Детектив с еврейским акцентом. Часть 3

ЧАСТЬ 3. Любительское расследование.

       Мой  отец всю жизнь любил детективы и мечтал стать милиционером, но по здоровью не прошел медкомиссию. На ночь вместо сказок он читал мне главы уголовного права. Став старше, я уже сама увлеклась расследованиями и до дыр изучила всю криминалистическую литературу, которая водилась в нашем доме с избытком. И сейчас из всей этой казуистики на память пришло следующее:«Убийство - преступление, всегда оставляющее следы. Взаимодействуют и воздействуют друг на друга основные четыре элемента: жертва, место убийства, убийца, орудие убийства. В результате образуется специфическая следовая картина - так называемый “крест следов”, позволяющий искать и во многих случаях находить на каждом из указанных четырех элементов следы трех остальных». Если перенести этот тезис на убийство Левы, можно было сделать следующий вывод:

      1.Убийство совершено недавно, то есть следы еще горячие, даже очень горячие.
2.Жертва известна, правда, знаем мы про нее, то есть про него, Леву, и много, и мало.
3.Место убийства  – музей дедушки Геры.
4.Орудие убийства  – пистолет ИЖ, аналог спортивного, легко перепутать.
5. Вопрос-только личность убийцы.
И тут только мотив убийства может подсказать эту личность. Поняв, кому мешал Лева, можно понять, кто его убил. Я решила начать наше расследование с осмотра места вокруг калитки, надеясь обнаружить хоть какой-то след, указывающий на то, кто мог проникнуть в дом. Мы прошли совсем немного и чуть не наскочили на Дмитрия Степановича. Тот вместе с криминалистами осматривал территорию от входа из сада в оранжерею и дорожку, ведущую как раз к калитке. «Ну, вот, опередили!» - подосадовала я, наблюдая с Герой из-за можжевельника, как следственная группа снимает какие-то следы на фотоаппарат, ковыряется в земле и обследует замок, запирающий запасный вход.

     - Ну, что Кузьмич, - услышали мы голос следователя из своей засады, - что скажешь навскидку?
 - Вот, вы, следователи нетерпеливые, - усмехнулся пожилой криминалист, - «навскидку».  Я,  Степаныч, еще осмотр не до конца произвел, а ты от меня уже результатов ждешь.
 - Да все я понимаю, но и ты пойми, убийца где-то рядом, надо тепленьким его брать, - умоляюще стучал в грудь полицейский.
 - Ну, ладно, - вздохнул Кузьмич, - вот тебе навскидку: замок не взломан. Открывали калитку, скорее всего,  родным ключом, да и закрывали тоже. Следы всякие есть – и женские, и мужские, чьи, смогу сказать, как только снимем слепки со всей обуви жителей этого дома. На убитом, скорее всего, земля этого сада, хотя не факт, что он тут топтался, она везде на территории одинакова.
Криминалист еще что-то хотел добавить, но тут его перебил опер, запыхавшийся, видно сильно бежал, бедолага.
 - Дмитрий Степанович, мы «ствол» нашли, походу тот самый! –
 - Где? –
 - У охранника, в будке. –
 - Где???!! –
 Во, дела, это что значит Митя убил Леву?

     - Черт знает что, - выругался следователь, - Кузьмич, заканчивай тут. Пошли, - скомандовал он оперу, и те вдвоем убежали к воротам.
Мы так и сели, тут же под кустами можжевельника. Потом, понимая, что надо спокойно все обсудить, я махнула рукой в сторону беседки. Прячась от криминалистов, мы чуть ли не ползком добрались до беседки и рухнули на скамейку, возле мангала.
 - Я не верю, что Митя мог убить Леву, - сказал Гера с каким-то отчаянием, - я его сто лет знаю, он, и мухи не обидит, хоть и охранник, и воевал он.
 - Да, пистолет - улика сильная, но его могли ему подбросить, - я подумала и сделала заключение, – да, что бы избавиться от улики, убийца мог подбросить пистолет в будку. Вот ты, - ткнула пальцем в грудь очкарика, - если бы был убийцей, что бы сделал первым делом после совершенного преступления?
 - Н-н-не знаю, - ошалевший юноша стал даже заикаться.
 - Да, проще пареной репы, - лихо вывела я свой вердикт, - убийца должен избавиться от улик. В данном случае пистолета. Вот он и подкинул его Мите.
 - Но почему именно ему? – Гера смотрел на меня, как на божество. То, что вызывало у него одни лишь вопросы, я щелкала как семечки.

