Призвание варяга гл 76 Перед судьями

На улице было ясно. Ветер утих. Далекими холодными огнями мерцали звезды в бездонном темном океане. Немым чернеющим пятном расплывался лес в заплаканных глазах Варвары. Путь домой оказался долгим, но она даже не запомнила дороги. Судьба Быка и его гостей потрясла ее столь сильно, что она никак не могла прийти в себя. И лишь когда вдалеке вырисовались силуэты острых крыш высоких теремков, Варвара опомнилась. При виде знакомых построек она будто очнулась ото сна. Задремавшие тревоги сначала встрепенулись, словно стадо коз, узревших волка, а вскоре и вовсе обрели свою прежнюю силу. И теперь ее снова стала заботить собственная участь. Никто за все время пути ни разу к ней не обратился и ничего ей не сказал, но Варвара уже чувствовала себя виноватой бесповоротно и окончательно.

Торопливо утирая слезы, она пыталась собрать обрывки своих мыслей в единое полотно и хоть примерно прикинуть, к чему все идет. На дворе ночь. Весь город давно спит. И кажется, сейчас ей ничего не грозит. Но зато утром ее уже ничто не спасет. Именно об этом говорят косые взгляды ее спутников. И совершенно очевидно, что спасение для завтрашнего дня нужно искать уже в сегодняшнем.

Тяжелые ворота со скрипом отворились. Сонное княжеское дворище наполнилось голосами и фырканьем лошадей. Когда ноги Варвары коснулись земли, она огляделась по сторонам, ища глазами Рёрика. Она давно потеряла его из виду. И теперь явственно чувствовала, что должна отыскать его, как можно скорее, пока ее саму где-нибудь не заперли. Наконец она увидела его. Он был один. Шел по тропинке к гриднице, мимоходом рявкнув на кого-то. 
 
 Варвара уже собиралась броситься за ним следом, но тут послышался хрипловатый голос Ньера.

- Княгиня отправляться в свои покои, - старший дружинник указал в сторону заснеженных теремов, словно угадав мысли Варвары. Сам он уже стоял прямо перед ней, не пропуская ее таким образом на дорожку, по которой ушел Рёрик. Варвара сделала попытку обойти старшего дружинника сначала слева, затем справа, но потом поняла, что ее усилия в любом случае останутся тщетны.

- Мне нужно что-то сказать Негу, - объяснила Варвара, взволнованным взглядом провожая отдаляющуюся фигуру Рёрика. – Я…Я хочу…

- Нет. Нельзя, - ответил Ньер. – Княгиня отправиться в теремок…

- Я отправлюсь в теремок. Но сначала, я должна все объяснить Негу…- Варвара уже колыхалась, словно лист на ветру, то глядя на Ньера, то бросаясь в сторону Рёрика, то хватаясь за голову. Однако старший дружинник оставался непреклонен. – Ньер, послушай…Ты послушай меня…Я ни в чем невиновата, - Варвара знала, что бесполезно упрашивать друга Рёрика о снисхождении, впрочем, точно так же, как и всех остальных, кто служит ему. Для них всех она чужая и уже заведомо виновная во всем. И все же она не могла позволить себе так просто сдаться. Ведь от ее жизни зависит и судьба ее дочки. Мысли о малютке прибавляли ей сил. – Ньер, у меня множество ворогов, коварных и хитрых. И они, наверняка, воспользовались моим отсутствием, чтобы сделать мое возвращение невозможным. Я знаю это, хотя меня здесь и не было, - несмотря на то, что пока Варвару еще ни в чем не обвиняли, она уже наперед знала, какие грехи ей вменят. – Меня похитил Бивой, ты должен его знать...Ему не нужен был выкуп. Он хотел убить меня. Да тебе ведь известна настоящая причина, по которой я убежала из дома! – напомнила Варвара, которая знала только одно, если сейчас она не поговорит с Рёриком, то завтра никаких шансов на спасение у нее не будет. Разумеется, нет никакой уверенности, что она сможет что-то объяснить ему и сегодня. Но попытаться она обязана. - Прошу, поверь, я не делала ничего такого, за что должна понести наказание! - Варвара оглядела Ньера с просьбой, которую не могла озвучить снова, ведь ответ уже был ей только что дан.

- Ратай! – Ньер увидел вдалеке какого-то гридя, торопливо бегущего куда-то. – Погоди…

Варвара не знала, умышленно ли старший дружинник отвернулся от нее или действительно отвлекся на приятеля. Но, как бы там ни было, она решила не упускать возможности и бросилась следом за Рёриком, который уже достиг гридницы и теперь стряхивал снег с сапог, поочередно ударяя мыском о ступеньку.

Спотыкаясь о юбки, проваливаясь в ямки, Варвара добежала до крыльца, на котором был Рёрик.

- Нег, мы можем поговорить? – позвала Варвара Рёрика.

- Нет, - даже не обернувшись на нее, князь зашел в гридницу и захлопнул за собой дверь.

Подхватив подолы, Варвара поспешила вверх по лестнице. Забежала в сени и наткнулась на охрану, которая коротала время, сидя на лавках возле входа. Несмотря на то, что отдельной печки в передней не было, тут оказалось значительно теплее, чем на улице. И только очутившись в согретом помещении, Варвара ощутила, как сильно замерзла во время долгой дороги.

- Мне нужно пройти, - пояснила Варвара стражу, который стоял у двери и был последним рубежом, который предстояло преодолеть. – Я твоя княгиня…Пропусти меня…- Варвара понадеялась, что у охраны нет никаких особенных указаний на ее счет. А тем временем нужно было торопиться. Ведь Ньер уже должен был заметить ее стремительное исчезновение.

Страж приоткрыл дверь горенки и доложил князю, что к нему посетительница. Варвара уже наперед знала ответ, который прозвучит. И потому проворно проскользнула в гридницу, пока Рёрик не успел распорядиться выдворить ее вон.

- Иди-иди, я сейчас, - выпроводив стража, Варвара затворила дверь, оставшись в горнице наедине с Рёриком.
 
Было зажжено всего несколько свечей. Пахло печью и деревом. Стол украшала широкая медная чаша, полная шишек. На круглом серебряном подносе сверкали такие же начищенные кубки. В низеньком ушате, на кусках льда, громоздились мисы с солониной, рыбой, яйцами и сыром. На припечеке, прижавшись друг к  другу, грелась пара пузатых горшков. Вероятно, кто-то из слуг был здесь совсем недавно.

- Неужели мой князь совсем ни о чем не спросит меня? – Варвара все еще оставалась на пороге, пока не отваживаясь проследовать дальше.

- Тебя спросят обо всем завтра…- Рёрик даже не смотрел в сторону Варвары. Расстегнув ремень с ножнами, он бросил их на стол. Затем стал снимать кольчугу. - Уходи отсюда…

- Всю дорогу я спрашивала себя, отчего мой муж столь спокоен. Ведь я отсутствовала несколько дней, - Варвара, и правда, ожидала иного приема. Она была готова к тому, что Рёрик бросится на нее со своей секирой, как только увидит. У нее имелось несколько догадок относительно его удивительного равнодушия. – Но здесь может быть только один ответ. Я ни в чем не виновата. И мой князь это знает. Вопреки всему, что ему говорили в эти дни обо мне.

- Варвара…- Рёрик развернулся и подошел к ней. Нависнув над ней, словно грозовая туча, он оглядел ее сверху вниз. И теперь он уже не выглядел таким же безмятежным, как прежде. Его глаза недобро искрились. – Как ты смеешь обращаться ко мне? Заходить сюда? Требовать бесед?! Радуйся, что завтра с тобой буду разговаривать не я. И уповай, чтобы я не передумал…

- А ты и не передумаешь, - неожиданно смело ответила Варвара. – Завтра эти чужие люди сочтут меня преступницей. Останется только отдать приказ поскорее растерзать меня. И в таком случае никто не осудит нового князя. Даже те, кто любил моего отца...- вздохнула Варвара грустно. – Ни разу не дала я повода сомневаться во мне. Ни одна тень не пала на мое честное имя. Я не верю, что, не увидев разницы между мной и прочими развратными девицами, мой князь так легко поверил в самое плохое.

- А я пока и не поверил, - кивнул Рёрик. – Завтра самые почтенные мужи придут сюда, чтобы разобраться, есть ли в твоих действиях умысел и в чем именно ты виновата. И я поверю их решению.

****
С самого рассвета Вольна была на ногах. Впрочем, восход зимнего солнца не такой уж ранний. И все же Вольна любила понежиться на пышных перинах до полудня. Однако сегодня ей не спалось. Этой ночью она не дождалась Рёрика. А когда наутро узнала от Рады, что он, оказывается, давно вернулся, да к тому же еще и с Варварой, то пришла в ярость. Потом, значительно раньше обычного, в избу постучала Васса. Она тоже принесла новости,  которые ей не терпелось скорее выплеснуть. Оказывается Рёрик и Варвара вместе пробыли в гриднице почти до утра и лишь потом последняя вернулась в свой терем. Васса еще даже не успела закончить свой рассказ, как ее подруга вскочила на ноги и стала рыться в сундуке, подыскивая теплые вещи. Спешно обрядившись, она бросилась на улицу.

- Глаз Мораны! Этой зимке проклятущей конца не видать! – выругалась Вольна, поскользнувшись на обледеневшей за ночь ступени и едва не рухнув. Она еле успела ухватиться за перильца.

Пушистые снежинки кружились в замысловатом танце, пряча улицу под легким покрывалом. Деревья и постройки тонули в молочной пелене. Серый полог облаков проглотил ослабевшее зимнее солнце. Осмотревшись по сторонам, Вольна уперлась взглядом в терем Варвары. Выбранившись на всю улицу, двинулась в гридницу, желая отыскать Рёрика и потребовать от него объяснений. Но тут увидела Арви, бодрой походкой шагающего по дорожке в том же направлении.

- Тиун! Стой! – заорала Вольна, припустившись. По дороге она еще несколько раз поскользнулась на льду, который был спрятан под снежной скатертью.

Арви видел Вольну еще в тот момент, когда она только выходила из дому. Он усмехнулся, когда она чуть не повалилась в сугроб прямо с лестницы. И теперь он меньше всего желал удовлетворять ее любопытство своими рассказами. Потому он намеренно прибавил шаг, но это не помогло. Вольна заметила его, узнала и в итоге помчалась за ним вдогонку.

- Я не поняла, почему она здесь! – вскипела Вольна, сверля разъяренным взором Арви, словно это он вернул Варвару в терем. - Она отсутствовала несколько дней и ночей. Вместе с ней пропадал и молодой дружинник. Лично мне все уже ясно!

- Да мне тоже, - не стал спорить Арви, поскольку разделял точку зрения Вольны. Хотя Роса все утро жужжала у него над ухом, уверяя, что ее сестра не могла ни с кем убежать, поскольку дочери Гостомысла воспитывались в благородных традициях.
 
- Тогда почему она не наказана?! – взвизгнула Вольна. - Хотя…Да какое тут может быть наказание?! Только смерть за измену! – горячилась Вольна. – Или Нег что, уже все ей простил?!

- О нет, я так не думаю, - рассмеялся Арви. – Разумеется, княгиня понесет заслуженное наказание…

- Ее казнят?! – уточнила Вольна.

- Теперь уже я в этом уверен, - покачал головой Арви. – Княгиня отказывается признать свою вину и тем самым облегчить свою участь…

- Тогда зачем вообще понадобилось тащить ее сюда?! – недоумевала Вольна. – Почему Нег не прихлопнул ее сразу, там же в доме у того разбойника?! – Вольна знала некоторые детали дела со слов Вассы, которая, неизвестно каким образом, каждый раз вылавливала все сплетни первой.

