Лейтенантская дочка

У Пушкина – Капитанская, а наш глава семьи только в начале воинской карьеры, стало быть, дочка у нас лейтенантская. Камчатская ее жизнь началась с непонятной болезни. Я уже писала в рассказе  „Гарнизонная детвора” о тех трудностях, с которыми сталкиваются служащие в отдаленных гарнизонах. Подтверждение  получили сразу же. Через несколько дней после приезда у нее поднялась температура, но это не самое страшное – обмякла вся, ее маленькое тельце казалось безжизненным.  Куда делась обычная бойкость, разговорчивость, энергичность. Отец в командировке по разбросанным по полуострову  многочисленным точкам – принимает хозяйство.  Могу надеяться только на себя.. 
В составе гарнизона несколько частей, поэтому есть госпиталь,   медпункты, за которыми закреплены  военврач и фельдшер. Первую помощь оказать могут, в особых случаях на вертолете отправляют в Петропавловск.   Несу своего ослабшего детеныша. Паники нет, вместо нее  во мне  просыпается  древнее животное чувство  самки - спасти любой ценой.  Медпунктовский врач, как  его окрестили Аспирин,
( его излюбленный препарат от всех болячек) нас направляет в госпиталь. Девочку осматривают все свободные специалисты. Ничего не могут определить.  Предполагают -  тяжелая адаптация к новым условиям – другой климат, вода, пища. Я думаю, бедная моя малышка, ты -  нежный цветок, который пытаются пересадить из привычной почвы неумелые руки и наивно  мечтают, чтоб он сразу успешно прижился. Спас дочурку наш фельдшер. Имена людей, которые помогли нам  в критических обстоятельствах, запоминаются навсегда. Он – Миша Калинин.  В те времена  имя всероссийского старосты еще  было уважаемым.  Миша служил  в гарнизоне не первый год, многого насмотрелся, а медицинского опыта -  хоть отбавляй. Главные его человеческие качества – всегда придти на помощь , доброта, умение позитивно контактировать с людьми любого возраста, серьезное, вдумчивое отношение к своей профессии. Вспоминается советский лозунг-  „ Если не я, то кто же”  Для кого- то лозунг, для него – истинное предназначение и норма жизни.
 Болезнь капитулировала,  моя Натуся  приступила к осваиванию  новых горизонтов и возможностей знакомства с окружающим миром  Деловито шагает по поселку. Со всеми здоровается,  на вопрос:
- Наташа, как дела?  обычно серьезно отвечает:
– Нормально!
 Часто является зачинщицей общих ребячьих забав, поэтому   в отличие  от других Наташек имеет  прозвище.  Спрашивают: 
- Какая Наташка?   
- Да эта, Борзая.  Звучит  грубовато, но характеризует ее точно.
 Первые камчатские комары бешено голодны.  С очередной прогулки, спасаясь от их атаки, прибегает вся искусанная, один глаз полностью заплыл -  точный адмирал Нельсон. Нарыв разрастается и созревает гнойником.  Миша советует компрессы с добавлением соды.   На удивление терпеливо переносит мои манипуляции,  тонкая кожица прорывается, я  замечаю – кровь. Раздается оглушительный вопль потерпевшей.
- И даже кровь! А ааа!!!  С трудом успокаиваю. Болячка быстро зажила, со временем  выработался иммунитет на укусы  камчатских садистов.
   Любознательности, предприимчивости, энергии, как и всем детям, дочке не занимать.  Часто удивляюсь ее уловкам.  До чего только не додумывается. У нас в квартире стены побелены  голубым мелом – использует побелку, как пудру. В носки вставляет кубики – это каблуки, как только она умудряется  двигаться в них? От  моих тканей отрезает полоски по ширине, один конец завязывает большим узлом, напяливает на голову – это фата. Наряжается в мои платья.  Чем не принцесса? И своих подруг одевает в лучшие платья из моего скудного гардероба.   На крыльце дома устраивается умопомрачительное дефиле. И не беда, что подолы платьев порваны, зато благодарные зрители восхищенно аплодируют.  