     - Ну, во-первых, он, единственный, кто видел Леву, - аргументировано начала я, - во-вторых, у него какие-то косяки с видеоматериалом, и его запросто можно заподозрить в уничтожении отснятого материала с убийством. Ну, а в-третьих, он, как ты сам только что сказал, воевал, значит, знает, как обращаться с боевым оружием.
Мой друг просто рот открыл.
 - Но, - я подняла торжественно указательный палец, - эти три аргумента перекрывает всего-навсего один довод.
 - Какой? – только и смог вымолвить парнишка.
 - Если бы Митя совершил это убийство, он как можно скорее избавился бы от орудия преступления, а не держал бы его на своем рабочем месте! – с торжеством закончила я свои выводы. 
Гере ничего не оставалось, как согласиться с моими умозаключениями.
 - Кто же тогда этот, который подбросил пистолет и убил Леву? – он уже ждал от меня гениального открытия. Эх, Гера, Гера, если бы все было так просто.
 - Чтобы это узнать, надо поговорить с твоей сестрой, - я строго посмотрела на него, - она что-то знает и скрывает, и это что-то связано с ее мужем.
 - Но, ты, же не думаешь, что она смогла бы…

      - Я ничего не думаю, - перебила я, не успевшего сформулировать вопрос, приятеля, - я знаю, что у нас есть, возможно, ее сережка. А ещё у нее была возможность взять ключ от калитки, чтобы впустить сюда Павла.
Тому ничего не оставалось, как опять согласиться со мной.
Мы застали Лизу в ее комнате. Весть о том, что нашли оружие, из которого предположительно убили Леву, у охранника, уже облетела всех обитателей профессорского дома.
 - Вы слышали? – кинулась к нам сестра Геры, как только мы вошли в ее комнату,  - это ужасно, я не верю, что это Митя. Он столько лет у нас проработал. Какой-то кошмар!
Подозревая, что она еще долго может обсуждать сногсшибательную новость о найденном пистолете, я вытащила носовой платок с сережкой, и сунула молча ей под нос. Женщина радостно всплеснула ручками.

      - Ой! Сережка! А я думала, что потеряла ее, это ужасно дорогая вещь. А где вы ее нашли? - она хотела было забрать украшение, но я ловко захлопнула руку с платком в кулак.
  -  Лиза, вы брали ключ в оранжерее? – спросила я сестру Геры, стараясь по лицу определить, правду та скажет или соврет.
 - Какой ключ? – невинно захлопала ресницами та.
 - От задней калитки –
 - А зачем он мне? – продолжала Лиза наигранно удивляться.
Но тут вмешался Гера.
 - Лиза, - он очень серьезно посмотрел на сестру и даже нахмурился, - это не шутки. Твои показания могут быть очень важны. Ты же не хочешь, чтобы невинный человек пострадал?
 - О чем ты, Гера? – молодая женщина еще больше недоумевала.
 - А о том, - тут я перебила их диалог, - что вы, да, скорее всего, вы взяли ключ от задней калитки в оранжерее и впустили своего мужа Павла. Сережку мы нашли именно там. Кстати, полиции про нее еще ничего не известно. Но может стать известно, если вы будете врать и упорствовать в своем вранье.
Лиза даже опешила от моей атаки.
 - Но, если я скажу, что Павел был тут, они немедленно на него свалят это убийство, - возразила она.