- Наверное потому, что сперва над ней будет учрежден суд, - Арви покосился на крыльцо гридницы, возле которого собирались люди. Очевидно, они готовились проследовать внутрь, но пока ожидали чего-то. Или кого-то. – Прошу меня простить, мне пора идти…

- Зачем суд? – плечи Вольны опустились. Ей не нравилось, что образовываются опять какие-то промедления.

- Затем, что какой-то нерадивый болтун распространил слухи о побеге княгини с ее полюбовником, - колко напомнил Арви. Он знал, что именно Вольна явилась матерью упомянутых злоречий. – И теперь пойманную виновницу нельзя где-то тихо, как было сказано, «прихлопнуть», - Арви заметил, что толпившиеся возле гридницы мужчины стали постепенно заходить в помещение, о чем-то попутно шумно шушукаясь. Ему было важно слышать эти разговоры. Он желал загодя знать отношение собравшихся к делу. И он уже хотел поскорее покинуть Вольну и уйти. - Люди хотят знать продолжение истории. Хотят видеть правосудие Новгорода. Изменница поймана. Придана суду. Ее вина доказана. И она казнена. Именно таков порядок. Нельзя изменить его…


- Проклятье…- Вольна закусила губу. Она очень усердствовала, на каждом шагу крича о том, что княгиня убежала с молодым дружинником, которому выказывала множественные симпатии. Но она не предполагала, что сие создаст в дальнейшем трудности.

- Вот именно…- Арви будто угадал мысли Вольны. – Если бы исчезновение княгини оставалось в тайне, то и ее участь могла бы быть решена проще…А теперь…Теперь на нас смотрит весь Новгород. А может, и не только он…Именно поэтому по первому  же зову правителя бояре тотчас прибыли на скорый суд.

- Возможно ли такое, что она оправдается?! – волновалась Вольна, чувствуя, как к ее телу то приливает жар, то его сковывает холод.

- Нет…- усмехнулся Арви.

- Слава Макоши-кормилице…- вздохнула Вольна с облегчением. – Хотя…Я боюсь, что…- Вольна потерла зудящий лоб, который запотел под тяжелой шапкой. - Я боюсь, что она как-то вывернется…

- Это исключено, - Арви развернулся в сторону гридницы, являя таким образом концовку беседы.

- Я не понимаю только одного…- зашипела Вольна. – Как такое сделалось возможным, что Нег к ней столь терпелив! Да он же не умеет держать себя в руках! За одно лишь подозрение, он может башку отвернуть! А тут прям отец родной!

- Князь терпелив, поскольку Новгород ждет суда…И с подозреваемой ничего не должно случиться преждевременно. Мы в развитом государстве, а не в бесправном. Я же уже объяснил. Прошу меня извинить, я опаздываю на заседание…

- Я пойду с тобой, - поправляя платок, решила Вольна. Она хотела присутствовать в гриднице в тот момент, когда судьба Варвары будет решаться. – Я могу там где-нибудь притаиться, но только чтобы Нег меня не видел?

- Боюсь, это невозможно, - усмехнулся Арви. Его поражала наглость Вольны, которая затмевала все прочие ее качества. По крайней мере, в его глазах. – Круг лиц очерчен княжеской дланью точно…

- Кстати говоря, что это за круг лиц? – Вольна решила, что возможно, уверенность Арви проистекает из того, кем окажутся судьи Варвары.

- Не считая меня и самого князя, будут присутствовать семеро новгородцев и трое иноземцев.

- Почему так много новгородцев?! - возмутилась Вольна.

- Так решил князь…Все они самые уважаемые мужи…Так что никого лишнего на заседании не будет.

- Но я знаю нечто такое, что является существенным обстоятельством…- заявила Вольна неожиданно.

****
Ровно в полдень Вольна стояла на улице под окном гридницы, по колено увязнув в сугробе. Но она не обращала внимания на неудобства, а также на косые взгляды проходящих мимо людей. Главное не это все, а то, что ставни оказались закрыты неплотно, и она могла слышать все обсуждения, хотя лиц ей было не видать. Голос Варвары был единственным женским в гриднице, а голоса Рёрика и Арви Вольна могла отличить от остальных.

С самого начала в помещении было шумно. Гам утих лишь тогда, когда на пороге появилась фигура правителя. Присутствующие, среди которых были бояре и несколько дружинников, почтительно поприветствовали Рёрика и опустились на лавки, затаив дыхание. То, что должно было произойти сегодня,  не имело прецедента. Но оказанная честь, скорее, страшила присутствующих, нежели радовала.

Арви вышагнул вперед со стилом, зажатым в его пальцах за спиной. Он немного волновался. А когда он волновался, то ему нужно было держать что-то в руках. День грозит стать судьбоносным.

Лицо тиуна облачилось в маску серьезности. Хотя на самом деле он пребывал в приподнятом расположении. Что и понятно. Он так долго ждал того момента, когда Варвара наконец ответит за все нанесенные ему оскорбления. Теперь ее очередь терпеть унижения. Уж он-то не пощадит ее имени. И ей придется ответить на самые непристойные вопросы, которые она когда-либо слышала. Именно сегодня она поплатится за свой поганый нрав и неуважение к старшим. И конечно, понесет заслуженное наказание за свою измену.

- Прошу, вот сюда, в середину, чтобы всем было видно…Княгиня может начинать свою повесть, - Арви жалел только об одном. В отличие от остальных, ему и Варваре полагалось стоять. А он был бы непрочь поудобнее расположиться с баклагой подогретого сбитня и насладиться предсмертным блеянием дочери Гостомысла. 

- Сперва я желаю знать, в чем меня обвиняют, - ответила Варвара невозмутимо. Несмотря на то, что от этого дня зависела вся ее жизнь, она не выглядела напуганной или взволнованной. Ее внешний вид был таким же, как и всегда. Только облачена она была строже обычного. На ней не рябило ярких одежд и не блистало браслетов и серег. Всего лишь пара колец, принадлежащих еще ее матери.

- Княгиня обвиняется в том, что сбежала из дома вместе с княжеским гридем, который одновременно является ее полюбовником…- закончив речь, Арви качнулся на мысках своих сапог, которые весь вчерашний вечер Роса пропитывала жиром. И теперь они не только не пропускали влагу, но и сияли, точно серебряные.

- А вам уже известно, кто этот дружинник? – уточнила Варвара, глядя на Арви так, словно это он сам на допросе. Она твердо решила, что сегодня будет оставаться нерушимой, что бы не случилось. 

- Нам известно…Это некий Бивой. Который не только молод. Но и принадлежит одному из славянских народов. Молится почти всем тем же богам, что и княгиня. И понимает ее язык…- Арви был доволен тем, как обрисовал Бивоя. Одного этого описания уже достаточно, чтобы казнить Варвару! Вон, сколько у них общего!

- Но тиун не озвучил главного, - Варвара перевела взгляд на приглашенных заседателей, от решения которых и зависел ее дальнейший удел. – Несколько лет назад упомянутый Бивой оказался в море на корабле нашего князя. Они возвращались домой через земли урманов. Кто-то присвоил часть добычи - мешок с окаменевшей смолой, укрыв его, кажется, под палубой…А когда спрятанный алатырь случайно обнаружился, в этом преступлении обвинили именно моего похитителя. И несмотря на его клятвы в невиновности, он был подвергнут суровому наказанию…

- Jag kom ihаg den hаr historien, - кивнул Ньер Рёрику.

- Не все понимают тебя, Ньер, - проскрипел Арви.

- Я помнить эта история. Мы бросить Бивой в море и утащить под днище наш драккар, - дополнил Ньер.

- Он выжил, но получил множество ран, - продолжала Варвара. - И сильно заболел. А собратья оставили его на Урманской земле и уплыли. После он нескоро смог вернуться домой. Но когда это произошло, оказалось, что его деревню кто-то сжег. Он не нашел свою семью. К тому же, он потерял и свою любимую…

- Ахахах, это Хельгу, что ли?..- раздался смешок откуда-то из уголка, где расположились гриди. Это был рыжеволосый Ингвар, также участвующий в том давнем походе.

- Как бы там ни было, во всех своих бедах он винил только одного человека – капитана…- Варвара бросила взгляд на Рёрика, который, на удивление присутствующим, был безмятежен и молчалив. – Бивой вернулся в дружину нашего князя. Но не просто так. Он ждал подходящего случая, дабы отомстить. И такой случай выдался, когда я оказалась в храме без охраны…

- Княгиня намеренно искажает реальность, - встрял Арви, заговорив громче, чем Варвара. Глаза всех присутствующих обратились на него. – Княгиня неслучайно оказалась в храме. Сперва она убежала из дома, не испросив на то разрешения. И путь ее изначально лежал не в храм, а в лес...Посланные за ней в погоню гриди едва не упустили ее из виду!

- Что ты говорить, тиун?! – с лавки вскочил возмущенный Ньер, который в день похищения Варвары лично последовал за ней. - Охрана, который оберегать сам князь, не смочь догнать девочка?!

- Я имел в виду, что охрана, разумеется, догнала княгиню, - Арви пришлось согласиться с Ньером, хотя свой вариант ему нравился больше. - Однако княгиня сделала все возможное, дабы уйти в лес незамеченной. Где, надо думать, она и Бивой загодя договорились соединиться, дабы потом вместе убежать из Новгорода.

- Как такое возможно, Арви, чтобы мать убежала из дома, оставив своего ребенка? – спросила Варвара просто. – Одно это уже делает все твои предположения невозможными.

- Княгиня не первая и не последняя преступная мать, которая убежала из дома с полюбовником, бросив свое дитя…- подчеркнул Арви.

- Разве моя вина уже доказана, что ты говоришь обо мне, как о преступнице? – справедливо вознегодовала Варвара. – Или, может быть, вы тут все уже решили наперед?

- Ну разумеется, нет, - отозвался Арви, недовольный тем, что вместо того, чтоб упасть на колени и молить о пощаде, она еще спорит и делает ему замечания. - Раз так, пусть княгиня объяснит нам, зачем она вышла из терема в тот день. Зачем отправилась в лес, да к тому же еще и тайно…Ей полагается выходить с дворища только с позволения ее супруга и только в присутствии брежатых, охраняющих ее. Но она пренебрегла всеми предписаниями, прошу заметить! – обратился Арви к слушателями, подняв стило острым краем вверх .

- Я ушла из дома не тайно, а через ворота, где меня все видели, - холодно поправила Варвара Арви. – Терем я покинула, да... Так как была расстроена тем, что меня не позвали на пир! – гаркнула Варвара, неожиданно утратив сдержанность. Собираясь сюда, в гридницу, она пол-утра настраивала себя на то, что будет непоколебимой, какие бы вопросы ей ни задали и что бы ей ни вменили. Но оказалось, что она может оставаться стойкой лишь очень короткое время. Разумеется, Арви выражает не свое отдельное мнение. Он здесь для того, чтобы разобраться в запутанном деле. Потому его никто не прерывает. – Я убежала в лес, потому что меня взяла обида. Мне стало досадно! Неужели это непонятно?!

- Detta аr sant, - обратился Ньер сначала к Рёрику, а затем и к Арви, - это есть правда…В тот день княгиня говорить мне то же…

- Вероятно, княгиню и «взяла обида»…Однако зачем ускользать в лес? – усмехнулся Арви, не желающий терпеть неудачу еще в начале заседания. - Согласитесь…- тиун развернулся к собравшимся, обращаясь на сей раз к ним. - Согласитесь, что это действо не несет никакого смысла. Княгиня могла бы постараться проникнуть на пир, коли ей так хотелось там быть. Или она могла бы остаться в своем тереме, найдя себе иное развлечение, более подходящее женщине. Она могла бы поиграть с ребенком или заняться рукоделием. Но идти зимой на ночь глядя в лес…Разве тут могут быть какие-то разумные объяснения?!

