2. Комитет по делам военнослужащих

    На снимке: удостоверение личности выдано аппаратом Президента СССР. Запаяно в специальный пластик особой прочности. Обладатель имел право прохода на любой объект, министерство, ведомство, в Кремль.
   
              (Предыдущее см. http://www.proza.ru/2017/12/08/334).

                После краха ГКЧП слетели с постов многие из тех, кто сопротивлялся созданию Комитета по делам военнослужащих. Горбачев, вернувшись в  Москву, распорядился создать его немедленно.  Комитет был сформирован. Председателем его стал наш А. Алексеев. Указом Президента СССР №УП-2835 от 9 ноября 1991 года я был назначен одним из двух его заместителей.
 
                Комитет состоял из 80 человек специалистов самого разного профиля, входили туда и несколько человек из Комитета солдатских матерей. Согласно утвержденному Президентом  Положению о Комитете, нам обязаны были оказывать содействие в наших делах все государственные структуры. Руководству Комитета оформили пропуска в Кремль, в Министерство обороны и т.д., чтобы мы могли, при необходимости, обращаться прямо к министрам, чиновникам Правительства. Должен сказать, что в той среде мне встречались разные люди. Большинство чиновников были вполне нормальными руководителями учреждений и служащими, способными понять и помочь в решении наших вопросов. Но и такие были, кто вяз в бюрократии, в поисках личной выгоды, личного благополучия. Но это отдельный разговор, здесь у меня речь не о том.


              Теперь мы могли не только более эффективно помогать людям решать свои проблемы, (у нас теперь были свои юристы), но и проверять соблюдение прав военнослужащих в частях. В плане предотвращение их гибели и травматизма проверять условия боевой учебы и быта, состояние дисциплины, качество поставляемой техники с точки зрения техники безопасности для личного состава. Особое внимание мы уделяли вопросу беглецов из армии по причинам неуставных взаимоотношений между военнослужащими.  Явление приобрело чуть ли не массовый характер. Приходилось организовывать специальные центры сбора беглецов, их содержания, питания, тщательное расследование причин оставления частей. И в случае, когда не было явных нарушений дисциплины со стороны беглецов, (а такие тоже были), мы распределяли их дослуживать в другие части, освобождая от уголовной ответственности.   За что нас сердечно благодарили и сами солдаты и их родители.
     Приходилось и мне с нашими специалистами выезжать в войска с такими проверками. По результатам мы готовили и представляли «наверх» соответствующие справки, доклады с предложениями об устранении недостатков. У меня в мечтах было уже – создать пусть небольшие Отделы по делам военнослужащих при исполкомах в тех областях и краях, где размещены военные гарнизоны, авиация, флот. Это дало бы возможность быть ближе к войскам и флоту, постоянно быть в курсе происходящих там, в среде военнослужащих событий, знать их нужды и проблемы. А главное, можно было бы незамедлительно сообщать оттуда о нарушениях их прав в Комитет. По сигналам таких отделов мы могли бы быстро проверять соответствие жалоб фактам, и тут же принимать необходимые меры. Имея полноценный материал с мест,  нам легче было бы информировать Президента СССР, Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами об обстановке в войсках, предлагать ему меры по её улучшению.  Кроме того, нам предстояло принять самое непосредственное участие в разработке законов, защищающих права военнослужащих. В первую очередь «Закона о статусе военнослужащих».  Я не раз в прошлом говорил Алексееву о его необходимости, и потому он освободил меня на время от других дел и поручил заняться именно этим законом. С его подачи, меня включили в состав Комиссии Верховного Совета СССР по его разработке.
 
                Поначалу Комиссия состояла из 27 человек. Юристы, специалисты в области права, известные народные депутаты – каждый видит проблему по-своему, один не хочет соглашаться с другим, споры вплоть до ругани. Стало понятно, что так работать невозможно.  Было принято решение создать небольшую рабочую группу.  В неё вошли два гражданских, профессора права Артамонов и Хангельдыев, два юриста от Министерства обороны полковники Волков и Самойлов и от Комитета по делам военнослужащих ваш покорный слуга. Сначала профессора - юристы относились ко мне довольно снисходительно, ведь у меня юридического образования не было. Однако вскоре поняли, что мой многолетний опыт работы с людьми во время службы на флоте и работы в Комиссии ВС РФ будут очень кстати. И дело пошло.
 
                Вот когда пришлось узнать, что такое законотворческая работа. Приходилось обдумывать, обкатывать каждую фразу, каждое слово. Проверять их на соответствие Конституции, всем другим законам РСФСР, международному праву, сверять и брать опыт других стран. Готовить соответствующие новому Закону поправки и дополнения  в действующие законы, или предложения по их изменению.
Мы продолжали работу даже после того, как 8 декабря 1991 года Ельцин, Шушкевич и Кравчук подписали известный Договор о создании Содружества независимых государств, (СНГ) вместо СССР  и поставили точку в его существовании. То-есть не стало государства СССР, а значит и Верховного Совета СССР, который поручил нам разработать Закон, не стало Комитета при президенте СССР, от которого я был делегирован в рабочую группу, не стало и самого Президента бывшего государства. Тем не менее, работу  мы не прекратили, проект «Закона о статусе военнослужащих»   был доведен нами, как говорится, до ума и передан теперь уже в Верховный Совет РФ. Там он позже, после обсуждения и внесения еще ряда поправок, был принят и введен в действие. И впоследствии, может и не будучи таким, чтобы удовлетворил абсолютно всех, послужил на пользу людям в погонах и их семьям и служит, с изменениями и дополнениями, до сих пор.

                Продолжение:  http://www.proza.ru/2018/02/15/454         


Рецензии
До такого (президентского) верха я не доходил. Но что такое законотворческая работа - знаю. Работа нудная, временами бесполезная, многолетняя. Но и нужная, и лично интересная.
Я принимал участие в разработке Кодекса внутреннего водного транспорта (КВВТ). Только в качестве эксперта и консультанта. Работа шла несколько лет. Это на уровне тогдашнего Минречфлота. Именно здесь я увидел, что "толковище" огромной группы - мало эффективно. Эффективна работа над документом нескольких думающих человек.
Именно это меня надоумило в статье "ГКЧП и русская контрреволюция" вспомнить историю разработки Кодекса Наполеона. А в Вашей рецензии на эту статью увидел подтверждение этой мысли с Вашей стороны.

Более конкретная моя работа в этой области - в качестве руководителя, главного конструктора разработки Автоматизированной нормативно-правовой базы ВВТ. Это наподобие общегосударственных систем Гарант и Консультант-плюс. С разработчиками системы Гарант я был в деловом контакте. Система работала несколько лет, пока не ликвидировали Минречфлот.

Выше написанное обо мне написано только затем, чтобы подтвердить, что написанное Вами в рецензируемой статье правдиво и для меня интересно.
Вам честь и хвала, что Вы эту работу довели до конца, Ваш закон утверждён и работает.

Евгений Ширяев   22.04.2019 06:57     Заявить о нарушении
Евгений Владимирович, обмен мнениями и личным опытом для меня весьма интересны и полезны. Так что я Вам благодарен за то, что им делитесь.
С уважением,

Альберт Храптович   22.04.2019 06:48   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.