     - Они и так готовы на него все свалить –
Я рассказала ей, что следователь уже отправил кого-то за художником, для опроса его, как подозреваемого.  А также интересовался его отношениями с Левой, и окончательно убила ее сообщением о снятии отпечатков обуви со всех домочадцев. Данное мероприятие приведет к тому, что криминалисты быстро определят, кто был у калитки и что делал. Дело техники и времени. Лиза в шоке переваривала информацию и, в конце концов, зарыдала. Мы обалдели сначала, но она быстро успокоилась и начала свой рассказ.
 - Да, Павел был здесь, - мы переглянулись, - но он был все время со мной, просто я боялась бабушки, не хотела скандала, поэтому все сделала тайком.
 - Во сколько он был в доме? – этот вопрос был, мне кажется, решающим.
 -  Где-то, в три часа –
 - И во сколько он ушел? –
 - Около пяти -
 - Кто-то видел его? –
 - Нет, конечно. Я даже Боречке ничего не стала рассказывать–
 - Зачем он приходил? –
 - Ну, как зачем? Прощения просить, мириться со мной–
 - Каким образом вы с ним договорились о встрече? –
 - Ой! Да созвонились по сотовому, я уже все продумала, когда ему прийти и туда, где его никто не увидит-

     - Он поднимался к вам в комнату? –
 - Да, нет, что ты!!! – замахала на меня руками Лиза, - это было бы слишком. Я и так вся тряслась от страха.
 - И где вы были все это время? –
 - Ну, мы были сначала в беседке, потом я замерзла и мы пошли в оранжерею, она же не закрывается. Потом я проводила Павла и пошла в свою комнату. Я сама лично закрыла за ним калитку.
Опять тупик. Если супруги были друг у друга все время на виду, и Лиза приблизительно во время преступления была в доме и не спала, то получается, что Павел ни при чем и убийца – кто-то другой.
 - А вы случайно в подвал не заходили? – брякнула я первое попавшееся, что пришло мне в голову.
 - Ой! Заходила, - сестра Геры увидела мою вытянутую физиономию и рассмеялась, - я шла как раз в свою комнату, и тут вышла бдительная Сима. Я как раз услышала скрип двери. Испугавшись, что она застукает мою ночную прогулку, и, избегая ненужных расспросов, я кинулась в дверь подвала. Ничего лучшего не придумала.
 - И??!! – я даже подалась вперед, ожидая продолжения Лизиного рассказа.
 - Да, ничего, - она с опаской посмотрела на меня, - постояла, подождала, пока она уйдет в свою комнату, и потихонечку проскользнула к себе наверх.
  - Ничего, не понимаю, - вздохнула я обреченно, - дух он, что ли святой.
 - Кто? – брат с сестрой уставились на меня.
 - Кто, кто, убийца, вот кто. Он, судя по времени убийства, должен был находиться в это время в подвале с Левой.
Лиза так и охнула.

     - Но там не было никого. Я клянусь вам, - у нее даже слезы выступили.
- Похоже, что убийца – умный чувак и так просто его не возьмешь! – сделала я заключение. – И пистолет еще этот мне покоя не дает…
Молодая женщина чуть в обморок не шлепнулась.
 - Боже мой, какой еще пистолет? –
Гера принялся ей втолковывать что-то про орудие убийства, про сейф, но сестра замахала на него руками и замотала головой, и принялась охать и ахать. Я поняла, что больше с нее ничего не выудишь.
 - Пошли, - потащила я очкарика к выходу, - надо все обмозговать. А вы, - обратилась я к Лизе, - никому ни слова.
Мы опять вернулись в беседку.
 - Ну, вот, - я вслух продолжала свои мысли, - ничего уже не понимаю. Как убийце удалось совершить преступление и остаться незамеченным в доме, где полным-полно народу, с видеокамерами, с охранником. Просто полтергейст какой-то.
Мы приуныли. Оказалось не так это просто раскрывать преступления.
 - Просто мы не знаем всех фактов, - оправдывалась я, - что-то ускользает от нас, но что?
Гера как мог, старался меня утешить.