- Нет…

- Кажется, нет…

- Не понятно…- послышалось со всех сторон.

- Вам всем ничего не понятно, потому что вы мужчины, - усмехнулась Варвара. – Я убежала, потому как рассчитывала, что мой муж покинет сей пресловутый пир и бросится следом за мной! Однако он отправил вместо себя старшего дружинника…Что было еще оскорбительнее, чем не получить приглашение за стол!

- Ахах, это так по-девчачьи! – рассмеялся Ингвар, примеру которого последовали и другие. После этого пояснения многие взглянули на Варвару чуть теплее, как обычно смотрят на милых безобидных людей.

- Если я правильно понял…- продолжал тиун, настроение которого стало ухудшаться. – Если я правильно понял, то княгиня обвиняет в своем, так называемом, «похищении» нашего князя, которой не устремился за ней следом…

- Ну, разумеется, нет! – рявкнула Варвара на Арви. Он умышленно переворачивает все ее слова! – По дороге домой мне пожелалось помолиться. В храме Макоши. Тем паче, там всегда тепло. А я к тому моменту уже замерзла…

- Храм Мокоши…- Арви задумчиво приложил стило к губам. Затем подошел к столу, на котором лежала тряпичная карта местности. – Ингвар…Будь добр, посодействуй, - тиун указал рыжему на карту, дабы тот растянул ее в руках, явив таким образом изображение очам присутствующих. – Итак, что мы видим…- Арви поднес стило к темному многоугольнику. – Это княжеское дворище…А это…- рука Арви скользнула к расплывшемуся на полкарты зеленому пятну. – А это лес…А вот сия крошечная точка и есть храм Мокоши…- Арви указал на малюсенький кружок, находящийся в значительном отдалении от княжеского дворища. – Ньер, ты бы не мог показать нам, в каком приблизительно месте вы обнаружили сбежавшую княгиню?

Ньер встал с лавки и подошел к карте.

- Мы не обнаружить княгиня. Мы следовать за княгиня сначала, то есть с самое дворище, и не упускать ее до лес, - сурово поправил Ньер тиуна. Ведь из слов Арви можно было решить, что обязанности охраны выполняются ненадлежащим образом, раз значимая персона могла куда-то легко запропаститься. – Вот это место, - Ньер ткнул перстом чуть правее на карте.

- Благодарю, - Арви вновь поднес стило к точке, изображавшей дом богини и находившейся левее. – По словам княгини, она замерзла и решила согреться в храме. Однако мы ясно видим на этом полотне, что храм Мокоши расположен значительно дальше, чем княжеское дворище…Странный выбор теплого приюта…

- Но у меня же не было под носом карты, как у тебя! – возмутилась Варвара. – К тому же, я не хотела так скоро возвращаться домой. И, как я уже сказала, я думала обратиться к богине с молитвой!

- Зачем княгиня приказала охраняющим ее гридям оставаться снаружи храма, если у нее не было умысла убегать от них вновь? – заприметил Арви новую брешь в лодке защиты, на которой от него пыталась уплыть Варвара.

- Да я и не приказывала ничего такого! Это же храм Макоши, а не Перуна! Они сами не пожелали войти со мной! – пояснила Варвара. – Тем более, там никого не было…Никакой опасности мне не грозило…Их присутствие было необязательным!
 
- Да, мы оставаться на улице. В та изба нам не место, - подтвердил Ньер, глядя на Рёрика.

- Да, да! – поддержал Ингвар, все еще растягивающий в руках карту, которая периодически скорчивалась, когда он забывал о ней. - Мы обследовали храм, он был пуст. Вот мы и остались на улице!

- Ньер, сколько отсутствовала княгиня? Как долго вы ждали ее? – обратился Арви к старшему дружиннику. – Тебе понятен вопрос?

- Все понятно. Мы ждать ее очень долго.

- Вы заходили или заглядывали в храм, пока княгиня якобы возносила молитвы? – уточнил Арви.

- Нет. Мы оставаться возле хоф…

- Итак, княгиня долгое время находилась без должного присмотра, - вывел Арви, заложив руки за спину. - Надо полагать, что это время она потратила с толком. А именно, отыскала второй выход, который был укрыт, и выбежала на задние дворы…Где ее уже ожидал Бивой вместе с конем. 

- Это все неправда! – запротестовала Варвара. - Когда я молилась, кто-то неожиданно оказался за моей спиной. Это был ваш янтарный! Я даже не слышала, как он подошел ко мне! – Варвара разнервничалась после речи Арви. Она с таким жаром доказывала свою правоту, что у нее даже сбилось дыхание. - Что-то сдавило мое горло! В тот момент я даже решила, что меня хотят убить! – приложив руку к груди, Варвара постаралась успокоиться и продолжила уже более спокойным тоном. - Потом я лишилась чувств. А очнулась уже на улице, когда янтарный нес меня на руках к своей лошади…Увидев, что я пришла в себя, он опустил меня на землю и наказал не кричать…Он пригрозил, что если я позову на помощь, то он немедленно убьет меня…

- И княгиня, разумеется, согласилась хранить молчание. Хотя знала, что ее защитники всего в нескольких десятках шагов…- слова Арви звучали как упрек.

- Нет, я не согласилась молчать! Я успела закричать, но похититель тут же ударил меня по лицу!

- Ньер, ответь нам, - снова обратился Арви к старшему дружиннику, который давно вернулся на свое место. – Будучи на улице возле храма, слышали ли вы крик княгини о помощи?

- Нет, мы не слышать крики, - ответил Ньер.

- Ингвар? – полюбопытствовал тиун у другого участника событий.

- Нет, криков, точно, не было, - сунув карту в руки тиуна, рыжий пошел на лавку к Ньеру.

- Они могли не слышать моего крика по многим причинам! – вновь бросилась в битву Варвара. - Возможно, они не ожидали того, что на меня нападут в безлюдном храме! Возможно, они смеялись или сами громко разговаривали. А может, из-за непогоды! Была метель!

- Все так. Сильный ветер и снег быть, - подтвердил Ньер, переведя взгляд с Варвары на Рёрика.

- Допустим, одиночного вскрика дружина могла и не расслышать, хотя это совершенно недопустимо! – ткнул Арви, глядя на Ньера. – Они должны быть наготове всегда и не отвлекаться. Особенно, когда им доверено оберегать столь важного человека, как жена их воеводы и нашего князя! С таким же успехом и с такой умелой охраной, к княгине мог подкрасться не мнимый убийца, а подлинный! – подчеркнул Арви.

- А это относиться к делу? – Ньер прошелся по тиуну недобрым взглядом.

- Разумеется, это относится к делу, - Арви не очень опасался грозных очей старшего дружинника и потому решился ответить ему. К тому же тиун заметил, что ответы Ньера часто подтверждают слова Варвары, что нехорошо. Поэтому Арви решил как можно скорее вызвать в заседателях недоверие к словам Ньера, умалив образ старшего дружинника. - Именно из-за вашей невнимательности и небрежного отношения к своим обязанностям княгиня смогла сбежать. И не следует винить здесь ветер, снег, богов и прочее! Продолжаем… Итак, как я уже сказал, будучи занятой болтовней, дружина могла не расслышать единичного крика. Отчего же тогда княгиня не позвала на помощь еще раз?

- После того, как янтарный ударил меня, я упала и ударилась затылком о лед…- пояснила Варвара. - И снова обеспамятовала…А пришла в себя уже в лесу, будучи на полу в какой-то ветхой избушке…

- Быть может, не в «какой-то», а именно в той самой, в которой беглецы помышляли вначале укрыться от погони? – обратился Арви к слушателям. - И куда княгиня, собственно, и направлялась, покинув свой терем и двинувшись в сторону леса первоначально…

- Эта избушка находилась в самой чаще леса, очень далеко! Пешком я бы не дошла до нее, даже если бы собиралась! 
 
- Ну так лошадь была у Бивоя…- напомнил Арви…

- Если бы я готовилась убегать куда-либо, то, по меньшей мере, взяла бы с собой хоть горстку монет. При мне не было никаких вещей, Арви, потому что я полагала вернуться домой в скором времени!

- Кто знает, о чем думают женщины…Наверное, все мы заметили, как они порой рассеяны и забывчивы, - это единственное, что сумел на ходу придумать Арви. – И как долго вы пробыли с Бивоем в той избе?

- Несколько дней. Но я точно не знаю, сколько именно. Мне нездоровилось после того падения на лед, - вздохнула Варвара, понимая, что сейчас тиун снова прицепится к ее словам.

- Из чего становится ясно, что какие-то вещи княгиня с собой все-таки прихватила, - губы тиуна потянулись в узкую ехидную полоску. - И действительно, какой прок от монет в зимнем лесу? Тем более, возможно, монеты и были у княгини с собой. А позже, скажем, после ссоры с Бивоем, последний отобрал их у нее…Но к этому обстоятельству мы вернемся позже…- заронив зерно сомнений в головы слушателей, Аври вернулся к обсуждаемой теме. – Вероятно, разумнее всего было бы взять с собой еды и питья, а не бесполезное в замерзшем лесу серебро, которое, к тому же, прибавляет вес…И очевидно, что Бивой и княгиня так и поступили. Раз смогли много дней пробыть в избушке и не умереть при этом от голода и недостатка воды!

- Во-первых, Арви! Мы пробыли в той избушке не «много» дней, а суть лишь несколько. А во-вторых, у нас не было недостатка в еде и воде и без дополнительных припасов! Янтарный убил свою лошадь. И зажарил! А воду получил, растопив на печке в крынке снег! Даже мне это ясно! Что ты все придираешься ко мне?! – Варвара ощущала, что ей все труднее себя усмирять. Отличительной и самой яркой чертой ее натуры была несдержанность. Во всем. В гневе, в радости, в щедрости, в опасениях.

- Допустим, что Бивой столь глуп, чтоб убить единственное животное, которое могло бы доставить его в любой город…- предположил Арви, готовясь выдвинуть новые обвинения. Однако он не успел этого сделать.

- Бивой не столь глуп! Но он и не младенец, который не сможет обеспечить себя лошадью! Как будто, чтобы добыть коня, нужно обязательно его купить! Я думаю, что…- на сей раз Варвара обращалась к заседателям, - каждый из вас смог бы раздобыть себе хоть какую-то клячу, даже в отсутствии средств, если бы образовалась острая нужда! Или это разве не так?!

- Предположим, княгиня говорит правду, - продолжил Арви, видя, что никто не пожелал расписаться в собственной беспомощности, опровергнув последние ее слова. – Но вот, что неясно. Неужели за все время нахождения в лесу княгиня так и не нашла способа сбежать от похитителя?

- Я пробовала убежать, - вздохнула Варвара. – Но Бивой поймал меня!

- И что было потом? – не унимался Арви.

- Эти следы побоев на моем лице говорят красноречивее любых слов о том, «что было потом»…- огрызнулась Варвара, которая уже еле сдерживалась, чтоб не зашвырнуть в противного тиуна каким-нибудь предметом.

- Все это понятно. Однако…- не отступался въедливый Арви. - Разве Бивой отрубил княгине ноги? Или подвесил ее к потолку? Отчего она больше не предпринимала попыток вернуться к любящему мужу?

- Я очень хотела вернуться. Но похитчик пообещал, что изобьет меня еще сильнее, если я опять попробую уйти от него! Мне стало страшно. Я боялась разозлить его снова! Неужели это непонятно!

