Вольному-воля

Из новой книги "Значимые встречи и люди"

           Каждый в детстве мечтает кем-то стать. Неважно  кем, но обязательно хотел быть тем, кто произвел на него самое большое впечатление. Не помню случая, чтобы на ребячьих  сходках не заходила речь о профессиях родителей или знакомых родителей, близких и совсем незнакомых людей, но которые обладали той или иной интересной работой. Отец на мой  прямой вопрос: - Почеты ты стал железнодорожником? Ответил  коротко и убедительно:
- Выбора не было! Это сейчас, иди, куда захочешь!
- Как не было? – удивлялся я. – Ты же мог пойти в лесники, стать моряком, как дядя Гриша, или плотником, может трактористом или крановщиком. Все эти профессии были – упорно продолжал я свое наступление на отца. – Надо только было на них выучиться.
Василий Иванович, видимо, взвесив все за и против, ответил,  на сей  раз, филисофски.
- Хотела бы собака хлеба купить, но денег нет. 
- А разве учиться, нужны были деньги? В нашей стране все же бесплатно!
- Остановись сынок, посмотри вокруг себя, что без денег можно сделать? Мать в магазин идет, покупает макароны, крупу, мясо, хлеб, конфеты и за всё  денежки плати. Деньги просто так не выдают, их нужно заработать. А железнодорожником я стал потому, что зарплата хорошая и форма красивая, мне  нравились паровозы, вагоны, скорость. Такая мощь у паровоза! Я как  увидел, сразу понял, только такая техника может сдвинуть с места и вести за собой целый состав груженых вагонов. Нет, сынок, паровоз- это сила. Она меня и увлекла! Кроме того, учиться направили за счет железной дороги.
Я заспорил с отцом.
- Самый сильный мотор у самолета.  Он вон сколько людей в небо поднимает и летит далеко.
Отец улыбнулся.
- Верно, моторы у самолетов, что надо, мощные, но вот столько груза и людей, как поезд, перевести не может. На этом спор наш закончился.
Однако, мысль, кем же мне стать, когда я закончу школу, не покидала меня. Мой друг, Витька Жбан, ответил коротко и  ясно:
- Поживем, увидим. Что заранее говорить. Кем будешь? Кем надо, тем и будем!
На, что я возразил.
- А разве сейчас нельзя помечтать?
- Помечтать можно! – ответил Витька. – Только от мечты до настоящего,  целая пропасть – и он развел руками, показывая какое это большое расстояние.
С этим я тоже не смог согласиться. Но не стал больше поднимать эту тему. Разговор исчез,но не бесследно. Я стал обращать внимание на то, кто и как живет на нашем полустанке. Оказалось, что тихий пожарник дядя Федя, дом себе новый построил, дочка Люська ходит всегда  одетая в нарядные платья,  постоянно покупает в сельмаге, то конфеты шоколадные,то пряники, а еще она может себе позволить купить какую-нибудь безделушку, например пудреницу с зеркалом на крышке. А потом хвастается. За это ребята её не любили,  а девчонки вечно подлизывались: - Дай посмотреть. Ой, какая красота. Чудо!
Или взять хотя бы Каравашкиных: семья большая,но трудолюбивая, такая же как у нас. Но, велосипед купили для мальчишек,  сестры  ходят в красивых платьицах. "Где на это деньги берут?",- впервы задумался я . Но лучше всех жила семья продавщицы сельмага Могильницкой Софьи. У нее две девочки-близняшки ездили на дамских велосипедах,задние колёса украшенны яркими сетками.  Их отец,дядя Коля, купил мотоцикла и гонял на нем, как настоящий гонщик: в кожаных перчатках, шлеме со звездой и брюках-галифе, обшитых кожей. Уже тогда поговаривали, что мухлюет продавщица, вот и лишние деньги в кармане. Дом, как игрушка, девчонки, как барыни одеты и еще мотоцикл у мужа, который работает на соседней станции рабочим на заправке. Открытой зависти не было, но неприятный осадок у станционных жителей к богатой семье оставался. Они с утра до вечера карячились на железке, кидали лопатами тяжелый песок , боролись  с зарослями ивняка вдоль насыпи, или меняли старые шпалы и лопнувшие рельсы. Женщины трудились на подсобных работах: разгружали в ручную с открытых платформ баланс, двухметровые бревна, для изготовления картона на фабрике,потом грузили кипы картона в пульмановские вагоны и отправляли в Ленинград.
Как-то я спросил отца: -   Кто больше всего зарабатывает денег? 
Не вдаваясь в подробности, отец кивнул на черную тарелку репродуктора, висевшую на стене – вот они!
- Кто они? – не понял я.
- А те, кто поет или вон про политику рассказывает. И замолчал.
Я стоял оглушенный таким ответом. Получается, что если я не умею петь, и политика меня не интересует, то я должен жить хуже их? Меньше зарабатывать и жить в бараке, без водопровода. О туалете в доме мы в то время даже не мечтали.