     - Есть только один выход, - решилась я, - надо позвонить папе.
 - Какому папе? – не понял он.
 - Какому, какому? – передразнила я юношу, - моему, естественно. Только он может подсказать, что делать дальше.
 - А может ну его, - нерешительно предложил Гера, - ну, убийцу этого. Полиция сама разберется.
 - Ты что?!!! – возмутилась я. - Ничего она не разберется. Ты же сам слышал: «надо брать тепленьким». Полиция, задержав Митю, пошла по ложному следу. Пока с ним провозятся, убийца еще что-нибудь придумает, чтобы замести следы преступления.
Мой друг опять согласился. У меня, конечно, было мало желания звонить отцу и рассказывать, что произошло на даче. И не только потому, что раскрытие загадочного убийства мне хотелось провести самостоятельно. Просто представила, что мама будет волноваться, требовать возвращения домой, но я же не могу бросить Геру одного.
Надо что-то придумать такое, чтобы родители ничего не заподозрили, и отец смог подсказать путь к разгадке. Идея пришла сама собой.

     - Пап, - я постаралась, что бы голос по телефону звучал как можно спокойней и веселее, - мы тут с друзьями в одну компьютерную игру начали играть, ну, такая знаешь на логику. И нужен твой совет. Никак уровень пройти не могу.
 - Дочь, - голос папы был слегка удивленным, - я же не спец в компьютере, ты же знаешь.
 - Ну, пап, тут логическое мышление нужно. Короче, слушай.
И я, стараясь придать реальным событиям игровую форму, пересказала отцу про убийство в профессорской семье, естественно , не называя имен и места преступления. Тот еще больше удивился.
 - Ну, и игры у вас! – он задумался на несколько минут, - ну, что могу вам подсказать? Если бы это было настоящее преступление, надо было провести баллистику, криминалистическую экспертизу. А так, что тут скажешь, хотя… Попробуйте составить схему дома со всеми ходами и выходами, и таблицу времени, где кто находился во время убийства, может, это поможет? Да, и не забудь, не знаю, как в игре, а в реальной жизни убийца оказывается тот, на кого меньше всего думаешь, - папа спохватился, - ты сама там как, все нормально?

     - Да, пап, все путем, - я быстро закончила разговор. Врать не хотелось, а правду не скажешь. Мама просто чокнется, если узнает, что я нахожусь в доме, где совершилось убийство, - все, пап, пока!
На том конце трубки что-то пискнуло, наверное, отец хотел еще поговорить, но связь оборвалась.
 - Гера, - я обратилась к парнишке, внимательно слушающему наш разговор, - надо составить схему дома. Ты мне поможешь?
 - А что ее составлять, она уже есть, - спокойно выдал он, - ее сделали, когда достроили дом, на случай пожара и так далее. Ну, там пути эвакуации, и все такое.
 - Ясно. Где она? – нетерпеливо я перебила его.
 - Да, она в каждой комнате висит на стене–

      Точно, как я сразу не вспомнила! Да, да! Схема эвакуации при пожаре. Она есть и у меня в комнате. То есть в бывшей комнате Лизы. Короче, надо срочно идти в дом и посмотреть на эту схему. А еще лучше перерисовать ее на отдельный листок.
 - Гера, - подскочила я в нетерпении, - надо идти в дом.
 Но там наш порыв остудила Сима, поймав у лестницы на второй этаж.
 - Вы куда собрались? – Мы что-то промычали, но домработница, не терпящим возражения, тоном заявила: «Так, быстро мыть руки и кушать. Целый день носитесь по саду, как оглашенные. Горе, конечно, такое, но кушать надо», и принялась накрывать на стол. Нам ничего не оставалось, как поплестись на кухню мыть руки. Намыливая руки в просторной комнате, я огляделась по сторонам и обратила внимание, что жилище Симы находится далеко от дверей, ведущих в оранжерею из дома. «Как она могла услышать, что кто-то хлопает дверью, находясь так далеко? Надо, наверное, не спать, чтобы услышать, как Лиза крадется по дому». Мы сели за стол. Кроме нас никого не было. На вопрос Геры, где остальные обитатели дома, Сима горестно махнула рукой.

