те моменты, когда главные герои попадали в сложные ситуации. О, этот напряжённый момент, когда ты глотаешь фразы и слова, когда ты ждёшь – как же разрешится это дело и, самое главное что же будет дальше? Хотя, обычно дальше была следующая глава, в которой всё благополучно разрешалось. В большинстве случаев.
 Но в данный момент это бы ему не помогло. Он с сожалением осознал эту вещь, когда, не помня себя, резко развернулся и побежал вниз по склону прочь от знаменитого камня. Тот катился за ним по уже успевшей ему надоесть за вечность траектории – вниз, в самую нижнюю точку этой камеры. Порфирий тоже туда хотел добраться и желательно раньше чем камень. Поэтому он побежал вниз, поскользнулся, перекувырнулся через себя, упал на скользкий жёлоб и проехал по нему до самого низа на спине. Этот способ ему понравился чуть больше чем предыдущий – хоть не пришлось катиться кубарем. Но скорость, которую он развил на жёлобе за короткое время и масса его тощего тела развили при этом такое количество кинетической энергии, что остановиться он не мог.
 Жёлоб уже кончился, а он всё продолжал ехать на спине по пологому полу. Перед ним показалась стена, гордо обозначающая собой тупик этой части подземелья.
 Шум сзади нарастал, Порфирий от страха снова потерял ход мыслей. Но, немного приподняв голову, он заметил в нижней части стены промытую трещину – достаточно широкую, чтобы пролезть туда.
 Он резко сложил руки на груди и откинул голову назад. Со свистом он въехал в промоину, а камень запечатал собой её с одной стороны. 
 Мокрая глина немного царапала нос пока он ехал. Но стена оказалась не такой широкой, как можно было подумать. Всего через три метра, вампир выехал из тоннеля и остановился, ударившись ногами о другую, уже не дефектную стену.
-Д-д-да з-д-дравств-в-вуе-ет вт-т-о-ор-о-о-й за-а-акон Н-н-ньюто-о-на-а-а, - осипшим голосом еле выдавил он из себя.
***
 Вся спина была в  глине. Все штаны были в глине. Даже волосы были в глине. Другими словами, Порфирий весь был… в тихой ярости. Ему очень хотелось немедленно снять с себя всю эту грязь и как следует помыться в горячей ванне. И выбраться из этой дыры, в которую он попал по милости короля. Еле поднявшись на ноги, он начал вытирать лицо рукавом и попутно оглядываться.
 Ну что же. Ещё один коридор, а путь назад отрезан. А мерзкое перышко осталось там, за этой стеной. И он снова был один. Если бы Порфирий не был воспитан в строгих правилах, он бы выругался на ситуацию. И прежде всего на себя.
- Ох, - вздохнул он, и устало облокотился на стену. – Я хочу домой. Я очень хочу домой. К себе, в склеп. Хочу домой…
 Он повернул голову налево и чуть не вцепился ногтями в стену. На полу виднелись отпечатки босых ног. Пришло время снова идти по следу.
***
 Как ни странно коридор скоро закончился – теперь уже не скатом, а просто обрывом. Порфирий резко отшатнулся назад, чтобы не полететь вниз. Вниз ему как раз и было нужно, но прежде чем прыгать в неизвестность, он хотел хоть немного прояснить её. И начал приглядываться.
 На почти отвесных стенах виднелись какие-то засовы. Чуть прищурившись, вампир понял, что эти засовы закрывают собой медные пластины. И так по всей  поверхности стен.
- Напоминает карцер. Или склад, - подумал он вслух и высунулся чуть дальше из проёма. И увидел внизу пол – как оказалось, он был не так далеко. Всего три метра.
 Порфирий осторожно спрыгнул – под ногами стукнул камень. И здесь следы кончались. И дворецкому это не понравилось. Может, вернуться? А как?
 Но тут его раздумия резко и довольно грубо прервались.
 Вокруг шеи вампира что-то щёлкнуло. Что-то железное и немного тяжёлое. Порфирий сразу понял, что это кандалы и ему это не очень понравилось.
 Он схватил обруч двумя руками, попытался снять, но его опередили другие обручи, которые схватили его руки. Такой же щелчок раздался и у лодыжек.
- Знал же, не надо было, - еле сказал от напряжения вампир и упал на пол. - … сюда приходить.
 Недалеко от него раздались шаги босых ног. Рядом показался измождённый мужчина среднего роста, весь в засохшей глине, в рваной тоге, с длинными спутавшимися волосами – в них намертво застряла старая корона.
- Верно, парень, - сказал ему Сизиф.
 Порфирий с трудом сел на колени и поднял голову.
- Не надо было тебе сюда приходить, - заключённый поставил фонарь на пол. – Зачем пришёл? Зачем надо было лезть не в своё дело? Победили его – и ладно. Но нет. Надо было тебе полезть разбираться. Надо было уговорить его Величество провести расследование…
 Сизиф достал из кармана нечто, похожее на большую железную зубастую челюсть.
-Это ведь даже не твое дело, - он схватил вампира за затылок и с силой надел на него челюсть. Она неприятно упёрлась в подбородок. – Нет же, давай найдём тех, кто попытался хоть немного прервать свою вечную пытку.
- А вам не кажется, что вы эту пытку заслужили? – твёрдым голосом спросил Порфирий.
- Да какая тебе разница. Посиди, подумай. Может поймёшь что… А так, - Сизиф поднял Порфирия за подбородок.
 Сзади снова раздалось звяканье и в затылок дворецкого ударилось что-то железное. Оно щёлкнуло на скулах и перекусило цепочку от монокля.
- Хватит! Немедленно прекратите! – испуганно выкрикнул вампир. В железной маске были небольшие прорези для глаз и решётка у рта, так что особо диалогу этот аспект не помешал.
 Порфирия что-то потянуло назад. Потом резко дернуло, и он улетел в одну из прорех в стене штольни. Цепи подвесили его в железном коконе над полом.
- Зачем вы это делаете?! – закричал вампир и зажмурился – сильно загудело в ушах. Эффект эха в шлеме сказывался на его слухе не в лучшую сторону.
Сизиф повернулся и стал уходить.
- Стойте! Нет! Выпустите меня! Пожалуйста! Не бросайте меня здесь одного!
 Тот не оборачивался.
- Повинитесь перед Аидом! Он поймёт! – вампир хватался за последнюю соломинку.
 Сизиф остановился.
- Поймёт? Того, который его обманул? Того, который один раз заточил здесь Мрачного жнеца? Того, кто унизил его ещё раз? Не думаю. Я знаю, что меня найдут, что меня накажут. Для меня всё кончено, и мне всё равно что будет дальше. Я спрячусь, но меня всё равно найдут. Я просто подожду неизбежного. Не скучай.
- Стойте… - выдохнул вампир.
 Проём перед ним резко закрылся – плотная медная плита врезалась в глиняный пол. Порфирий понял, что он остался один в полной темноте.
- Ваше величество? – с надеждой спросил Порфирий.
 Тишина. Ему никто не отвечал.
- Ваше величество?
 Снова тишина. Не получилось.
 Порфирий закусил губу и протяжно и испуганно завыл от страха, слёзы снова покатились у него из глаз. Как же ему хотелось сейчас оказаться в своём склепе. Вместе с Рататоск. 


Рецензии