Во время уборки нахожу ее тайник.  За холодильником припрятаны  большие гвозди, на них набраны петли красных мохеровых ниток. Рядом из них туго перемотанный клубок,  тайно самостоятельно осваивает   азы  вязания. Тут же разные мелкие вещички – очевидно, играла в кладики.  Любимая ее активность по -современному называется шопинг   Клянчит у меня мелочь, якобы для покупок нужных ей вещей или конфет.  Крошечный магазин, с громким названием Военторг, находится совсем рядом. Его точнее нужно бы назвать сельпо со скромным ассортиментом товаров.  В тайнике нахожу большую стопку  списанных, но не выброшенных, а продающихся  за копейку обложек удостоверения личности офицера, большую коробку перьев с звездочкой, какими я писала, учась в первом классе и прочие копеечные ценности  Подтверждается – главное для дитяти не результат, а процесс ,который  не всегда бывает безопасным. Однажды ребятня выдумала провести испытание детской коляски – спустить ее с исследователем на борту с крутой горки. Конечно,  в главной роли  - моя отважная дочка. Результат – внизу коляска перевернулась, а летчица – испытатель получила сотрясение мозга.  И снова лечил ее Миша Калинин. Никому не давалась делать уколы,  орала, что есть сил. Приходит Миша, сама снимает трусишки и подставляет свою худенькую попку.  Ни криков, ни плача, все на  добровольно – доверительных началах.
 Особая дружба у нее с мальчиком постарше – Юркой Казаковым.  Наверное, ему мечталось иметь младшую сестренку, чтоб было кого опекать и защищать. У Юрки  мопед,  он катает на нем малышню. Прибегаю с работы в обед покормить ребенка и поесть самой ,  в это время она меня всегда ждет.  А тут почему- то на месте нет.  Думаю, заигралась с друзьями, обхожу двор,  спрашиваю, видел ли ее кто?  Одна их женщин видела Юрку, мчащегося на мопеде, а сзади, как клещ, прицепилась моя Наташка. Бегу к Юркиной матери. Она меня старается успокоить,  мол  сын ничего плохого с ней не сделает.  Кто бы сомневался ?  Пугает только, куда поехали и почему  долго не возвращаются.  Через час тревожного ожидания  влетает    восторженная,  счастливая. В руках букет из  камыша   -„Мамочка, это тебе мы с Юркой с прибойки привезли, У меня нет сил, ни радоваться, ни плакать, ни ругать. Оказывается, они ездили за несколько километров от поселка к океану.  Очень опасная экскурсия. Если близко подойти к воде, мощной волной океан съедает любого. Часто дети совершают проступки по незнанию,  мы, взрослые, даже не догадываемся, какие планы могут  возникнуть в этой маленькой головке.  Родная  моя беспризорница! Крепко ее прижимаю к себе  и тихонько плачу.


Рецензии
Ваши повествования напоминают рассказы родителей. Отец строил первый пункт на Камчатке космической связи, в Ключах. Я родился в Елизово. Увезли меня оттуда в пять лет. Чего только там не происходило: взрывы, пожары, падения вертолетов. Короче, жизнь была насыщена событиями, а родители были молодыми.
Я из тех событий помню только пятнадцать лаек, которые катали меня в жестяной ванне и поход за грибами, когда взрослые бросали их прямо в кузов Урала.

Валерий Столыпин   15.11.2018 15:18     Заявить о нарушении
Спасибо за прочтения и отзыв. В 70х мы служили в Усть Камчатске, в радио- технической части. В Ключах часто бывал муж, там располагалась одна из точек. В городке несколько домов занимали служащие тех войск, которые Вы упоминаете. Мы были Бессоновцы (по фамилии командира), а они Укинцы (почему так звались, не знаю) Их деятельность окружена тайной. Помню, как прощались с экипажем разбившегося вертолета. Других ЧП в это время не случилось Камчатская жизнь- трудная, романтичная, интересная запомнилась навсегда. С уважением И.Г.

Ирина Граузите   15.11.2018 20:04   Заявить о нарушении