    - Майя Александровна с мамой. Слава богу, той получше стало. Владимир Иванович прилег наверху, столько сутолоки целый день. Слава где-то бродит, как и вы. Лизонька с Борей и с няней тоже наверху. Все поели уже. Правда, каждый сам по себе. Теперь не скоро опять все вместе за столом соберутся. Еще Левочку как-то схоронить надо, а следователь сказал, что пока какие-то следственные мероприятия не пройдут, тела он нам не выдаст. Еще и Митю обвинили. Он столько лет нам верой-правдой служил.

      И она горько заплакала. Мы с Герой притихли. Да, детектив, детективом, а все-таки в семье горе. Вон, Гера весь поник, понятное дело, все-таки Лева-родственник. Нет! Надо его встряхнуть, а то совсем скиснет.
 - Сима, - я обратилась к домработнице, надеясь на какую-нибудь дополнительную информацию, - а вы ночью вставали, просыпались?
Она недоуменно посмотрела, не понимая, что мне нужно.
 - Ну, я думаю, может, вы слышали, как убийца по дому ходит, - попыталась я пояснить свою мысль.
 - Боже упаси, - вздрогнула женщина, - я сплю крепко. Слышала, что-то хлопает, как будто дверь, но сквозь сон. А вот когда бахнуло, я уже не спала, привыкла рано просыпаться. Только лежу в постели, не встаю. Зачем по дому топотить, людей будить.
Выходит, Сима слышала сквозь сон, как Лиза ходила в оранжерею, может быть, как вернулась, но не вставала. Кто же тогда скрипнул дверью, напугав ее? Или она это сочинила для отвода глаз, а у самой рыльце в пушку? Наскоро поев, мы поднялись в мою комнату, чтобы обстоятельно разобраться со схемой дома.

      На схеме мы изобразили одинарными стрелками - движение Лизы, объемной стрелкой - движение того, кто ее испугал и двойными стрелками - предполагаемые передвижения убийцы. По схеме получалось, что убийца мог попасть в дом через калитку, при условии, что у него был ключ. Потом пройти через оранжерею или  через гараж, при условии, что у него был пульт от гаражных ворот. Либо, если Лиза не врет, он зашел через центральный вход, при условии, что Митя покинул свой пост или заснул, или он с убийцей заодно, либо…
 - Либо, - сказала я вслух, - убийца никуда не проникал, а был все время в доме.
 - Но, как его Лиза могла не заметить? – возразил Гера.
 - А вот это надо проверить, - загадочно произнесла я, - все на месте.
 - На каком месте? – не понял юноша.
 - На том самом месте преступления. Мы же с тобой больше в подвал не спускались. Место убийства не осматривали. А это самое главное. Давай, сходим, пока полиции там нет.
Мой друг покорно поплелся за мной.
В подвале было как-то зловеще тихо и холодно. Казалось, из каждого угла на нас был готов наброситься неуловимый преступник. Сенсорный экран тира таинственно поблескивал в темноте помещения. Гера включил освещение, и стало сразу веселее. Но не надолго. На полу мы увидели очерченный мелом контур трупа и опять стало жутко. Я выдохнула и попыталась взять себя в руки.

