Там, где детство. Часть1. Женька. Глава 2

                ЦЫГАНКА


Уже с самого утра день не обещал быть погожим. Солнце то выглядывало на какое-то мгновение из-за густых темных туч, бледное и холодное, то снова пряталось, заставляя подолгу себя ждать. Среди всех девчонок из пятнадцатой комнаты только лишь одна Женька светилась внутренним счастьем, да еще и пыталась шутить. Казалось, на ее веселый нрав не действует  ни погода, ни вечно грозная и недовольная заведующая, - вообще никто и ничто. Непоседа то и дело выглядывала в коридор, наблюдая с легким волнением за тем, как ночная дежурная тетка Маша ругалась с девочками из четырнадцатой комнаты.

- Кажись, и нам сейчас влетит под ее горячую руку… - размышляла вслух, зная, что виновата, но надеясь, что вину не докажут.

Девочки как по команде бросились застилать свои разбросанные кровати. Вика даже схватила в руки веник, имитируя процесс уборки.

Действительно, спустя пять минут в их комнате появилась сердитая тетя Маша.

- Женька!!! Сатана, где эта гадина? Это ж ее рук дело! Женькин ластик? – тетка совала  всем девочкам под нос стертую с одной стороны  резинку, но девочки молчали, хотя каждая знала наверняка, что ластик был Женькин. Именно этой резинкой было  удобно вытирать, поэтому у Женьки ее заимствовали часто. Ей ценную штукенцию подарил Васька, а где взял тот – никто не знал, да и особо не интересовался, откуда такое добро свалилось.

Все оглядывались, ища глазами виновницу появления грозной тети Маши, но Женьки как-то резко в комнате не стало. Исчезла. Посчитали, что убежала, выпрыгнув в открытое окно – первый этаж, не мудрено, многие пользовались не дверью, а именно окном.

- Мария Степановна, а что случилось? – удивленно спросила Катя. Ей бы смолчать, ведь видела же, что старая женщина уж очень  зла, но женское любопытство возымело верх.

- А вы вроде, как и не заметили, что  подъем на два часа припозднился? Все одним миром помазаны! Вот стервоза! Передайте, что как увижу, бошку ее красивую сверну. И это уже не первый раз. Точно Женька, нутром чую, что ее рук дело. Больше ж никто до такого не допрет, - и женщина, обведя комнату беглым взглядом, заметив засланные кровати, чистый пол и отсутствие предлога, к чему можно было бы еще придраться, выскочила из комнаты.

- Ну и где эта коза? Какого х*** было  резинку в часы заталкивать?  Чего ей не спится? -  уверенная, что в комнате Женьки нет, рявкнула сиплым голосом Марина.

- А тебе чего не спится? – медленно с опаской вылезая из-под кровати, куда десять минут назад шустро спряталась от  тетки Маши, отмела словесную атаку Женька. – Чья бы корова мычала…

- А у меня дела были, - нагло ответила Марина. – Не обязана перед всякими здесь отчитываться.

- Дак и не отчитывайся, кто тебя трогает? Ты колупнула, я ответила. Так, пора в столовку, а то все вкусное  сожрут без нас,  – и Женька собралась уходить. Марина не любила, когда последнее слово было не за ней.

- А в городе, между прочим, цыган видели… - и самодовольная ухмылочка искривила Маринино лицо.

- Врешь? Если врешь – получишь! – предупредила Женька.

- На фиг мне врать? Беги быстрей, а то уедут, они в городе уже несколько дней, - подзадорила Марина. И Женька побежала.

- Шальная девка. И на кой ей эти цыгане? Они ее, видимо, где-то сперли, а потом в интернат сдали, а она к ним липнет, как банный лист к ж***, - никогда не понимала Марина Женьку.

- Ты о цыганах правду сказала или прикольнулась? – с опаской спросила Лена.

-  Ага, делать мне не фиг. Чтобы потом эта полоумная меня отдубасила? Не в радость такое счастье, - ответила Марина. – Харе трепаться, пошли жрать! – и ушла.

- Блин, накой Маринка о цыганах натрепалась, теперь  Женьки несколько дней не будет, - бубнела недовольно Катя. – А если брехня про цыган,  отдубасит Женька Маринку, как сидорову козу. Оно ей надо? И так хорошо, и так – погрызутся, чует сердце. А нам потом из-за них комендантский час и свет тушить будут в девять.

Да, Женька билась. С самого прибытия в интернат дралась и  не просто так, шутя, как другие девчонки. Дралась хуже мальчишек. Уже в первую неделю пребывания в интернате Женька подралась: сработала привычка цыганят, с которыми вместе  прожила несколько лет – решать все с помощью кулаков.

Васька, мальчишка на три года старше  от Женьки, случайно наступил ей на ногу. И как тут не наступить, если  «кричаще-верещащее  чудо» носилось по двору,  все время оказывалось под ногами, пока все же не напросилось на конфликт.  Минута для осознания боли – и куча ругательств из уст семилетней малышки заставили мальчугана оробеть. Васька такого не ожидал услышать в свой адрес от девчонки, да еще и меньшей, как ему показалось, намного. 

Другую он бы тоже оскорбил, возможно, и ударил бы, но не эту. Перед ним стояла не девчонка, а кукла. Черные, сияющие на солнце  волосы и необычные синие-синие глаза сделали свое дело – пленили, смягчили, подняли из глубины души  все то  хорошее, что спрятано в каждом, и лишь красота способна выталкивать доброту на поверхность.