- А что мне делать? – спросил я отца, почти со слезами на глазах.
- Учиться! Будешь учиться, а не на собаках шерсть сбивать, всего достигнешь. А если учиться не захочешь, в пастухи -прямая дорога,будешь коровам хвосты крутить... Вот так-то! – и на этом наш разговор с отцом закончился. Но смысл сказанного запал мне в душу и стал путеводной звездой в жизни. "Учиться всегда и всему!"- стало моим правилом.  И когда пришло время определиться, кем все же мне стать в конце последнего года учебы в средней школе № 66, я случайно столкнулся с Володькой Горовым, на соревнованиях по бегу на 400 метров. Я никогда не отличался высокими результатами по бегу, зато хорошо прыгал в длину. Пять метров, лучший мой результат, без особой тренировки. Кузмин, длинный парень, который хорошо бегал - заболел, и  от класса не было кому его заменить. Тогда  учитель физкультуры показал на меня: - Ты побежишь, Анатолий!  И, никаких но!  Ты спортивный парень,  выручай свой класс, иначе получите «баранку», что хуже проигрыша.
Я согласился. И удивительное дело, к финишу пришел третьим, вслед за Володькой Горовым, а победил одиннадцатиклассник Петька Яровой, старше нас на целый год и тренировался по отдельной программе. Потом он поступил в институт физкультуры в Ленинграде, где мы с ним несколько раз пересекались, как земляки.
А вот мое  третье место стало сенсацией для школы и моих одноклассников. Володька Горовой подошел ко мне после забега. Я лежал на лавочке, только что нагревшейся на весеннем солнышке, дело было в конце апреля, и тяжело дыша приходя в себя.
- Ты, что в кедах бежал? – первым дело спросил он, смотря на мои разбитые китайские кеды.
- Ну, да! А что?
- Ничего. Я в шиповках и то тяжело, а ты в колодках и на третье место?! Не ожидал… Слушай, а ты куда хочешь поступать после школы? – вдруг спросил он.
- Не решил, наверное, в ЛИЖТ. Отец все же железнодорожник – ответил я неохотно. Действительно, я еще не знал, куда мне пойти и чего я хочу. Одно бесспорно, я очень желал пойти учиться в институт,  ни смотря ни на что, а вот в какой, еще не решил и поэтому ответил так, условно. 
 – Давай в мед, я туда документы буду подавать, на сангиг.
- А что такое сангиг?
- Санитарно-гигиенический  факультет. Санитарным врачом стану. Больных не очень хочу лечить, а вот санитарный – самое то! Ходи, проверяй, пиши протоколы. И уважение и деньги! – и он, смеясь, поправил очки. - Давай, подумай. У нас еще один парень из 10 «А» хочет, только на лечебный. Его мать в больнице работает бухгалтером, документы готовит на льготное поступление. Так, что ты третьим будешь. 
Эти доводы меня как-то не убедили, но разговор запал в память.  Я вспомнил нашего фельдшера, Степана Андреевича, это был уважаемый сельский фельдшер, которому доверяли  и взрослые и не боялись дети. Моей матери Степан Андреевич при встрече всегда говорил:
- У тебя Мария, младший-то пострел, толковый растет. Нужно его учить. Из него толк получится. Поверь мне, я слишком долго живу и очень много повидал в жизни, знаю, что говорю.
Мать улыбалась:
- Спасибо, Степан Андреевич, не хвалите особенно, и похулиганить может и упрямый. Хоть кол на голове теши, а упрется, если, что не по нему.
- Так это и хорошо, значит есть характер. Учите, учите Мария парня. А цыплят по осени считать будете. Хулиганство пройдет, как только серьезным делом займется.
Когда после вручения школьного диплома я сказал своим родителям, что буду поступать в медицинский институт, меня никто не понял. Отец выслушал, молча, а потом сказал:  - Вольному-воля. Выбрал, значит, двигайся, не мельтеши. Сколько людей, столько мнений и советчиков. Живи своей головой. Так я определился со своей будущей профессией.  Выбор может показаться со стороны странным  и даже нелепым, когда никто и рядом с этой профессией в нашей семье не стоял. Разве, что болел тяжело старший брать Валентин, и сестра Маргарита не отличалась особым здоровьем. Болела с детства хроническим бронхитом, много раз лечилась, а потом развилась бронхиальная астма.  Наверное, их страдания запало мне в душу, и невольно, подсознательно, сыграли свою роль при выборе профессии.Так я стал врачом.
Поэтому, значимость выбора  будущей профессии, считаю важным обстоятельством в своей жизни. Надеюсь, что моя история поможет и вам, дорогие читатели. Профессия не только тебя кормит, она дает удовлетворение твоей душе, делает тебя полезным и нужным человеком.  А это уже не мало!


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.