- Как княгиня сама показала ранее, Бивой не угрожал убить ее или изувечить, - подчеркнул Арви, обращаясь к слушателям. – Так что, коли уж и так, она могла бы попробовать убежать от «похитителя» вновь, если б действительно желала этого!..
 
- Нет, я не согласен! – заголосил вдруг Надежа, который вообще почти никакого отношения к делу не имел, разве что в день исчезновения Варвары он охранял ее вместе с Ньером и другими гридями. – Девицы пуще всего прочего боятся, что их ударят в лицо. Они могут не испугаться умереть в муках, съев отраву. Но они очень испугаются, если им отвесят оплеуху и таким образом, скажем, сломают нос! Угрозы янтарного вполне могли устрашить ее столь сильно, что она бы потом и зевнуть без его разрешения побоялась бы!

- Я не соглашусь с тем, что эта угроза столь ужасающа, - упорствовал Арви. – Ради возвращения домой княгиня была обязана пытаться сбежать! И сделала бы это, если б хотела!

- Этот молодец дело говорит, - перст сурового боярина Неулыбы указал на Надежу. – Когда я наказываю своих служанок и обеих жен, все они действуют одинаково. Закрывают лицо руками. А не пытаются дать сдачи или убежать от меня. Не путай княгиню с каким-нибудь дружинником, тиун! - речь Неулыбы никого не удивила, так как обычном делом считалось наказать непокорную, избив ее. Большинство мужчин было уверено, что простые слова бессильны, когда речь идет о таких глупых и упрямых созданиях, как женщины. – И кстати, рабыни почти никогда не пытаются сбежать, в отличие от рабов-мужчин…

- Наша княгиня не какая-то пугливая рабыня, - усмехнулся Арви. – А дочь отважного Гостомысла! Трусость ей не к лицу, как она сама всегда уверяет!

- Да она могла попросту не знать, куда ей бежать! – ненароком подсказал Надежа.

- Все так и было, я не знала, в какую сторону мне идти и сколько это займет времени! – проявилась затихшая на время мужских споров Варвара. – К тому же, мне было очень плохо. Моя голова разламывалась от боли, а земля уходила из-под ног. Иногда я не могла понять, какое время суток на дворе. Все звуки казались мне резкими, а дневной свет слишком ярким. Все кружилось перед моим взором. И казалось, что из избенки есть не один выход, а два.

- Я не лекарь, но думаю, что это уже пошли выдумки, - Арви почти был готов скрежетать зубами. Вопреки его ожиданиям и здравому смыслу, большинство в этой гриднице поддерживает ее. Вероятно, зря сюда пригласили так много новгородцев! Ну ничего, есть более тяжкие обвинения, которые он припас для нее.
 
- Это совсем не выдумки! – снова раскричался Надежа. –  Со мной было точь-в-точь то же самое, когда по первому гололеду я шел без шапки, поскользнулся, упал и ударился затылком!

- Ага, и я чувствовал то же самое, когда однажды, в какой-то деревеньке на Луаре, разгневанный фермер вмазал мне по главе дубиной! – вспомнил Ингвар радостно. – Я потом еще неделю не мог почивать и трапезничать! А мачта нашего драккара раздваивалась в моих глазах, словно вилы!

- Вот и я говорю, что у меня не было никакой возможности убежать от янтарного! - Варвара обратила жалобный взор на Рёрика.

- Тем не менее, мы не учитываем главного…Эти побои могли быть оставлены вовсе не Бивоем…- засомневался Арви внезапно. – Ведь мы помним, что княгиня была найдена в неожиданном доме! В доме разбойника, который много душ погубил.

- По виду похоже, что побои оставлены не вчера, - заметил какой-то опытный дружинник.

- Кроме янтарного, никто не поднимал на меня руки, - Варвара с грустью вспомнила хлебосольный дом Быка, в котором еще вчера звучали шутливые былинки и песни. А уже сегодня Берегиня оплакивает там своего мужа. Варвара мысленно пообещала богам, что если ей удастся спастись, она найдет способ помочь милой Берегине.
 
- Возможно. Но это не говорит о том, что Бивой есмь похититель, - заострил внимание слушателей наблюдательный Арви. – Скорее всего, полюбовники разбранились по какой-то неведомой для нас причине, а потом Бивой ударил свою попутчицу. Это обычное дело, как каждый из вас знает. Особенно, учитывая способность молодой княгини выводить людей из себя…- последнее замечание Арви добавил негромко, не удержавшись.

- С какой стати, Арви, мы должны были с янтарным разбраниться, если, как ты утверждаешь, я убежала с ним «по собственной воле»?! – разозлилась Варвара. Что не скажи, он все с ног на голову переставит! – Зачем нам было бы ссориться, если все шло согласно «замыслу»?!

- Причин может быть уймища…- Арви развернулся к присутствующим. - Княгиня наша, ведь что оладушек в меду. Привыкла быть под защитой, в тепле, сытости и достатке. Она не знала, какой может оказаться жизнь за воротами княжеского дворища…А когда столкнулась с суровыми реалиями, то выразила свое недовольство Бивою, как устроителю побега…А дальше слово за слово…- махнул рукой Арви. – Вероятно, те же причины способствовали их преждевременному расставанию…Надо полагать, измученный упреками Бивой довел княгиню до ближайшей деревеньки и бросил там, не желая больше держать с ней путь в одном направлении…Ведь ее вздорный характер любого мужчину отвратит от нее! – укусил Арви, полагая доставить своим последним высказыванием Варваре особое огорчение. Вот ведь, почему, оказывается, князь выбрал Вольну! Потому что Варвара нестерпима!

- Все было не так, - расстроенно ответила Варвара, пыл которой погасило всего лишь одно меткое высказывание тиуна. Ей вдруг сделалось столь обидно, что она уже не хотела ничего никому объяснять.

- А как? – спросил Арви, оглядев Варвару с явным глумлением.

Варвара вздохнула. Она помнила, каким был план Бивоя, и что он велел ей говорить о том, как и с кем она добралась до дома Быка.

- Ну…- прежде, чем продолжить, Варвара посмотрела на Рёрика, который от начала слушания еще не произнес ни слова. Но его глаза внимательно следили за ней. - Бивой привязал меня к дереву и ушел, - на этих фальшивых показаниях голос Варвары дрогнул. Но никто, кажется, не заметил этого, поскольку Бойко стал спорить с каким-то дружинником относительно того, какие лишения готова претерпеть женщина ради любви.

- Почему же он не сделал этого раньше?! - поинтересовался Арви скептически.

- Потому, что…- Варвара выдохнула, уложив ладошку на лоб. Она боялась запутаться в своих дальнейших свидетельствах. Ведь если до сих пор она говорила правду, то теперь ей предстоит лгать. А это чревато тем, что Арви подловит ее. - Потому что поначалу он опасался погони…И…И решил, что сможет прикрыться мной, если кто-то внезапно отыщет наш след…К тому же на первых порах он и сам не знал, какую участь для меня избрать…У него было множество задумок, одна лучше другой…Тем не менее, он решил отсидеться в той лесной избушке, а когда все утихнет - измыслить, как поступить со мной…

- Итак, княгиня несколько времени провела в лесной избушке с Бивоем наедине…– прищурился Арви, подняв вверх костяное стило, привлекая внимание присутствующих к озвученному факту. – И что же происходило в те дни? Что же делал Бивой со своей пленницей? – вопросы Арви прозвучали столь выразительно, что каждый присутствующий, по мере своего воображения, уже представил про себя ответы.

- Ничего…- пожала плечами Варвара. - Я почти все время спала…И янтарный не трогал меня.

- Спала возле Бивоя? – поинтересовался Арви едко.

- Не совсем…- Варвара теперь уже была так огорчена, что у нее даже не было сил отстаивать себя столь же рьяно, что и в начале заседания. - Похититель спал возле печки, на лежанке из мха и веток. А я - на лавке за столом, возле выхода, – Варвару оскорбили грязные намеки Арви. Однако она понимала, что должна дать ответы на вопросы, которые интересны всем. И эти ответы обязаны быть внятными. – В избе было все время холодно, и я даже почти никогда не снимала шубы.

- «Почти никогда»…- повторил Арви, будто только для себя. - Допустим на мгновение, что все именно так, как говорит княгиня…- Арви сдвинул брови в новых сомнениях. – Я не могу даже допустить, что молодой и горячий Бивой остался бы безразличным к привлекательной женщине, разделившей с ним кров…

- Такой подлый негодяй, как Бивой, который укрыл часть общей добычи на корабле, обязательно бы воспользовался случаем, вручившим ему в руки беззащитную красавицу…- предположил Аскриний.

- Бивой не укрывал часть добычи, – Варвара чуть удивленно оглядела Аскриния. Обычно молчаливый, он вдруг высказывается. Да еще как! Не связано ли это с тем, что злопамятный боярин затаил на нее хамство после того, как ему влетело от Рёрика за сбор средств на постройку храма Перуна… - Это сделал кто-то другой.

Те дружинники, которые знали историю с янтарем не понаслышке, переглянулись и даже пустились в обсуждения. Все это время они пребывали в убеждении, что в том происшествии был виноват Бивой.

- И кто тогда спрятать янтарь?! – удивился Ньер.

- А разве больше некому? Помимо Бивоя, на вашем корабле ведь были и другие люди, - пожала плечами Варвара. – Что до всего остального, Арви…Бивой не трогал меня и не собирался этого делать. Ведь я для него даже не женщина. А часть моего мужа, ненавистного ему. Он и разговаривал-то со мной с неохотой.

- И несмотря на то, что он разговаривал «с неохотой», как выразилась княгиня, Бивой поведал ей в подробностях о всей своей жизни, - подковырнул Арви.

- Действительно, зачем он стал рассказывать ей что-то о себе? – задался вопросом Неулыба. – Это, по меньшей мере, неумно…

- Ну да, - согласился Мирен. Самый молодой и рассудительный боярин.
 
А Арви довольно сцепил запотевшие пальцы. Наконец-таки положение выправляется. Настал момент, когда даже новгородцы перестали защищать ее.

- Он все рассказал мне, поскольку не собирался оставлять мне жизнь, - нашлась Варвара. – Единственной его целью было поскорее избавиться от меня, доставив таким образом переживания нашему князю…

- Бивой мог бы доставить переживания нашему князю и иным способом. Скажем, если бы надругался над его любимой женой, - предположил Арви.

- Да, для мужа сие было бы даже обиднее, чем если б похититель ее сразу убил! - выразил уверенность Неулыба.

- Лично я разозлился бы даже в том случае, если б кто-нибудь посягнул на мою рабыню, а не то, что на законную жену! – поддержал народный староста Руслав. – Ни за что не уверую, что похититель не тронул бы свою заложницу при подобных обстоятельствах. Очень даже тронул бы, назло своему обидчику!

- Я тоже полагаю, что это наилучший способ доставить переживания мужу, у которого украли жену, - согласился Мирен с общей точкой зрения.

- Это все так, что вы говорите…- усмехнулась Варвара. – Но как бы мой муж узнал обо всем? Бивой не собирался возвращать меня домой. И, я полагаю, не намеревался и являться к нашему князю со своими повествованиями…Как бы там ни было, я не интересовала Бивоя в том качестве, которое вами предложено…

- Я ни за что в это не поверю, и все тут! - Неулыба ударил ладонью по колену в знак твердости позиции.

- И я! – поддержал Руслав, треснув посохом об пол.
 
- Да уж, это подозрительно…- отозвался Аскриний.

- Вы уже определитесь наконец, в чем вы ее обвиняете! – громогласное заявление Надежи измяло ровное полотно обвинений, сотканное умелой рукой тиуна. – Как я запомнил, ей вменяли, что она сама убежала с янтарным! А теперь вы уже допытываетесь, что он делал с ней после того, как похитил!