     - Так, - стала я осматриваться по сторонам, - допустим, я убийца, собираюсь убить Леву, уже поднял пистолет, но тут слышу, как кто-то идет в подвал.
 - Он спрятался, - догадался мой напарник, - но куда?
Я заглянула за компьютерный стол. Тот был не маленький, с закрытыми боковинами и передней стенкой.
 - Да, хоть сюда, - я присела на корточки за столом, - видно меня?
 - Не-а –
 - А если свет выключить? –
Гера щелкнул выключателем.
 - Вообще, ничего не видно, - с восторгом воскликнул он.
 - Врубай свет, - я поднялась из-за стола, - только тогда и Лева должен был спрятаться, иначе глупо получается, его хотят убить, а он прячется вместе с убийцей. Значит, один вывод напрашивается.
 - Лева знал своего убийцу, - продолжил мысль мой помощник.
 - Да, и доверял ему, - я подумала и выдала новую загадку, - но что надо было Леве ночью в музее, причем, он скрывался от домочадцев, с убийцей вместе.
Я обвела подвал взглядом еще раз. Дверь в музей была опечатана.
 - Эх! Нам бы в музей проникнуть, - с досадой проговорила я, - да дверь опечатана. Нельзя как-нибудь по-другому туда попасть?
 - Можно, - неожиданно сказал Гера, - через окно во дворе.
 - Какое окно? –
 - Ну, окно для входа в подвал-
 - Пошли, посмотрим, - скомандовала я.

      То, что юноша назвал окном в подвал, представляло собой наружный вход в подвальные помещения с улицы, примыкающий к стене дома. Я мысленно добавила этот вход в план дома, перерисованный нами с плана эвакуации. Почему же его не было на плане? Специально его не отметили на плане или просто забыли? Вход был закрыт металлической крышкой и заперт на замок.
 - Ты уверен, что войдя через этот вход, мы окажемся в музее? – с сомнением спросила я моего друга.
 - Конечно, - закивал он и принялся доказывать мне, что вход этот ведет в музей, только с другой стороны, а мы, если спустимся сейчас вниз, то очутимся в длинном коридоре, который расходится на два помещения: гараж и музей с тиром. Естественно эти двери  заперты, но он возьмет у мамы ключи и откроет нужный нам замок.
 - Как ты объяснишь маме, зачем тебе заходить в музей? – покачала я в сомнении головой, - придется ей все рассказать, а это нежелательно сейчас, у нас одни догадки, никаких доказательств.
Гера задумался. Ненадолго. Его озарила сногсшибательная, как он сам сказал, идея.
 - Я знаю, где хранит мама ключи от всех дверей. Я могу незаметно взять их, а потом положить на место, - предложил он.
 - Да, да, - посмеялась я над порывом очкарика, - чтоб нас заловили с поличным. Сейчас этого делать нельзя. Ты посмотри: сколько людей. Куда-то ходят, выходят. Маме твоей придет в голову что-то открыть, кинется, а ключей нет. Спалимся.  Так дело не пойдет.

     - А что же делать? - растерянно спросил парнишка.
 - Идея сама по себе не плохая, только надо все это провернуть на ночь глядя. –
 - Как это? –
 - Как, как! Перед сном, ты зайдешь к маме, отвлечешь ее, свистнешь ключ. Мы выждем время, пока все улягутся спать, и пойдем в подвал. Только фонари надо взять помощнее, а то свет врубать нельзя, еще кто-нибудь застукает–
 - Ты хочешь спуститься туда ночью? – Гера посмотрел на меня, как на сумасшедшую.
 - А что тут такого? Ты что, боишься? Или у вас тут приведения водятся и пугают по ночам обитателей этого дома, нарушивших их покой, - последние слова я прохрипела с завыванием, направив свои руки согнутые в кистях к его лицу и закатив глаза к небу.
Юноша шарахнулся от меня с таким неподдельным испугом, что я захохотала.
 - Ничего, я не боюсь, и приведений никаких не существует, просто, если нас кто-то заметит, могут неправильно все понять, – потупившись, пробормотал он.
  - Не дрейфь, Гера, - хлопнула я его по плечу,  совсем смутив, - никто нас не увидит, если мы все сделаем с умом. Но, ты не переживай, твое дело – ключи и фонарик, остальное беру на себя.
Продолжение следует http://www.proza.ru/2017/12/08/626