- Извини, я не хотел. Так получилось, - одиннадцатилетний  мальчишка уже разбирался в красоте. А эта девчонка показалась ему нереально красивой. Женька не привыкла к культурным воспитанным ответам. Чаще всего ждала ругательства или пинки.

- Кабан, ты мне ноги все оттоптал. А у меня там мозоль, между прочим, - Женька тогда была сама не своя, и Васька не заметил, наблюдая, как кривит свой аккуратный носик  смешная девчонка, когда она в ответ наступила ему на ногу. Он просто почувствовал резкую боль. И  одновременно с этим он увидел улыбку удовлетворения на лице девочки.

Мальчишки, стоявшие невдалеке и видевшие весь инцидент, закричали:

- Дай ты ей  по зубам, Вась! А то эта малявка  пищит на тебя и скалится… Вообще оборзела!

Васька мог бы (чаще всего, он так и поступал в подобных ситуациях), но на этот раз не поднялась рука. Несмотря на то, что боль в ноге не проходила, он  просто был очарован этими синими глазами. Прошли года, но это чувство осталось. Теперь  дружбе Васьки и Женьки завидуют все, а эти двое иногда вспоминают, как познакомились.

- Что? – сердито спросила Женька тогда у парней, которые, словно воробьи, кучкой примостились на краешке кирпичного бордюрчика от клумбы. Девчонка бесстрашно  подошла к  одному из сидящих и толкнула  его на траву.  Смех наблюдающих придал юной разбойнице еще больше уверенности и азарта, и она разошлась не на шутку. Потом так же ноги задрали еще двое. Мальчишки не ожидали, что одна мелкая девчонка сможет  бросить вызов целой банде взрослых, как для нее, пацанов. Наконец-то один из упавших поднялся, подскочил и хищно схватил Женьку за руку. Но в ту же минуту сильно пожалел, потому что девчонка укусила его за руку до крови, а потом  сильно ударила по колену своим тяжелым сапогом. Паренек долго  ходил, прихрамывая на ногу, а другие боялись к Женьке подступиться и на  метр. Девчонки тоже побаивались. Но не  ее силы, а красоты и «связей» с цыганами.

- Скажу Далиде, проклянет до седьмого колена, - грозилась  выдумщица. Но ей верили, потому что цыган подсознательно боялись.

 За глаза Женьку давно уже прозвали цыганкой.  Когда человек чего-то не понимает, он начинает создавать мифы, легенды, сказки, небылицы. Сочиняет, рассказывает и по ходу начинает во все это верить. А тут и сочинять ничего не надо: как только цыганский табор  расположится на окраине городка, Женьку с интерната сдувает прямиком туда. А возвращается счастливая, в мечтах и облаках витающая, словно обкуренная или чем-то опьяненная.

А еще не могли в интернате понять отношений Женьки и Васьки. Между собой эти двое были друзьями не разлей вода. Вот о таком брате Женька мечтала: добрый, веселый, авторитетный и всегда рядом, когда нужен.  Частенько  мальчишке приходилось заступаться за Женьку, когда на нее нападала  воспитательница Наталия Ивановна. Вот въелась  Наталия Ивановна на Женьку, как только увидела ее. Некрасивые женщины с восторгом смотрят на  красивых, завидуя, но понимая, что  такими им никогда не быть. Красивые же раздражаются и становятся злобными, когда видят  соперницу, щедро разрисованную Богом природными красками. К счастью подобное поведение наблюдается не у всех женщин, иначе бы к уже имеющимся мировым войнам добавилась пара-тройка битв за звание «Красивейшая».  Наталию Ивановну можно было бы назвать красивой, если бы не ее вечная злоба, стянутые на переносице брови и хищный взгляд голодного орла, которым она постоянно встречала людей. И тут же отпугивала.

Васька этого не понимал, в нем срабатывало лишь желание защитить Женьку, которая только казалась уверенной и способной постоять за себя, но на самом деле была нежна и беззащитна.

- Не трогайте ее! Вы думаете, если воспитательница, то вам и позволительно все? А вам не приходило в голову, что и вас могут побить? – не сдержался Васька, когда увидел  однажды,  как Наталия Ивановна таскала Женьку за волосы, потому как  «дрянная воспитанница»  не заплела свои красивые волосы  в косички, как это делали другие девочки.

Васькины слова были непрямой, но все же угрозой. И Наталия Ивановна немного побаивалась, потому что все знали о связях Васьки с бывшими интернатовцами. А  те готовы были  даже и убить, если  «своих» обижают. А потом, когда произошел инцидент  с Русланом Шосткиным, не выдержавшим постоянных оскорблений, подкрепленных со стороны Наталии Ивановны тасканиями за волосы, воспитательница немного присела, потому как ночную взбучку запомнила. Руслана очень быстро оформили  в колонию строгого режима и теперь всем «тяжелым» грозились колонией.

Продолжение следует...


Рецензии
Интересно, легко пишете, Ксения. Удачи! С уважением Галина.

Галина Шандро   14.10.2019 22:31     Заявить о нарушении
Спасибо на добром слове)
И Вам всех благ!

Ксения Демиденко   14.10.2019 23:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.