- Мы пытаемся установить, виновна ли княгиня в измене, - отозвался Арви, недовольный тем, что зоркий Надежа заметил, как следствие ушло в сторону, подменив суть дела. В то время как самому Арви было важно лишь бы хоть в чем-то уличить несчастную.

- Да мы этого никогда не установим, даже если просидим здесь до весны! – продолжал вопить беспардонный Надежа. - Как бы там ни было, если янтарный похитил ее, то она уже невиновата в дальнейшем, что бы он там с ней не сотворил!

- Что значит, она «невиновата в дальнейшем»? – Арви вновь постарался запутать дело. – От поведения княгини зависело и отношение похитителя к ней. Мы же не знаем, что она там говорила и делала!

- Вот именно, что мы этого не знаем! – не унимался Надежда. – Зато нам всем ясно, что если б она ему понадобилась как женщина, то будучи с ним наедине в лесу, у нее не было бы даже одной возможности отбиться от него! Хватит уже соскакивать с одного на другое! – возмущаться по делу и без дела было в духе Надежи. К тому же он славился тем, что мог переорать любого. Поэтому Арви не сумел даже слова вставить в речь новгородца. - Все эти вопросы вообще не относятся к тому, с чего мы начали!

- Коли княгиня утверждает, что Бивой в любом случае мыслил погубить ее, зачем же он выбрал столь странный способ? – продолжал Арви, раздосадованный тем, что Надежа никак не заткнется. - Почему Бивой решил привязать свою пленницу к дереву, где ее могут найти? Как и получилось в итоге, по словам княгини!

- Это тоже объясняется…- Варвара утомленно вздохнула. Ее разум не привык так быстро думать. Она уже порядком устала от этого бесконечно допроса, исполненного оскорблений ее чести и достоинства. И ей все тяжелее с каждым разом придумать новый ответ. – Как и любой дружинник, ваш янтарный знал множество способов убить человека. Но он сказал, что не станет применять ни одного, потому что…- Варвара посмотрела на Рёрика, который не сводил с нее своих ледяных очей. Она видела, что его взгляд меняется каждый раз, когда она говорит неправду. По большому счету, она еще никогда и ни в чем не обманывала его. Бывало, недоговаривала или замалчивала что-либо. Но это ведь совсем другое. – Короче, янтарный сказал, что не заберет мою жизнь лично, поскольку я никак не обидела его, - придумала, наконец, Варвара. – Он решил, что пусть боги сами пошлют мне смерть в образе голодных волков, морозов или чего-то еще…

- Погибнуть в пасти волока значительно мучительнее, чем от одного точного удара ножом. В чем же тут милосердие? – не постигал Мирен.

- Как-то непонятно…- Невер нахмурил лоб.

- Раз похититель – дружинник, то у него, уж точно, было оружие, - взял слово Неулыба. - Если б он желал пощадить свою пленницу, то мог бы подарить ей легкую смерть, а не такую…

- А действительно! – Арви даже удивился, как этот вопрос не пришел в голову ему самому.

- Я не говорила, что янтарный собирался пощадить меня, - Варвара уже очень устала стоять. У нее затекли ноги и начала болеть спина. Все это отвлекало ее, мешая думать и защищаться умело. - Я лишь сказала, что он не хотел брать этот грех на себя. Пусть бы лучше был виноват волк…- Варвара устремила на Рёрика умоляющий взгляд. - Можно мне присесть? Я очень устала…- попросила Варвара, когда князь посмотрел на нее.

Арви возмутила просьба обвиняемой. Как она смеет обращаться к правителю, да еще с тем, чтобы требовать о чем-то?! Ей следовало бы валяться у него в ногах, моля сохранить ее никчемную жизнь!

Тиун устремил на Рёрика свой кошачий взгляд, желая получить ответ на неуместное прошение княгини. Его глаза буквально вылезли на лоб, когда князь повелительно кивнул ему, давая понять, чтобы тиун уладил это затруднение. Бросив злобный взор на Варвару, Арви пошел к столу. На небольшой скамеечке высокой стопкой были сложены обрезки пергамента, которые тиун приготовил для государственных документов.

Шмякнув перед Варварой табурет, Арви постарался вспомнить, на чем остановился. Больше всего его возмутило то, что он еще обязан прислуживать здесь ей! На княжеском дворище куча челяди. Но, видите ли, на заседании не должно быть никого лишнего! Зачем, вообще, Рёрику беспокоиться об имени той, которая по всем признакам виновна бесповоротно! Пусть бы ее, вообще, судил весь Новгород!
 
- Итак…- отряхнув пыль с ладоней, продолжил Арви, по-прежнему злобствуя про себя.- И кто же тот неведомый путник, что якобы «нашел» княгиню в лесу, привязанной к дереву?!

- Откуда мне знать?..- раздраженно вздохнула Варвара. – Я только помню, что он из Мурома…Да я так замерзла возле того дерева, что мне казалось, я уже на пути к батюшке! - Варвара повернула голову и оглядела Рёрика. Их глаза встретились. И теперь ей уже стало казаться, что он совсем не верит ей.

- Не могу понять, откуда же посреди зимы, в чаще занесенного снегом леса, взялся путешественник? – Арви сразу отыскал новый пробел в складном писании. - Разве он не должен был идти в обход леса, по накатанной санями дороге, а не красться по лесным сугробам?

- Он не шел по сугробам. Он шел по замерзшему ручейку, на котором почти не было снега…- Варвара устало вздохнула. Этот поганый Арви всю душу из нее вынул. Она уже даже начала путать, каков был план действий. – А я как раз была привязана к дереву, которое росло неподалеку…

- Этот путешественник был пеший или у него имелась лошадь?! – Арви был уверен в том, что Варвара врет совершенно во всем, с самого начала своих небылиц. Он понимал, что ее трудно подловить на лжи. Но он полагал, что это возможно, если он будет задавать правильные вопросы. Однажды она собьется и даст неверный ответ, который разрушит прочную стену ее доводов.

- Этот путешественник…- Варвара вспомнила, что почти такой же вопрос задал Бык Бивою. И Бивой тогда не стал отвечать. - Разумеется, у него была лошадь…Иначе как бы он проделал такой путь зимой да к тому же спас меня…

- Почему же он не потребовал награды за спасение княгини, а просто ушел в никуда?
 
- Потому, что он ушел не в никуда! – из последних сил взбрыкнула Варвара. - Он шел из Новгорода домой. Уже темнело. И он не собирался возвращаться в чужой город даже ради награды! Он довел меня до дома Быка и сразу ушел!
 
- Ушел в ночь? Почему же он не переночевал у того же самого Быка? – Арви был убежден в виновности Варвары. Больше всего на свете он сейчас мечтал взять ее за шиворот и ткнуть носом в то вранье, которым она их всех здесь потчует. Уже все присутствующие в гриднице поняли, что ее россказни – лишь неуклюжие оправдания!
 
И правда, слушатели обозревали Варвару с явным недоверием. То ли они чувствовали, что последние ее показания не совсем искренни. То ли их насторожила смена ее поведения. Вначале она яро защищала себя. А потом постепенно ее задор ушел. Не говорит ли это о ее виновности?!

- Я же объясняю…- чувствуя, что все меньше людей на ее стороне, Варвара только еще больше стала теряться. - Путешественник торопился…

- И потому перестал нуждаться в сне и отдыхе? – ухмыльнулся Арви, довольный ее метаниями.

- Я точно не помню…Но, может, в соседней деревне его кто-то был готов принять…- измыслила Варвара. Куда Бивой ушел, она не знала. Но ведь с его лицом, покрытым шрамами, он приметен. Вот и избегал попадаться лишний раз на глаза кому-то вроде Вако.

- В какой это именно «соседней»? Там их дюжина, - Арви указал в сторону карты, которая сейчас, правда, была сложена на столе и никто не видел, что на ней изображено. 

- Да я по чем знаю?! – Варвара была почти совсем опустошена. Она не могла сосредоточиться и возмущалась из последних сил. - Мне тогда было не до путешественника! Да я чуть не замерзла в этом лесу!

- Чуть не замерзла? - прищурился Арви. - И в чем это выразилось? Что чувствовала княгиня? Ее знобило?

- Да…Но это лишь сначала…- Варвара нахмурилась, бросив взгляд на Рёрика. Тот слушал ее, заложив руку за руку. А она вдруг наконец начала понимать, зачем Арви задает ей эти нескончаемые выматывающие вопросы, не относящиеся, на первый взгляд, к делу. Таким образом он пытается уличить ее во лжи. Если она ошибется в маленьком, то окажется повинна и в большом. – Да, холодно было лишь вначале, Арви…- Варвара повернула голову в сторону, устремив взгляд куда-то в пространство. - Потом зело хотелось спать. Я закрыла глаза. Мне показалось, что холод отступил. Становилось легко и приютно…А когда тот путешественник стал будить меня, то я почувствовала досаду и боль…Да, все так и было…- Варвара рассказала историю, которую пережил Пересвет, и о которой он поведал ей когда-то давно.

- Это совершенно так и бывает! – вскочил с места Бойко. – Я сам однажды чуть не замерз! И да! Пробуждаться было больно и обидно! Что ведь удивительно! Но холода с течением времени уже не чувствуется…Это легкая смерть, я полагаю. Дело было еще по молодости…Когда я шел в Новгород наниматься к Гостомыслу. А впрочем, все, молчу…- Бойко прикрыл рот ладонью и опустился на лавку, вспомнив, что сегодня они все собрались здесь не для того, чтобы придаваться воспоминаниям.
 
Варвара с благодарностью посмотрела на Бойко. Несмотря на то, что этот старикан - изрядный плут, он еще не сделал ни одного худого свидетельства в ее сторону. Хотя он, как и Аскриний, тоже мог бы обижаться на нее за ту проделку с храмом. И тем не менее, было видно, что даже уже Бойко сомневается в словах дочери Гостомысла.

- Все ясно, - скрипнул Арви. – Забрал ли Бивой у княгини что-либо? Скажем, украшения или монеты?

- Монет у меня и не было с самого начала! – Варвара заметила, как Арви постарался поймать ее. – А украшения…- Варвара бросила взгляд на свою руку, где не доставало кольца, отданного ею Бивою. – Украшения он не забирал!

- С чего же вдруг такая щедрость? – протянул Арви. – Бивой ведь в любом случае оставил княгиню помирать в лесу…Ей ценности уже были бы ни к чему…

- Ну я не знаю…- Варвара задумалась. Коварный Арви видит самую суть. – Найди его и спроси сам! Я могу только догадываться. Вероятно, ему противно все, что связано со мной, как с женой нашего князя. И не только мои объятия, Арви, но и мои украшения!

- Я ни за что не поверю, что мужчина может оказаться столь уж брезглив…- засомневался Невер. – Уж украшения мог бы отобрать!

- Вот именно, забрал да и пошел дальше! – согласился Ингвар. - Чего им в лесу пропадать-то!

- Я тоже не верю, что похититель оставил бы ей ценности, - присоединился Неулыба ко мнению всех остальных.

- А я верю, - возразила Варвара просто, хоть и без прежнего запала. - Речь идет о человеке, который долгое время неутомимо вынашивал план мести и не отступился не перед какими препятствиями…Я думаю, Бивой - не совсем обычный мужчина…В его голове, Арви, мало похотливых и алчных мыслей, в отличие от некоторых...- Варвара намекала на самого тиуна, задающего ей скабрезные вопросы.

- Да я тоже помню, что янтарный был не от мира сего! – не заметив того, Ингвар поддержал Варвару, в дополнение назвав Бивоя «янтарным», как перед этим несколько раз назвала похитителя она сама.