Рецензии
Ну, Арина. Героиня хоть куда! Находчива, решительна, предприимчива, сообразительна, смела… не найти изъян! В соревновании на скорость раскрытия преступлений с такой у всяких Степанычей, да Кузьмичей шансов нет. Гера уже сейчас должен быть влюблён, если только не раздавлен комплексом собственной неполноценности рядом с подобной личностью. Но…
Это выглядит как игра. Да, здоровый авантюризм, жажда приключений, однако в чисто детском представлении. «Как классно, что мне подвернулась возможность раскрыть убийство! Ну, сейчас развернусь!»… Умер человек. Скорее всего не своей смертью. Вокруг его близкие, для которых произошедшее – трагедия. Они совершенно не были к этому готовы. Им всем сейчас очень плохо. (Ну, по крайней мере мы, читатели, не располагаем сведениями, заставляющими на думать иначе о психологическом состоянии членов семьи). Арина же вспоминает о том, что Гера в трауре, лишь когда его печаль грозит затормозить её следствие.
Убийца-то ещё не пойман. И над каждым нависает опасность оказаться следующей жертвой. Авантюризм авантюризмом, но тебе не четырнадцать. Второй курс закончила. Но девушка ни разу не села и не подумала: «Что ж я делаю?!». Да, полиция изрядно тормозит. Но у неё свои порядки, которые нельзя игнорировать. Вскрытие, баллистика, опрос соседей, осмотр окрестностей и т. д., и т. п.
.
А что же думать читателю? Достаточно ли уже известных из первых трёх глав сведений, чтобы раскрыть преступление? Вычислить виновника и мотив? Если да, мы имеем дело с классическим детективом. Если нет, если в следующих главах выяснится нечто принципиально новое, до чего читателю своим умом никак не дойти, это будет приключенческий роман. Вот и думай, стоит ли рассуждать и отгадывать, или лучше просто читать и внимательно следить за происходящим?
.
Почему труп Лёвы (вслед за героями так назову почтенного Льва Давидовича) остался на месте преступления? Убийца не планировал стрелять? Лёва застал его за попыткой что-то украсть (те самые свитки, про которые уже две главы никто не вспоминал)? А что он сам там делал в такое время? Или они с убийцей подельники и поссорились во время кражи? А может, преступник гораздо изощрённее и хочет, чтобы все ТАК думали? А может, изощрённее сам Автор и происходит что-то совсем иное? Лично мне очень интересно! Было бы побольше времени, читал бы все главы подряд.
.
Из пожеланий:
Никак нельзя опускать рассказ о компьютерной игре, которую выдумала Арина, пытаясь получить отцовский совет. Если бы её речь была приведена дословно, и враньё выглядело бы убедительно, я проникся б уважением к героине – «ну, артистка, выдала такую импровизацию!». А так…
.
«Криминалист еще что-то хотел добавить, но тут его перебил опер, запыхавшийся, видно сильно бежал, бедолага.» – для смачности картинки я бы разбил предложение на два, поставив точку после слова «опер».
.
«Что бы это узнать, надо поговорить с твоей сестрой» – опять «что бы» вместо «чтобы».
.
«…взять ключ от калитки, что бы впустить сюда Павла.» – то же самое.
.
«Ты же не хочешь, что бы невинный человек пострадал?» – опять.
.
«А так же интересовался его отношениями с Левой…» – здесь уже «также» должно быть слитно.
.
«…криминалисты быстро определят кто был у калитки…» – скорее всего, нужна запятая перед «кто».
.
«- я шла как раз в свою комнату, и тут бдительная Сима вышла из своей комнаты.» – слишком много «своих комнат» для одного предложения. Опять-таки можно приписать такую речь волнению Лизы, но ведь перед этим она рассмеялась…
.
«Он судя по времени убийства должен был находиться в это время в подвале с Левой.» – деепричастный оборот «судя по времени убийства» надо взять в запятые.
.
«…в доме, где полным полно народу…» – полным-полно.
.
«…убийца еще что-нибудь придумает, что бы замести следы преступления.» – ну, как обычно.
.
«…придумать такое, что бы родители ничего не заподозрили…» – аналогично.
.
«…про убийство в профессорской семье, естественно не называя имен…» – запятая после «естественно».
.
«…не спать, что бы услышать, как Лиза крадется…» – опять…
.
«Выходит Сима слышала сквозь сон, как Лиза ходила в оранжерею…» – запятая после «Выходит».