- У меня остался последний вопрос к княгине, - Арви приготовился нанести заключительный удар, который должен был окончательно сокрушить уже заметно изломанную броню Варвары. – Была ли знакома княгиня с Бивоем ранее? Или она увидела его впервые, когда, по ее словам, очнулась в лесной избушке?

- Я не была с ним знакома. Но я видела его несколько раз среди охраны.

- Княгиня желает еще что-то сказать напоследок в оправдание своих поступков? – Арви вонзил мстительный взгляд в Варвару. Он помнил, сколько раз она унижала его и насмехалась над ним.

Варвара поднялась с лавочки и оглядела всех, кто слушал ее сегодня.

- Я не знаю, что еще говорить, - покачала головой Варвара. Она так устала, что красноречие ее давно иссякло. - Но вижу только одно. Вопреки всем домыслам, у вас нет и не может быть никаких доказательств моей вины. Потому что я ни в чем не виновата, как бы мои враги ни старались погубить меня!

Варвара отвернулась в сторону, выражая этим жестом, что больше ей нечего добавить. Тут же с лавки поднялся Бойко.

- Коль скоро мы близимся к завершению, я выскажу свое суждение, если будет дозволено…- Бойко по обыкновению улыбался. А Варвара смотрела на этого старика уже с надеждой, хотя ранее много раз в своих мыслях считала его довольно скверным. Но вот как, оказывается. Сегодня он один из немногих, кто до самого конца не менял своего мнения. - Я думаю, что нашу княгиню взаправду утянули. Не было у нее никакого такого умысла сбегать с каким-то похитчиком алатыря! И я объясню, почему так думаю! Украшения! Да да, именно украшения! Ни одна женщина не сбежит из дома, не прихватив с собой всех своих украшений! Какая бы она ни была при этом мать – хорошая или плохая! Если бы княгиня предполагала не возвращаться домой, она бы взяла бы из своего терема все ценное, а именно, свои украшения. А мы знаем, что они остались на месте, при ней было лишь несколько повседневных колец. Так что, мое суждение – наша княгиня – не виновата! Все! – Бойко поднял ладони вверх в знак того, что его выступление завершено.

- Я думать также, - раздался хрипловатый голос Ньера. – Бивой похищать ее…

В душе Варвары вспыхнула искорка надежды. Быть может, несмотря на ее не совсем слаженные в конце речи, эти ученые опытом мужи сумели разделить правду и ложь и увидеть, что она ни в чем не виновата.

- А я считаю, что княгиня все же виновна, - с лавки поднялся грузный Руслав. – Она сама вышла из дома. Никому ничего не сказала…А когда ее пытались вернуть, она постаралась сбежать вновь, завернув в храм вроде для того, чтоб помолиться…Все последующее, что она сказывала, лишь ее слова и не более…- Руслав опустился на свое место, завершив выступление ударом посоха об пол.

- Ну и зачем тогда мы тут ее допрашивали, если ее слова неважны?! – не согласился неуемный Надежа. – Очевидно же, что невиновна она ни в чем! Если бы они хотели убежать вдвоем вместе с янтарным, то он бы получше все продумал! А валить из дома посреди зимы – это самый несуразный замысел, который только вероятно измыслить! Даже ребенок выдумал бы получше! – горячился Надежа. – Бежать, оставляя за собой отпечатки копыт лошади? Они не могли наперед знать, что начнется метель, которая засыплет все следы! К тому же, если бы они все же убежали вместе, а потом янтарный ее бросил, как говорит тиун, то она не такая пустоголовая, чтоб возвращаться сюда. Где ее будут ждать обвинения! В конце концов, у нее же есть дядюшка в Ростове! Ей было куда идти! Так что, точно, невиновна!

Арви смотрел на Надежду и задавал себе только один вопрос – вот зачем эта деревенщина здесь вякает? Ему что, больше всех надо, что ли? Ладно еще, Бойко. Тот все-таки друг ее отца. Но почему развылся Надежа, это непонятно. Как непонятно и то, зачем ее защищает Ньер. Последнему выгоднее, чтобы она не оказалась похищена, а убежала бы сама. Ведь если ее так легко умыкнули, значит, тот плохо охранял ее!

- Однозначно, виновна, - с лавки поднялся суровый Неулыба. Его слова отчего-то всегда имели влияние. – Княгиня отсутствовала несколько дней. По собственной вине или воле. В данном случае, уже неважно. Виновна.

- Скорее виновна, чем нет, - выступление Аскриния было самым кратким.

- Виновна, - хладнокровного Невера не проняли доводы Варвары. – Она отсутствовала несколько дней. По чьей бы вине это не произошло, сие непозволительно. Все.

Еще не все оставшиеся высказали свое мнение. Но Варвара почувствовала, как ее губы дрогнули. Она с ужасом ощутила, как на ее глазах наворачиваются слезы. Она совсем не желала плакать при всех. Но ей было слишком обидно. Она обратила свой плывущий взор на Рёрика. Несмотря на то, что ее судьба вверена в руки этих людей, на самом деле ей самой было важно только одно – что думает князь.

В этот момент раздался стук в дверь. Страж заглянул в гридницу и подозвал тиуна. Бросив на Варвару исполненный превосходства взор, тиун двинулся в сени. И буквально сразу же вернулся.

- У нас появился свидетель, желающий известить нас о важном обстоятельстве дела…- Арви еле сумел подавить улыбку.

- Да?! Ну так веди его сюда…- впервые за все время заседания высказался Рёрик. Некоторые уже даже успели позабыть о том, что он здесь.

- Слушаюсь…- Арви радостно засеменил к выходу.

Дверь снова отворилась. Маленькая ножка в сапожке, украшенном золотой нитью, переступила порог. Это была Вольна. Щеки ее разрумянились на морозе. Распахнув шубу, она кинула победоносный взгляд на Варвару, одиноко сидящую посередине горницы на скамеечке.

- Вот…Свидетель желает нам что-то сообщить…- доложил Арви, указав Вольне рукой на место, куда ей надо было встать, дабы все видели и слышали ее.

При виде соперницы Варвара пошатнулась. Она перевела взгляд на Рёрика, но он не смотрел на нее. Впрочем, как и всегда, когда рядом оказывалася Вольна!

- Да, я желаю, - гордо расправив плечи, начала Вольна. Даже сейчас эта женщина любовалась собой. – В тот день, когда она исчезла…- Вольна кивнула на Варвару, даже не глядя на ту, – я видела ее, о чем-то украдкой переговаривающейся с каким-то покарябанным дружинником. Они что-то обсуждали…- Вольна слышала все, что происходило в гриднице с самого начала. И она запомнила, как Варвара утверждала, что не была знакома с Бивоем прежде. Вольна предвосхищала, что песенка ее соперницы и так уже пропета. Но, чтобы шансов на спасение, точно, не осталось, она тоже решила поучаствовать в заседании. За время подслушивания под окном, у нее было время получше продумать свою речь и то, как следует вести себя, дабы ее словам верили.

- О чем переговаривалась княгиня с тем дружинником? – уточнил Арви.
 
- Этого я не слышала, - Вольна решила выдумывать не слишком много, чтоб не засыпаться на какой-нибудь мелочевке.

- Значит, это все? – вкрадчиво уточнил Арви.

- Что все? Ну а что? - Вольна уставила на Арви свои ярко-синие глаза.

- Они только разговаривали? – подсказал тиун.

- Ну, конечно, нет. Сначала они разговаривали. А потом она поцеловала его. Перед расставанием, я имею в виду, - пояснила Вольна для правдоподобности.

- Это все наговор! Клевета! – возмутилась Варвара. - Кого вы пригласили в свидетели? Волка к зайцу?! Да она что угодно готова сейчас сделать, лишь бы поскорее освободиться от меня!

- Княгиня не должна никого перебивать, - напомнил Арви Варваре. – Ведь никто не мешал ей обрисовывать свое понятие того, что происходило…Итак…- Арви вновь повернулся к Вольне. - Кто-то еще это видел? –  Арви был уверен почти наверняка, что Вольна врет. Никого она не видела. Однако сам он был все же убежден в том, что дочь Гостомысла, действительно, неверна Рёрику. И если об этом не так много собрано доказательств, то это не значит, что она робкая целомудренная голубица. – Кто может подтвердить эти слова?

- Ну кто…Васса…Она тоже видела! - заявила Вольна, уверенная в том, что зависимая от нее подруга побоится не поддержать ее. Одно лишь слово Вольны, и Васса вылетит с княжеского дворища прочь. А если будет вякать напоследок, то с ней может и чего похуже случиться, нежели просто изгнание. Васса женщина неглупая и понимает это также хорошо, как и Вольна. – Спросите ее…Она, конечно, все подтвердит!

- Ну так где же она? – уточнил Арви, которому понравилась идея, чтоб удостоверить слова Вольны показаниями Вассы.

- Наверное, где-то во дворе, - пожала плечами Вольна. На самом деле она не смогла отыскать свою подругу, хотя и пробовала это сделать. За такое несвоевременное исчезновение Вольна собиралась всыпать Вассе позже. Она допускала, что та умышленно куда-то запряталась, вероятно, почуяв, что ее участие может понадобиться. – Можете поискать ее. Она обязательно удостоверит мои слова, - повторила Вольна уверенно.

Арви вновь вышел за дверь, очевидно, дабы отправить кого-то на поиски Вассы.
 
- Ну разумеется, Васса все удостоверит…- отозвалась Варвара, закатив глаза.

- Помалкивай в тряпку, - кинула Вольна. – Изменница…Еще рот свой смеет размыкать…

- Что ты за мерзость такая редкая?! – Варвара вскочила со скамеечки, поскольку уже больше не могла немотствовать. – Что за гадюка ты подлючая?! Язык твой гнилой ни одного слова прекрасного не ведает! Прикатила в дом моего отца! Влезла в мою жизнь! На каждом углу имя мое с помоями мешаешь! И сейчас, когда судьба моя решается в последний раз, еще смеешь столь вероломно лгать, на ходу выдумывая все эти небылицы, такие же отвратительные и гадкие, как твоя уродливая душа!

- Ее поймали с поличным, а она еще непричастных обвиняет, - покачала головой Вольна. Ей стоило огромных усилий не вступать в перепалку и не отвечать сопернице. Она могла бы сейчас такое тут изречь, что Варвара б еще пятьдесят ночей не уснула бы. Вольна умела ранить побольнее. Но она ясно осознавала, что если позволит втянуть себя в ссору, то уже никто не поверит ее словам. Пусть лучше думают, что княгиня по обыкновению отбивается от всех непонравившихся ей свидетельств.   

- Кстати говоря, вы с Вассой узнали этого дружинника? – возвращаясь к заседающим, тиун уже от дверей задал свой вопрос Вольне, дабы их разгорающаяся распря с Варварой поскорее затухла.

- Конечно, нет! – картинно оскорбилась Вольна, задрав подбородок. – Откуда нам знать какого-то дружинника! Мы-то женщины порядочные. Дома сидим. Детей нянчим. Узоры вышиваем.

- Стало быть, княгиня поцеловала молодого дружинника…- продолжил Арви. - А этот дружинник ответил ей тем же? Или, может, убежал прочь?

- Я не могу это слушать! – заорала Варвара, глядя на Рёрика. – Это же святотатство!

- Это, воистину, странно, что он не убежал от нее, - даже не глядя на Варвару, продолжала Вольна,  ухмыльнувшись с издевкой.

- Мы не совсем поняли, - Арви был вынужден приструнить Вольну, поскольку отрада на ее лице могла зародить сомнения даже у тех, кто не знал подробностей жизни этих двух женщин. – Так как же все-таки вел себя дружинник?
 
- Он тоже ее поцеловал. И обнял, конечно, - добавила Вольна, играя с бахромой платка. – Как только духу хватило…- усмехнулась Вольна, которая получала особое наслаждение, оскорбляя соперницу именно таким путем. Арви бросил на Вольну предостерегающий взгляд. Ее колкости могут сдуть все дело. – Я имею в виду, как только он осмелился обнимать жену князя? Это было б опасно, если бы кто-то заметил…- добавила Вольна, расправив край платка.

- Почему вы с Вассой никому не рассказали об этом происшествии? – уточнил Арви.
 
- Ну так мы же не хотели никому зла, - Вольна растянула губы в улыбке, которая могла показаться искренней только слепому. Ей было приятно видеть Варвару, утопающей в волнах неприятностей. - Ладно, я расскажу все, как было. Мы не только видели их в объятиях друг друга, но и слышали, о чем они говорили. Они обсуждали побег! Сначала мы хотели раскрыть  их, но потом передумали. Мы решили, что всем нам будет только лучше, если она куда-нибудь денется. Пусть убегает. А нам останется только поскорее забыть о ней. Вот так…- Вольна сомкнула в хлопке белые ладошки.

- Княгиня подтверждает слова свидетельницы? – ехидно уточнил Арви у Варвары.

- Это не свидетельница, а лгунья! В ее сказе нет ни слова правды! - закричала Варвара. – Она не солгала только в одном…Воистину, она хочет, чтобы я куда-нибудь делась…- угрюмо закончила Варвара. Она даже не знала, как возможно отмыться от этой грязи, ушат которой на нее вылила Вольна.

- Ну где там Васса уже? – спросил Рёрик с нетерпением, устав то ли от повести Вольны, то ли от ожидания ее подруги.

- Ищут…- Арви поджал губы, догадываясь, что лучше бы Васса не была найдена.
 
- Когда вы с Вассой видели их в сарае? – обратился Рёрик к Вольне.
 
- Я не говорила про сарай, - умная Вольна сразу смекнула, что он проверяет ее. – Они прятались за конюшнями…Возможно, хотели выбрать лошадей получше, - Вольна отвернулась от Рёрика и принялась расправлять рукав. – Это происходило утром, в день их побега…

- И во что была одета Варвара? – Рёрик с прищуром оглядел Вольну.

- Ну как это, во что! – Вольна вылупила изумленные глаза. – Как обычно. Я не рассматривала ее.

- Понятно…- кивнул Рёрик. – Это все? Или еще что-то помнишь?

- Ничего больше, - выдохнула Вольна, довольная своей работой. Она не только придумала неопровержимые доказательства вины Варвары, но и вела себя правильно. - Все, что знала про нее и янтарного, я рассказала…- после этих слов Вольна осеклась. По оплошности она назвала Бивоя «янтарным». Подслушивая под окном, она запомнила именно эту кличку, поскольку его так называли уже почти все. Вот только, как она поняла, прозвала его так именно Варвара. И именно сегодня. – Все, я все сказала…- поторопилась выправиться Вольна, пока никто не заметил ее ошибки.
 
- Ну хорошо…Ступай отсюда…

Подхватив подолы, Вольна направилась к выходу, по пути ощущая на себе неодобрительный взгляд Рёрика. Она поняла, что позже он ввалит ей, как следует, за эти ее неожиданные откровения. Вероятно, он все же как-то догадался, что она все придумала. Либо он заметил ее промах, либо как-то почувствовал, ведь он так хорошо ее знает. А чего он хотел от нее?! Обещал жениться на ней, а сам до сих пор никак не развяжется с Варварой!

По пути Вольна столкнулась со стражником. Он как раз принес какие-то новости.

- Ну что там? – кивнул Рёрик брежатому.

- На воротах сказали, что еще утром Васса отбыла вместе с торговцем, который привозил ткани, - доложил страж.

- Вот варежка, - прошипела Вольна уже у сеней, подразумевая хитрую Вассу.

- Ну все ясно нам. Иди, - отпустил Рёрик стражника.

- Коли так, то начнем двигаться к заключению…- взял слово Арви. – Поменялось ли в ваших сердцах что-либо после выступления данной свидетельницы? Надежа? – Арви торопился вырубить сперва самых ярых защитников Варвары.

- Ну я теперь даже и не знаю...- замялся Надежа. – Так-то трудно понять…

- Бойко? Что скажешь ты? – Арви еле сдерживал улыбку на своих медовых устах.

- Ну если порассуждать, то все возможно, - Бойко не осмеливался прилюдно ставить под сомнения слова любимой женщины князя. Но при таких обстоятельствах настаивать на своем было бы уже нелепо. – Хотя, я думаю, что не всем свидетельствам следует верить всецело…Тем более, что мы не слышали вторую женщину…- Бойко имел в виду Вассу. – Если она подтвердила бы рассказ, то это другое дело…

- Мы не слышали второй женщины. Но княгиня сама сказала, что та подтвердит слова заслушанной нами свидетельницы…- вспомнил Нелюб, который попросту не понял иронии Варвары. То ли это произошло в силу его возраста, то ли в силу его склада, но он истолковал ее слова в буквальном смысле. 

- Это связано с тем, что княгиня понимает – при таких доказательствах отпираться безполезно, - Арви был рад, что нашелся Невер, который сделал всю работу за него.

- Я просто пошутила…- мрачно отозвалась Варвара.

- Разве мы на ярмарке, чтобы потешаться? Это все сомнительно…Ну так, Бойко…Выскажись уже яснее. Каков твой приговор. Или ты не доверяешь показаниям последнего свидетеля…- надавил Арви.

- Ну как можно…- всколыхнулся Бойко, который испугался признать, что не поверил Вольне. – Доверяю. Вполне…

- Ну раз доверяешь, то и обсуждать нечего…- заключил Арви. - Мирен…- крутанувшись на пятках, тиун обратился к самому молодому боярину. – Твое слово…

- Получается, что княгиня виновна, - Мирен не жил на княжеском дворище и не был в курсе сплетен. Он лишь расценивал все доказательства, выделив самые веские, к которым относился и рассказ Вольны.

- Ингвар, - Арви развернулся к рыжему, - кажется, ты еще не высказал свое отношение к делу…Мы слушаем тебя…

- Ну…- запнулся рыжий. – Я бы поверил нашей княгине. Если б не рассказ Вольны…

- Хельми? Что думаешь ты? – Арви обратился к мечнику, который давеча почти застукал собственную жену в объятиях новгородского молодца. В его ответе тиун особенно не сомневался. Во-первых, потому что тот сам стал жертвой обмана. А во-вторых, потому что большую часть года отсутствовал, то собирая дань, то выполняя еще какие-то поручения князя. – Выразись.

- Очевидно, виновна, - согласился Хельми с мнением большинства. Ему сейчас вообще было не до разбирательств. К тому же, глядя на Варвару, он удивительным образом обнаружил, что она и его неверная супруга поразительно похожи между собой. Раз они схожи внешне, то и все остальное в них одинаково!

- Ньер? Что скажешь ты? – Арви качнулся на мысках своих блистающих сапог.

- Я уже все сказать, - скупо ответил старший дружинник.

Арви не стал давить на Ньера, поскольку это было бесполезно. Но и без его мнения тут имелось предостаточно тех, кто осудил Варвару.

- Подавляющее большинство нашло, что княгиня виновна в предъявленных ей обвинениях, - Арви показалось, что в его ушах зазвучала праздничная музыка. Это победа! Совершенно внезапный, непродуманный оговор Вольны помог Арви выиграть бой, который он держал в этой гриднице с самого утра. И чуть было не проиграл его! Но все оказалось так легко. Легко поверить в дурное. Даже если оно столь несообразно, как поцелуй в конюшне при всех конюхах и прочих слугах!
 
Варвара больше не могла унимать своих чувств и заплакала. Неужели со стороны можно решить, что она такая, какой ее описали Арви и Вольна? Неужели никто не поверил ей?!..

Неожиданно для всех заплаканная Варвара вдруг вскочила на ноги и бросилась к Рёрику.

- Сидеть на месте, - предупредил ее князь грозно, отчего она даже запнулась.

- Боюсь, княгиня, что мы еще не закончили…- Арви успел вырасти на пути у Варвары. Он не стал хватать ее за руки или возвращать за шиворот на ту скамейку, на которой она настаивала. Подобное почти никому не позволено. Но он ясно дал ей понять, что подбежать к князю и грохнуться ему в ноги со своими мольбами у нее не получится. – Итак, почти все мы единодушно пришли к выводу, что княгиня виновна в прелюбодеянии, - Арви был очень доволен, как хитроумно подал свою мысль. Вроде как с одной стороны «почти все», с другой – «единодушно»! – Остается не менее важная часть нашей встречи - измыслить наказание для виновницы. Наказание, понятное всему Новгороду, а также нашим соседям.

После этих слов Варвара зарыдала в голос. Она пыталась утереть слезы краем платка, но их становилось все больше. Они будто брались из реки, а не из ее глаз.
 
- Нет, все не так…- плакала Варвара, уронив голову на руки.

Арви окинул взором рыдающую и понял, что ему совершенно не жаль ее. Хотя выглядит она несчастной. Впрочем, что и понятно...Ее лисьи увертки не сработали. Слишком долго она водила за нос все это княжество во главе с его правителем! И истинное ее лицо теперь открылось всем!

- У кого имеются уместные к случаю предложения? – заложив руки за спину, Арви качнулся на мысках. Теперь он уже был совершенно спокоен. И счастлив. Что бы они сейчас не предложили, все будет очень хорошо. Пожалуй, сегодня он заслужил кружечку горячего сбитня с медом и кореньями.

- Я думаю, нужно последовать древней традиции и закопать неверную в землю, - высказался Нелюб.

- Почва замерзла, хотя…С этим можно сладить…- пришел к выводу Арви.

- Надо отрубить ей голову, чтобы не мучилась слишком долго, - предложил Невер.
 
- Но она должна помучиться! – возразил Руслав. – Иначе каков смысл наказания?! Прочие женщины должны на ее примере усвоить, что изменять мужьям не только скверно, но и опасно!

- Ну тогда можно сначала побить ее палками, а уже потом отрубить голову, - предложил промежуточный вариант Нелюб. – Если нужно, можно немного подержать в земле перед этим.

Если б речь шла не о ней самой, Варвара бы, наверное, уже хохотала б над этими разнообразными предложениями и преимуществами в поддержку каждого. Но сейчас, понимая, что все это не шутки, она лишь выла уже не своим голосом, даже не поднимая головы с колен. Она хотела бы вести себя как-то иначе: более мужественно, достойно великим предкам…Но все, что тут обсуждалось, повергало ее в трепет.

- Хельми, кстати, а что сделали с твоей женой? – полюбопытствовал простодушный Надежа, утром начавший слушать эту историю из уст Ингвара. – Ее тоже казнили? Или она пока ждет своей кары?

- Ее уже наказали, - ответил Ингвар вместо Хельми, поскольку последний не собирался давать пояснений касательно своей неверной супруги, опозорившей его на всю жизнь вперед. – Ей отрезали кончик носа…

- А? Нет! Я же не виновата! - вскрикнула рыдающая Варвара, глядя с ужасом на всех этих извергов. После жуткой подробности об участи жены мечника, она утратила остатки отваги.

Она ничего не знала о том, что жену Хельми почти застали на месте преступления. Но, как бы там ни было, Варвара не одобрила бы столь суровое наказание для жены мечника, даже если бы точно знала, что та виновна. Все это несправедливо! Эти разглагольствующие об ее наказании мужи, каждый по сто раз изменяли своим женам, но их носы никто не трогал! У иных тут вообще не одна супруга, а две, как у Руслава, или три, как у Бойко. Не учитывая наложниц, которых никто не считал. Но это все, разумеется, ничего. Главное, что жена Хельми должна понести наказание!