«…поднялись в мою комнату, что бы обстоятельно разобраться со схемой…» – и ещё раз…
.
«Ты что боишься?» – запятая после «что».

Алексей Ляликов   06.07.2018 22:03     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Алексей! Уже всё поправила. Какая-то болезнь у меня с этим "чтобы", даже правила почитала. Спасибо за Вашу внимательность. По поводу серьезности момента, я же не трагедию или драму писала, а ироничный детектив. В любом другом таком же жанре Вы не найдете стенаний и причитаний (хотя у меня они есть), к тому же Арина не знала Лёву и увидела в первый раз в жизни уже, увы, мертвым. Люди ей совершенно чужие. Я помню Ваше отношение к убийствам, но оживать никто не будет, но и кучи трупов не будет. Поверьте, мне тоже чуждо насилие. Но Лева сам сделал свой выбор. Про компьютерную игру, простите, не поняла. Не правдоподобно соврала? Может быть. Но родители ей доверяют, не смотря на некую натянутость фактов. Этот раздел можно было вообще по-другому, без участия отца, прописать, но мне захотелось, чтобы и он поучаствовал в расследование, пусть и косвенно. Спасибо, пошла бороться с "чтобы" по всему тексту, с уважением


Полина Шехали   07.07.2018 12:19   Заявить о нарушении
Хорошо. Тему отношения к смерти больше затрагивать не буду. Вещь сугубо личная и в споре по такому поводу истина точно не родится.
.
Про игру. Цитирую: «И я, стараясь придать реальным событиям игровую форму, пересказала отцу про убийство в профессорской семье, естественно не называя имен и места преступления.» И всё. Любой родитель, узнав, что его ребёнок впервые в жизни взялся самостоятельно расследовать убийство, по меньшей мере испугается. Значит, Арина должна была сочинить как можно правдоподобнее,чтобы папа поверил. Вот мне и интересно было бы узнать, что она там такое навыдумывала. Буквально дословно. Для меня, как читателя, из таких моментов и складывается правдоподобие повествования, которое я прежде всего и ценю. Однако, жанр есть жанр, я в нём дилетант и, самое главное, на всё воля Автора. Читатель имеет право лишь делиться своими впечатлениями. Наверное, как я и боялся, у меня это получается слишком жёстко. В дальнейшем постараюсь смягчить.
.
«Лёва сам сделал свой выбор» – подсказка? Ладно, подожду, пока всё само выяснится.

Алексей Ляликов   07.07.2018 20:41   Заявить о нарушении
Спасибо за замечания, Алексей. Подумаю над объяснениями Арины с помощью игры. Вы знаете, была раньше захватывающая компьютерная игра "Нэнси Дрю". Там девушка отгадывала детективные загадки, а игрок ей помогал. Был даже такой же фильм. Мы с детьми увлеченно играли в нее. Правда, не знаю, есть ли подобное сейчас. Короче, обдумаю. С уважением

Полина Шехали   07.07.2018 23:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.