- А что если нам изгнать ее? – предложил Мирен. – Это будет суровым наказанием. Но мы избежим кровопролития. Она не получит ничего, кроме одежды, посоха и куска хлеба на дорогу.

- И все?! – взбунтовался Руслав. - Тогда уже завтра из наших домов схлынет половина женщин! С нашим имуществом! Предварительно обесславив нас самих, развратившись с какими-нибудь хлыщами!

- Можно применить пускание ко дну, - предложил Невер. - Женщины иногда ходят топиться сами. Так что это вполне бабий путь покинуть земную сень. Рубить нос или сажать ее на кол я бы все же не стал. Мы все-таки не нелюди какие-то…

- Кстати, это неплохая мысль, - поддержал Аскриний.

- Нет, это все не то, - Рёрик потер затекшую шею. – Случай особенный. Моя жена - не какая-то обычная женщина. К ней неприменимы рядовые наказания…Высокое происхождение княгини требует от нас более надежного средства, нежели тут были перечислены. Скажем, Суд Богов…Или как там ты это называл?..

- Э…Оrdalium…- Арви даже подвернул ногу. Он никак не ожидал, что Рёрика не устроит привычное наказание. Зачем ему понадобилось еще что-то измышлять?! Скорее уже казнить ее и дело с концом!

- Ну вообще-то да, изменница, которая предала доверие самого правителя, должна быть наказана строже всех! – согласился Нелюб.
 
- Ее пример должен напугать остальных женщин! – напомнил Руслав.

- Действительно, мыслимое ли дело - дерзнуть прелюбодействовать, когда ее муж есмь сам князь! – поддержал и Невер. – Наказание должно запомниться надолго всем, кто придет посмотреть!

- Арви…Ну так расскажи нам уже наконец об Оrdalium. Все, что помнишь…- предложил Рёрик тиуну. – На случай, если кто-то не понял, о чем речь…

- Нег…- позвала безутешная Варвара, снова вскочив с места и, вероятно, собираясь опять броситься к Рёрику.

- Тихо, - строго ответил ей князь.

Варвара опустилась обратно на свою скамеечку, зажав рот рукой. Ее уже трясло от страха. И от волнений она почти ничего не соображала. Несмотря на то, что умереть можно только раз, она уже видела в своем воображении, что ее подвергли сразу всем перечисленным наказаниям. Она была такой спокойной вначале этого проклятого заседания. И вот, до чего они довели ее!

- Оrdalium, - начал Арви не совсем внятно, но потом опомнился и продолжил уверенней, - или поединок в поле…Представляет собой бой в стремлении доказать свою правоту…Если обвиняемый выходит победителем, то считается оправданным…

- Арви, речь идет не об Амвросии, а о Варваре, если ты не заметил…- устало пожурил тиуна Рёрик. – Какой может быть поединок в данном случае? Да и потом, с кем ты предлагаешь сразиться Варваре? Не думаю, что у нас будет много желающих.

- Может, тиун сам сражаться с девочка, - рассмеялся Ньер.

Арви не понравилась шутка Ньера. Но было необходимо продолжать работу.

- В таком случае остаются испытания Огнем или Водой, проводимые под оком самих богов, - продолжил Арви. – Если княгиня выберет испытания Огнем…То должна будет пройти сквозь пламя горящей избы, взять в ладони раскаленное в этом пожаре железо и вынести его на улицу…

- Нет! Не надо!..- снова уронив голову на коленки, Варвара закрылась руками, словно желая спрятаться.

- Либо…- Арви без сочувствия оглядел рыдающую и продолжил, - либо испытание Водой. Княгиня будет обязана опустить руку в кипящую воду и достать со дна сосуда брошенное туда кольцо своего супруга...И буде у княгини не останется ожогов, она будет считаться оправданной, - пояснил Арви. – Для нас ордалии хороши тем, что не требуют особенных подготовок и могут быть осуществлены хоть завтра…

- Кстати, для нас еще важно то, что мы не понесем избыточных расходов! – поддержал Руслав.

Варвара плакала навзрыд, теперь даже не пытаясь сдержаться. Она уже не знала, что и лучше: отрубание головы или Оrdalium.

- Арви, мы не должны более пытаться установить степень вины Варвары, поскольку уже признали ее виновной, - напомнил Рёрик. – Мы не можем противоречить самим себе, выставляя таким образом себя на посмешище. Так что наличие или отсутствие ожогов на ее теле ни о чем нам не скажет. Думай лучше.

- Есть еще один способ…- вспомнил Арви. – Сбрасывание княгини в быструю речку с камнями на ногах, по весу примерно равных самой осужденной. Если боги помогут ей выбраться на берег, будет считаться, что они даровали ей Высшее прощение…

- Сгодится, - утвердил князь, махнув рукой.

- Что? Нет! – вскликнула Варвара, пошатнувшись на скамеечке. – Да я и без камней утону! Я же не умею плавать! Нег, я не умею плавать! – заорала Варвара. – Пожалуйста, только не в воду! – разразилась Варвара новым приступом плача. Она панически боялась воды. Даже стоя на мостике над маленькой речкой, ее охватывал страх.

- Если княгиня невиновна, то ей нечего опасаться простой воды, - желчно заметил тиун, которого последний вариант не очень устраивал. Вдруг эта выскочка выплывет и с камнями?! И при этом на ней не останется даже крохотного шрама!

- Арви прав, - подтвердил Рёрик невозмутимо. - В этом и заключается суть Суда Богов…

- Как бы там ни было, ордалии являются добровольным жестом, - подчеркнул Арви.

- Я могу отказаться?! – сквозь слезы пролепетала Варвара с надеждой.

- Нет, уже не можешь, - ответил Варваре Рёрик.

- Почему она не может отказаться? – не понял Ингвар, повернувшись к Надеже.

- Наверное, если откажется, то будет считаться виновной, - пожал плечами Надежа.

- Ну так мы же выявили, что она и так виновата, - Ингвар запутался вконец.

- Что ж, ваша сегодняшняя работа окончена…- обратился Рёрик к заседателям. - Мы установили истину. Теперь можете все расходиться…Идите…

- Князь, а как же быть с содержанием осужденной до ордалий, которые, разумеется, не будут устроены сегодня? – напомнил внимательный Арви.

- Мы запретим виновнице покидать дворище, - распорядился Рёрик.

- А если она снова что-нибудь выкинет? Постарается сбежать или еще что-то?! – задался вопросом Руслав. – Ее надо заточить. И не в тереме. Бросить в земляную яму к прочим пленникам!

- Она тогда не доживет до ордалий! Замерзнет уже к ночи! – рассудил Ингвар.

- Могу я высказаться? – руку поднял Мирен.

- Давай, - кивнул Рёрик молодому боярину, самому доброму и воспитанному.

- Я думаю, мы не должны кидать осужденную в яму, - начал Мирен, - поскольку так поступают только с мужчинами. Мне кажется, нам следует опасаться быть излишне жестокими. Мы могли бы все-таки оставить ее под замком в ее доме, запретив переступать порог и выходить на улицу. Но при этом ей следует иметь в виду, что ее жизнь больше не принадлежит ей. И тот срок, что ей отмерен, она должна пребывать в безупречности.

- А в случае, если она опять что-то произведет, то будет наказана на сей раз как обычная смертная и окажется лишена милости Суда Богов, - заключил Арви.

- Да, пожалуй, - согласился Рёрик.

Слушатели поднялись с лавок, разминая затекшие спины. Двинулись к выходу, продолжая поиски истины на сей раз между собой. Тема была очень интересной и необычной. И несмотря на усталость, все они были полны азарта обсуждений. Проходя мимо рыдающей Варвары, которая от горя уже потеряла счет времени, большинство судей наградило ее напоследок осуждающим взором.

Видя, что больше никто не стоит между ней и Рёриком, Варвара вскочила со скамеечки и побежала к нему. Она так торопилась, что даже обронила свой платок. Он соскользнул с ее волос и упал на пол.

- Брежатые! – позвал встревоженный Арви, заметив, что Варвара со всех ног несется к Рёрику. Князь, конечно, уже не в силах ее помиловать после всего, даже если пожелает это сделать. Народ не поймет такого милосердия. Но, несмотря на это, тиун не мог чувствовать себя спокойным до тех пор, пока эта женщина скулит на ухо правителю. Надо поскорее запереть ее под замок до самых ордалий, чтоб не убежала!
Запинаясь о юбки, Варвара все же успела домчаться до трона отца, где сейчас был Рёрик. Опустившись возле него, она залилась слезами, уткнувшись носом в его колено. В этот же момент по зову Арви в гридницу ворвались и стражники.

- Ступай, Арви, отдохни. Я доволен тобой, - Рёрик кивнул тиуну на дверь. А потом обратился к верным стражам, - вы тоже тут не стойте…Идите за дверь.

- А как же быть с осужденной? – осведомился Арви, которого раздражал один лишь вид Варвары, уцепившейся за Рёрика обеими руками. Наверно, если б у нее была дюжина десниц, она бы пустила в ход их все!

- Иди-иди, Арви…- повторил Рёрик.

Арви не понял ничего, но увиденное ему не понравилось. Отчего это Рёрик по-прежнему так добр?!

- Пойдемте…- глухо позвал тиун стражей. Он не понимал, что происходит. И это давило на него.

Двери в гридницу наконец захлопнулись. Лишние голоса ушли. А Варвара все никак не могла остановиться. Ее сотрясало от рыданий. И все снова начинало мелькать перед глазами.

- Теперь ты видишь, кто тебе друг…- обратился Рёрик к Варваре.

- У меня есть только ты…- рыдающая Варвара ухватила Рёрика за руку. Орошая его ладонь своими бесконечными слезами, прижала ее к губам. - Я все сделаю, что ты скажешь…Я все сделаю ради тебя…

- Ну хватит. Вставай…- рука и колено Рёрика уже промокли от слез Варвары.

- Нет, - всхлипывала Варвара, у которой не выходило успокоиться даже сейчас, когда из гридницы все ушли. – Я хотела сказать, что…- Варвара замотала головой, вместо дальнейших слов. – Ты только не бросай меня им…Ты защищай меня…– Варвара уже сама чувствовала, как ее разум затуманивается от всех напастей. И она соображает все хуже и хуже с каждым последующим мгновением. - Но я, точно, не смогу никуда плыть…Я вообще не умею плавать!

- Ну как так-то…Что ж ты раньше не сказала?! – на губах Рёрика образовалась улыбка.

- Я же…Я же говорила! Я говорила, что ничего не умею! – всхлипывала Варвара. - В какую реку ты бросишь меня плыть?.. В Волхов?.. Да они же…Да они же все уже завтра запихнут меня в прорубь!..

- Завтра они, точно, не запихнут. Нужна не прорубь, а быстрая речка…Арви же объяснил все тебе…Ну?

- Да, но…Но ведь…Но ведь все речки давно замерзли, - вспомнила Варвара. Ее голос все еще был некрепким, хотя слезы постепенно иссякали. – Как же тогда? Или что…- Варвара подняла на Рёрика чуть проясневший взгляд.

- Весной. Ну? Поняла?

- Да, - прошептала Варвара. Ее слезы стали высыхать. Но сбитое за время плача дыхание мешало ей говорить. Голос все еще дрожал, и она все еще задыхалась.

- Я приду к тебе в пятницу вечером. Да? 

- Да, - Варвара снова прижалась мокрой от слез щекой к ладони Рёрика.

Гл 77 Доказательства http://www.proza.ru/2018/01/19/1378


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.